Добавить статью
6:35 18 Апреля 2013 116655
Происхождение кыргызского народа
130418_1
В.П.Мокрынин и тюрколог проф.С.Г.Кляшторный рассматривают находки из Чигу

(Предисловие)

Процесс развития этой общности и образования на ее основе народности прервало монгольское нашествие.

Итак, вплоть до начала XIII в. на территории современного Кыргызстана формировалась тюркоязычная этническая общность, генетически не имеющая ничего общего с кыргызами Южной Сибири, даже если учесть то обстоятельство, что в эпоху великодержавия (IX-X вв.) кыргызы заняли Восточный Тянь-Шань и подошли вплотную к границам Семиречья.

Здесь особое значение приобретает вопрос: долго ли кыргызы пробыли в Восточном Туркестане и в долине р.Или? Ответ на него связан с длительностью кыргызского великодержавия, которое, как отмечают большинство ученых, было сравнительно недолгим: уже в X в. основная масса кыргызов вернулась из Центральной Азии на Енисей. По всей видимости, в это же время они также ушли из Восточного Туркестана и пределов Семиречья. По крайней мере, во второй половине X в. войска Караханидов, достигшие в своих восточных и северо-восточных походах Таримской впадины (г.Куча и р.Иртыш), не встречали кыргызов ни в качестве врагов, ни в качестве союзников.

Это загадка, от ответа на которую зависит общая историческая оценка дальнейших судеб кыргызского этноса как в Средней Азии, так и в Южной Сибири. Тем не менее, как и двести лет назад, никто не может осмелиться сделать вывод. Правда, уже в XVIII в. высказывалось предположение о тождестве предков тянь-шаньских кыргызов с кыргызами Енисея, и оно свыше ста лет вполне соответствовало уровню развития исторической науки, так как было простым, стало привычным. Однако и тогда возникла мысль, что енисейские и тянь-шаньские кыргызы не имели ничего общего (Ч. Валиханов). В конце XIX в. впервые состоялась острая дискуссия между В.В. Радловым, убежденным сторонником переселения енисейских кыргызов, и Н.А. Аристовым, обосновавшим автохтон- ность происхождения кыргызов Тянь-Шаня.

В.В. Бартольд, автор первой книги о кыргызах, считал, что переселение кыргызов на Тянь-Шань происходило не в эпоху «великодержавия», а гораздо позже. Археолог А.Н. Бернштам в ряде своих работ обосновал гипотезу о поэтапном, растянувшемся более чем на тысячелетие переселении енисейских кыргызов на Тянь-Шань. Однако эта гипотеза не получила признания в дискуссии и решениях специальной сессии, занимавшейся проблемой этногенеза кыргызского народа. Сложившуюся ситуацию наиболее точно охарактеризовал этнограф С.М. Абрамзон: «Если в настоящее время давно стала очевидной невозможность отождествления енисейских и тянь-шаньских кыргызов, то столь же очевидна необоснованность полного отрицания и некоторых этногенетических связей между ними».

Первый шаг вперед в затянувшейся дискуссии сделал К.И.Петров, выдвинув положение о промежуточной зоне между Енисеем и Тянь-Шанем, которая находилась в Обь-Иртышском междуречье. Там и смешивались кыргызские, кимакские и другие племена, а вновь образовавшийся этнический субстрат с этнонимом «кыргыз» переселился на Тянь-Шань в XIII-XV вв. С критикой идеи выступил О.Караев, который продолжал отстаивать точку зрения о переселении на Восточный Тянь-Шань енисейских кыргызов еще в IX-X вв. Мысль о возможности проникновения военных отрядов кыргызов в Чуйскую долину, не связывая это проникновение с массовым переселением, высказал ленинградский ученый Д.Г. Савинов.

Гипотезу о промежуточной зоне развил С.М.Абрамзон, полагавший, что на территорию современного Кыргызстана переселились не преимущественно енисейские кыргызы, а в основном тюркоязычные племена, обитавшие ранее в Восточном Притяньшанье, отчасти в Прииртышье и на Алтае. Ряд новых предложений относительно происхождения кыргызов внесли авторы первого тома пятитомной «Истории Киргизской ССР», обосновав положение об изменении сущности термина «кыргыз», который в IX-X вв. и позже стал не столько этнонимом, сколько этнополитонимом: термином «кыргыз» обозначались не главным образом кыргызские по происхождению племена, но и другие, которые им подчинялись. Промежуточной зоной формирования кыргызского народа, по их мнению, стала область с названием Кыргыз, находившаяся на Алтае и в Прииртышье.

Как видно, проблема взаимоотношений енисейских и тянь-шаньских кыргызов еще не прояснилась окончательно. Поэтому и по сей день продолжается дискуссия между сторонниками гипотезы о прямом переселении енисейских кыргызов, как уже сложившейся народности, в IX в. на Тянь-Шань и сторонниками новой концепции о сложении кыргызской народности в результате слияния местных, древнетюркских и монгольских племен с пришлыми кыргызскими племенами, переместившимися на Тянь-Шань в середине XV в. с Алтая и из Прииртышья.

Представляем концепцию авторов главы об этногенезе кыргызского народа первого тома четвертого издания «Истории Киргизской ССР», которые придают важное значение промежуточному, алтайскому этапу этногенеза кыргызского народа (X-XIV вв.), сыгравшему решающую роль в становлении центральноазиатского протоядра кыргызского этноса.

В настоящее время перспективной представляется идея о промежуточной между Енисеем и Тянь-Шанем территориальной зоне, где в IX-XI вв. расселялись енисейские кыргызы и, взаимодействуя с местными народами, в течение последующих веков обрели свое новое этническое лицо. Такой зоной могли быть Восточный Тянь-Шань, Джунгария или Алтай, включая и монгольский Алтай. На наш взгляд, ключ к решению проблемы могут дать кыргызское эпическое наследство и лингвистика: во всех вариантах эпоса «Манас» родиной героя назван Алтай; современный язык кыргызов входит в одну группу с языком алтайцев, но совсем не в ту, в которую включены языки древних енисейских кыргызов, хакасов и тувинцев.

Видные языковеды Б.М.Юнусалиев, И.А.Батманов, Б.У.Орузбаева убедительно доказали, что язык алтайцев предельно близок и является генетическим предшественником современного кыргызского языка. Новейшие исследования его истории Э.Р.Тенишевым показали, что переломным моментом в развитии был алтайский этап. В общей классификации тюркских языков язык кыргызов, алтайцев и казахов входит в одну группу, а язык енисейских кыргызов, хакасов и тувинцев - в другую. Это свидетельствует о том, что основное ядро переселившихся на Тянь-Шань в XV в. кыргызов и алтайцев долгое время проживало на одной (или соседних) территории.

Падение Уйгурского каганата (840 г.) дало толчок образованию не только кыргызской державы, но и соперничавшего с ней каганата кимаков с центром на Иртыше, поэтому определяющими этнокультурными связями в IX-X вв. стали контакты кимакской (сросткинской) и кыргызской культур на Алтае, о чем свидетельствуют письменные и археологические источники. Анонимный арабский источник X в. «Худуд ал-алам», описывая располагавшиеся к западу от собственно кыргызов племена кыштымов, отмечает: «Косим (кыштым) - название другого народа, также из хырхызов, (они) поселяются на склонах гор, в шатрах, добывают меха, мускус, рог хуту и другое. Это один из хырхызских народов, их речь ближе к халлухской (карлукской), а по одежде они напоминают кимаков». Описаны и другие «разновидности хырхызов», вплоть до курыкан Прибайкалья, которые были тоже из кыргызов, но «не смешиваются с прочими хырхызами... их языка другие хырхызы не понимают».

Анализ источника позволяет сделать, по крайней мере, два важных вывода. Во-первых, термин «кыргыз» в X в. приобретает не только этническое, но и политическое значение. Кыргызами теперь называют и племена на р.Енисей, которые являлись кыргызскими по своему происхождению, и другие тюркоязычные племена, вошедшие в государство кыргызов. Этноним, как это было принято в Центральной Азии со времен гуннов, стал этнополитонимом. Во-вторых, этнокультурное влияние кыргызов на Горный Алтай и несколько западнее его наглядно подтверждают археологические материалы.

При распаде государства кимаков, как отмечено в «Худуд ал-алам», выделилась область Кыркырхан, обычаи населения которой «немного похожи на кыргызов». Эту область исследователи локализуют в различных местах, наиболее обоснованным из которых является предположение казахского ученого Б.Е. Кумекова, связывающего ее с Тарбагатаем. В связи с этим обращает на себя внимание предание в источнике XVI в. «Маджму ат-таварих», согласно которому одна из областей кыргызов именовалась Кыркыры (Каркары). Примечательно, что поминки по одному из героев эпоса «Манас» - Кокетей-хану - кыргызы отмечали в местности Каркара.

130418_2

В.Мокрынин, японский проф. Като и В.Плоских на раскопках

Расселение группы енисейских кыргызов в Горном Алтае и Прииртышье подтверждают археологи. В Горном Алтае кыргызские погребения по обряду кремации отмечены в могильниках Узунтал, Карболиха (IX-X вв.), Чарыш, Яконур, Акташ (XI-XII вв.), в Прииртышье - Гилево, Камышинское, Зевакино, Мечеть (IX- X вв.). Одно погребение кыргыза IX-X вв. обнаружено в Илийской долине (Текели). О взаимовлиянии с местными алтайскими племенами свидетельствуют расположение кыргызских и кимакских погребений на одном могильном поле и похожесть погребального инвентаря. Заметим, что кыргызских погребений на территории Алтая и Прииртышья по сравнению с могилами местных племен намного меньше, и это отражает реальное соотношение пришлого и местного населения, так как происходил процесс «кыпчакизации» их культуры. К XII в., по свидетельству Марвази, средневекового историка, он зашел настолько далеко, что кыргызы, обитавшие вне пределов своей родины на Енисее, отказались от обряда кремации и перешли на захоронение умерших. В XIII в. здесь было отдельное владение, которое историк Рашид ад-дин назвал Кыргыз. В XII в. группа кыргызов обитала и в Монгольском Алтае. Именно она оказала сопротивление кара-китаям при их движении на р.Эмиль.

Таким образом, в Горном Алтае и в примыкающем к нему Прииртышье (включая истоки реки) в течение IX-XII вв. сложилась тюркоязычная этническая общность из енисейских кыргызов и местных тюркоязычных племен, входивших в кимакско-кыпчакскую группировку. В культурном отношении они уже мало чем походили на коренных енисейских кыргызов, но сохраняли общее самоназвание «кыргыз». В этой этнической среде вполне могло существовать и двойное название «кыргыз-кыпчак», зафиксированное в эпосе «Манас».

Нашествие монголов привлекло на территорию Кыргызстана монгольские и подвластные им южносибирские тюркские по происхождению племена, которые частично вытесняют, частично ассимилируют местных тюрок. Оседло-земледельческое население вынужденно покидает разоренные города. О собственно кыргызах XIII-XIV вв. сведений крайне мало, только известно, что в 1260 г. в стране Кыргыз учредил свою ставку монгольский царевич Арик Бука, враждовавший со своим верховным ханом. Затем области Енисея и Алтая вошли в государство Хайду, административный центр которого находился в Чуйской долине. Конец XIII в. был очень тяжелым для кыргызов: монгольские феодалы неоднократно переселяют множество кыргызских семей с их родины в Маньчжурию, Монголию и Китай.

В истории монгольской династии Юань под 1295 г. отмечено, что часть кыргызов, занимавших Горный Алтай, тоже переместили в провинции Шаньдун. Земли Прииртышья и Алтая, которые прочно удерживал Хайду, позже стали северо-восточными пределами Моголистана. Проследить этническую историю моголистанских кыргызов чрезвычайно трудно, так как в XIV-XV вв. мусульманские авторы зачастую обозначали их общими терминами «чагатаи», «джете» или «моголы, а лучший знаток истории народов Моголистана, могол по происхождению Мухаммед Хайдар, прямо писал: «Кыргызы тоже из могольских племен». Однако он же отметил: они держались обособленно от остальных могольских племен, потому что еще не приняли ислам, «как прежде, оставались во власти неверия». Кыргызы жили в удаленных от культурных мусульманских центров высокогорных лесных районах страны, тогда как значительная часть моголов жила в городах Восточного Туркестана.

Во второй половине XV в. Моголистан пришел в упадок из-за постоянных усобиц и опустошительных набегов соседей. На землях Семиречья и Тянь-Шаня значительно сократилось население. Воспользовавшись этим, кыргызы стали постепенно занимать их, а к 1510 г., как писал Мухаммед Хайдар, «никто из моголов не мог оставаться в Моголистане из-за кыргызов».

Приблизительное время переселения кыргызов на Тянь-Шань может быть установлено только на основании сообщения китайского источника «Си-юй чжи» («Описание западных земель»), составление которого завершилось в 70-х годах XVIII в. «Поскольку народ из-за тесноты не мог разместиться - сообщают цинские чиновники, воспроизводя рассказы кыргызских старейшин, - подняли воинов на завоевание окраин. Они все простолюдины, не выдержали отпора и пришли в смятение от трудностей и опасностей и разбежались в разные стороны. Сейчас уже прошло более 330 лет с тех пор, как они бежали от беспорядков и в горах (Тянь-Шаня) нашли приют». Как видно из текста цитированного источника, хронологические рамки этих событий, связанных с перемещением кыргызов из отдельных лесных районов Моголистана в Притяньшанье, относятся примерно к середине XV в.

По сведениям известного знатока кыргызской генеалогии, автора рукописи «Кыргыз тарыхы» («История кыргызов») Белека Солтоноева, примерно к середине XV в. относится также рождение легендарного родоначальника кыргызских племен «онг канат» - «правого крыла» Тагай-бия. Со ссылкой на недошедшее до нас сочинение «Джаваб-намэ» (1825-1830 гг.), Белек Солтоноев пишет, что Тагай-бий родился около 1160-1470 гг. в местности Сары-Бел, недалеко от города Ош.

Таким образом, зафиксированные в независимых друг от друга источниках «Си-юй чжи» и «Джаваб-намэ» генеалогические предания самих кыргызов однозначно указывают на вторую половину XV в. как важнейший этап в истории кыргызского народа, связанной с территорией Тянь-Шаня.

Сама по себе эта крупная политическая акция, предопределившая необходимость освоения и подчинения новых земель, расселения на этих землях и коллективной защиты вновь обретенной территории, с одной стороны, способствовала более яркому проявлению ощущения этнического единства, с другой - требовала создания действенной этнополитической ситуации среди кыргызских племен Тянь-Шаня во второй половине XV в. В «Си- юй чжи» сообщается: «Когда они (кыргызы) впервые проникли в горы (Тянь-Шаня), не позволяли соединенным отрядам распыляться, а в соответствии с обстановкой пользовались пастбищами в горных долинах, куда проникли первоначально. Специально выделили места кочевий, и по местам кочевий и названиям гор именовали каждое племя».

Продолжение

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

03-05-2013
Происхождение кыргызского народа
(часть 3)
85840

26-04-2013
Происхождение кыргызского народа
(часть 2)
100186

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×