Добавить статью
5:17 18 Сентября 2013
История Кыргызстана глазами очевидцев
(начало ХХ века)
От редакции

Предлагаем Вашему вниманию книгу чешского историка Петра Кокайсла, написанную в соавторстве с кыргызским журналистом Амирбеком Усмановым, презентация которой состоялась 16 сентября 2013 г.

Введение

130918kokaisl
 Пётр Кокайсл
130918usmanov
 Амирбек Усманов

Описание событий и фактов недавнего прошлого – не самое благодарное для историка занятие. История Кыргызстана не является здесь исключением. Некоторые ученые-историки придерживаются того мнения, что об истории можно писать или говорить только тогда, когда уже никого из очевидцев нет в живых.

Предлагаемая вашему вниманию монография имеет в основе, отличающийся от многих других работ принцип: обобщить, как можно большее количество конкретных сведений, полученных от свидетелей и очевидцев определенных событий и сравнить все это с той информацией, которая появлялась в газетах и учебниках соответствующего периода.

По нашему мнению, история Кыргызстана, как и многих других регионов, страдает одной специфической болезнью: приукрашиванием, переписыванием и подгонкой к тем схемам, которые низводят историю, только до роли слуги какого-то одного идеологического направления. Именно, поэтому в советское время краеугольным камнем при написании большинства учебников было понятие классового боя и, только, противопоставление эксплуататоров и эксплуатируемых, героических революционеров и красноармейцев против контрреволюционеров и врагов народа.

Нельзя сказать, что ситуация сильно улучшилась в период после распада Советского Союза и возникновения независимого Кыргызстана: в учебники начали включаться такие «исторические» факты, которые должны прежде всего подчеркнуть исключительность киргизского народа. О достоверности, правдивости подобных событий и героев говорить нельзя, (например, утверждение о киргизских корнях предводителя гуннов Аттилы) при их оценке часто лучше применить слово «выдумано», иногда даже и «бессмысленно».

Киргизскому народу нет необходимости обосновывать свою тысячелетнюю историю с помощью таких очень сомнительных и «улучшенных» исторических данных, ему не надо доказывать, что 60% киргизской ДНК принадлежит к европейской расе, не надо выдумывать родовые связи с Аттилой и то, что казахи – потомки киргизов, а не наоборот.

Киргизскому народу нужна, прежде всего, такая история, где на первом месте стоит правда. Ему необходимо отделить зерна от плевел: показать то, с чего и сегодня можно брать пример, и то, что необходимо предать осуждению. Тот же принцип применим и к отдельным историческим лицам: некоторые поступки одного человека, действительно, достойны подражания при том, что другие, того же самого человека могут быть совершенно позорны и отвратительны.

Предлагаемая Вашему вниманию книга вовсе не предназначена для того, чтобы стать каким-либо главным или вспомогательным средством в очищении, ее цель – внести свою посильную долю в мозаику познания недавней киргизской истории и показать, что, одновременно, с так называемой «великой» историей совершается и, так называемая «малая» история и она включает в себя, как судьбы отдельных людей, так и их родственников и семей. Да, «великая» история становится главным критерием успешности, но очень часто такой критерий искажен беспощадностью, жестокостью и извращенностью идеологии.

Главная цель книги – показать обе линии: рядом с описанием, характеристиками и фактами, вошедшими в учебники, поставить истории судеб тех людей, которые стали непосредственными участниками описываемых событий.

1. Краткое введение: Средняя Азия в период 18–20-го столетий

В наше время изучение истории отдельных среднеазиатских республик довольно проблематично, ввиду того, что границы государств окончательно оформились только в двадцатом столетии. И сейчас они не совпадают ни с границами исторически сложившихся территорий, существовавших ранее феодальных государств, ни с границами, возникшими в рамках царской России, ни тем более они не могут отражать административно-территориальное членение мест проживания различных этнических групп. Поэтому, рассматривая отдельные исторически сложившиеся административные формы, необходимо постоянно понимать, что имеются в виду такие образования, которые часто распростираются на территориях нескольких будущих союзных республик, а, впоследствии, и на территориях сразу нескольких независимых среднеазиатских государств.

Несмотря на то, что главной характеристикой Средней Азии является резко–континентальный климат: жаркое лето, суровая зима; географические и климатические условия считаются довольно неблагоприятными – этот регион нельзя назвать ни второстепенным, ни незначительным. В античные времена самые разные государства постоянно проявляли интерес к овладению торговыми путями, идущими из Китая и Индии в Малую Азию и Рим (соперничество между кушанами, парфянами и римлянами), в средние же века здесь шли бои за контроль над городами-государствами, находящимися на караванных путях, прежде всего, это города – Бухара, Самарканд, Кандагар, Герат и Балх.

С одной стороны, Средняя Азия отделяла друг от друга такие высокоразвитые государства, как Китай и Индия, с другой же – караванные пути стали соединительным мостом для областей с очень различными культурами. Все усилия подчинить кому-то одному данную территорию закончились безрезультатно и, вплоть, до девятнадцатого столетия Центральной Азии удавалось сохранять самобытность и сравнительную независимость.

Неблагоприятные географические условия стали, по всей видимости, главной причиной того, что, впоследствии, эта область была подчинена России. В сравнении с тем, насколько Россия была заинтересована в освоении восточных территорий: с начала семнадцатого столетия ей удалось дойти до Тихого океана и даже выйти Краткое введение: Средняя Азия в период 18–20-го столетий на побережье Северной Америки – её интерес к Средней Азии был намного меньше и, впервые, проявился, только, в девятнадцатом столетии, когда и случились наиболее крупные изменения в административно-территориальном устройстве.

То, что заинтересованность России в среднеазиатской области возросла именно в девятнадцатом столетии, связывается (Лобанов-Ростовский1) с ухудшением ситуации и необходимостью повысить престиж государства после крымской войны и берлинского конгресса. Укрепление позиций русских в этой части Азии, относящееся, прежде всего, ко второй половине XIX-го столетия имело целью обеспечить политико-экономическое влияние России и, одновременно, с этим создать противовес успехам Англии в Афганистане.

1.1. Кокандское ханство

В период с начала восемнадцатого и до половины девятнадцатого столетий, на территориях всех существующих сейчас центральноазиатских республик постсоветского пространства (за исключением Туркменистана) распростиралось Кокандское ханство. Его возникновение датируется приблизительно 17102 годом3, когда хан Шахрух-бий провозгласил независимость западной части Ферганской низменности от Бухарского эмирата.

И в этом случае надо помнить о том, что на территории Средней Азии существовали такие представления о государственном устройстве, которые сильно отличаются от современных, когда ни для каких отдельных государственных образований не было обязательным иметь все требуемые атрибуты государственности: точно определенные границы, суверенитет центрального правительства по отношению ко всей территории, международное признание. По этой причине мы, естественно, должны воспринимать возникновение кокандского ханства не как отдельно датируемый факт, а скорее, как многолетний процесс.

Только внук хана Шахрух-бия – Йодан-бий (умер около 1774 г.), воюя с соседями по Кокандскому ханству (андижанскими, наманганскими, маргеланскими и кокандскими правителями), довел до полного конца получение независимости от Бухары. В 1758 г. Йодан-бий воспринимался в Бухаре, как правитель независимого государства – Кокандского ханства.

На протяжении периода правления таких ханов, как Алим (1800–1809), Омар (1809–1822) и Мухаммед-Али, (называемого также Мадали, 1822–1842), Кокандское ханство достигло вершины своего развития, как на пути укрепления политической власти, так и расширения своей территории. В Кокандское ханство вошли следующие города: Ташкент, Ходжент, Каратегин, Дарваз, Алай, одновременно, с этим был построен целый ряд значительных пограничных воинских укреплений, например – Ак-Мечеть, (сейчас – это город Кызыл-Орда), Аулие-Ата (сейчас – Джамбул), в 1825 году в Чуйской долине возник город Пишпек (позже – это главный город Киргизской ССР – Фрунзе, сейчас – Бишкек) и Токмак.4

130918_1

Кокандская крепость Пишпек (на верхнем фото и на нижнем фото слева) и Токмак. 1860г.

Источник: Петров В.Г. Пишпек исчезающий. 1825-1926. Бишкек, Литературный Кыргызстан, 2005.

Знаток Средней Азии, Н. А. Северцов5, указывает в качестве возможных причин основания некоторых кокандских укреплений экономические предпосылки.

Несмотря на то, что у киргизов оседлое земледелие было развито очень слабо, но все-таки какая-то часть населения им занималась. При этом земля принадлежала не тем, кто ее обрабатывал, а старейшинам, начальникам рода, манапам и другим влиятельным киргизам, получавшим прибыли. Кокандцы строили в сельскохозяйственных областях укрепления так, чтобы обеспечить влияние над наиболее высокопоставленными слоями киргизского общества.

Здесь нам надо подробно объяснить, из каких частей состояло киргизское общество и кто, каким влиянием в нём обладал.

Карта Кокандского ханства

asia1900

Продолжение

1 Lobanoff-Rostovsky, Princ. The Soviet Muslim Republics in Central Asia. Journal of the Royal Institute of International Affairs, Vol. 7, No. 4 (Jul., 1928), s. 242.

2 В некоторых изданиях указывается в качестве даты образования Кокандского ханства 1709 год (например, STARR, S. F., BESHIMOV, B., BOBOKULOV, I. I. Ferghana Valley: The Heart of Central Asia. New York: M. E. Sharpe, 2011, s. 29).

3 Большая Советская Энциклопедия (БСЭ). Москва: Советская энциклопедия. 1969–1978. Краткое введение: Средняя Азия в период 18–20-го столетий

4 Большая Советская Энциклопедия. c. d.

5 Николай Александрович Северцов (*1827–†1885) входит в число тех путешественников по Средней Азии, которые занимались, прежде всего, картографированием еще неисследованных областей, вопросы культуры и быта местных жителей были для него второстепенными. Впрочем, и сам Северцов специально подчеркивает это в своих трудах. Несмотря на это, его замечания, касающиеся жизни киргизов в середине XIX-го столетия, очень ценны. Он был первым европейцем, посетившим и описавшим центральную часть Памира.

Пётр Кокайсл, факультет экономики и менеджмента, (Czech University of Life Sciences) Прага

Амирбек Усманов, Радио Свобода – Азаттык, Прага

Редакция благодарит авторов за любезно предоставленный материал.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

02-10-2014
История Кыргызстана глазами очевидцев
(часть 31)
7759

20-08-2014
История Кыргызстана глазами очевидцев
(часть 30)
6811

01-08-2014
История Кыргызстана глазами очевидцев
(часть 29)
10569

25-07-2014
История Кыргызстана глазами очевидцев
(часть 28)
7708

18-07-2014
История Кыргызстана глазами очевидцев
(часть 27)
11097

09-07-2014
История Кыргызстана глазами очевидцев
(часть 26)
5463

02-07-2014
История Кыргызстана глазами очевидцев
(часть 25)
9861

12-06-2014
История Кыргызстана глазами очевидцев
(часть 24)
9529

23-05-2014
История Кыргызстана глазами очевидцев
(часть 23)
8410

14-05-2014
История Кыргызстана глазами очевидцев
(часть 22)
7181

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×