Добавить статью
6:57 16 Мая 2013 119999
История с географией

Из цикла «Археология и история Кыргызстана. Избранное»

По ту сторону Яксарта живут скифские племена.

Персы вообще называют их саками.

Плиний Старший

Древние скотоводы, населявшие Среднюю Азию, не оставили своих исторических сочинений. Сведения о них можно отыскать в трудах античных авторов. Больше других о среднеазиатских скотоводах писали древние греки. Однако из древнегреческих авторов мало кто сам побывал в столь отдаленных областях, поэтому сведения их, представляющие громадный научный интерес, не просто скупы и разрозненны, но противоречивы и туманны. Не одно поколение ученых анализировало эти сведения, однако по многим вопросам истории древних скотоводов степей Евразии так и не сложилось общего мнения.

Саки. Не вызывает сомнения факт, что Среднюю Азию с VIII в. до н. э. населял многочисленный народ, именовавшийся скифами или, что одно и то же, саками. Он делился на ряд племен (или, точнее, союзов племен). Наиболее известными из них были массагеты, даи, исседоны, аримаспы. В VIII в. до н. э. степь «пришла в движение». Аримаспы потеснили исседонов, те – массагетов, массагеты в свою очередь - скифов, а скифы - родственных им киммерийцев. Последние, спасаясь, сметая все на своем пути, в 20-х годах VIII в. до н. э. вторглись В государства Ближнего Востока и Малой Азии. Здесь с кочевыми завоевателями впервые познакомились древние греки. Великий Гомер не раз упоминал их в своей «Илиаде» под именем «доителей кобылиц».

Примерно через 50 лет вслед за киммерийцами туда же устремились скифы. Они разгромили потомков беглецов, установив почти на 100 лет скифскую гегемонию в Передней и Малой Азии. Впоследствии скифы были разбиты, но не вернулись в Среднюю Азию. Проследовав через Кавказские горы, сначала заняли междуречье Кубани и Дона, а затем покорили все Северное Причерноморье (Куклина И.В. Этногеография Скифии по античным источникам. - Л., 1985. - с. 127-137. Иную реконструкцию ранней истории скифов см.: Тереножкин А.И. Киммерийцы. - Киев, 1976; Артамонов М.И. Киммерийцы и скифы. - Л., 1974; Ельницкий Л.А. Скифия евразийских степей. - Новосибирск,1977.).

Именно эти скифы в VI в. до н. э. принесли в южнорусские степи свою неповторимую культуру, сложившуюся еще в Средней Азии, но уже с заметным переднеазиатским налетом.

А что же оставшиеся в Средней Азии скифские племена, которых в отличие от причерноморских собратьев именовали саками? Вспомним «отца» истории Геродота: «Саки ... они же скифы ... персы всех скифов зовут саками». Точно трудно установить, какую именно территорию подразумевали античные авторы под «страной саков». Но, по всей вероятности, по их представлениям, она охватывала горные массивы Памиро-Алая, Тянь-Шаня, Фергану и Ташкентский оазис.

Так вот, какая-то часть саков, заняв после миграции горы и оазисы Средней Азии, стала вести оседлый образ жизни, другая же продолжала кочевать. Саки долгое время упорно и успешно сопротивлялись натиску персидских царей из рода Ахеменидов, экспансия которых распространилась вплоть до Сырдарьи. Дальше персов не пустили. За Сырдарьей, в предгорьях и горных долинах Тянь-Шаня, в том числе и на территории современной Киргизии, жили саки, которых в V-IV вв. до н. э. называли «заречными» или «саками, которые за Согдом». Река надолго стала непреодолимым рубежом для завоевателей, даже слывших непобедимыми, каким был, например, Александр Македонский.

В глазах ученого мира Древней Греции река была и географическим рубежом. В античной литературе существовала устойчивая ошибочная традиция, по которой р. Сырдарья отождествлялась с р. Танаис (Доном). По географическим представлениям того времени р. Дон (а следовательно, и р. Сырдарья) рассматривалась как рубеж, разделявший два материка - Европу и Азию. Таким образом, саки, населявшие правобережье Сырдарьи и фактически обитавшие и на территории современной Киргизии, считались «европейскими». Этот географический парадокс надо иметь в виду при чтении трудов античных авторов. Сами саки называли реку Сырдарью Силис, а горы Тянь-Шаня, откуда она берет начало, Кроукасис, то есть «белые от снега». Греки именовали Сырдарью Яксарт или Танаис, а горы, ее породившие, Парнас (Куклина И. В. Этногеография Скифии по античным источникам. - С. 104-105, 123, 178-179, 184-185. Попытка доказать тождество Рипейских гор с Уралом см.: Бонгард-Левин Г.М., Грантовскuй Э. А. От Скифии ДО Индии. - М., 1974. - С. 27-29.).

Какие же конкретные племена сакской этнической общности скрыты под обобщающим названием «саки, которые за Согдом» или «заречные саки»? Кто же занимал степи и горы севернее порубежного Силиса - Яксарта? Археологические исследования в долинах рек Или, Талас, Чу, на Иссык-Куле, в Центральном Тянь-Шане, в Кетмень-Тюбе и Фергане выявили самобытную, ярко выраженную сакскую культуру (Берншта.м А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь-Шаня и Памиро-Алая. - С. 27-35; Зuма БМ. Избранные научные труды по истории Компартии Киргизии и истории Киргизской ССР. Фрунзе, 1982. - С. 146-153; Акuшев КА,Кушаев Г А Древняя культура саков и усуней ... ; Акuшев КА. Курган Иссык. - М., 1978; А6етеков А.К., Баруздин ю. д. Сако-усуньские памятники Таласской долины / / Археологические памятники Таласской долины. - Фрунзе, 1963; Кожомбердuев и. Основные этапы истории культуры Кетмень-Тюбе // Кетмень-Тюбе. - Фрунзе, 1977. - С. 12-15; Мокрынин В.Л., Гаврюшенко П.П. Курганы сакского времени в долине реки Тон; Мокрынин В.Л., Плоскuх ВМ. Итоги и перспективы изучении я археологических памятников ...).

Случайные находки и раскопки курганов в Восточном Туркестане позволили Б.А. Литвинскому сделать вывод, что на западе, севере, в центральной части этого региона, то есть в районах, примыкавших к Тянь-Шаню и Памиро-Алаю, начиная с VIII-VII вв. до н. э. И почти до рубежа н. э.,обитали ираноязычные кочевники-саки, являвшиеся органической составной частью обширной среднеазиатской группировки сакских племен (Лuтвинский Б.А. Исторические судьбы Восточного Туркестана и Средней Азии / / Восточный Туркестан и Средняя Азия. - М., 1984. - С. 13.).

Здесь, за Сырдарьей, вызрели те грозные силы скотоводов, которые во II в. до н. Э. опрокинули прежде мощную Греко-Бактрию, самый восточный осколок мировой державы Александра Македонского. Древнегреческий историк и географ Страбон писал: «Из этих кочевников в особенности получили известность те, которые отняли у греков Бактриану, именно ассии, пасианы, тохары и сакаравлы, которые переселились из области на другом берегу Яксарта рядом с областью саков и согдианов, занятой саками» (История Узбекистана в источниках / Сост. Б.В. Лунин. - Ташкент, 1984. - С. 173-174.).

Значительно подробнее о некоторых племенах кочевников, в частности, об ассиях и тохарах, сообщают древнекитайские исторические хроники, где они названы усунями и юэчжами (Рерих ю.н. Тохарская проблема / / Народы Азии и Африки. - 1963. - N2 6. - С. 120.).

Сокровища ценнейших и разнообразных сведений о древних народах Средней Азии, содержавшихся в древнекитайских исторических сочинениях, открыл миру русский ученый Никита Яковлевич Бичурин.

Опальный монах с крамольными четками

В начале мая 1853 г. в холодной келье петербургской Александро-Невской лавры одинокий и всеми забытый умирал первый крупный русский синолог, ученый с мировым именем - монах Иакинф. Он давно перестал принимать пищу и отвечать на вопросы послушника, добровольно за ним присматривающего. Накануне смерти больного посетил один из сослуживцев по Азиатскому департаменту. Выцветшие карие глаза старца были неподвижны. Казалось, он не видел и не слышал посетителя. Наконец тот задал вопрос по-китайски. Умирающий мгновенно преобразился, глаза заблестели, на резко выступающих скулах появился румянец. Он улыбнулся и заговорил. Говорил долго и непрерывно, как бы наслаждаясь языком, постижению тончайших нюансов которого отдал все свои силы. К утру его не стало. На скромном обелиске над могилой монаха, похороненного в ограде лавры, и сегодня можно прочесть иероглифы, гласящие: «Постоянно прилежно трудился над увековечившими его славу историческими трудами».

Обратимся хотя бы вкратце к вехам его незаурядной жизни и подлинно научного подвига.

130516_1
Никита Бичурин

Выдающийся русский ориенталист Никита Яковлевич Бичурин, известный миру под монашеским именем Иакинф, родился 29 августа 1777 г. в глухом чувашском селе в семье дьячка местной церкви. Блестяще закончив Казанскую семинарию, он в 1802 г. принял монашество и стал архимандритом иркутского Вознесенского монастыря. Однако за нарушение устава молодого архимандрита лишают должности и ссылают в Тобольский монастырь. Святейший синод остро нуждался в талантливых деятелях церкви. Поэтому в 1807 г. отца Иакинфа назначили начальником русской духовной миссии в Китае и архимандритом Сретенского монастыря в Пекине.

Это назначение стало важным этапом жизни Н.Я. Бичурина. Именно здесь раскрылись его способности историка и языковеда. Все 14 лет пребывания в Китае с необычайной энергией и упорством он изучал китайский разговорный и письменный язык, исследовал и переводил на русский китайские исторические хроники, писал исторические труды. Архимандрита тяготили дела духовной миссии и монастырское хозяйство. Практически он не занимался ими, предоставив полную свободу действий своим помощникам. Как и следовало ожидать, хозяйство миссии пришло в такой упадок и запустение, что по возвращении в Россию в 1821 г. Иакинф был лишен сана и сослан в Валаамский монастырь.

Этот факт не обескуражил ссыльного. Казалось, что он сам стремится к отрешению от всех обременительных обязанностей, связанных с высокими церковными должностями. В уединенной келье монастыря он продолжал беспрерывные бдения над вывезенными из Пекина китайскими книгами, число которых было столь велико, что в Россию их доставил караван из 15 сильных верблюдов.

Через четыре года из валаамской кельи его освободили по ходатайству крупного деятеля в Министерстве иностранных дел п.л. Шиллинга фон Кронштадта и путешественника Е.Ф. Тимковского, которые высоко ценили уникальные синологические познания Иакинфа и надеялись найти им практическое применение. Царь Николай I указал причислить Н.Я. Бичурина к Азиатскому департаменту. Однако на службе нового чиновника почти не видели: он замкнулся в келье Александро-Невской лавры и продолжал свой подвижнический труд. За три года (1828-1830 гг.) Н.Я. Бичурин опубликовал шесть книг и множество различных статей в известных журналах.

Пораженный мир жадно знакомился со страной, открытой опальным монахом как бы изнутри. Впервые в европейской литературе о Китае писали не как об отсталой экзотической стране с нищим и обездоленным народом. Иакинф сумел взглянуть на Китай не презрительным взглядом европейца, а глазами китайца, правдиво и уважительно отразить увиденное в своих трудах. В 1848 г. ученый резко выступил против грабежа Китая европейскими державами в результате «0пиумной войны», за что был подвергнут критике реакционерами всех мастей и наций, расценивших акт защиты Китая как «наступление на европейскую культуру». Однако и оппоненты Н.Я. Бичурина не могли не отметить его уникальную работоспособность и энциклопедические познания в области синологии. Известный немецкий ученый Ю.Клапрот, постоянно полемизировавший с Н.Я.Бичуриным, писал: «Отец Иакинф один сделал столько, сколько может сделать только целое ученое общество».

Н.Я.Бичурин никогда всерьез не относился к своему монашескому званию и был, как отмечали современники, атеистом. Он тесно связал свою судьбу с передовой русской общественностью и прогрессивной общественной мыслью. Известна его дружба с А.С.Пушкиным. В библиотеке поэта сохранились книги Н.Я.Бичурина с авторскими надписями. А.С.Пушкин использовал их в своих исторических трудах, особенно в «Истории Пугачева».

В 1830 г. Н.Я.Бичурин совершает поступок, беспрецедентный для николаевской России. Через пять лет после восстания декабристов на Сенатской площади, когда еще даже имена ссыльных было опасно произносить, встречается в Забайкалье с одним из вождей декабристов Н.А.Бестужевым. О чем говорили ученый и революционер, осталось неизвестным. Однако о взаимном дружеском расположении их красноречиво говорят немые свидетели этой встречи. В Кяхтинском музее экспонируется портрет Н.Я.Бичурина, написанный Н.А.Бестужевым. Он же подарил монаху четки, сделанные из собственных кандалов. С этими крамольными четками опальный монах появляется в салонах и гостиных Санкт-Петербурга. Столь открытая демонстрация не осталась незамеченной. Монах становился опасным. И когда в 1831 г. Н.Я.Бичурин подал прошение о снятии с себя духовного сана, Синод, желая избавиться от беспокойного монаха, дал согласие. Тем не менее Николай I наложил на прошение резолюцию: «В 20 день сего мая (1832 г. - Авт.) высочайше повелеть соизволил: оставить на жительство по-прежнему в Александро-Невской лавре, не дозволяя оставлять монашество».

Подвижничеством и научными знаниями Н.Я.Бичурин снискал глубокое уважение европейских и русских ученых. В 1828 г. он был избран членом-корреспондентом Петербургской Академии наук, а в 1831 г. - членом «Азиатского общества» в Париже. Его книги были переведены на европейские языки. За свои труды Н.Я. Бичурин четырежды (в 1834, 1838, 1842 и 1851 годах) был удостоен полной Демидовской премии. Он был постоянным сотрудником почти двадцати периодических изданий. К концу жизни, почувствовав упадок сил, Н.Я. Бичурин отошел от всех общественных и текущих литературных дел, замкнулся в келье Лавры и принялся за написание главного труда своей жизни - трехтомного «Собрания сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена» (1846-1848 гг.).

В гуманитарной науке встречаются труды, сохраняющие свою актуальность 10-20 лет, редкими можно считать сочинения, не утратившие своего научного значения через 50 лет, и уж совсем уникально - пережившие столетие. К последним с полным основанием можно отнести монументальный трехтомный труд Н.Я. Бичурина «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена», к которому постоянно обращаются русские и советские ученые на продолжении вот уже почти 150 лет. «Собрание сведений» содержит огромный материал по истории народов Южной Сибири, Дальнего Востока, Средней и Центральной Азии со II в. до н. э. И до середины IX в., со знанием дела подобранный и переведенный из древних китайских хроник, недоступных не только рядовому читателю, но и ученым-несинологам. Переводы сопровождены тщательно выполненными комментариями и древними китайскими картами.

Значение этого труда Н.Я.Бичурина (Иакинфа) для истории Средней Азии, в том числе Киргизии, переоценить невозможно. Благодаря ему стали известны имена племен, населявших Киргизию в древности и средневековье, основные моменты их политической истории, сведения о династических, этнических и торговых связях. Источники, впервые введенные в научный оборот Н.Я. Бичуриным, сделали возможными ныне существующую периодизацию истории древней и средневековой Киргизии и привязку К ней основного археологического материала. В соответствующих разделах всех четырех изданий «Истории Киргизской ССР» широко и критически использованы материалы, приведенные в «Собрании сведений».

Этническая атрибуция археологических материалов, добытых под волнами Иссык-Куля на поселении Сарыбулун, вынудила нас по примеру многих исследователей также обратиться к бесценным сведениям, оставленным для потомков в трудах нашего прославленного синолога.

Продолжение

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

02-09-2013
Технические приемы орнаментирования средневековой керамики
58337

02-08-2013
Торговая война
27423

26-07-2013
Поиски на дне залива Иссык-Куля продолжаются
28738

19-07-2013
Реквием былой культуре
38836

12-07-2013
Благоустройство средневековых городов Прииссыккулья
48463

05-07-2013
Появление письменности на территории Кыргызстана
106433

28-06-2013
Культура средневековых поселений
56691

21-06-2013
Города Прииссыккулья глазами средневековых авторов. Верхний Барсхан
84302

14-06-2013
Города Прииссыккулья глазами средневековых авторов
65432

07-06-2013
Сарыбулун - Чигу?
52444

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×