Добавить статью
6:30 17 Мая 2013
На пути возрождения кыргызской государственности

(начало 1920-х годов)

konf_logo Данная статья была подготовлена в рамках международной научной конференции «Кыргызский каганат в контексте тюркской цивилизации: проблемы кыргызоведения», посвященной 1170-летию образования Великого Кыргызского каганата.

20-е годы ХХ века для Кыргызстана явились коренным поворотом в политической жизни. Отголоски революции в России докатились до окраины. Была свергнута старая политическая власть, на смену которой пришла новая государственная власть. Происходили коренные преобразования во всей общественно-политической жизни.

Однако надо отметить, что каждое историческое явления многолико, разноаспектно. Поэтому при анализе их воздействия на тот или иной исторической процесс, на общественно-политическую жизнь того или иного региона, народа целесообразно подходить к ним с разных позиций, скажем, если Октябрьская революция во всемирном масштабе стала событием определенного значения, оказав влияние на ход общеисторического процесса, то конкретно для кыргызского народа она имела уже судьбоносное значение. Именно с победой Октября стала реальная возможность возрождения кыргызской национальной государственности.

Национальная политика большевиков на восточных окраинах страны имела свою особенность. В отличие от западных районов, народы которых были более или менее близки к русским по уровню цивилизации и менталитету, население восточных районов вело кочевой и полукочевой образ жизни. По уровню жизни к цивилизации они значительно отличалась от европейской части России. Причем русские здесь были не просто гражданами, а колонизаторами и переселенцами.

После Октябрьской революции советская власть приступила к осуществлению ленинской программы по национальному вопросу. Стержнем ее явились выдвинутые Лениным идеи интернационального сотрудничество трудящихся. В обращении II Всероссийского съезда Советов «К рабочим, солдатам и крестьянам!», провозгласившим переход всей власти Советам указывалась, что Советская власть обеспечить всем нациям, населяющим Россию, подлинное право на самоопределения. [1]

0262765587

М.В.Фрунзе проводит смотр войск. Туркестан, 1920г.

В декрете «О мире» также признавалось право наций на самоопределение вплоть до государственного отделения. Эти положения получили дальнейшее развитие в «Декларации прав народов России», опубликованной 3 ноября 1917 г. Она провозгласила государственную программу по национальному вопросу, где разъяснялась ранее угнетенным народам, что Советская власть, осуществлявшая на деле освободительную национальную политику, может обеспечить им действительную свободу и равноправие. Декларация объявила, что прежней царской неравноправной национальной политике возврата нет. В этом документе получили отражение основы практической деятельности Советской власти по национальному вопросу:

  1. Равенство и суверенность народов России.
  2. Право народов России на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства.
  3. Отмена всех и всяких национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений.
  4. Свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территории России. [2]

Основываясь на этой декларации, Советское правительство в дальнейшем приняло ряд документов, относящихся к мусульманскому населению страны.

Поэтому не удивительно, что национальная проблема или национальная идея на Востоке перед Советскими руководителями вначале предстала в виде мусульманства.

Большевистскую национальную политику на российском Востоке можно разделить на два этапа. На первом этапе ее проведения Советское руководство чаще популистскими средствами стремилось привлечь мусульманское население на свою сторону. Вслед за провозглашением общей «Декларации прав народов России». Советское правительство приняло специальное обращение «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока», где выражалось стремление российского пролетариата помочь угнетенным массам завоевать себе свободу, провозглашалась свобода вероисповедания, культуры, обычаев, языка, право на свободную национальную жизнь.[3] Эти акты были подкреплены соответствующими организационными и пропагандистскими мерами. Состоялось вручение мусульманам Петрограда «Священного Корана Османа». Мусульманам было разрешено вступать в мусульманские части Красной Армии. В январе 1918 года был создан Центральный мусульманский комиссариат внутренних дел, а в ноябре Центрбюро мусульманских коммунистических организаций.

Гражданская война внесла свои коррективы в реализацию вопроса о государственности наций и народностей.

Второй этап Советской политики, определившийся в начале 1918 года, был связан с активным вмешательством Советского правительства в борьбу с так называемыми «буржуазно-националистическими правительствами», возникшими в этот бурный период. И те, и другие не доверяли друг другу. Последним нравились большевистские лозунги о национальном самоопределении. Но страшили его угрозы существующему строю – ликвидация частной собственности, установление диктатуры пролетариата, уничтожения эксплуататорского класса, отрицание государства и его управления и т.д. Но больше всего были страшны колониализм, опасение, что «русское правительство» не принесет желанной свободы, ибо по своей природе оно враждебно угнетенным народам. И эти опасения подтвердились разгоном Кокандской автономии[4] и башкирского правительства З.Валидова и т.д.

В этих условиях Советское правительство стало искать поддержки среди «полупролетарских» слоев народов восточных окраин. Эта политика проводилась под лозунгом «самоопределения трудящихся» и хитро подменяла принцип «самоопределения наций» под предлогом необходимости защиты классовых интересов и социальной справедливости. Этот этап в национальной политике большевиков был отмечен решительным наступлением на мусульманскую религию, ее традиции и нравы, ибо она, помимо идеологических целей, ставила задачу устранения влияния мулл, которые часто оказывались во главе «буржуазно-националистических правительств» и мусульманской вооруженной оппозиции, получивший наименование басмачества.

1918-1919 годы для народов Туркестана прошли в основном под знаком сопротивления Советской власти.

Это противодействие крепло в зависимости от положения на фронтах гражданской войны и отношения большевиков к исламу. В этот период большевики не учли роль ислама у народов Туркестана. Поэтому в 1919 г. это заставило большевиков скорректировать свою национальную политику по отношению к народам Туркестана.

К 1920 г. при участии В.И.Ленина национальная политика большевиков в регионе стабилизировалась. Она была приведена в соответствие с большевистской платформой, категорически отвергавшей «общетюркское» или «общемусульманское» единство. Такая стратегия и определила политику большевиков в Туркестане на долгие годы вперед. Таковой была ситуация в целом по стране и на ее восточных окраинах в первые годы Советской власти.

Содержание Советской автономии было раскрыто в резолюции «Об очередных задачах в Национальном вопросе», принятой X съездом РКП (б) в марте 1921 года Съезд указал, «Задача партии состоит в том, чтобы помочь трудовым массам не великорусских народов догнать ушедшую вперед Центральную Россию, помочь им:

а) развить и укрепить у себя Советскую государственность в формах, соответствующих национально-бытовым условиям этих народов;

б) развить и укрепить у себя действующие на родном языке администрацию, органы власти, составленные из людей местных, имеющих опыт и знающих психологию местного населения;

в) развить у себя прессу, школу, театр, клубное дело и вообще культурно-просветительские учреждения на родном языке;

г) поставить и развить широкую сеть курсов и школ как общеобразовательного, так и профессионально-технического характера, на родном языке (в первую очередь для кыргызов, башкир, туркмен, узбеков, таджиков, татар, дагестанцев, азербайджанцев) для ускоренной подготовки туземных кадров квалифицированных рабочих и Советско-партийных работников по всем областям управления, и прежде всего в области просвещения». [5]

После Октябрьской революции народы Туркестана с провозглашением их права на самоопределение, были кровно заинтересованы в создании собственной национальной государственности. Однако, социально-экономические, политические и другие причины не позволяли осуществить национально-государственное размежевание народов Туркестана непосредственно после победы Октября.

В этот период одной из важнейших задач Советской власти было создать условия для политической, хозяйственной и культурного развития народов региона и их национальной консолидации. В целях оказания практической помощи Советским и партийным организациям Туркестана постановлением ВЦИК и СНК РСФСР 8 октября 1919 года была образована специальная комиссия (Турккомиссия) в составе М.Фрунзе, В.Куйбышева, Я.Рудзутака и других, которая обладала полномочиями государственного и партийного органа. Турккомиссия должна была способствовать проведению в жизнь национальной политики на многонациональной окраине страны. Ее деятельность сыграла большую роль в проведении национальной политики и, конечно, в деле упрочения Советской власти в Туркестане. [6]

Сегодня возникает много споров о том, что хорошо продуманная программа большевиков по национальным вопросам фактически была сведена к обещаниям, декларациям и в конечном счете - к новым «имперским» притеснениям. Вряд ли с этим можно согласиться в полной мере. Возрождение наций состоялось, их самобытная культура не исчезла, национальные государства стали несравнимы со «стартовым» багажом в самом начале Советского пути.

Однако это положение некоторые историки и политологи оспаривают, утверждая, что с «одновременным желанием народов иметь собственную государственность четко прослеживается опытная партийно-идеологическая режиссура». Действительно, партия придерживалась своего направления, часто не соглашаясь с доводами национальных политиков о том, что национальная политика по размежеванию Туркестана пришлась большинству населения «по душе» - это бесспорно, так как это был верный шанс обрести собственную государственность со всеми вытекающими последствиями, которые могли не быть привлекательными.

Октябрьскую революцию Кыргызстан встретил раздробленным в административно - территориальном отношении: северная часть находились в составе Семиреченской и Сырдарьинской, а южная часть входила в состав Ферганской и Самаркандской областей Туркестанского края. В этих областях кыргызы составляли национальное меньшинство, что мешало консолидации социально-экономическому и культурному развитию народа. [7]

В составе, сформированном на II съезде Советов первого Советского правительства – СНК, наряду с другими комиссариатами был создан Комитет по делам национальностей (Наркомнац), на который было возложено руководство практическим осуществлением национальной политики Советского государства.

Ряд народов в составе РСФСР получили автономию в форме Автономных Советских Социалистических республик (АССР) или автономных областей (АО). Первым автономным формированием явилась Туркестанская Автономная Советская Социалистическая республика (ТАССР), провозглашенная на V съезде Советов Туркестанского края 30 апреля 1918 г.

В состав Туркестанской автономной республики входила вся территория Кыргызстана. Таким образом, образование ТАССР было первым этапом Советского государственного строительства для народов края. [8]

Кыргызы - древнейший народ Центральной Азии, когда-то имевший свою великую державу, с 1293 года не могли восстановить свою государственность. Положение не менялось долгое время и после установления Советской власти. Только в соответствии с решением X съезда партии по всей стране усиливается виток первого парада суверенитетов народов, что нашло отражение и в Кыргызстане.

К концу гражданской войны, когда политическая обстановка стабилизировалось Советское правительство и партия ставят вопрос об автономных образованиях в национальных районах страны. В этой благоприятной ситуации и было возбуждено ходатайство об образовании самостоятельной Кыргызской Горной области.

130517abdrahmanov
Жусуп Абдрахманов

По свидетельству Ю.Абдрахманова вопрос об образовании самостоятельной административной области кыргызов в составе Туркестанской АССР впервые поднимался не в 1922г., а в 1921г. во время приезда в Алма-Ату руководящих работников Турккомиссии ВЦИКа и Туркестана Сафарова и Ходжанова. [9]

До известной телеграммы И.Сталина от 13 июня 1922 г. идею создания Кыргызской Горной области поддерживал секретарь ЦК КПТ, один из политических лидеров Туркестана Торокул Жанузаков. [10]

В этот период по просьбе руководителей Кыргызской (Казахской) АССР, образованный в 1920 г. рассматривался вопрос о включении Сыр-Дарьинской, Семиреченской областей в состав этой автономной республики. Фактически этот вопрос был решен 4 апреля 1922 г. по решению совещания Наркомнаца ТАССР.

Таким образом устраивалась судьба казахского населения вышеуказанных двух областей, но усложнялась проблема национального суверенитета кыргызского народа. Создавалась реальная угроза его консолидации. В этой обстановке народ, особенно его образованная часть, не мог оставаться безучастным к этим событиям, поэтому и был поднят вопрос о Кыргызской Горной области.

Спустя ровно год после X съезда РКП (б) и приблизительно девять месяцев после того как был поднят вопрос об образование Кыргызской Горной области 25 марта 1922 г. Секретариат ЦК КПТ принимает следующее решение:

«Слушали: 10. О районировании Семиреченской области.

Постановили: Президиуму ТуркЦИКа поручить опубликование декрета об организации Горной области в составе Туркестанской республики, которая образуется из уездов:

1) Пишпекского,2) Пржевальского, 3) Нарынского, 4) Горного участка Аулие-Атинского уезда. Вопрос о Горной части Ферганы, населенной кара-кыргызами, оставить открытым до перехода Ферганы на мирное положение. Проект внести на утверждение Исполбюро». [11]

130517sydykov
Абдыкерим Сыдыков

Руководствуясь этим и решением Малого Президиума ЦИКа ТАССР от 26 марта 1922 г., 19 апреля 1922 г. Совместное заседание Семиреченского Обкома партии и облисполкома принимает решение «О выделении Горной области согласно постановления ТуркЦИКа от 26 марта 1922 г.». Проведение съезда намечается не ранее июня 1922 г., создается организационная комиссия по его созыву, в состав которой входит Сыдыков, Брюханов и Удалов. Но с началом подготовительной работы по организации Горной области разгорелась острая «партийная», а по сути родовая и групповая борьба, руководители двух противоборствующих группировок – А.Сыдыков и Р.Худайкулов – всячески стремились к расширению своего влияния среди местного населения в структурах власти. При этом Худайкулов со своими сторонниками резко выступил против созыва съезда и образования области. Сыдыков же был активным инициатором создания Горной области как самостоятельной административно-территориальной единицы.

При раскладке сил в руководящем ядре кыргызского общества главное внимание уделялось социальному происхождению того или иного деятеля. Например, А.Сыдыков принадлежал к знатному роду, и это в период дебатов ставилось ему в вину. Он трижды исключался из партии и не пользовался у руководителей ТуркЦИКа таким доверием, каким пользовался Р.Худайкулов[12] - выходец из бедняцкой среды.

Создание Горной области горячо поддерживали и другие лидеры того времени– Ю.Абдрахманов, И.Айдарбеков и другие.

Когда вопрос о создании Горной области был решен положительно, разгорелся спор о том, в состав какой республики – России или Казахстана – должно войти новое образование.

Однако, как пишет Ю.Абдрахманов, вопрос об образовании Горной области вызвал сопротивление у известной части кыргызских работников во главе с Худайкуловым.

Их поддерживают часть казахских руководящих работников как в Ташкенте, так и в Алма-Ате, рассматривавших кыргызское население как «ответвление» - часть казахов и еще не отказавшихся от позиции алашордынцев, провозгласивших: «Нашим отцом является Алаш и поэтому не может быть разговора о различии между кыргызами и казахами».

В последующем и руководящие работники Туркестана и Семиречья вопреки своим первоначальным решениям поддерживают данную идею.

5691.0
Иманалы Айдарбеков

В дальнейшем Исполбюро Семиреченского облгоркома КПТ и Президиум облисполкома 22 мая 1922 г. по данному вопросу, в своем протоколе основываясь на позиции Худайкулова, указывают: «что, исходя из экономического и политического положения Семиречья, выделение Горной области, безусловно, несвоевременно, и тяжело отзовется как на вновь выделяемой области, так и на прочей части Семиречья».

Таким образом, обком и облисполком ровно через два месяца после принятия ими решения об образовании Горной области резко меняют свои позиции. Данное решение, по мнению Ю.Абдрахманова, «семиреченские руководители официально оформили и узаконили групповую борьбу среди кыргызских работников». [13]

К моменту открытия съезда позицию семиреченских руководителей занимают и туркестанские, так как там тоже среди работников были две позиции по этой проблеме.

Все это привело к тому, что съезд, созванный 4-июня 1922 г., с санкции самих туркестанских и семиреченских властей по указанию Сталина был распущен. Так как Сталин усмотрел в пестром классовом составе делегатов данного съезда опасность возникновения буржуазно-националистического образования. Решающую роль в этом сыграла и групповая борьба делегатов, разделенных по родовому принципу.

На съезде присутствовало 425 делегатов. С приветствиями к делегатам обратились от имени ВЦИК и ЦК КПТ - Ураз Джандосов, областных комитетов партии и союза «Кошчи» -Ишеналы Арабаев, облисполкома – Ю.Абдрахманов и дунганского народа – герой гражданской войны Магаза Масанчи.

В повестку дня было включено семь вопросов. Кроме основного были еще вопросы о международном положении, о состоянии работы ЧУПРа, о развитии коневодства в северных районах Кыргызстана, о выборе делегатов на II съезд союза «Кошчи» и другие.

Страсти были накалены до предела, эмоции выплескивались через край. Дело нередко доходило до взаимных оскорблений, даже до рукопашных потасовок. С основным докладом А.Сыдыков смог выступит лишь на четвертый день. Выступавшие в прениях отстаивали идею образования автономной области и даже республики кара-кыргызов.

Съезд принял резолюции из 13 пунктов, которая в целом отразила настроения делегатов и их избирателей.

Назвав выделение горной области одним из актов «величайшей государственной мудрости продиктованным принципом самоопределения наций», съезд решительно высказался за организации Горной области. На съезде было избрано оргбюро по подготовке к созыву учредительного съезда Горной области. Однако чуть позже исполбюро ЦК Компартии Туркестана приняло постановление о временном приостановлении выделения Горной области, считая решение о ее образовании искусственно форсированным, неподготовленным, отвлекающим от решения неотложных задач. Кыргызская горная область так и не было образована, но попытки ее создания оживили трайбалистские тенденции в обществе. [14]

Следует отметить, что в «Истории Киргизской ССР» (Т. 3; Фрунзе, 1986 - С 323), в «Очерках истории Коммунистической партии Киргизии» (Фрунзе, 1979; - С 132) и в отдельных исследованиях (Липович В.В. Образование Кыргызской ССР: дисс. на соискание канд. ист. наук. - (Фрунзе 1949; - С. 36-45) идея образования Горной области характеризовалась как националистический и антинародный проект, также утверждалось, что до 1924 г., т.е. до национального государственного размежевания Средней Азии, не было условий для выделения Кыргызстана в самостоятельную область.

Между тем, в то время у отдельных лидеров была иная точка зрения. Так, Ю.Абдрахманов, анализируя обстановку вокруг создания Горной области, отмечал, что ее образование происходило бы на Советской основе, поскольку руководящая и направляющая роль была бы в руках партии большевиков.

Считали также неуместным и искусственным противопоставление идеи создания Горной области в 1922 году национально-государственному размежеванию Средней Азии и созданию национальных образований на ее территории в 1924 г. Прав был Ю.Абдрахманов, когда отмечал, что практические меры, осуществленные в этом плане, являлись как бы «подготовительным этапом к образованию Кыргызской автономной области при национальном государственном размежевании Средней Азии».

Неправомерно также суждение об «антинародности» идеи создания Горной области, как она оценивается в названной уже «Истории Киргизской ССР». Вот что писал по этому поводу Ю.Абдрахманов: «Ни одна партийная организация, ни одна партийная ячейка союза «Кошчи» кыргызских работников тогда не была против выделения Горной области, а наоборот, они требовали выделения этой области и приветствовали это выделение как правильное осуществление национальной политики нашей партии». [15] У нас нет оснований не верить главе правительства автономной республики, который был участником политических событий 1920-х годов. Именно в попытке создания Горной области были выражены «суверенная воля и стремление кыргызского народа к возрождению своей государственности».

Факт роспуска съезда по прямому указанию Сталина предопределил характер оценки этого события как проявление буржуазного национализма и наложил на долгое время своеобразное табу на исследование проблемы.

Объективный анализ различных документов порождает много вопросов по поводу состоятельности приведенных выше «доводов». Вот некоторые из возникающих вопросов:

  • Каким образом проект, предусматривающий удовлетворение вековых чаяний кыргызского народа о создании (возрождении) своей национальной государственности, может стать «антинародным»?
  • Но как этот проект может «увековечить» искусственное разделение кыргызского народа, если предусматривает присоединение Южного Кыргызстана к Горной области после завершение борьбы с басмачеством?
  • На каком основании надо было отказывать отдельным представителям имущих классов в праве быть выразителями общенародных интересов, в некоторых особенно важно для всего народы проблемах, таких как образование своей автономии?
  • Если подходить к проблеме с этой позиции, то попытка создания Горной области в полной мере отвечала жизненным интересам кыргызского народа, в том числе и в первую очередь трудящихся. Образование автономной области открывало путь для консолидации народа, создавало важную предпосылку для ускоренного решения неотложных и перспективных социально-экономических проблем. В то же время оно полностью совпадало с главным принципом национальной политики партии – о праве наций на самоопределение, законодательно закрепленном еще II Всероссийским съездом Советов в октябре 1917 г.[16]

Но из-за групповой борьбы, давшей повод Сталину для проявления на практике своей позиции, осуществление желания кыргызского народа на свое автономное государственное образование было отложено на неопределенное время.

Сегодня представляется очевидным и исторически бесспорным, что только при участии России, в рамках союзного социума созрели предпосылки и основные черты кыргызской национальной государственности.

За годы Советской власти республика превратилась в государство современного типа с развитой промышленностью и сельским хозяйством. Наше общество достигло высокого уровня образования – от начального до высшего. Выросла и окрепла национальная интеллигенция: имена наших ученых, писателей, деятелей культуры и искусства приобрели мировую известность.

Таким образом, в реальном решении основных положений национального вопроса в первые годы Советской власти у большевиков были и успехи, и упущения. А попытка образования кыргызской Горной области была важным этапом возрождения Кыргызской национальной государственности.

Туратбек Жоробекович Жоробеков, к.и.н., проф., зав. кафедрой КНУ им. Ж.Баласагына (г. Бишкек, Кыргызстан)

Список использованной литературы:

  1. Второй Всероссийский съезд Советов рабочих солдатских депутатов: Сб. документов. – М., 1957, – С.15-16
  2. Советский Киргизстан в документах (1917-1967). - Ф., 1983. – С.21-23.
  3. Там же. – С.24-26.
  4. Джуманалиев А. Политическая история Кыргызстана. - Б., 2002. – С.107.
  5. Советский Киргизстан в документах (1917-1967). - Ф., 1983, – С.92-94.
  6. Там же. – С.45-46.
  7. История кыргызов и Кыргызстана. - Б., 1995. – С.174.
  8. Из положения о Туркестанской Советской федеративной республики от 30/IV – 1918 г. // Советский Киргизстан в документах (1917-1967). - Ф., 1983, – С.39-40.
  9. Нурбеков К. Возникновение Киргизской Советской Национальной Государственности. - Ф., 1964. – С.86-87.
  10. Как промелькнувший метеор // Слово Кыргызстана. – Б., 28/I; 2001 г.
  11. Курманов З. Политическая борьба в Кыргызстане в 20-е годы. - Б., 1997. – С.125-126.
  12. Политическая история Кыргызстана. - Б., 2001, – С.168.
  13. Курманов З. Политическая борьба…– С.130-133.
  14. Курманов З. Политическая борьба… – С.134-136.
  15. Политическая история Кыргызстана. - Б., 2001. – С.239.
  16. Джунушалиев Дж. Время созидания и трагедий. 20-30-е годы ХХ веке. - Б., 2003 – С.28-29.
Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

Еще статьи

Комментарии
Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком