Добавить статью
10:01 22 Января 2019 Обновлено 17:57 24 Января 2019
По уровню развития в IX-X веках военное дело кыргызов превосходило другие кочевые культуры
hudyakov
Юлий Сергеевич Худяков, д.и.н., профессор, (Российская Федерация, г.Новосибирск)

Военное дело енисейских кыргызов привлекло внимание ученых еще в начале XVIII века, вскоре после того, как прекратила существование их государственность в Минусинской котловине. В поле зрения исследователей попадали отдельные предметы средневекового оружия, сведения письменных источников о воинственности кыргызов, об их военных столкновениях с тюрками, уйгурами и монголами. По мере пополнения музейных коллекций возникла необходимость систематизации находок оружия. Такая работа была проделана с предметами вооружения, хранящимися в фондах Минусинского и Красноярского музеев в конце XIX - начале XX века Д.А.Клеменцом и В.Г.Карцевым.1 Однако лишь с выделением памятников кыргызской культуры С.А.Теплоуховым в 1929 году появилась возможность определить среди оружейных коллекций вещи, относящиеся к кыргызской культуре.2 Сведения о военной истории кыргызов из китайских, арабо-персидских и тюркско-уйгурских источников были переведены и сообщены в XIX-XX вв. В.Шоттом, Н.Я.Бичуриным, В.Радловым, В.В.Бартольдом3 и другими. Наскальные рисунки, изображающие кыргызских воинов, были обнаружены и изданы И.Р.Аспелиным и Я.Аппельгреном-Кивало.

Все это позволило в 40-е годы А.А.Евтюховой написать первый сводный очерк по военному делу кыргызов, который был помещен в ее книге.4 Он был очень кратким и содержал самые общие сведения. В дальнейшем работами археологов в Туве и Минусинской котловине в 1950-60-е годы был существенно расширен круг вещественных источников, что открыло возможность для их систематизации и обобщения. Примеры изучения военного дела древних кочевников - скифов, сарматов, носителей тагарской культуры, а также Древней Руси - показали важность такого исследования.

150514_1В начале 1970-х годов изучением кыргызского оружия занялся автор настоящей работы. Первоначально рассматривались особенности военного дела средневековых кочевников всего степного пояса Евразии, закономерности формирования кочевой цивилизации. Однако анализ материала показал необходимость изучения военного дела кочевников на примере одной развитой в военном отношении культуры, для создания аналитической модели, по которой можно исследовать военную деятельность во всем кочевом мире. Выбор в качестве объекта исследования вооружения и военного искусства енисейских кыргызов был обусловлен высокой степенью развития оружейного комплекса у кыргызов, в составе которого были представлены все основные виды оружия, что давало возможность реконструкции; сосредоточением основного массива памятников кыргызской культуры на доступной для изучения территории Южной Сибири; надежным определением принадлежности этих памятников кыргызской культуре, благодаря известному из письменных источников кыргызскому погребальному обряду трупосожжения. Анализ состояния изученности этой проблемы позволил оценить вклад предшественников и сформулировать задачи предстоящего исследования как систематизацию материалов по вооружению, типологическую классификацию оружия, реконструкцию комплекса боевых средств, военной организации, военного искусства, событий военной истории кыргызов.

В первые годы работы были изучены материалы из музейных собраний, обобщены данные по рубящему оружию, колчанам, комплексу вооружения енисейских кыргызов. С 1975 года была начато планомерное изучение памятников кыргызской культуры в Минусинской котловине, в ходе которого сформировалась большая коллекция кыргызского оружия. В результате анализа новых находок из раскопок в Туве и Минусинской котловине была прослежена эволюция кыргызских луков, стрел, копий; реконструирован комплекс боевых средств кыргызского воина, структура военной организации, особенности военного искусства кыргызов. Изучение письменных источников позволило уточнить последовательность событий военной истории, ход военных действий в кыргызско-уйгурской войне IX века. Автором разрабатывались вопросы теории и методики оружеведения на материалах кыргызского вооружения, в том числе методы классифицирования оружия, определение веса признаков для выделения единиц классификации, верификации классификационных схем. Результаты изучения военного дела кыргызов нашли отражение в монографии автора, вышедшей в 1980 году.5 В книге формулировались задачи оружеведческого исследования; рассматривалась история изучения предмета; анализировалось оружие ближнего, дистанционного боя и защиты; реконструировались комплекс боевых средств, структура военной организации, военное искусство и военная история кыргызов в VI- XII века. Работа получила положительный отклик у специалистов.

Однако эту тему нельзя считать исчерпанной.

В ходе раскопок последующих лет существенно расширилась источниковая база. Памятники кыргызской культуры обнаружены в Западной Сибири, на Алтае, в Казахстане, Монголии, Прибайкалье и Забайкалье. Коллекции кыргызского оружия выявлены в музеях Поволжья и Сибири.

Автором были введены в научный оборот находки кыргызского оружия из фондов Омского, Бийского и Иркутского музеев, опубликована серия предметов вооружения из раскопок в долине р.Табат.6

Новые данные нашли отражение в анализе закономерностей развития военного дела кочевников Южной Сибири и Центральной Азии в эпоху средневековья.7 Сравнительный анализ показал, что по уровню развития в IX-X веках военное дело кыргызов превосходило другие кочевые культуры.

150514_2

В настоящий момент необходимо обобщить все имеющиеся данные по военному делу кыргызов, включая периоды раннего и развитого средневековья.

В эпоху чаа-тас, в VI-VIII вв. н.э., кыргызы смогли подчинить таежные племена, попавшие на положение вассалов, образовать собственное государство во главе с правителем, носившим титулы - эльтебер, ажо, пицьсетегин, иногда принимавшим титул - каган.

Кыргызские воины имели на вооружении сложносоставные луки с концевыми и срединными боковыми накладками и стрелы с железными трехлопастными наконечниками различных форм. Наконечники имели остроугольное острие, узкие или широкие лопасти с отверстиями, шипы. Стрелы с трехлопастными наконечниками отличались дальнобойностью и точностью попадания. В походном положении стрелы хранились в закрытых колчанах из бересты, куда помещались наконечниками вниз. Колчан с помощью ремней, петель, и крюка подвешивался к поясу воина.

В ближнем бою кыргызские всадники применяли ударное копье с длинным древком и железным наконечником с ромбическим пером и длинной втулкой, пользовались длинными и короткими двулезвийными мечами с прямым перекрестьем и боевыми топорами с узким лезвием и высоким обухом.

В рукопашном бою могли применяться прямые двулезвийные и однолезвийные кинжалы, а также кинжалы с рукоятью, отогнутой в сторону лезвия.

Для защиты кыргызские воины применяли нагрудные панцири из горизонтальных нашивных пластин и ламеллярные доспехи из вертикальных, соединенных ремешками пластинок. Использовались также шлемы, накладные щитки и щиты.

Воины-киштымы были легковооруженными конными лучниками. У них имелись сложносоставные луки, стрелы с железными трехлопастными и костяными ромбическими наконечниками, колчаны, кинжалы.

Кыргызское войско в VI-VIII вв. н.э. представляло собой ополчение отдельных родов, племен, бегских дружин. Основу войска составляла легкая конница. При формировании и построении войска боевые единицы строились по родоплеменному принципу, разделение по родам войск и численности отдельных отрядов не соблюдалось. Такое войско было недостаточно сплоченным и дисциплинированным. Его стойкость в бою во многом зависела от успеха в начале сражения. Роль полководца сводилась к построению войска и расположению отдельных отрядов.

Главную роль в тактике играл рассыпной строй. Бой начинался атакой конных лучников и метанием стрел в противника. В случае неудачи первого натиска наступавшие откатывались на определенную дистанцию для повторения атаки. При замешательстве в рядах противника в бой вступали главные силы, использовавшие длинные ударные копья. При ответном ударе противника кыргызы пытались сдержать натиск, а если это не удавалось, отступали.

Кыргызы в VI-VIII вв. н.э. прочно удерживали под своей властью Минусинскую котловину и окрестные таежные племена киштымов. Однако в войнах с кочевыми державами тюрок и уйгуров они нередко терпели поражения, даже временно теряли самостоятельность. Их стратегия в этот период была, преимущественно, оборонительной. Театр военных действий ограничивался Минусинской котловиной и Тувой.

150514_3

Последующий период, охватывающий IX-X века н.э., справедливо названный В.В.Бартольдом "кыргызским великодержавием", был временем наивысшего расцвета военного искусства кыргызов, эпохой наиболее значительных побед кыргызского оружия.

В этот период кыргызы, используя благоприятную для них ситуацию в Центральной Азии, смогли объединить племена Саяно-Алтая, создать свой каганат, разгромить в кровопролитной войне уйгуров и на короткий период завоевать обширные районы степной Азии.

Кыргызские воины эпохи великодержавия имели сложносоставные луки со срединными боковыми и фронтальными накладками. Очень разнообразен был набор кыргызских стрел с железными наконечниками. Среди небронебойных стрел зафиксировано 11 типов трехлопастных, 2 - двухлопастных, 1 - четырехлопастных, 7 - плоских. Спектр бронебойных стрел включал 5 типов трехгранно-трехлопастных, 2 - четырехгранно-четырехлопастных, 2 - трехгранных, 6 - четырехгранных, 1 - ромбических, 1 - прямоугольных, 2 - круглых. Такого большого разнообразия форм не зафиксировано пока ни в одной другой кочевой культуре средневековья. Особенно развитым выглядит кыргызский комплекс бронебойных стрел, немного превосходящий по разнообразию форм все остальные синхронные наборы. Для него характерно наличие гранено-выемочных форм, тупоугольное и остроугольное острие у наконечников, специализация на пробивание панцирной брони или раздвижение колец кольчуги. Существенно и то, что многие формы характерны только для кыргызов. Все это говорит о значительном развитии оружейного ремесла в кыргызских землях, стимулом для которого послужила война с уйгурами.

В IХ-Х вв. н.э. кыргызские воины хранили луки в специальных чехлах - налучьях со снятой тетивой. Стрелы хранились в колчанах с карманом наконечниками вверх. Налучья и колчаны крепились с помощью ремней, петель и крючьев к поясу.

В ближнем бою кыргызы пользовались ударными копьями и пиками с длинным древком и железными наконечниками разнообразных форм: с ромбическим, квадратным и круглым пером. На древки стрел крепились флаги и знамена.

В ближнем и рукопашном бою применялись получившие широкое распространение однолезвийные палаши различных типов и появившиеся слабоизогнутые сабли. Сравнительно редко использовались боевые топоры с узким лезвием и невысоким обухом.

В рукопашном бою шли в ход двулезвийные и однолезвийные кинжалы. Для защиты кыргызские воины применяли панцири-куяки из вертикально расположенных пластинок, соединенных ламеллярным или чешуйчатым способом. Использовались также шлемы и накладные щитки. В снаряжение боевого коня входила защитная попона с накладными щитками.

Кыргызы создали в IХ-Х вв. н.э. военно-административную систему с делением народа-войска по десятичному принципу на десятитысячные и пятитысячные отряды, возглавляемые военачальниками четырех рангов. Войско насчитывало 30 тысяч тяжеловооруженных кыргызских всадников и 70 тысяч легких кавалеристов из вассальных племен.

С разделением кыргызского воинства на два рода войск, тяжелую панцирную и легкую конницу, существенно изменилась тактика боя. В ходе сражения происходило взаимодействие легкой и тяжелой конниц. Бой начинали отряды легкой конницы, охватывающей построение противника по фронту и с флангов и ведущей прицельную стрельбу из луков. В ходе атаки всадники стремились сломить сопротивление врага или спровоцировать его наступление притворным бегством. При нарушении строя, замешательстве или атаке противника в бой вступали отряды тяжелой конницы, атакующие плотно сомкнутым строем. Атака велась на большой скорости, повышая мощность удара копий. В ее результате, как правило, решалась участь боя. Если противник продолжал сопротивляться, воины продолжали натиск, атакуя палашами, саблями, боевыми топорами.

Когда враг не выдерживал и пытался бежать, его преследовали до полного поражения.

Кыргызы умели сооружать, оборонять и брать крепости. Войско могло совершать длительные походы. Войны велись с большим ожесточением с целью запугать противника, заставить его покоряться. В то же время в кыргызском войске поддерживалась суровая воинская дисциплина.

Эпоха "кыргызского великодержавия" характеризуется в военной истории кыргызов наступательной стратегией. Возросли масштабы операций. В сражениях под знаменами кыргызского кагана участвовало до 100 тысяч воинов. Театр военных действий расширился от Саяно-Алтая до Восточного Туркестана и Забайкалья. Целью войны, которую вели кыргызы, являлась гегемония в Центральной Азии и подчинение земледельческих оазисов Восточного Туркестана. Однако истощение людских ресурсов и их распыление на обширных территориях привели к быстрому упадку военной мощи кыргызского каганата и концу "великодержавия".

В последующую историческую эпоху, в XI-XII вв. н.э., кыргызский этнос оказался разделен на две территориально разобщенные группы в результате завоевания центральноазиатских степей киданями. Одна группа осталась в Восточном Туркестане. Другая сохранила за собой Саяно-Алтай. В этом регионе кыргызская культура пережила новою эпоху своего развития - "эпоху сууктэр".

sibir_207 Кыргызские воины в этот период были вооружены сложносоставными луками со срединными и плечевыми фронтальными накладками. Стрелы имели железные наконечники различных форм: 4 типа трехлопастных, 9 типов плоских, 3 типа трехгранно-трехлопастных, 1 тип четырехгранно-четырехлопастных, 6 типов четырехгранных, 2 типа ромбических, 2 типа прямоугольных. Для своего времени это наиболее разнообразный набор стрел. В его составе в сравнении с предшествующим временем произошли существенные изменения. Среди небронебойных ведущими стали плоские стрелы, что свидетельствует об увеличении скорострельности стрельбы. Среди бронебойных возросло количество стрел с тупым острием - панциробойных и противокольчужных. Стрелы хранились в колчанах открытого типа, с карманом, наконечниками вверх, крепившиеся ремнями, петлями и крючьями к поясу.

В ближнем бою кыргызы пользовались копьями с ромбическими наконечниками и пальмами с трехгранными однолезвийными наконечниками. В рукопашном бою широко применялись однолезвийные палаши, сабли с прямым и слабоизогнутым клинком. Сравнительно редко употреблялись боевые топоры с узким лезвием и низким обухом. Использовались и прямые однолезвийные кинжалы. Основным видом защиты были панцири-куяки, составленные из узких, ламеллярно- или чешуйчатосоединенных пластин. Вошли в употребление куяки с покрытием из широких пластин, крепившихся заклепками на подкладке. Голову предохраняли сфероконическим шлемом из 6-и пластин с обручем и навершием.

Военно-административная система, сложившаяся у кыргызов в эпоху великодержавия, с распадом их государства на отдельные княжества, изжила себя, хотя ее отдельные элементы продолжали действовать, в частности - десятичный принцип формирования войска. Основной войсковой единицей стали десятитысячные отряды - тумены, формируемые отдельными владениями, во главе которых стояли правители - иналы. В подчинении иналов находились мелкие владения - баги. Войско каждого владения формировалось из дружин инала и бегов и ополчения вассальных племен - киштымов. Основу войска составляли воины-дружинники, хорошо вооруженные и оснащенные.

С изменением характера вооружения и численности войск изменилась и тактика боя. Сократилась дистанция полета стрелы и увеличилась частота стрельбы. Войска могли сходиться на более близком расстоянии. Применение копий и пальм повысило интенсивность ближнего боя. Использование сабли повысило эффективность и усложнило приемы фехтования. В целом возросла интенсивность конного боя. Повысилась роль и продолжительность ближнего и рукопашного боя в ходе сражения.

Кыргызы в этот период сооружали крепости-убежища, где укрывались в момент военной опасности.

Этот период в истории войн кыргызов характеризуется оборонительной стратегией. Театр военных действий ограничивался Саяно-Алтайским нагорьем и прилегающими районами северо-западной Монголии. Масштабы операций значительно сократились. Войны велись ради гегемонии между княжествами. Сопротивление внешнему натиску значительно ослабло.

Последующая монгольская эпоха принесла кыргызским княжествам утрату политической самостоятельности. В XIII-XIV вв. н.э. кыргызы вошли в состав Монгольской империи, и их военные формирования стали частью монгольской армии. Военные отряды кыргызов несли охранную службу монгольской столицы Каракорум. В качестве военных поселенцев группы кыргызов были расселены в Маньчжурии и Северном Китае. Утрата независимости привела к застою в военном деле.

Монгольский воин времен Чингизхана (г.Улан-Батор, Монголия)

В эту эпоху кыргызские воины были вооружены сложносоставными луками со срединными фронтальными накладками. Стрелы имели железные наконечники, из которых 3 типа трехлопастных, 10 - плоских, 2 - зигзагообразных, 3 - четырехгранных, 1 - прямоугольных. Среди небронебойных стрел продолжало увеличиваться количество форм плоских стрел. Появились стрелы с зигзагообразным сечением пера, проворачивающиеся в полете. Значительно сократилось количество типов бронебойных стрел. По-видимому, в дистанционном бою кыргызская конница стала действовать в основном против легковооруженного противника. Ее возможности в стрельбе по панцирным всадникам значительно уменьшились.

Стрелы хранились в колчанах. Однако их детали в памятниках этого периода не обнаружены.

В ближнем и рукопашном бою кыргызские воины фехтовали палашами и саблями и действовали кинжалами. Другие виды оружия ближнего боя в памятниках кыргызской культуры не найдены. Для защиты применялись панцири-куяки из узких пластинок ламеллярного принципа крепления и широких пластин, крепившихся изнутри к матерчатой основе с помощью заклепок. Защитой для головы служил шлем.

Монголы распространили на кыргызские земли азиатскую десятичную систему деления войска и народа, подобную той, что была принята в тюркском и кыргызском каганатах. Все население Минусинской котловины было сформировано в 1 тумэн войска. Позже территория Саяно-Алтая была поделена на несколько округов. Во главе администрации были поставлены чиновники на монгольской службе. Кыргызы смогли сохранить свое положение ведущей этнической группы. Однако из-за участия в междоусобных войнах чингизидов в борьбе за ханский престол и переселения в другие районы Монгольской империи, их численность сократилась.

Судя по изменениям в вооружении, кыргызские военные отряды в монгольское время представляли собой подразделения конных лучников, имевших средства ведения ближнего и рукопашного боя и защиты. В тактическом отношении у них должна была возрасти роль дистанционного боя, стрельба по легковооруженному противнику. В условиях ближнего боя их боеспособность снизилась.

К этому времени относится создание кыргызами системы крепостей-убежищ в труднодоступных местах, где население скрывалось от врага.

В этот период кыргызы лишились своей государственности и не смогли осуществлять самостоятельной стратегии, участвуя в войнах в составе монгольских войск и неся охранную службу. Однако, несмотря на утрату независимости и сокращение численности населения, они смогли сохранить в качестве основного района обитания Минусинскую котловину.

Военная история кыргызов в Восточном Туркестане и на Тянь-Шане в эпоху развитого средневековья известна по фрагментарным сведениям письменных источников и данным эпоса. Она должна быть рассмотрена в рамках специального исследования.

Глава из монографии «История енисейских кыргызов». Авторы В.Я.Бутанаев, Ю.С.Худяков. Издательство Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова, 2000. - 272 с., Абакан.

1. Клеменц Д. Древности Минусинского музея. - Томск, 1986. - С. 152-166.

2. Карпов В.Г. Материалы к археологии Красноярского района. - Красноярск, 1929. - С. 48-50.

3. Теплоухов С.А. Опыт классификации древних металлических культур Минусинского края // Материалы по этнографии. - Л., 1929. - Т IV. - Вып. 2. - С. 28-61.

4. Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. - М.-Л, 1951. - Ч. 1. - С. 350-357; Бартольд В.В. Киргизы. - Фрунзе, 1927.

5. Евтюхова Л.А. Археологические памятники енисейских кыргызов (хакасов). - Абакан, 1948. - С. 103-107.

6. Худяков Ю.С. Вооружение енисейских кыргызов VI-XII вв. - Новосибирск, 1980. - С. 176.

7. Худяков Ю.С. Кыргызы на Табате. - Новосибирск, 1982. - С. 214-221.

8. Худяков Ю.С. Вооружение средневековых кочевников Южной Сибири и Центральной Азии. - Новосибирск, 1986. - С. 206-226.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

05-02-2019
Как кыргызы появились на Тянь-Шане
8465

03-01-2019
Торговые и культурные связи енисейских кыргызов
3028

18-12-2018
Древние кыргызы традиционно считались скотоводами-кочевниками, но в последние годы появились альтернативные точки зрения
3016

30-11-2018
Древнекыргызский алфавит состоял из 39 знаков, хорошо приспособленных для вырезания на дереве и камне
3705

29-10-2018
Ко времени начала монгольских завоеваний кыргызы уже не располагали единым государством и военной силой, достойной оказать сопротивление монголам
4105

12-09-2018
В середине IX в. Кыргызский каганат находился на вершине своего могущества, а китайский император искал с ним союза
5820

07-09-2018
IX-X вв. Кыргызское великодержавие. Как китайцы руками кыргызов пытались уничтожить уйгуров
11620

18-02-2013
Исторические и археологические источники о формировании тениртооских кыргызов
8553

16-11-2012
Развитие военного дела кыргызов в IX-X вв. в Кыргызском каганате
6833

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×