Добавить статью
4:58 27 Ноября 2012
Кенеш Джусупов и его энциклопедические своды

В Кыргызстане все знают о Кенеше Джусупове, писателе, библиофиле, путешественнике и исследователе кыргызской истории и культуры, человеке, который стал одним из интеллектуальных борцов против манкуртизма еще в последние десятилетия советской державы. В субботу, 1 декабря с.г., в фойе Кыргызской Национальной библиотеки откроется книжная выставка «Сердце мое в горах», посвященная к 75-летию писателя. Там же проводится презентация новой фундаментальной книги «Национальная культура кыргызов» («Кыргыздардын улуттук маданияты»), которая была написана К.Джусуповым в соавторстве.

В то же время мы должны признать, что не все детали биографии К.Джусупова известны широкой аудитории. Историк и публицист Тынчтыкбек Чоротегин в своей очередной статье затрагивает именно неизвестные ранее штрихи к портрету Кенеш агая.

121127jusupov
Кенеш Джусупов

Почти все наши соотечественники знают об основных этапах жизни и творчества народного писателя Кенеша Джусупова (род. 14 апреля 1937 г.) по современным энциклопедическим изданиям, по кыргызской википедии (http://ky.wikipedia.org/wiki/Жусупов,_Кеңеш), знают об его регалиях, путешествиях и т.д. Его дед, Иманаалы, погиб на перевале Бедел во время массового исхода после кровавого подавления национально-освободительного восстания кыргызов в 1916 году. Физиологическим отцом писателя был Сыдыкбек Иманаалы уулу, но своего первенца он отдал на воспитание своему старшему брату Джусупу, который тогда не имел детей (такие традиции у кыргызов были широко распространены). Об этом Кенеш ага упоминает в своих мемуарах.

По рассказам родителей мы знаем, что в 1940-е годы, когда не было ни телевизоров, ни компьютеров, было лишь радио, интеллектуальную жизнь восполняли читающие дети, как Кенеш, которые «шпарили» как по латинице, так и по кириллице (введенной с 1940 г.), и читали вслух отрывки эпоса «Манас», кыргызский перевод поэм А.С.Пушкина, эпической поэмы грузинского поэта Шоты Руставели «Витязь в тигровой шкуре», осуществленный Алыкулом Осмоновым, и т.д. Те взрослые, которые знали лишь арабскую графику кыргызской письменности, после 1928 года стали «официально» безграмотными и уповали на свое чадо, умеющее читать «европейские» алфавиты.

Таким образом Кенеш ага стал «ежевечерним диктором» в масштабе близкого семейного круга. И это помогло ему приблизиться к миру книг (кстати, он стал читать с пяти лет от роду).

И я, как односельчанин, близко знал обоих отцов Кенеш агая (Сыдыкбек ата и Джусуп ата) и обоих матерей (Турдубүбү апа и Сүйүн апа), и это было его счастье, что он был сыном этих простых, добрых и замечательных людей, которые сделали все, чтобы их дети стали образованными людьми.

Я бы назвал Кенеш ага полигистором (лат. polyhistor – «эрудит») нашего народа, человеком, который владеет обширными энциклопедическими знаниями и успевает передавать их через свои книги, статьи, сборники и разнобразные популяризаторские публикации.

Но все ли мы знаем, что в тот год, когда он родился, был арестован его отец Джусуп Иманалиев, который лишь после двух лет мытарств в ГУЛаге в Архангельске, вернулся в 1939 году в родное село Эчки-Башы (Он-Арчинский айыльный кенеш в нынешнем Нарынском районе Нарынской области).

Хотя отец был оправдан, но эти детали жизни мешали бы детям Джусупа, поэтому он никогда об этом им не рассказывал. Лишь бабушка Уулбала эне открыто описывала своим внукам, как их отец ориентировался по звездам, когда возвращался домой. Затем, по иронии судьбы, отец стал учителем географии (ведь он исколесил земли от малой родины Михайло Ломоносова до Эчки-Башы самостоятельно; нам же не понять, почему освободившиеся из ГУЛага люди должны были вернуться назад без помощи государства. Тогда бы бывшему арестанту сказали, мол, «скажи еще спасибо, что живым и невредимым остался»).

И отец, прекрасный учитель географии, стал заслуженным учителем республики в 1948 году. Ныне средняя школа в селе Эчки-Башы носит его имя.

Кенеш ага, наряду со своими друзьями Кубатбеком Джусубалиевым (Кердегеем), Мурзой Гапаровым, Салиджаном Джигитовым, Ашымом Джакыпбековым и другими стал представителем новой волны кыргызской прозы, которая в 1960-80-е годы использовала все новые шансы открыть «третий глаз» у людей, зашоренных коммунистической цензурой. Они учились у Чынгыза Айтматова, но и сами дерзали, чтобы найти и описать свое сокровенное и оригинальное.

В те времена, когда даже знаменитый поэт-классик Аалы Токомбаев выступал за то, чтобы выбросить кыргызский эквивалент русского слова «Родина» на свалку «ненужной архаики», Кенеш ага втихаря опубликовал сборник произведений «Ата журт: Публицистикалык ой толгоо жана повесть» (на кыргызском «Отечество: Публицистическое эссе и повесть»; Ф.: Мектеп, 1977. – 235 с.). Это было, видимо, особенным бунтом против прорусской пресмыкающейся политизированности части элиты. (Даже братья украинцы пользуются термином «Батькiвщина», а у нас некоторые «политически правильные» писатели полагали, что было бы крамольной назвать СССР «Атажуртом», а не «Родиной» именно в кыргызской речи. Это я пишу для нового поколения, которое не знает, что такое КПСС, пионерия, комсомол и все другие, «вытекающие» из них).

Помню, я зачитывался книгой Кенеш ага об его поездке в Италию (Микеланджело мекенинде («На родине Микеланджело»; на кыргызском яз.). – Ф.: Мектеп, 1968. – 131 с.). Лишь сегодня мы узнаем, что один цензор из министерства культуры республики задержал эту книгу в издательстве на целый год из-за того, что К.Джусупов осмелился написать в ней: «Венеция – самый красивый город в мире» («Как же это так – назвать капиталистический город самым красивым городом в мире, тогда как итальянский пролетариат бедствует там и жаждет мировой революции»).

После ряда бесед с писателем К.Джусуповым я понял, что именно эта итальянская поездка раскрыла ему глаза, и он стал более внимательным к истокам кыргызской культуры, к ранней истории кыргызского народа. В то время в кыргызских школах «История Кыргызстана» была лишь факультативным занятием и на деле многие учителя «брезговали» ею, лишь штудируя, когда была битва Дмитрия Донского с Мамаем, и когда В.И.Ленин поднялся на броневик (хотя мы и тогда не знали, что одна из внучек-племянниц Мамая стала матерью самого Иоанна Грозного; а германские буржуи в 1917 г. профинансировали большевистский мятеж и революцию).

В 1981 году он вместе с другом Кубатбеком Джусубалиевым путешествовал по Алтаю и Енисею. Им помогал тогда еще молодой хакасский этнограф Астайбек (Виктор Яковлевич) Бутанаев. Это было тогда, когда, как я рассказал в предыдущей статье об археологе Юлие Худякове, идеологические вожди советского Кыргызстана официально выкинули енисейскую часть из единой кыргызской истории.

Кенеш ага тогда был младшим соратником академика Тугельбая Сыдыкбекова. И в период перестройки, когда Кенеш ага стал главным редактором литературного журнала «Ала Тоо», он и его сподвижники «широким фронтом» начали выступление против исторической безграмотности. В данном журнале опубликовали переводы трудов Н.Бичурина, В.Бартольда, С.Абрамзона, Ю.С.Худякова, В.Я.Бутанаева, Реми Дора, статьи Омуркула Караева, Имеля Молдобаева, Кушбека Усенбаева, М.Кожобекова, К.Молдокасымова, там же апробировались части нашей книги «Кыргызская история: Краткий энциклопедический словарь» (авторы: Б.У.Урстанбеков, Т.К.Чороев, издано в 1990 г.), опубликовались тексты переводов трудов Жусупа Баласагуни, Махмуда Кашгари, недоступные ранее тексты из творческого наследия Калыгула, Молдо Кылыча, Молдо Нияза, Казыбека, Осмонаалы Сыдык уулу и т.д.

Теперь каждый улыбнется, когда скажешь, что в советское время мы читали критику против Молдо Кылыча, но не смогли сверить ее с текстом акына-письменника, и у нас была официальной концепция о том, что будто бы у кыргызов не было своей письменности до 1924 года; и это невзирая на то, что, кроме сохранившихся рукописей, был и ряд книг на кыргызском языке, опубликованных в 1898-1916 гг.

В то время Кенеш ага осуществил еще один дерзкий шаг: он нашел рукопись неопубликованного труда репрессированного историка Белека Солтонкелди уулу Солтоноева (1878-1938) и впервые сделал ее доступной для широкой аудитории популярного кыргызскоязычного журнала «Ала Тоо». Это было своеобразной «бомбой» против официального манкуртизма.

И мы должны подчеркнуть, перестройка не стала бы нашей начальной эпохой морального и культурного выздоровления без личного храброго участия таких интеллектуалов как Ч.Айтматов, Т.Сыдыкбеков, К.Джусупов, С.Джигитов, О.К.Караев, М.Гапаров, К.Джусубалиев, Дж.Сыдыков, А.Джакыпбеков, В.Запольский, Э.Ибраев, А.Рыскулов, А.Омурканов, Э.Турсунов, Ш.Дуйшеев, Э.Нурушев и многих других.

И тогда, в конце 1980-х, у Кенеш агая зародилась мысль собрать воедино все, что уже было опубликовано в журнале «Ала Тоо» в сокращении, и добавить то, что было припасено, и опубликовать их в многотомнике.

Осуществить эту мечту удалось лишь в годы независимости Кыргызстана. Вначале вышел трехтомник, а затем пятитомник, десятитомник и, наконец, четырнадцатитомник серии «Кыргыздар» («Кыргызы»), среди которых были и специальные тома на русском языке.

Это издание стало своеобразной хрестоматией для изучающих историю кыргызов и Кыргызстана. Оно стало символом художественной, публицистической и научно-просветительской литературы Кыргызстана эпохи перехода от тоталитарного общества к демократической, либеральной жизни без прежней государственной цензуры.

Содержание этих многотомников (см., например: Кыргыздар. Он төрт томдук жыйнак / Түзүүчүлөр Кеңеш Жусупов, Каныбек Иманалиев. - Бишкек: Бийиктик, 2011. - Т. 1-14. - ISBN 978-9967-13-792-9) показывает, что кыргызская элита дорожит всеми теми знаниями по истории нашего народа, раздобытыми представителями разных этносов и разных мировых школ духовной и научной мысли.

Не думаю, что 14-томник – предел желаний Кенеш ага. Однажды он упомянул мне, что, когда посетил Китай, в г.Сияне (в нынешней провинции Шэньси), когда-то бывшей столицой 13 китайских династий (в т.ч. Чжоу, Цинь, Хань, Суй и Тан), ему показывали 60-томник истории культуры Китая. Дело, конечно, не в цифрах, и отнюдь не в состязании с китайцами, а в том, что уже в следующем году и последующих годах появятся много новых данных по древней, средневековой и новейшей истории нашего народа, и нужно продолжать синтезировать и обобщать эту информацию глазами неустанного полигистора. Поэтому проект К.Джусупова жизненно важен нам и в грядущие времена.

Вместо заключения

Часто у меня спрашивают: «Кенеш Джусупов – кто, писатель или историк?» Я отвечаю, что, конечно, он – писатель и публицист. Но судя по тому, что он сделал многое в области исторического просвещения, что было не по плечу его кыргызским современникам-историкам, я непременно хочу добавить, что он – маститый Учитель историков-кыргызоведов.

P.S.

См. выходные данные новой книги: Кыргыздардын улуттук маданияты: Тарых. Маданият. Мурас. Салт-нарк. Боордоштордун маданияты / Түз.: К.Жусупов, Ж.Бакашова, К.Иманалиев, М.К.Өмүрбай уулу; Редактору академик Абдыганы Эркебаев. - Б.: 2012. - 972 б. - ISBN 978-9967-26-570-7.

Т.К.Чоротегин,президент Международного общественного объединения “Кыргыз Тарых Коому” и профессор КНУ им. Жусупа Баласагына, д.ист.н.

(Из серии статей по истории Кыргызстана и кыргызоведению)

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

В своем докладе А.Керенский весьма объективно отразил ситуацию

Кыргызы в древности. Прототип(ы) Алмамбета
(часть 2)

Кыргызы в древности
(часть 1)

Древнее государство Паркана

Спор об учебнике с (бес)пристрастием

Древнее государство Усунь в Тенгир-Тоо

Общественный строй империи хуннов

«Великий шелковый путь» через государство хуннов

Древнее хуннское государство

Бюбюйра апа и кирпичик в здании Ата-Бейита, гласа памяти отцов нации

Еще статьи

Комментарии
Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком