Добавить статью
9:51 23 Марта 2018 Обновлено 13:51 24 Марта 2018
Бату Хан. Золотая орда в борьбе за геополитические интересы

В ХIII-ХIV века Центральная Азия переживает важные политические события, которые повлияли на ход истории народов и региона в целом. В 1227 году, после смерти Чингиз хана, империя, сформированная им, была поделена между его четырьмя сыновьями и в соответствии с этим были учреждены улусы Джучи, Чагатая, Угедея и Тулуя.

После смерти Чингиз хана, а затем и его преемника Угедея, между владениями четырех сыновей монгольского владыки Джучи (Батыя), Чагатая, Угедея и Тулуя началась открытая борьба за лидерство, за усиление влияния своего улуса в геополитических интересах. Одним из главных претендентов на власть в степи выступал Бату хан, старший внук Чингиз хана, стремившийся взять под контроль все кочевые владения и племена, которые могли бы служить ему верой и правдой, а также помочь в захвате Руси и Западных стран.

Бату хан и его главный темник Ногай действовали согласно геополитическим интересам Золотой Орды. В целях подчинения степных кочевников Бату, сговорившись с отпрысками Тулуя, расправился с потомками Угедея и Чагатая, обвинив их в подготовке государственного переворота. Большинство из них было уничтожено. Т.Джуманалиев пишет, что улусы Чагатая и Угедея были разделены между Бату и Мункэ ханом, старшим сыном Тулуя. Граница их владений проходила по степи между Таласом и Чу, к востоку от Александрийского хребта [47. - C. 382.]. Восточный Туркестан, Кульджинский край и Семиречье были подчинены верховной власти великого монгольского хана [47. - C. 382.].

После смерти Бату хана политику по усилению Золотой Орды продолжил его главный темник Ногай, который практически превратился в соправителя, управляя государством с помощью своих ставленников и марионеточных ханов. В результате вскоре все племена Дашти Кыпчака, Семиречья и Саяно-Алтайского края были вовлечены в политические процессы, инициируемые Золотой Ордой. Это государство постоянно пыталось привлечь на свою сторону все больше восточных кочевников, которые стремились отколоться от власти всемонгольского хана Хубилая и добиться независимости. Золотая Орда не столько стремилась к независимости, сколько пыталась стать одной из главных держав или империй на евразийском пространстве.

В XIII веке в целях усиления влияния среди степных кочевников правители Золотой Орды разрешили учредить новое государство на совместном курултае потомкам Угедея и Чагатая. В свою очередь, это привело к усилению борьбы между Золотой Ордой и всемонгольским ханом Хубилаем за людские ресурсы. На съезде в долине реки Талас в 1269 году потомки Угедея и Чагатая своим всеобщим ханом объединенного улуса избрали Хайду, внука Угедея. Золотая Орда активно поддерживала новоиспеченного владыку Хайду хана [47. - C. 384.]. Тем самым, Золотая Орда стремилась полностью вовлечь в орбиту своих геополитических интересов все племена Саяно-Алтайского края, в том числе, племена улуса Хорчи бахринов, чериков, кыргызов, князя Наяна и других. По данным исторических источников, сразу же после порвозглашения государства Хайду первыми к нему пришли племена улуса Хорчи бахрины, черики, а чуть позже все роды этого улуса оказались на Тянь-Шане и Семиречье. В целях объединения с Хайду ханом улус князя Наяна восстал против Хубилая. Хайду хан, чтобы объединиться с алтайскими и енисейскими кыргызами, постоянно посылал на восток свои войска.

Однако Хайду хану было трудно противостоять всемонгольскому хану Хубилаю, который, чтобы не дать енисейским и алтайским кыргызам объединиться с силами Хайду, всячески усиливал кыпчакского полководца Тутука и подавлял восставших мятежников [179. - C. 80-81.]. Хубилай также распорядился переселить кыргызов вовнутрь страны в степи Западной Монголии и Маньчжурии. В 1277 году большая часть кыргызов была насильно переселена в центр вновь созданного округа Чжаочжоу в Западной Монголии. В 1293 году на бывшие земли мятежного князя Наяна были переселены племена усухань, ханас, цзилицзисы (кыргызы). Другая группа кыргызов, проживавшая в местности Чжирхэхусотай, была переселена в район Хэсыхэ в провинции Ляодунь, находящийся на юго-востоке Маньжурии [85; 179. - C. 157-158.].

В целом, в XIII-XIV века, как указывали источники, кыргызы постоянно вовлекались в политические интриги Золотоордынских ханов, что могло создать благоприятные условия для начала нового витка миграции енисейских и алтайских кыргызов на Тянь-Шань.

В XIII-XIV века в источниках сообщалось о кыргызских и родственных союзных им (тюрко-монгольских) улусах в Тянь-Шано-Саяно-Алтайском регионе. Это – улусы Хорчи, Салучи-Булгачи, Анга Торе, Тайбуга, Угэчи Кашка. Все они располагались рядом с улусом Джучи, Чагатая и Угедея. Племена, входившие в вышеназванные улусы, могли принять непосредственное участие в формировании государств чингизидов, особенно, Золотой Орды (Ак Орды, Кок Орды), Чагатайского улуса, государства Хайду и Моголистана.

Отметим, что С.Ахсикенди – не первый историк средних веков, который рассказывал о существовании тесных этнических контактов и этнополитических связей кыргызов с Золотой Ордой. Об этом писали Утемиш Ходжа, Ибн Вали. Как уже выше отмечали, Утемиш Ходжа и С.Ахсикенди писали о союзе Токтамыш хана с племенным союзом аз-ширинов, куда входили аз-ширины, кыпчаки, бахрины, аргыны. В обоих сочинениях рассказывается борьба Токтамыш хана и его союзников против Мамая, захватившего власть в Золотой Орде. Ученые отмечали, что у вышеназванных обоих авторов был один источник. Однако, в отличие от первого, С.Ахсикенди написал о союзе аз- ширинов более шире, оформил в эпической форме, включил свой рассказ эпос «Манас» с указанием эпических имен вышеназванных родов, выступающих в качестве союзников Манаса. Т.е., по С.Ахсикенди, аз-ширины, бахрины, кыпчаки и аргыны являлись потомками населения средневековой области Каркырахан в Южном Алтае и Каркыра в долине реки Талас. Данные сведения С.Ахсикенди находили подтверждение в ногайских преданиях, где кыргызы также локализовывались на юго-восток от Золотой Орды. Т.е. в Или-Таласской долинах и Южном Алтае, о чем будем говорить чуть ниже.

Однако следует отметить, что есть сведения отдельных источников, подтверждающие о проживании кыргызов в центральных районах Золотой Орды. По информации Ибн Вали, кыргызские племена, проживавшие в Астраханском вилайете, дважды поднимали восстание после смерти Абай хана, внука Бату-хана (1227-1255 гг.). Здесь нам также следует не забывать, что племена союза аз-ширинов вошли в состав улуса Джучи еще до раздела империи Чингиз хана между его четырьмя сыновьями. Согласно Э.Челеби, еще при Джучи аз-ширины добились статуса брачующего рода в улусе старшего сына Чингиз хана. Э.Челеби по этому поводу писал: «Всего в Крыму 40 бейликов. Первый среди беев – орский бей, который пребывает на самой границе. Он является обладателем знамени и барабана. Иногда этот бейлик отдают казак-султанам.

Затем следует Ширин-бей, по закону являющийся предводителем 20-ти тысяч боеспособных конных татар. Ширин-беи происходят от ханских дочерей и принадлежат к роду Чингизидов. Эти Ширин-беи раньше ханов завладели Крымом. Потому что, когда Джучи-хан захватывал Крым, первым в Крым вошли, и, разя мечом, захватили его Ширин-беи. Джучи Герай-хан I отдал этим газиям своих дочерей – чистых звезд, и это стало законом Джучи-хана. Все крымские ханы отдают своих дочерей за Ширин-беев. Поэтому они являются свойственниками ханам» [184.].

Джучи унаследовал земли племен, в основном покоренных им самим, что и послужило обоснованием для формирования его улуса. Джучи совершил два похода на Север. В источнике отмечается, что «после рассматриваемого похода «Лесные народы» были жалованы (отданы в подданство) Чингиз ханом Джучи» [162. - С. 119; 103. - С. 184.]. В первом походе в 1207 году он подчинил енисейских кыргызов, которые добровольно сдались царевичу. В 1218 году Джучи был отправлен Чингиз ханом на Север для подавления восстания туматов, кыргызов и др. Джучи перешел Селенгу по льду, добрался до притока реки Усы в Верхнем Енисее, после прошелся вниз по течению реки, где напал на кыргызов. Войска Джучи дошли до Оби и повернули назад. Джучи подавил восстание и подчинил теленгутов, живших к западу от енисейских кыргызов.

Отметим, что клановая структура государства указывает на то, что племена аз-ширинов входили в правящую элиту Золотой Орды. В научной литературе представители племен союза аз-ширинов представляли правящий клан не только в Крымском ханстве, но и в Казанском, Касимовском ханствах. По мнению ряда ученых, «правящая племенная конфедерация в Большой Орде – прямой наследнице кочевой части населения Золотой Орды, состояла из кланов Кыйат, Салжигут, Конграт и Мангыт. Но в синхронном Крымском ханстве, как и в ханствах Казанском и Касимовском, политическое ядро государства образовывала конфедерация кланов Ширин, Барын, Аргын и Кипчак» [66. - С. 30.].

По данным источников, Батыю от его деда достался ряд его полководцев с четырьмя тысячами войска. Это были Байку нойон, глава хушинов, Мунгур/Мунгеур нойон, глава сиджиутов (салжигутов), и Кутан нойон, глава кингитов [55. – С. 405; 64. - С. 36]. По данным Рашид ад-Дина, Чингиз хан еще при жизни своего эмира Байку вместе с войском отдал Джучи. Байку ведал правым крылом его войска [55. – С. 405; 147. - C. 172; 148. – С. 274; 64. - С. 36]. В «Дафтар-и Чингис-наме» (XVII в.) Байку упоминался под именем Майкы бия как глава рода уйшын. В источнике уйшын Майкы би показан как значительное лицо, восседающее по правую руку от Чингиз хана [51. – С. 17]. Кроме того, он там фигурирует как предводитель племени уйшын, получивший от этого хана отличительные знаки племени (дерево – карагай, птицу – кара кош, клич – салават, тамгу – серьга, кольчугу – сыгыр [64. – С. 36-37].

В источниках и генеалогических преданиях отмечается о немаловажной роли и месте кыргызских предводителей и кыргызов в Золотой Орде. Согласно «Дафтар-и-Чингис намэ», некий Калдар бий вместе с Майкы бием упоминались в числе имен князей, оказавших помощь Чингиз хану стать ханом. Калдар бий смастерил телегу для Чингиз хана. Его связь с телегой говорит о его принадлежности к племени канглы (высокие телеги). В родословной башкирских кыргызов их общим предком упоминался некий Калдар бий или Кандыр бий (канглы; он же Коркут Ата) [182.].

По мнению А.Мокеева, данные Ибн Вали об астраханских кыргызах дополняли сведения, сохраненные в народных преданиях кыргызов. Согласно им, в более древние времена предки каракольских (иссык-кульских) кыргызов проживали в Астраханских степях, откуда в незапамятные времена переселились в горные районы Ферганской долины. Горную местность, где кыргызы жили, сами они называли Андижанскими горами. А.М. Мокеев, сопоставив данные источников, предположил о возможной миграции кыргызов через Ферганскую долину на южные склоны Тянь-Шаня, в частности, в районы Нарына и в бассейн озера Иссык-Куль [124. - C. 158.].

С.Ахсикенди в своей книге писал о городе Булгар, который находился в тесных этнополитических связях с моголами и кыргызами Моголистана. По информации автора сочинения в числе союзников Токтамыш хана и кыргызов были- правитель Булгар Кара Хусеин, его сын (правитель Сыгнака) Кара Ногай и его внуки Бакир Ходжа-Ахмед и Коку-мурза [16. -С. 5-52]. С. Ахсикенди сообщает, что после того как моголы проиграли сражение Амиру Тимуру, часть их бежала в Булгар, ищя там защиты. Связь кыргызов и моголов с владением Булгар дает право видеть в моголах кыпчаков, которые всегда упоминались вместе с кыргызами и жили в соседстве на Алтае в домонгольский период. По данным источников кыпчаки считались брачующим родом с Домом чингизидской династии в Моголистане.

Отметим, что еще С.М. Абрамзон указывал на упоминание в кыргызских санжыра названия страны Булгар, из которой переселились такие племена как жетиген, кушчу, куркуроо, проживавшие в долине реки Талас. Он же отмечал, что некоторые кыргызские племена, живущие в Таласе, жетиген, саяк в пятидесятые годы ХХ века, как и их предки, назывались астархан-ногой [2. Абрамзон - C. 76.]. Нами обнаружен ряд кыргызских племен, входивших в состав ногайской орды, азк/азы, азыки, колгин/кылжыр, кушчы/кушчу, каз/каш, каш керен, багыш, коьбек салду улу/солто [157. - С. 387] и другие.

Следует отметить, что в версии эпоса «Манас» С.Ахсикенди обнаруживались имена многих могущественных личностей ханов, главных темников, Золотой Орды, начиная с эпохи Бату хана, что также может служить свидетельством участия и активной роли кыргызов и кыргызских племен в политической жизни данного государства. Известный кыргызский этнограф И.Б. Молдобаев как манасовед интересовался тем, что в версии эпоса «Манас» С.Ахсикенди обнаруживались имена многих могущественных личностей ханов, главных темников, Золотой Орды [131. - C. 82.] По его мнению, в книге С.Ахсикенди, наряду с эпическими героями – Манасом, Якуб-беком, Жолоем, упоминались реальные исторические лица, правители Золотой Орды – Тимур-ходжа (1361 г.) Токтамыш хан (1376-1377 гг. и вторично 1380-1398 гг.), Тимур-Кутлуг (1396-1399 гг.) и другие. Для наглядности обратимся к следующему отрывку из этого сочинения: Сейид Далал ад-Дин определил Тимур ходжу (на службу – И.М.) к Токтамыш хану, дал Тимур ходже Ульмас Кулан, Манаса сардаром сделал, Токтамыш хан для Манаса город построил, назвал тот город Манасия». Если идентифицировать Сейид ад-Дина с реальным ханом Золотой Орды Джелал ад-Дином (1411-1412 гг.), то в отрывке упомянуты три правителя этого государства разных лет. Здесь упомянуты и другие исторические лица этого времени» [131. - C. 82.].

Причем исторические личности эпические герои, упоминаемые С.Ахсикенди Токтамыш хан, Анга Торе, Салучи-Булгачи, Манас, Ак Тимур Кыпчак и другие являлись союзниками и им оппонировали хан Золотой Орды Сарай Мамай (1360-1380), Белой Орды Пулад (1407-1411 гг.), мангыт Джамгырчи (астраханский владыка 1546-1547 и 1550-1554) и другие. Здесь же отмечались имена золотоордынского хана Гийас уд-Дин Тохтак хана (1291-1312), мангыта Едиге (1396-1411 гг.), выступавших как главные герои великого кыргызского сказания [131. - C. 82.], а в поздних версиях эпоса имя главного темника Ногая (1266-1300).

Однако, несмотря на вышеотмеченные обстоятельства, из-за отсутствия полного перевода, а также плохой изученности источника, ученые не смогли глубже проанализировать сведения, отраженные в книге С.Ахсикенди «Маджму ат-Таварих», политические события и процессы, запечатлившие борьбу за власть в Золотой Орде в XIII-XV века. Большие сомнения вызвала попытка И.Молдобаева разобраться с одним из главных сюжетов сказания о смерти Манаса. Согласно одной из версий сказания, кара калмак Токтак, сын Кыянку, выстрелом из лука в голову убил Манаса [126. - C.80.]. Манаса похоронили в местности Баяндынын Талаасы [126. - C.80.].

Как нам кажется, гипотеза И.Молдобаева о возможной гибели Манаса от рук главного полководца Хубилая Тутуха, не может не вызвать сомнения. И.Молдобаев сравнил имя убийцы Манаса Токтака с полководцем монгольской армии кыпчаком Тутухом, которого Хубилай в то время стал всячески усиливать, опасаясь объединения енисейских кыргызов с Хайду ханом. В 1292 году Тутух разграбил район Алтайских гор, посетил на обратном пути г. Кара Корум. Затем по приказу Хубилая, чтобы покорить енисейских кыргызов, прошел по льду и достиг реки Кем. Тутук покорил все пять кыргызских племен и разместил в их юрте монгольские войска, чтобы охранять их» [126. - C. 80.]. Отсюда И.Молдобаев полагает, что «Возможно, в этих столкновениях был убит какой-то предводитель кыргызов, сведения о котором в последующее время преобразовались в эпическую информацию. Совпадает в данном случае и место смерти эпического Манаса со смертью любого кыргызского предводителя того времени. Ведь местность Баян талаа находится также в нынешней Туве в верховьях Енисея» [126. - C. 80.]. Далее он отождествил название местности Баян-Талаа с местностью Баян Талаа Ховузу в Туве, где по показаниям стариков … издревле жило основное ядро тувинцев (монгушы, кыргызы, куулар)» [126. – С. 125.], а западномонгольский гидроним «Барык» – с названием эпического народа Барык Балакчан эли, отраженным в радловской записи эпоса «Манас» [126. – С. 125.].

Здесь же отметим, что интерес также представляла информация о построении Токтамыш ханом города Манасия в честь Манаса. Как нам кажется, на роль города Манасия могут претендовать три города – Астрахань, город Манас в Монгольских степях и Андижан. По сведениям булгарских источников, город Астрахань (Ходжи Тархан) существовал еще при владыке волжских булгаров Чилбере, а в период Амир Тимура, последний в этот город посадил наместником Манаса. Возведение города Манас в степях Монголии, несомненно, могло быть связано с кыргызами, которые жили там с эпохи Кыргызского Великодержавия. В книге С.Ахсикенди и поздних версиях эпоса «Манас» город Андижан признан как один из главных городов кыргызов или как город-резиденция хана кыргызов Манаса.

Однако следует отметить, что более справедливо сюжет об убийстве Манаса сравнить с событиями в Золотой Орде второй половины XIII века. После смерти Бату хана в Золотой Орде усиливается влияние главного темника Ногая, который по своему усмотрению менял и ставил марионеточных ханов. Ему удалось сменить пять ханов.

Биография главного темника Золотой Орды созвучна с жизнью эпического героя Ногая в эпосе «Манас». Ногай начал свою политическую карьеру с должности главного темника Батыя. Эту должность он занимал при его преемниках – Берке (1257-1266 гг.), Менгу-Тимура (1266-1280 гг.), Туда-Менгу (1282-1287 гг.), Тула Буга (1287-1291 гг.), Токтака (Токтай, Токтогу, 1298-1312 гг.). С 1262 по 1269 годы Ногай был отправлен против его основного врага Хулагу (1256-1265 гг.) сначала Батыем, а затем Берке в Персию и Закавказье.

Возвышение главного темника Ногая началось при золотоордынском хане Менгу-Тимуре. После внезапной смерти Менгу-Тимура (1280 г.) Ногай усилил свое влияние в Золотой Орде и превратился в фактического соправителя. С 1280 года идет распад государства на две части. В 1291 году при поддержке Ногая на золотоордынский трон взошел Гийас уд-Дин Токтак (или Токтогай, Токта, 1291-1312 гг.), сын Менгу-Тимура. Однако, новоиспеченный хан вскоре стал выступать против Hогая. Ему удалось разбить силы Ногая в битве при реке Буга. Ногай был убит Токтаком в 1300 году, тем самым было восстановлено единство Золотой Орды.

В связи с вышеизложенным мы полагаем, что Ногай мог выступать в качестве собирательного образа в эпосе «Манас» в монгольский период. Ногай был чингизидом и союзником кыргызов, а в «Манасе» главный герой Манас принадлежал господствующей династии и аристократическому роду кыргызов. В связи с этим Ногай мог выступать прототипом собирательного образа хана кыргызов Манаса. Ногая убил золотоордынский хан Токтак, а в «Манасе» хана Манаса убил Токтак, сын Кыянку из кара калмаков. Можно провести параллель между Токтаком, сыном золотоордынского хана Менгу-Тимура, и Токтаком, сыном Кыянку.

Главный темник Ногай воевал с Хулагу, а в поздних версиях эпоса «Манас» главным противником кыргызского хана Манаса выступал Алооке (эпическое имя чингизида) [135. - С. 106.]. Весьма любопятно, что основная причина противостояний между Золотой Ордой и Хулагу очень схожи с сюжетом, описанного о событиях после смерти Манаса в поздних версиях эпоса «Манас». Одной из главных причин вторжения Хулагу на Золотую Орду явилась вопрос о престолонаследии. После смерти Бату, узнав о том, что его законный наследник Берке находится в Бухаре, Хулаги пошел походом на Золотую Орду. С помощью Ногая, молодой царевич Берке срочно пребывает в Золотую Орду, выступил против Хулагу, войско противника было разгромлено. Враг отступил. В «Манасе» после смерти Манаса в Ставке разгорается интрига по поводу престолонаследия. Козкоманы, оппозиционная группа родственников Манаса воспользовавшись тем, что законный наследник, правнук Ногая Семетей, еще не достиг зрелого возраста, пытались захватить власть. Вдова батыра Каныкей вместе с новорожденным сыном Семетеем бежала в Бухару к своему отцу Атемиру, где и вырос Семетей. Возвратился в страну после достижения зрелого возраста.

Отсюда можно полагать, что в эпоху главного темника Ногая в «Манасе» были заимствования отдельных событий из биографии и жизни деятельности главного темника Золотой Орды Ногая. «Манас» превращался в кыргызско-золотоордынский эпос, где рассказывались события, связанные с кыргызами в период двоевластия в Золотой Орде.

Весьма любопытно, что в эпосе «Манас» время расправы Ногаем совпадало с периодом двоевластия в Золотой Орде, а также разгрома союзников Золотой Орды и государства Хайду княжества енисейских кыргызов, войсками всемонгольского хана Хубилая.

В таком случае, становится более реальным видеть в золотоордынском хане Токтаке, главном виновнике смерти Ногая, эпического Токтака, убийцу главного героя Манаса в кыргызском сказании. Очевидно, что интриги между Токтаком и Ногаем происходили из-за увеличения численности мангытов и кыргызов в Золотой Орде и усиления влияния главного темника, поскольку в эпоху Хубилая часть енисейских кыргызов, не желавшая быть переселенной в другой регион, бежала на запад в Золотую Орду, а часть ушла к Хайду хану на Тянь-Шань. Ногай для усиления своего влияния опирался на кыргызов в Астраханском вилайете, и всегда вовлекал их в политические процессы в Золотой Орде. В результате в Золотой Орде установилось двоевластие, что не было в интересах Токтака. Это вызвало беспокойство Токтака и других князей орды, опасавшихся захвата власти Ногаем. Это говорит о том, что убийство Ногая было неслучайным.

Очевидно, в период двоевластия кыргызы и часть мангытской аристократии были на стороне Ногая. В связи с этим главный темник Ногай за свои заслуги перед народом Золотой Орды остался в памяти как кыргызского, так и ногайского этносов. После смерти Ногая мангытов, конгратов, узов (асов), кыргызов (колгин) и другие тюркские племена, составлявшие ядро мангытского улуса, стали называть ногайцами.

Ввиду этого, после смерти Ногая ту часть мангытов, которая последовала за Едиге, стали называть ногайцами, а другая часть мангытов, которая осталась на прежних землях, вошла в состав кыргызов и приняла их этническое имя. Отметим, что огромное внимание личности золотоордынского главного темника Ногая и этнониму «ногой» уделялось и в более поздних версиях эпоса «Манас». В нем кыргызы называли себя потомками Ногая. Народ ногой выступал союзником кыргызов [110. – С. 53], термин «ногайский юрт» применялся для обозначения их страны. Практически во всех поздних версиях эпоса персонаж Ногай [108. - C. 33] выступал в качестве деда хана кыргызов Манаса. Отдельные кыргызские вожди и племена свое генеалогическое древо связывали с Ногаем и ногайцами [183.]. В рассказах о Манасе можно заметить существование двух ветвей кыргызов – тяньшаньской и ногайской. Например, по сведениям Г.Франела (1849 г.), кыргызы долины реки Или считали «себя потомками ногайцев, будто бы кочевавших тут до них. Киргизбай – родоначальник их, с двумя сыновьями, Атыгеном и Тагаем, удалился от притеснения ногайских князей, Манаса и его сына Семетея, с берегов Или в горы, лежащие на юг» [34. - С. 301.].

Казахский ученый Ж.Сабитов [153. - С. 577-590], проявляя большой интерес к «Маджму ат-Тавариху», выразил согласие с нашим мнением о том, что «Манас» в монгольскую эпоху, заимствуя и пополняясь новыми событиями из истории улуса Джучи, превращался в золотоордынский эпос [6. - С. 280.]. Он пишет: «Примечательно, что сведения «Маджму ат-Таварих», подтверждаются самим эпосом «Манас». В.М.Жирмунский на основе разных списков эпоса «Манас» отмечает связи Манаса с Токтамышем и Идегеем [53. - С. 73-76], что подтверждает данные «Маджму ат-Таварих». Более того, эпос «Манаш» встречается у ногайцев [158. – С. 72]. А.И.-М.Сикалиев переводит имя Манаша как людоед [158. - С. 99], хотя такой перевод является довольно спорным, но, судя по всему, Манаш – это один из вариантов написания имени Манас. А.И.-М.Сикалиев не раз упоминает данный эпос [158. - С. 126, 153, 168], при этом отмечая, что долина Иртыша была владением ногайского мурзы Манаша, а соседний народ хотел прогнать его оттуда [158. - С. 166]. Манаш также называется как Эртиш Бойлык Эр Манаш (Батыр Манаш из Иртыша), также у него отмечается наличие двух детей Саид-Ахмеда и Туякбая [158. - С. 195]. Саид-Ахмеда можно отождествить с Сейтеком, внуком Манаса, согласно кыргызской эпической традиции. У казахов встречается также эпос «Манашы» [19. - С. 393-394] и Туякбай Манашыулы (сын Манашы) [19. - С. 287-308] в рамках большого эпоса «Сорок батыров Крыма», который в XVIII веке пришел к казахам от ногайцев [153]. Таким образом, подтверждается версия о том, что Манас был тесно связан с золотоордынскими кочевниками и ханами. Судя по эпическим данным, Манас был из кыпчаков, жил на Иртыше, на границе восточных владений Улуса Джучи и алтайских кыргызов в эпоху Токтамыша и Идегея» [153. - С. 577-590].

Отметим, что в эпоху Великого Кыргызского каганата степные просторы расположенные на западе от Ангары назывались Каркыраханом, а в период рассцвета кимако-кыпчакского государства Команией. В этих государствах этносообразующими и государствообразующими племенами были кыргызы, азы, канглы, кимаки, кыпчаки, также другие тюрко-огузские и тюрко-монгольские объединения. Если исходить из исторической последовательности, то в эпоху Великого Кыргызского каганата эпос «Манас» являлся идеологической основной Кыргызской империи, а в кимако-кыпчакском государстве «Манас» становится великим сказанием страны Комании. В монгольский период эпос «Манас» служил в качестве идеологической основы Золотой Орды, как одного из центральных княжеств на западных землях Монголии, которая по своей воле вершала историю и судьбы народов западных стран. В данный период «Манас» использовался для решения определенных идеологических задач: признание власти чингизидов и главного темника Ногая в Золотой Орде, особенно Токтамыш хана; признание статуса соучредителей Золотой Орды за кыргызами, канглами-команами, аз-ширинами, баринами, кыпчаками, аргынами; признание улусов Анга Торе, Салучи Булгачи, Кыргыз, Бахрин как соучредителей государства Моголистан.

Поэтому версия эпоса «Манас» С. Ахсикенди, в первую очередь, представляет продолжение истории государств кераитов Ван хана и империи Чингиз хана. В нем центральными государственными образованиями становятся Золотая Орда, Моголистан и владение Каракыра с центром в Таласе. «Манас» был посвящен истории чингизидов Золотой Орды, особенно Токтамыш хана, а также главного темника Ногая (1227-1300). И соответственно были заимствования отдельные события из биографии и жизни деятельности главного темника Золотой Орды Ногая (1227-1300) и Хайду хана. «Манас» превращался в кыргызско-золотоордынский эпос, где рассказывалась история кыргызов, канглов-команов, ногайцев в политической жизни Золотой Орды эпохи. Очевидно, в данном случае, под ногайцами следует понимать не только собственно мангытов, но и племена союза аз-ширинов-аз-ширинов, бахринов, кыпчаков и аргынов.

Отождествление главного темника Ногая с эпическим Ногаем позволяет рассматривать основные сюжеты «Манаса» в исторической последовательности.

Отметим, что еще при жизни Ногая Золотая Орда разрешила потомкам Угедея и Чагатая образовать новое государство на Тянь-Шане во главе с Хайду, который был коронован в долине реки Талас в 1269 году. Хайду, чтобы противостоять Хубилаю, с первых дней стремился объединиться с алтайскими и енисейскими кыргызами.

В «Манасе» С.Ахсикенди имеется сюжет, согласно которому вождь калмыков Жолой направил Тубая к кыргызам, чтобы тот отравил Манаса. Однако злые намерения Тубая были раскрыты Манасом и его ближайшим сподвижником Карнасом. Последний, устроив жестокую пытку Тубаю, узнал имя заказчика. Манас и Карнас расправились с Жолоем [73.].

Данный сюжет мог быть заимствован из исторических реалий и соответствовать историческим событиям, связанным с первым походом Хайду на владения Хубилая, когда хану удалось разгромить двух вассалов Хубилая – Тубая (Тибая) и Чибану, отправленных для уничтожения Хайду хана. Победа досталась благодаря храбрости Хайду [47. - C. 386.].

Следовательно, вышесказанное дает нам основание считать, что образ Манаса в эпосе для монгольской эпохи создан из реальных событий, привлеченных из героических подвигов Ногая и Хайду, в числе войск которых находились кыргызы и кыргызские племена. В данном случае следует не забывать, что Хайду хан был коронован на землях одного из основных племен Тянь-Шая канглы в долине реки Талас 1269 году. В источниках азы (аз-ширины), бахрины, черики, кыпчаки, аргыны, канглийцы кераиты, найманы играли важную роль в формировании государств Хайду и Моголистан на Тянь-Шане.

Таким образом, из всего вышеизложенного можно заключить, что исторические источники свидетельствуют о вхождении кыргызов в состав Золотой Орды. Кыргызы служили золотоордынским ханам и главному темнику Ногаю. Особую активность проявляли с приходом к власти Токтамыш хана.

(Отрывки из книги Т.Акерова «Маджму ат-Таварих»)

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

При Токтамыш хане кыргызы выступали как одна из ведущих политических сил в Золотой Орде

О происхождении клана Тайбуга

Улус Хорчи. Изменение этнополитической ситуации на Саяно-Алтае и Тянь-Шане до и после образования государства Хайду

Сочинение С.Ахсикенди «Маджму ат-Таварих» является бесценным источником в изучении истории эпохи этнического возрождения кыргызского народа

Сведения Маджму Ат-Таварих об истории кыргызов

Военно-политическая деятельность золотоордынского Пулат-хана на востоке улуса Джучи по данным Маджму Ат-Таварих1

Кыргызы Кангорая (к вопросу о правописании и соотношении этнонимов «хягяс» и «кыргыз»)

Найманы в XII–XIV вв. (аспекты происхождения и этнополитических связей)

Об этнополитических связях кыргызов и кераитов в версии эпоса «Манас», приведенной в книге «Маджму ат-Таварих» С.Ахсикенди (XVI в.)

Версия эпоса «Манас» в книге «Маджму Ат-Таварих» С.Ахсикенди как источник по истории кыргызского народа
(окончание)

Еще статьи