Добавить статью
13:28 2 Мая 2018 Обновлено 17:38 2 Мая 2018
Значение национального освободительного восстания 1916 года и революций в становлении личности пассионария

К.Н.Карабаева, Кыргызский национальный аграрный университет им.К.И.Скрябина

basmach2

Управление царской России на территориях, где проживали кыргызы в начале ХХ века, представляло собой колониальный характер. Все земли считались собственностью Российской империи, и пригодные к земледелию сельскохозяйственные угодья изымались у аборигенов и передавались переселенцам. При этом особо не учитывались интересы кыргызского населения. Политика всяческого поощрения переселенцев была направлена на создание прочной основы колониальной власти. Изъятие земель у коренного населения было сердцевиной колониальной политики царской России.

Российские губернаторы Туркестана особо не мешали традиционному, феодальному укладу жизни кыргызов, не ломали традиционную структуру управления, и вели управление через сложившуюся верхушку родоплеменной знати – бийев, манапов и их свиты, давая им различные звания. Имущественное неравенство и социальная зависимость сохранялись, таким образом, с помощью консервации родовых традиций. Проводя при этом политику заселения внешне свободных земель переселенцами из России по «согласованию» через эту самую верхушку (1). Основная масса кыргызов жили еще в условиях эпохи феодализма. Крайне низким был уровень материальной жизни и быта народа. Так было легче провести колониальную политику управления и угнетения. Это и понятно, ибо оседание кочевников требовало наделения земельным участком, а кочевой образ жизни кыргызов давал возможность колониальным властям постоянно увеличивать земельный фонд переселенческого управления, за счет владений кочевников.

В те времена у сородичей Нурмамбетова Калмухаммеда, живущих в Чуйской долине, не были закрепленных земель, пригодных для возделывания сельскохозяйственных культур. Они арендовали пахотно-пригодные земли у богатых кыргызов и переселенцев.

Налоговая политика в Туркестанском крае фиксировала и усиливала имущественное неравенство. Например, земский налог. Он взимался в одинаковом размере с каждой кибитки, с каждой юрты, с каждого хозяйства, независимо от материального положения семьи. Кочевники облагались кибиточной податью, которая в основном ложилась на плечи рядовых кочевников. Тяжелое налоговое бремя и социальная несправедливость усугублялось национальным неравенством между коренным населением и переселенцами.

Эти факты свидетельствуют о чрезвычайном ухудшении материального благосостояния трудового кыргызского народа. Это и сословная неполноправность, нищета кочевников, опутанных феодально-патриархальными пережитками, система политического и духовного гнета стимулировали неуклонный рост социального протеста простого народа. Отсталость колониальной окраины России, национальный гнет привел к обнищанию коренного населения, и создали экономические предпосылки восстания 1916 года.

Кыргызстан в это время находился на «задворках Российской империи» и поэтому считался одним из самых отсталых краев России, впрочем, в таком же состоянии был весь регион Центральной Азии. Царское правительство держало коренное население и на обочине истока современного образования внедренное на просторах Российской империи, т.е. держали их в темноте и невежестве. Правители Российской империи вообще не стремились иметь грамотных и думающих туземцев и в этом они видели угрозу свои устоям и считали это как диверсия.

В начале ХХ века во всех русских селениях Кыргызстана имелись начальные школы, а также появились школы «повышенного типа». Несмотря на то, что эти школы были рассчитаны исключительно на русских детей, в них, хотя и чрезвычайно редко, обучались дети кыргызских богачей. Существовали очень малое количество русско-туземских школ, где учились в основном дети имущих слоев кыргызского населения - манапов и баев. Здесь готовили переводчиков, мелких чиновников для местного административного аппарата. Сеть вышеназванных школ не смогла охватить всех желающих и не решала пробелы образования коренного населения.

Так, Пишпекская сельскохозяйственная школа, известная на весь Туркестанский край как кыргызская школа садоводства, обучала за 1893 по 1914 годы 54 человека, среди которых преобладали мальчики местных национальностей. Среди ее выпускников были Турар Рыскулов – один из активных борцов за укрепление советской власти в Туркестане и Иманалы Айдарбеков – Председатель Ревкома Кара-Киргизской АО (1926 год).

Однако Российская империя по самому своему типу была принципиально иной, чем западные колониальные державы, где вошедшие в ее состав добровольно или завоеванные страны и народы становились не колониями, а провинциями. Это не говорит о том, что они не подвергались притеснениям, гнету, не подавлялись и т.п. Но они подвергались этому наравне с «господствующим», «титульным» народом. В случае России отсутствовал расовый момент (обязательно присутствовавший в западных колониях, в отношении к «низшим» расам и народам со стороны белых колонизаторов). Отсутствовала особая холодная дистанция (замешанная на том же глубинном расизме и чувстве превосходства) между народами «метрополии» и «колонии». Поэтому они легко вступали в симбиоз и даже смешивались, перенимая друг у друга разнообразные умения и навыки, совместно выступая против угнетателей.

Главной причиной восстания в Туркестане стали грубейшие ошибки в «национальной политике» царских властей. Так, в центральноазиатские владения переселилось более 3 миллионов русских. К 1914 году 40% населения Казахстана и 6% населения Туркестана уже составляли русские. На территории современной Киргизии только в Чуйской области к 1915 году у местного населения было отобрано и передано переселенцам более 700 тысяч га земли, в Ошской области – 82 тысячи га.

Вышеназванная колониальная политика царской власти оказалась тем более опасной во время Первой мировой войны, когда в Средней Азии оставалось все меньше русских военного призыва, в том числе и казаков, служивших главным оплотом власти на местах, которых мобилизовали на фронт.

Доведенные до отчаяния колониальной политикой люди ответили всеобщим протестом, который перешел в вооруженное восстание.

Одним из очагов народного волнения был регион проживания общины Нурмамбетова Калмухаммеда. В это тяжелое время царило полное беззаконие и творился произвол, когда любой каратель, любой чиновник мог избить, ограбить, даже убить кыргыза, и все это без каких-либо последствий. Человек не знал, каким будет день завтрашний. Об этом написано в книге Ишимова Б.И. (Жизненный путь. – Кыргызская экциклопедия, 1993. – 15-16 стр.).

После жестокого их подавления, старейшины (волостные-болуши) начали определять списочный состав призываемых людей на тыловые работы. И среди царских чиновников, и среди старейшин кыргызских аулов нашлось немало желающих нагреть руки на составлении списков. Власть имущие и богатеи откупали своих близких и отправляли в тыловые работы детей бедняков и простых людей. На прифронтовые работы отправляли неимущих дехкан, поденных рабочих и батраков, а все, кто мог откупиться, благополучно делали это и избегали повинности, заплатив нужную сумму местным коррумпированным чиновникам.

Община Нурмамбетова Калмухаммеда дала для царской армии четырех молодых джигитов – основной рабочей силы их общины (Тулебердиев Малабек, Чокоев Сыдыкбек, Жундубаев Такир, Нурмамбетов Калмухаммед). Кроме того, народ изнывал от неимоверных налогов царской России, которые росли в военное время. И это отрицательно повлияло на экономическое положение общины.

Среди мобилизованных в царскую армию был Нурмамбетов Калмухаммед. Природа его одарила умом, трудолюбием, любознательностью, твердым характером и несгибаемой волей. Он служил в Прибалтике, в Латвии, 12 армии Российской империи, в городе Риге (2).

Я как преподавательница истории хотела бы подробнее остановиться на некоторых важных вехах жизнедеятельности исторической личности Нурмамбетова Калмухаммеда (Кашкабаш). И при этом опираюсь на материалы книги Б.И.Ишимова (1993) и воспоминания деда Убайдаева Арыза, деда Ишимова Качыке, дяди Сарпаша и других.

В таком историческом переломном моменте его служба проходила в индустриально развитом центре Российской империи (Латвия, город Рига), и это много значило для него, призванного из отсталой окраины России.

За время пребывания в армии он очень изменился. Если до мобилизации в царскую армию он был одним из бесправных и неграмотных крестьян кыргызов, тогда как из армии он вернулся образованным, хорошо освоив европейскую культуру и русский язык и политически грамотным (2). Здесь следует отметить, что до призыва в армию он общался с русскоязычными мужиками селений Предтеченка, Беловодское и знал русский язык.

Он, прошедший тяжелую жизненную школы эпохи колониализма, переживший трагедии национального восстания 1916 года, жернова Первой империалистической войны, события Февральской революции 1917 года, возмужал, закалился политически и морально. Ведь возраст человека определяется не прожитыми днями, а извлечёнными уроками и накопленным опытом.

За время службы в армии он формировался как политически сознательный человек и уже определил свой жизненный путь и твердо знал, куда идти и за что надо бороться. На первых порах в царской армии ему солдату-инородцу, трудно было освоить быт, порядок и жизнь в европейской части страны, особенно порядок царской армии. Однако ему выросшему среди Предтеченских русских мужиков время адаптации прошло быстро. Окружающие его русские и латышские однополчане помогли ему разбираться в историческом текущем моменте и сложных политических вопросах многонациональной Российской империи.

Нищета и колониальная обреченность кыргызов Чуйской долины, среди которых он рос, оставили в его душе неизгладимое чувство нетерпимости к существующему положению вещей.

За время службы в царской армии образованные солдаты помогли ему доходчиво, скрупулезно и по крупицам разобраться в государственной и военной структуре Российской империи. Находясь среди русскоязычных солдат, он хорошо освоил русский язык, военное дело, европейскую культуру и учился русской грамоте. Служба в Латвии, национальном батальоне, где служили латыши, соратники Яна Фабрициуса, учили многому. Кстати, после апрельской революции, латышские стрелки были гвардией большевиков.Судя по всему, в эти годы молодой Калмухаммед не только сочувствовал революционному движению, но и пытался принять в нем активное участие.

Здесь коммунист с 1903 года Ян Фабрициус принимал активное участие в создании армейских комитетов большевиков. Он, унтер-офицер, дослужился до звания штабс-капитана и имел большое влияние на солдат. Боевая слава его гремела по всему Северо-Западному фронту, служила надежной маскировкой в революционной работе. Он был 4 раза ранен, имел все ордена, включая и Владимира, Георгиевский офицерский крест. После Февральской буржуазно-демократической революции, имея огромный авторитет в массах латышских стрелков, Фабрициус вел активную борьбу против антиреволюционной политики.

Разница между богатыми и бедными в Прибалтике была еще более разительной, чем у них в Чуйской долине. Однако бедные в Риге были совсем иными – они не хотели мириться со своей обездоленностью. Жизнь показала, что нарушение императива социальной справедливости подрывает государственную власть в глазах народа, влечет дезинтеграцию общества, социальный протест и революцию. И, безусловно, он учился военному делу, армейскому порядку и дисциплине.

Огромное впечатление на него произвела Февральская революция 1917 года и отречение от престола императора Николая II. Февральская революция отражала многие принципы Французской революции, когда было провозглашено полное равенство, но перед законом. Тогда французы говорили: «Понятно, что умный не будет равен глупому, сильный не будет равен слабому, но перед законом все должны быть равны». И Французская революция отменяет все, что нацию делило: отменяет сословия, отменяет дворянские титулы, ремесленные цехи, корпорации – все это было отменено.

Естественно эта революция и агитация большевиков не могла не повлиять на формирование его мировоззрения. Эти события произвели перелом в его сознании и создали уверенность в улучшении положения угнетенных слоев народа, особенно кочевников - кыргызов.

Митинги, демонстрации – многого он тогда наслушался, да понимать стал еще больше. В пору революционных бурь быстро мужают люди. Все, что происходит в тот бурный период с ним, тоже вполне укладывается в понятие «обыкновенная биография в необыкновенное время».

Годы, проведенные в царской армии, не прошли для него даром. В тяжелой школе солдата – «инородца» он многому научился. Этому способствовали его стремление к знанию, любознательность, незаурядное трудолюбие, коммуникабельность, природный ум и талант организатора. Там большое влияние на солдат оказывали революционно настроенные латышские стрелки. Речи фронтовых большевистских агитаторов попали на благодатную почву. В его сознании неуклонно происходил тот же процесс, что и в сознании большинства трудового народа Российской империи, процесс, заставивший сделать вывод: существующий порядок вещей нужно изменить, причем изменения эти должны быть коренными и всеобъемлющими. О предстоящих переломных изменениях в жизни простого народа говорили агитаторы большевики. Для него очень актуальными казались пути решения судьбы бесправных кыргызских крестьян, вытекающие из речей на митингах.

Он за это короткое революционное время получил хорошую политграмоту, учился работать среди народных масс и неплохо разбирался в ходе исторических событий тех лет. Служба в армии среди латышских стрелков, присутствие в промышленном европейском центре России, а также бурные исторические события Первой мировой войны, Февральской революции 1917 года, были для него основным жизненным университетом. Сложное революционное время закалило его, снискало ему авторитет и уважение среди товарищей, и новая историческая эпоха сделала из него политического борца.

Когда он вернулся из армии (лето 1917 года) в Чуйскую долину, то не дал себе передышки и окунулся в гущу событий. Было время крутых исторических переломов, крушения устоявшихся веками социально-экономических положений широких слоев населения. Он, в отличие от неграмотных земляков, мог ориентироваться в сложном историческом периоде и мог на равных общаться и отстаивать свою точку зрения перед представителями старой царской и новой революционной власти. И с ним считались власть имущие и богатые, влиятельные люди общества. Он мог вести разъяснительную работу о текущем моменте истории и политике новой власти среди народных масс и правильно указать им верный жизненный ориентир. Тогда таких людей, как он, которые выходили из гущи простого народа и знали чаяния и нужды обездоленных людей, и самоотверженно боролся за их интересы – среди кыргызского народа было очень мало, даже единицы. Поэтому родственники общины деда гордились им, оберегали его и опирались на него.

Февральская революция 1917 года в России оказала колоссальное влияние и на политическую ситуацию в Кыргызстане. Устоявшийся порядок оказался под угрозой, консервативные круги находились в крайней обеспокоенности, зато угнетенные крестьяне кыргызы приветствовали революционные события, рассчитывая на воплощение своих мечтаний в жизнь.

Он, после возвращения из армии, кратковременно побывает в джайлоо Кок-Бел у родителей. Джайлоо Кок-Бел расположено на северном склоне Кыргызского Ала-Тоо, в верховьях ущелья Ак-Суу Московского района Чуйской области, за источником минеральных вод «Ак-Суу». Его не занимал отдых в живописном и прекрасном джайлоо после службы в армии, а беспокоила дальнейшая судьба близких ему людей в это исторически тревожное время. Их дальнейшее социальное и экономическое положение в абсолютно новом историческом периоде и новом обществе. И, безусловно, по случаю такого торжественного события – благополучного прибытия его из армии, собираются там все близкие родственники и родители его устраивают той (праздник).

Это был очень сложный, переломный, тревожный исторический период страны, в дебрях которого трудно было найти правильный ориентир простому народу. Да и видавшие виды люди часто ошибались и растерялись. Простые кыргызы крестьяне-кочевники, никак не могли взять в толк, за кем все-таки правда в этой кошмарной междоусобице.

Его родственники в это время с нарастающим беспокойством всматривались в завтрашний день, испытывали гнетущую тревогу за судьбу семьи, особенной детей. Свежи были в памяти события кровавого 1916 года. Им был неведома судьба будущего поколения и путь, по которым пойдет история. Желание выяснить для себя насущные вопросы сложного исторического времени и политической жизни страны было характерным вообще для всех. И они жаждали получить правдивую информацию из уст близкого им человека, прибывшего из бурлящего, революционного центра Российской империи.

Как показали эта встреча и последующие исторические события в Кыргызстане, он, находясь в индустриально развитом центре Российской империи, и во время Первой мировой войны и Февральской революции, верно определил свой жизненный путь – ориентируясь на ход истории, и формировался как сильная личность, лидер и агитатор новой социальной идеи. Его жизнь и нахождение среди революционеров-большевиков, доказала, что неспособность государства обеспечить социально справедливое распределение национального дохода, чрезмерное социальное расслоение раскалывают общество на враждующие классы вне зависимости от идеологических скреп. И в то сложное историческое время он не боялся проявить себя как организатор народных масс и не побоялся трудностей и ответственности.

Он здесь, на джайлоо Кок-Бель родственникам просто и доходчиво объясняет историческую ситуацию сложившуюся после свержения царизма, которая открывает широкую перспективу туземцам, трудовому народу и особенно угнетенному слою населения. Родственники видели, что он как солдат революции может успешно вести агитацию среди народа и доходчиво объяснить суть колониального угнетения народов, царившее в то время в Российской империи и раскрыть корни социальной несправедливости, кроившееся в прогнившей системе царизма. По его ясным суждениям текущего исторического момента, убедительным словам община деда почувствовала его правоту и убедилась в его широкой осведомленности и компетентности. Его информация о происходящих коренных переменах в Российской империи воспринималась родственниками деда с радостью, особенно воодушевила их провозглашаемое равноправие наций и народностей, населяющих Российскую империю (Ишимов, 1993). Эти исторические события родственниками деда воспринимались с большим восторгом, так как еще свежи были в памяти кыргызского народа кровавые события шестнадцатого года и голодный 1917 год (книга Ишимова Б.И. «Жизненный путь». – Кыргызская экциклопедия, 1993. Стр. 219-220).

Они с крушением царского режима ожидали многих перемен и надежд в улучшении жизни простого народа и перспективы для потомков. Родственники видели личностный и политический рост молодого Калмухаммеда и гордились им. Он взял от армии выучку и культуру, отличающих человека, воспитанного в строгом распорядке дня и ночи.

Бурный исторический момент начала ХХ века вывел на политическую арену сотни тысяч таких как он – выходцев из простого народа. С появлением такого лидера из членов общины, перед ними открывалась большая перспектива и ранее не осуществляемая мечта – вернуться с достоинством в Таласскую долину, на постоянное место жительство. И в таком историческом переломном моменте эпохи они опирались на опыт, авторитет и личностные качества молодого лидера общины – Нурмамбетова Калмухаммеда (Кашкабаш). Родители и родственники убедились, что он в центральной России видел многое, учился многому и шагает в ногу со временем, может их защитить от произвола местных чиновников и правителей многочисленных богатых родов. В те времена у него уже окончательно сформировался характер организатора и это лидерство безоговорочно было признано окружающими. Под предводительством такой личности, как он, его родственники могли наравне сосуществовать с богатыми и многочисленными родами и защищать и оспаривать свои права. И тогда, на джайлоо Кек-Бел, все его родственники коллегиально посовещавшись, единогласно решили перекочевать в Таласскую долину, на свою малую родину (2).

Инициатором такого жизненно важного решения являлся, вернувшийся из царской армии, Нурмамбетов Калмухаммед (Кашкабаш). И видя его политическую зрелость, компетентность, высокие личностные качества лидера родственники полностью доверились ему в таком сложном жизненном вопросе.

Перед перекочевкой общины в Таласскую долину, он поехал в город Ташкент и у ревкома Туркестанской Республики взял официальную бумагу, где было отражено официальное разрешение новой власти о перемещении всех семей родственников из Чуйской впадины в Таласскую долину. И это событие еще раз доказывает его тесные связи с новыми руководителями Туркестана, о его авторитете перед ними и возможности решения насущных социальных вопросов с центральной властью, прозорливости и политической зрелости.

Безусловно, для ревкома Туркестанской Республики в далеком горном краю Кыргызстана важно было присутствие преданного и молодого кадра революции.

Его деловые качества, организаторскую способность, самоотверженность и честность высоко ценили близкие его родственники, единомышленники и были вынуждены считаться с ними недруги. В это время, самое главное, он смог верно оценить сложившуюся историческую ситуацию и правильно использовать ее для решения социально-экономического положения своей общины. Он правильно строил логические выводы и сложные умозаключения, взяв вышеназванный официальный документ. Их переезд в Таласскую долину совпадает с периодом победы Великой Октябрьской революции, которая коренным образом изменила жизнь самого большого в мире государства и предшествовала великим историческим общественным переменам горного края.

Когда он вернулся в Кыргызстан, то активно включился в работу по установлению Советской власти в Таласской долине. Партия большевиков, членом которой был он, имела политическую волю, энергию и веру. У них имелась крепкая вера и дисциплина. После Великой Октябрьской революции 1917 года создавался потенциал дальнейшего общественного и экономического развития окраин России, в частности Таласской долины Кыргызстана. Новая верховная власть, исходя из интересов народа, издала целый ряд декретов, согласно которым национализировались земля, недры и т.д. Лозунги и декреты новой власти отвечали светлым чаяниям не только кыргызов, но и всего трудового населения Кыргызстана. И чтобы, довести их до широких народных масс и претворить в жизнь завоевания Октябрьской революции, нужны были такие преданные кадры рево люции как Нурмамбетов Калмухаммед (Кашкабаш).

Он был на гребне революционной борьбы, событий сложного периода социально-экономического преобразования горного края и в гуще народа. В то время вместо старых институтов правления царской России, вводились чрезвычайная форма правления новой власти в виде ревкомов. Им дали всю полноту власти. Они были обязаны обеспечить «революционный порядок» и осуществлять оперативное управление.

В Таласской долине он одним из первых самоотверженно работал в создании и функционировании ревкомов и возглавлял ревком 4 аула, что охватывал почти все кочевье долины, т.е. всю кочевое население области, особенно джайлоо Суусамырской долины. Это было очень тяжелой задачей дня, особенно на обширных горных кочевьях. Здесь его все знали и ждали его помощи в решении жизненных задач. Сама обстановка требовала предельной собранности, бдительности, ясной определенности позиции в различных житейских ситуациях.

В те годы Таласская долина входила в Аулие-Атинский уезд Сыр-Дарьинский области Туркестанской АССР, и центром уезда был г.Аулие-Ата (ныне город Тараз Республики Казахстан). Тогда Северный Кыргызстан входил с состав Семиреченской области, а Юг страны - в Ферганскую и Самаркандскую области.

В городе Аулие-Ата работал уездный ревком, которым руководил крепкий костяк большевиков, прошедших горнило революционной борьбы. Он хорошо их знал, имел с ними тесную связь, на них опирался и консультировался с ними, доводя до народных масс на местах декреты и директивы центральной власти и претворяя их в жизнь (Б.Ишимов, 1993).

Здесь уместно привести часть письма Первому секретарю ЦК КП Киргизии Усубалиеву Т.У., который написал персональный пенсионер союзного значения Ишимов Бекмолдо в середине шестидесятых годах прошлого столетия, о ходатайстве на пенсию вдове Кашкабаша бабушке Гуласа: «Он (К.Нурмамбетов) еще в 1916 году был мобилизован на тыловые работы и направлен в г.Ригу. По возвращению (ноябрь, 1917) участвовал в митингах в Таласе, где его хорошее знание русского языка, политических вопросов и, как вернувшегося с центра революционных событий, способствует избиранию его председателем Революционного комитета 4 Аула, где он проработал до (добровольного) вступления в Красную Армию (1918 год)».

Его вклад в те года в социально-политические преобразования, происходящее в Таласской долине, был огромным. Этот регион был на окраинных задворках империи и народ был инертным. Он, только недавно прибывший из революционного и бурлящего центра России, прошедший университет политучебы у большевиков в Латвии, и хорошо разбирающиеся в политических событиях того сложного периода, смог быть в центре быстро меняющихся событий. Он умел на простом языке и правильно донести свежую информацию и ориентировать народ на выполнение директив центральной власти.

Как говорил «бренд» молодежи ХХ и ХХI веков Че Гевара: «Революцией движет любовь! Любовь к человечеству, справедливости и правде! Невозможно воспитать революционера, если в нем нет этих качеств!» Все, что я написала о деде Кашкабаше и будет ответом на вопрос: «Кто же такой был Кашкабаш и какую цель преследовал всю свою жизнь»? Он имел большой авторитет среди населения и был прирожденным агитатором народных масс. В то время такие кадры как он, которые вышли из гущи простого народа и хорошо знали чаяния и жизненные проблемы простых людей, были единицы среди трудящиеся кыргызов. Он жил жизнью трудового народа и решал справедливо часто возникшие задачи дня. Он ощущал себе представителем простого народа и новой власти, и это обязало его с особой требовательностью оценивать каждый свой шаг, каждый поступок.

Как известно, профессор Л.Н.Гумилев, посвящая основные свои труды кочевникам Евразийского континента, выдвинул идею о биоэнергетической доминанте этногенеза и о «новом параметре этнической истории», который назвал пассионарностью. Этот термин подразумевает «двигатель» исторического прогресса, образующий в этносе группу людей с «повышенной тягой к действию – пассионариев» и выдавать эту энергию в виде целенаправленной работы по видоизменению окружающей их среды.

Доверие народа может завоевать кристально чистой души и знающий их положение человек, и указывающий путь на достойную жизнь. Таким человеком в то историческое время был пассионарий Нурмамбетов Калмухаммед (Кашкабаш). Его бескорыстие, честность, хорошее знание жизни народа и текущего исторического момента, непоколебимая верность идеалам революции, превосходное умение строить отношения с людьми способствовали успехам в работе. Люди это видели и высоко ценили. Высокие личностные и организаторские качества обусловили его всегдашнюю востребованность.

Ему помогали в сложное политическое время правильно ориентироваться близость к революционному Ташкенту, наличие в уездном центре Аулие-Ата небольшой, но твердой и решительной большевистской группы (Б.Ишимов,1990). Следует отметить, что важным историческим событием в жизни народов Центральной Азии, в т.ч. Кыргызстана, явилось образование в составе РСФСР Туркестанской АССР (1.05.1918). Здесь следует напомнить о том, что в Олуя-Атинском Совете рабочих и солдатских депутатов, с апреля 1917 года работал его земляк Жумагулов Алымкул (3). Родители А.Жумагулова были зажиточными людьми и он еще до революции смог успешно закончить русско-туземскую школу. Затем работал переводчиком у местной царской администрации, т.е. он был одним из немногих тогда «туземных» сотрудников Пишпекского уездного управления. Такую веху в автобиографии спустя много лет ему напомнили и репрессировали.

С победой Великой Октябрьской революции он активно работает с новой властью, так как новой власти нужны были образованные люди из местных кадров. Затем он работал первым Народным комиссаром земледелия Кыргызской автономной области (1925-26 годы), а до этого проводил земельно-водные реформы в Олуя-Атинском уезде, куда относилась территория всей Таласской долины. Безусловно, К.Нурмамбетов и А.Жумагулов тесно сотрудничали. Заслуги А.Жумагулова не забыты народом и его имя сегодня носит средняя школа в селе Сасык-Булак Бекмолдинского айыл окмоту Таласского района.

Его революционная сознательность, бескорыстие и преданность делу революции проявляется, когда он в дни опасности советской власти в 1918 году добровольно вступает в Красную Армию. Нурмамбетов Калмухаммед (Кашкабаш) принимает активное участие в основных сражениях Туркестанского фронта, что хорошо отражено в письме Б.И.Ишимова Первому секретарю ЦК КПК Усубалиеву Т.У. Далее привожу отрывок из вышеназванного письма, который касается его участия в боях гражданской войны: «…Участвовал в боях в Кызыл-Арбате, в составе кавалерийского полка, против английских интервентов, и в боях у станции Казанджик и городов Ургенч, Хива, Чарджоу. Принимал самое активное участие при взятии г. Бухары». Как видно, он был в рядах красных кавалерийских войск, которые как наиболее боеспособные, подвижные соединения, решили основные задачи сражений и входили победителями.

Таких как он, среди преданных кадров революции из числа кыргызов, тогда было немного и их надо нам помнить.

Час расплаты эмиру и его власти пришел, когда летом 1920 г. Фрунзе взялся готовить войну против Бухары. Отборная, регулярная армия эмира составляла 16 тыс. штыков и сабель и, объявив мобилизацию, увеличил их число до 60 тыс. чел. Но это вместе с ополчением, отрядами вассальных беков, т.е. басмачей. М.В.Фрунзе собрал против них 17 тыс. красноармейцев, плюс 7 тыс. «Бухарской красной армии» Бухарских коммунистов. Преимуществом советской стороны были и аэропланы, броневики, неплохая артиллерия. Да и солдаты с опытом одной или двух войн, где был и дед Кашкабаш.

При крушении столицы Бухарского эмирата К.Нурмамбетов с товарищами были в разведке, и им пришлось в течение 4 дней лежать в болоте. Он отличался при освобождении г. Бухары. За отличие в боях командованием Туркестанского фронта он был награжден именным золотым оружием (сабля) и золотым полевым столовым набором. Он лично был знаком с земляком из Пишпека – командующим М.В.Фрунзе.

Он в армии в 1919 году вступает в партию большевиков (№ партбилета 378129), что тоже является большим событием для молодой партийной организации большевиков Кыргызстана. В декабре 1920 года закончил специальные курсы командира взвода Ташкентского военного училища им. В.И.Ленина (№ удостоверения 13214), т.е. был одним из первых кыргызских красных командиров.

Как видно из вышеназванного послужного списка, он активно участвовал в боях гражданской войны в Центральной Азии. Он был героем революции и гражданской войны. Служил делу революции самопожертвенно. Демобилизовался из Красной Армии в 1923 году (1).

И после демобилизации из Красной Армии он работал в Таласской долине, полностью окунулся в бурный водоворот общественной жизни, везде укрепляя новую советскую власть. Он может быть назван в числе первопроходцев советской власти в Таласской долине.

В те годы в горные края Таласской долины не могли проникать и бесчинствовать басмаческие и бандитские шайки из юга Кыргызстана, так как в районе Шумкар-Уя постоянно находился сильный и хорошо вооруженный и обученный добровольческий кавалерийский отряд красного командира – деда Нурмамбетова Калмухаммеда (Кашкабаш). У них во всей Таласской долине были молодые добровольцы-кавалеристы комсомольцы и этот отряд показывал показательные агитационные кавалерийские марши. Они произвели большое впечатление на народ и особенно с восторгом на них смотрела молодежь. Здесь он использовал приобретенный опыт и военные знания, полученные в войсках М.В.Фрунзе, учебы в командирских курсах и организаторские способности, приобретенные в первые годы установления Советской власти. Об этом кавалерийском отряде и его командире знали курбаши юга Кыргызстана и не отважились организовать разбойничьи набеги в Таласскую долину.

Организацией этого отряда, он спас вышеназванный регион от смуты и беспорядков, которые царили в годы гражданской войны во многих регионах Центральной Азии. Таким образом, он смог обеспечить мирную жизнь простых людей. За это его земляки уважали и он имел большой авторитет среди народа. Он внес большой вклад в установлении, сохранении новой власти и защиты территории Таласской долины от басмачества.

Он, пользуясь данной ему властью, многих способных молодых людей смог отправить на учебу и принял их на работу в органы исполнительной власти, т.е. воспитал многие способные кадры, которые затем работали в народном хозяйстве страны.

Из сборника статей международной научно-практической конференции, посвященной «100-летию Национально-освободительного восстания 1916 года: историческая память и современное значение» (Бишкекский гуманитарный университет им. К.Карасаева, 18-19 апреля 2016 г.)

Использованная литература и документы:

1. Абдрахманов Ю. Кыргыздардын 1916 жылдагы көтөрүлүшү жөнүндө. – Бишкек. 1993.

2. Ишимов Б. Жизненный путь (Мемуары). – Бишкек, Главная редакция кыргызской эциклопедии,1993. 256 с.

3. Тоялиев Самат. Алымкул деген ким эле? – Бишкек, 2007.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

Еще статьи

Поделись реакцией: Муж. Жен.
Улыбка
Грусть
Удивление
Злость
Необходимо авторизоваться