Добавить статью
6:08 3 Апреля 2013 50688
Кыргызское Великодержавие и происхождение кыргызского народа
(часть 6)

Из цикла "Археология и история древнего и средневекового Кыргызстана"

Часть 5

Древнетюркская государственность Ала-Тоо - историческое наследие кыргызского народа

Волею исторических судеб кыргызский народ стал преемником и наследником не только государственности кыргызов на Енисее, но и древнетюркской государственности, которая развивалась в Ала-Тоо. В середине VI в. территория современного Кыргызстана вошла в состав Тюркского каганата, в начале VII в. она стала административным центром нового государственного образования - 3ападнотюркского каганата. На его развалинах образовались государства тюргешей и карлуков (VIII-X вв.), столицей которых стал город Суяб (городище Акбешим близ современного г. Токмок). Финальным в развитии средневековой тюркской государственности в Ала-Тоо стал Караханидский каганат со столицей в городе Баласагун (другое название - Куз-Орду) развалины которого под названием «Бурана» и сейчас удивляют своей монументальностью. Город Баласагун располагался на 3-5 км южнее города Суяб.

130403_1
 Башня Бурана. Чуйская долина.

Таким образом, территория Кыргызстана на протяжении VI-XII вв. стала вторым центром (после Монголии) развития древнетюркской государственности и культуры. Здесь древнетюркская государственность и культура развивались более продолжительное время, чем в Центральной Азии, и достигли значительных результатов. Центр древнетюркской государственности в Ала-Тоо внес заметный вклад в общетюркскую цивилизацию. Каждый образованный человек тюркского корня от Байкала до Босфора и от Урала до Индии знает и помнит, что на сравнительно узкой полоске земли Чуйской долины располагались столицы четырех древнетюркских государств, что именно здесь были основаны первые тюркские города с тюркскими же названиями, что в этих городах были отлиты первые тюркские деньги, на аверсе которых было написано гордое «господин тюргеш-каган». Но самое главное, чего не следует забывать, в Чуйской долине в городе Баласагун родился ныне известный всему миру Юсуф, написавший первую поэму на тюркском языке, которая дала начало блестящей тюркской поэзии последующих времен(Навои, Бабур, Низами и многие другие). Эта первая тюркская поэма Юсуфа Баласагуни «Kутaдгy билиг» («Благодатное знание») сейчас переведена на многие языки мира. А уроженец города Барсхан (Иссык-Куль) Махмуд стал одним из первых тюркских ученых. Его труд «Диван лугат ат-тюрк» («Словарь тюркских наречий») также известен всему миру.

Основы тюркской государственности АлаТоо были настолько сильны, что она транслировалась в другие регионы. Так, представители западнотюркской ветви династии Ашина - выходцы из Ала-Тоо - возглавили Хазарский каганат на Волге и Северном Кавказе (Кляшторный C.Г., Савинов Д.Г. Степные империи Евразии. - СПб., 1994. - С. 64.).

20 апреля 977 г. в прекрасном городе Газне (Хорасан) был венчан на царство бывший раб- воин (гулям) - выходец из тюркского племени барсхан, которое кочевало на Иссык-Куле или в долине реки Талас. Имя этого эмира было Себук-тегин. Династия, основанная Себук-тегином, правила Хорасаном и в ХI в. (Мокрынин В. П., Плоских В. М. Иссык-Куль: затонувшие города. - Фрунзе, 1988. - С. 64-65.) И, наконец, правитель Ферганского вилайета с городами Андижан, Ош и Узген поэт и воин 3ахириддин Бабур (1483-1530 гг.) в 1526 г. завоевал Северную Индию, включая город Дели. Бабур стал основателем нового государства, которое европейцы назвали Империей Великих Моголов. Династия, основанная Бабуром, надолго пережила своего создателя. Она была ликвидирована английской короной лишь в 1858 г. (Бабур-наме / Пер. М. Салье. - ТaПIкент, 1982.).

Во всех древнетюркских государствах власть опиралась на примерно одинаковые институты общественного устройства и социальные структуры, которые были хорошо приспособлены для военного быта. Тюркский племенной союз состоял из отдельных племен (бод), политически объединенных в имперскую государственную структуру (эль), где родоплеменная организация (бод) и военно-административная система (эль) взаимно дополняли друг друга, направляя прочную, но вечно стремящуюся к сепаратизму родоплеменную солидарность в русло общегосударственных интересов.

Все древнетюркские государства были монархиями. Каганами (монархами) могли быть только выходцы из самых элитных аристократических родов (огуш). У тюрок это был род Aшина, у уйгуров - Яглакар, у древних кыргызов - род, основанный еще в 1 в. до н. э. китайским полководцем Ли Лином.

130403_2
 Узгенский комплекс. Ферганская долина.

Власть кагана в древнетюркских государствах не имела легитимных ограничений. Он осуществлял функции высшего руководства гражданского и военного управлений, верховного судьи и главного жреца. Однако каган не мог прочно сидеть на троне, если пренебрегал своими обязанностями по отношению к своевольной степной аристократии, которая опиралась на незыблемую родоплеменную солидарность. Каковы же были обязанности древнетюркского государя по отношению к своим подданным - бегам и народу? Они хорошо освещены в древнетюркских камнеписных памятниках и в первой тюркской поэме «Kyтaдгу билиг» Юсуфа Баласагуни.

Едва ли не высшей добродетелью кагана, согласно вышеуказанным памятникам, считались удачливые набеги и войны ради добычи.

В эпитафии, найденной в Таласской долине, тюргешский феодал Бег-чор превозносится за то, что он «... непрерывно ходил (походом) за границу и внутри государства» (Батманов Н.А. Таласские памятники древнетюркской письменности. - Фрунзе, 1971. - с. 13.).

В тексте в честь Тоньюкука эта государственная функция правителя выражена с подкупающей откровенностью и прямотой: «Если бы у народа, имеющего кагана, [тот]оказался бездельником (т.е. не ходил в походы. – Авт.), что за горе бы у него (народа) было!» (Подробнее об идеалах древнетюркской государственной власти см.: Бейшембиев Э.Д., Джунушалиев Д.Д.., Moкрынин В.П., Плоских В.М. Введение в историю кыргызской государственности. - Бишкек, 1994. - с. 36-39.).

Однако, как считали древнетюркские идеологи, военные трофеи хороши только тогда, когда каган не прячет их в свои закрома и не сидит на сундуках с сокровищами. Он обязан был щедрой рукой и по реальным заслугам распределять их среди войска и знати. Поэтому, как следует из древнетюркских текстов, каганы не раз публично подчеркивали свои заслуги перед народом: «я хорошо вскормил народ», «одел нагой народ», «накормил голодный народ». Бывали случаи, когда каганы по тем или иным причинам оставляли трофеи без справедливого раздела. В таких случаях подданные считали себя вправе не подчиняться власти «жадных» каганов. Чаще всего они откочевывали подальше от ставки кагана и считали себя независимыми. Иногда «жадных» каганов убивали. Китайская хроника сообщает о трагедии тюргешского кагана Сулука Чабыш-чора; «Вначале Сулук хорошо управлял людьми, был внимателен и бережлив. После каждого сражения добычу всю отдавал подчиненным, почему роды были довольны и служили ему всеми силами ... В последние годы он почувствовал скудость, почему награбленные добычи начал мало-помалу удерживать без раздела. Тогда и подчиненные начали отдаляться от него ... Мохэ Да-ань и Думочжи неожиданно в ночи напали на Сулука и убили его» (Бичурин н. я. Собрание сведений ... - Т. 1. - с. 299.).

Весьма примечательно, что через несколько столетий после крушения Тюркского и Тюргешского каганатов Юсуф Баласагуни, отмечая важнейшие идеалы общественного устройства тюркского государства Караханидов в А.ла-Тоо, писал практически то же, что древнетюркские тексты:

«Внемли, что сказал муж о рати своей: «Добудешь победу, наград не жалей!

Корми, награждай, не жалея отличий, иссякнут дары - снова мчись за добычей».

130403_3
Караван-сарай Таш-Рабат. Нарынская область.

Согласно еще гуннской традиции (III в. до н. э.), государства древних тюрок делились на два крыла со строго фиксированными племенами в каждом из них. Одно крыло называлось правым (восточное), другое - левым (западное). Крылья возглавляли высшие должностные лица каганата, которые, как правило, были ближайшими родственниками кагана. Правое крыло (восточное) состояло из более сильных и знатных племен. Его, согласно тюркскому праву, возглавлял тот брат кагана, который являлся наследником престола. Он имел титул «шад». Левое (западное) крыло возглавлял тоже ближайший родственник кагана с титулом «джабгу (ябгу)». В древнетюркской иерархии шад был вторым, а джабгу - третьим титулом после титула каган. 3ападнотюркские верховные правители всегда добавляли к своему титулу каган еще и титул джабгу.

Подобное устройство зафиксировано и в 3ападнотюркском каганате (племена нушиби и дулу), в государстве тюргешей (желтые и черные роды).

Социальная система в древнетюркоких государствах была двухступенчатой (аристократия и простой народ). Высшим сословием были беги, власть которых была наследственной и утверждалась традицией. Среди родов, согласно кочевой иерархии, были более и менее знатные; были совсем захудалые по своему происхождению - такие роды находились в зависимости от более знатных. Внутри рода правовое положение простых людей было примерно равным. Часто это равенство было мнимым, так как опиралось на имущественное положение семьи. Самое низкое положение в древнетюркском социуме занимали рабы. В целом рабство в тюркских семьях было домашним.

Характерно, что кыргызы, заняв Ала- Тоо в конце XV - начале XVI вв., целиком восприняли древнетюркскую государственную и социальную структуру, столь отличную от сложивmейся у енисейских кыргызов.

Уже в XVI в. сложилась военно-административная система кыргызов Ала-Тоо, состоящая из двух крыльев (он и сол) и группы ичкилик С твердой фиксацией родоплеменных объединений в каждом из них. Общество кыргызов стало в основном двухступенчатым с четкой оппозицией: знать (бии, манапы, датхи) и народ. В кыргызской родоплеменной структуре прослеживались знатные и менее знатные роды, а также и совсем плебейские роды, основателями которых были бесправные рабы. Свободные мужчины в роде юридически имели примерно равные права, но слово богатого всегда было весомее. Кыргызы сохранили родовую солидарность, так характерную для древнетюркского общества (Абрамзон С.М. Кыргызы и их этногенетические и историко-культурные связи. – Фрунзе, 1990. – Абрамзон С.М. Кыргызы и их этногенетические и историко-культурные связи. – Фрунзе, 1990. – С. 38-41. С. 38-41.).

Восприняв эти важные институты древнетюркской государственности, которые издавна обеспечивали порядок в социальной жизни кочевников, кыргызские родоплеменные объединения не могли (или не стремились) восстановить верховную власть кагана, хана, эмира, а следовательно, не смогли создать собственное государство.

Во второй половине XIX в., когда земли кыргызов по мере продвижения русских войск на юг включались в различные административно-территориальные единицы, - Семиреченскую, Сырдарьинскую, Самаркандскую и Ферганскую области, вопрос о кыргызской национальной государственности вообще утратил практическое значение. Он, казалось бы, навсегда был отодвинут за горизонт возможного. Но история распорядилась иначе.

(продолжение следует)

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

02-12-2013
Дирхемы, дирхемы, дирхемы…
76300

22-11-2013
Загадка Усто Ахмада
40511

18-11-2013
К вопросу о тюрко-согдийской интеграции в VI-VIII вв.
(продолжение)
20814

08-11-2013
К вопросу о тюрко-согдийской интеграции в VI-VIII вв.
29824

01-11-2013
Византийский историк о согдийцах в Семиречье
(часть 2)
37060

25-10-2013
Византийский историк о согдийцах в Семиречье
43168

18-10-2013
Сирийские и армянские источники о становлении Тюркского каганата
(продолжение)
55328

10-10-2013
Сирийские и армянские источники о становлении Тюркского каганата
42715

27-09-2013
Сведения о тюркских народах в минералогическом трактате Ал-Бируни
(продолжение)
28000

20-09-2013
Сведения о тюркских народах в минералогическом трактате Ал-Бируни
56682

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×