Добавить статью
6:01 1 Ноября 2013 37057
Византийский историк о согдийцах в Семиречье
(часть 2)

(часть 1)

Таким образом, есть основания утверждать, что в сочинении Менандра впервые упомянуты согдийцы в Семиречье. Уже в 568 г. этот регион обрел тот специфический этнокультурный облик, который позволил византийскому историку назвать его «местностями согдийцев». Процесс освоения новых земель с возведением укрепленных поселений, замков, храмов, с распашкой и орошением сельскохозяйственных угодий, разведением садов - то есть весь комплекс признаков, по которым отличали земли согдийцев, не мог быть кратковременным, что косвенно свидетельствует о начале согдийской колонизации Семиречья еще задолго до его подчинения тюркам в 555 г.

В этой связи в ином свете предстает выдающаяся личность эпохи становления Тюркского каганата - согдиец Маниах. В специальной литературе утвердилось мнение, что он был то ли согдийским купцом, то ли правителем Согда и отстаивал его торговые интересы перед тюрками, Ираном и Византией. Ни в одном из фрагментов сочинения Менандра Маниах не назван купцом, несмотря на то, что вся его деятельность была направлена на развитие торговли, в источнике он назван proeisteket, то есть «предстоятелем», «начальником» согдийцев (Менандр - С. 371; Excerpta historica ... - р. 451.) Однако не ясно, был ли он «начальником» только посольства согдийцев, какой-то их группы или всего Согда. Последнее, по-видимому, отпадает, так как Маниаха величали лишь «предстоятелем », в то время как владетеля Хорезма «hegemon – «гeгeмоном» (Менандр- с. 382; Exceтpta historica ... - р. 452.).

Византийский историк отметил, что «Maниах был очень привержен Дизавулу (кагану Истеми. - В.М.) и близкий ему человек (Менандр - С. 381.). Отношения Маниаха и кагана очень напоминают не связи согдийских династов с каганом, за которых последние выдавали замуж даже своих дочерей, а отношения знатных выходцев из Согда, поселившихся среди тюрков, и восточнотюркских каганов, сравнительно подробно раскрытых в письменных источниках первой трети VII в. Известно, что Маниах возглавил два посольства кагана, был советником тюркского владыки и инициатором политической переориентации с Ирана на Византию, обладал каким-то тюркским «достоинством» (титулом?). Маниах пользовался полным доверием кагана, подобные отношения едва были бы возможны, живи Маниах в Согде, а каган - в ставке на Тянь-Шане.

После смерти Маниаха Истеми-каган пожаловал его сына-отрока axioma - «достоинством» отца. Не исключено, что ему предоставлялись и функции Маниаха - он был назначен в посольство к императору Юстину II и был вторым лицом в этой дипломатической миссии (Менандр - С. 381; Excerpta historica ... - р. 105.).

Совершенно идентичное положение в восточнотюркском каганате занимали знатные согдийцы Шишухуси, Кан Су-ми, Ань Ту-хан и многие другие их соплеменники, выходцы из Чача, Самарканда, Бухары, на протяжении не одного поколения проживавшие при ставках каганов либо возглавлявшие согдийские поселения в степи. Они были доверенными советниками каганов, имели согдийские и тюркские титулы, занимали ключевые посты в гражданской администрации. Дети и родственники этих согдийцев быстро продвигались по службе. Некоторые из знатных согдийцев - приближенных каганов - возглавляли довольно крупные (до 5 тыс. человек) колонии (Lie Maи-tsai. Ше chinesischen Nachrichten zиr Gesehichte der Ost-Tиrken (T,и-kиe). W. Esbaden, 1958, S. 142-143,194,285; pиlleyblaпk E.G. А Sogdian colony in Inner Mongbeia. - ТР, vol.41, 1952, М4-5, р. 323324; Кляшторный С.Г. Древнетюркские рунические надписи ... - С. 114-122.).).

О более тесной связи Маниаха не с метрополией, а с кочевой степью свидетельствует и его имя (возможно, титул). Обычно оно расшифровывалось как «сын Мани» и связывалось с манихейским культом (Пигулевская Н.В. Византия на путях в Индию ... - С. 202.). Это не обязательно. Такое имя встречалось и у византийцев, в среде которых манихейство исключено (Moravcsik G. Byrantinoturcica. Avellen der 1jeschiehte der Тurkvolker. В. П. - Bиdapest, 1942, s. 181.). Более важным является факт распространения имени «Маниах» в тюркской кочевой среде. Позднее оно зафиксировано русскими летописями как имя половецкого хана в форме «маниак» или «Боняк» (Васильевский В.Г. Византия и печенеги, т. 1. - СПб., 1908. - С. 98.).

Еще более примечательно то, что владетель области Барсхан, располагавшейся на юго-восточном побережье озера Иссык-Куль, имел титул «манак» (Гардизи. Зайн ал-ахбар. - Бартольд В.В. Соч., т.VПI. - М., 1973. - С. 51.). Показательно, что имя (или титул) «Маниах» не известно ни в согдийскиой серии документов с горы Мут, ни в согдийском Дуньхуанском собрании (См.: Согдийские документы с горы Муг. Вып.П. Юридические документы и письма. Чтение, перевод и комментарии В.А. Лившица. - М., 1962; Согдийские документы с горы Муг. Вып.ПI. Хозяйственные документы. чтение, перевод и комментарии М.Н. Боголюбова и О.И. Смирновой. - М., 1933; Чугуевский Л.И. Новые материалы к истории согдийской колонии в Дуньхуане. - В кн.: Страны и народы Востока. Вып.Х. - М., 1971. - С. 147-166; Heппiпg W.B. The date of the Sogdian ancient letters. - BSO(A)S, vol. ХП, 1948, pt 3-4, р. 601-615.).

Правители согдийских городов в Семиречье

131101_1

Вышеприведенные сведения не позволяют видеть в лице Маниаха ни владетеля Согда, ни простого согдийского купца. Очевидно, он был «начальником» переселенцев из Согда, обосновавшихся на территории, занятой западными тюрками и входившей во владения кагана Истеми. Такой территорией могло быть только Семиречье.

Если это предположение найдет подтверждение в последующих изысканиях, то изменится представление о роли согдийских колоний Семиречья в экономической жизни каганата. Очевидно, они не ограничивались только торговыми связями с окружающим кочевым миром и скромным посредничеством в караванной торговле. Маниах и его соплеменники в полной мере старались воспользоваться создавшейся благоприятной ситуацией, когда Семиречье стало центром западной части Тюркского каганата. Именно семиреченские согдийцы были инициаторами глобального расширения международных торговых связей от Китая до Ирана и Византии, что, в конечном итоге, отвечало интересам всего согдийского мира.

Письменные источники донесли да наших дней имена и титулы еще нескольких правителей отдельных согдийских поселений в Семиречье.

Хамук. В отрывке из «Хазинат ал-улум» («Сокровищница наук») Мухаммада Нишапури, включенном в «Историю Бухары» Наршахи, содержатся сведения об образовании согдийского поселения Хамукат в долине р.Талас, в последней четверти VI в. обострились социальные отношения в районе Бухары. Временно верх взяли рядовые тюркские поселенцы и согдийская беднота. Тогда дихканы и богатые (купцы) ушли из этой области и направились в сторону Туркестана и Тараза, где они выстроили город и назвали его Хамукат, потому что великий дихкан во главе переселившихся назывался Хамук ... » (Мухаммад Наршахu. История Бухары. / Пер. с перс. Н. Лыкошнин. - Ташкент, 1397. - С. 12-13.).

Хамук, как установлено, - не имя, а согдийский титул, носивший уже в VIII в. реликтовый характер (Смирнова О. И. Тюркологические заметки. - СНВ, вып. XI. - М., 1971. - С. 64-65. По мнению В.В. Бартольда, этот же титул встречается и у тюрков (см.: Бартольд В.Б. Туркестан в эпоху монгольского нашествия. Соч., т. 1. - М., 1963. - С. 239, прим. 5).). Великий дихкан Хамук был выходцем из бухарских городов Пайкенд или Кала-и Дабуси. После подавления движения бедноты в Бухаре часть согдийских переселенцев вернулись на родину. Едва ли среди реэмигрантов был Хамук, так как в Бухаре, по сообщению источника, возвысился, другой великий дихкан, имевший титул «бухар-худат».

События, связанные с основанием Хамуката, трудно поддаются датировке. По мнению одних ученых, они относятся к концу 80-х годов VI в., однако нельзя исключить и 90-е годы того же столетия (Толстой С. П. Древний Хорезм. - М., 1948. - С. 243 и сл.; Гафуров в.г. Таджики ... - С. 224-226.). Город Хамукат идентифицирован с развалинами Майтюбе, расположенными к югу от с.Серафимовка (в настоящее время - с.Аманбаево Кировского района Таласской области) (Берншта.м А.Н. Археологический очерк ... - С. 66-67.).

Чер, сын Вахзанака. Известно, что он был государем Навеката (Невакета) - согдийского поселения в восточной части Чуйской долины. В 710 г. он выдал замуж находящуюся под его опекой «женщину жену», о чем был составлен брачный контракт в Самарканде или Пенджикенте. Чер носил согдийский титул γwβw и согдийское имя, этимология которого - «смелый, сильный, победоносный», сын «обладателя хорошего рода (?)». Текст брачного контракта был найден среди согдийских документов на горе Муг. Он свидетельствует о тесных связях согдийских колоний Семиречья с Самаркандским Согдом (Согдийские документы с горы Муг. - Вып.II. - С. 17-45.). Не исключено, что сам Чер или его предки были выходцами из Самарканда или Пенджикента.

Впервые согдийское поселение Невакет упомянуто в 630 г. Оно находилось примерно в 18 км западнее города Суяб (современный Акбешим) (3уев Ю. А. Китайские известия о Суябе. - Изв. АН Каз ССР, Серия истории, археологии и этнографии, вып. 3 (14), 1960. - С. 94.). По сведениям арабских авторов, Невакет располагался примерно в 18 км (3 фарсаха) восточнее Суяба (Волин С. Л. Сведения арабских источников IX - ХУI веков о долине реки Талас и смежных районах. В кн.: Новые материалы по древней и средневековой истории Казахстана. - Алма-Ата, 1960. - С.74.). В науке нет единого мнения о его идентификации с ныне существующими развалинами городов, одни исследователи помещают Невакет близ современного с.Орловка, другие, что более вероятно, считают, что Невакету соответствует Краснореченское городище (Кляшторный С.Г. Древнетюркские рунические памятники ... - С. 131-133).

Нек-сенгун и Огул-тархан. В большой надписи в честь Кюль-тегина содержится перечень посольств, прибывших в 732 г. в ставку тюркских каганов на р. Орхон (Монголия) для участия в похоронах Кюль-тегина. Среди послов упомянуты Нак-сенгун и Огул-тархан. Несмотря на их тюркские титулы, как установил С.Г. Кляшторный, первый из них был дихканом большого согдийского поселения, находившегося близ согдийского города Семекна (Биклиг), второй – «города бухарцев», под которым подразумевался г. Тараз (Лившиц В. А. Согдийцы в Семиречье ... - С. 81.). Согдийское появление Семекна (Биклиг) располагалось севернее перевала Кастек в долине р.Или, средневековый Тараз, как уже было обмечено, - современный г.Джамбул.

Таблица иллюстрирует наши далеко не полные, разрозненные, частью гипотетичные сведения об именах правителей семиреченских согдийских городов, времени и месте их правления. Значительную трудность представляет идентификация городов, названия которых приведены в письменных источниках, с теми или иными городищами. Этот вопрос осложняется тем, что самоназвание некоторых согдийских селений в Чуйской долине не совпадали с перечнем названий здешних городов, приведенных в арабо-персидских дорожниках. Так, в согдийской надписи на венчике хума, найденного на городище у с.Покровка (восточнее г.Бишкек), В.А.Лившиц прочел: «... дар общины Пакапа». Селение или город Пакап в других источниках обнаружить не удалось. Дальнейшие успехи в изучении согдийских поселений в Семиречье могут быть достигнуты только с расширением целенаправленных археологических работ по изучению нижних слоев городищ.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

02-12-2013
Дирхемы, дирхемы, дирхемы…
76298

22-11-2013
Загадка Усто Ахмада
40508

18-11-2013
К вопросу о тюрко-согдийской интеграции в VI-VIII вв.
(продолжение)
20813

08-11-2013
К вопросу о тюрко-согдийской интеграции в VI-VIII вв.
29824

25-10-2013
Византийский историк о согдийцах в Семиречье
43165

18-10-2013
Сирийские и армянские источники о становлении Тюркского каганата
(продолжение)
55327

10-10-2013
Сирийские и армянские источники о становлении Тюркского каганата
42714

27-09-2013
Сведения о тюркских народах в минералогическом трактате Ал-Бируни
(продолжение)
27998

20-09-2013
Сведения о тюркских народах в минералогическом трактате Ал-Бируни
56681

06-09-2013
Беловодский некрополь
11450

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×