Добавить статью
10:41 23 Апреля 2015
Взаимоотношения Полот хана и Абдылдабека Алымбек уулу во время восстания в 1875-76 годах

Несомненно, у сегодняшних соотечественников не могут не возникнуть вопросы относительно взаимоотношений двух выдающихся сыновей нашего народа, жизнь и деятельность которых протекала в поворотные годы Кокандского ханства. Выдающиеся сыновья кыргызского народа, сыграли важную роль в жизни не только кыргызского, но и узбекского, и таджикского народов, а также целого государства – Кокандского ханства. В сложный период, когда на карту было поставлено будущее государства и народа, несмотря ни на что, не взирая на свое происхождение, положение в обществе, они объединились во имя будущего своего народа, своей страны.

Нет сомнения в том, что Кокандское ханство в последнее время рядом ученых нашей страны справедливо рассматривается как форма государственности кыргызов. Многие выдающиеся личности кыргызов периода ханства идентифицировали себя не иначе как «граждане», как полноправные властители этого государства. В их числе Ак бото бий, Кубат бий, Ажы бий, Нүзүп бий, Алымбек датка, Мусулманкул, Алымкул аталык, Полот хан (Исхак молдо Асан уулу), Абдылдабек, Абдурахман афтобачи и др.

Именно такое положение кыргызов, а также историческое стечение обстоятельств и послужили объединяющими факторами для ряда выдающихся лиц того времени. Таких примеров много, но мы остановимся на примере совместной военно-политической деятельности двух личностей: Полот хана - Исхака молдо Асан уулу и Абдылдабека Алымбек уулу. По социальному происхождению они не равны, представители разных сословий.

Абдылдабек (1837-1876 гг.) потомственный аристократ, представитель одной из древнейших кыргызских аристократий, до седьмого колена, который унаследовал свое положение правителя Алая, Оша и Андижана во многом благодаря своему происхождению и своим личным качествам. Он фактически с малых лет знал свое место и свое предназначение. Он еще до появления Исхака на политической арене, он уже был знаком узкому кругу властьимущих не только своего владения, но и всего Кокандского ханства. Благодаря этому, именно он после смерти своего сводного брата Жаркынбая стал беком, саркером Ошского вилайета (именно так в административном отношении указана территория Оша – авт.). Мало кто знает о том, что в последний год правления Худояр хана Абдылдабек получил звание «Датка». В инайатнамэ, выданном Абдылда-беку самим Худояр ханом говорилось:

«В настоящее время да знают и ведают все хакимы и амины, и казии, и благородные улемы, и шейхисламы, и (все лица)... чубаризат-пансат Абдуллабек-датка (подчеркнуто мной – авт.) купил на берегу сая вилайета Оша (подчеркнуто мной – авт.) многочисленные лавки с пригодной для застройки землей, превратил в вакф медресе построенного его отцом, покойным Алымбеком-парваначи (и) изготовил вакфную грамоту, украшенную печатями казиев и улемов, которая удостоилась рассмотрения светлым взором нашего величества. …В месяц раджабе почитаемом года 1292 хиджры» (соответствуют 1875 г. – авт.).

Документ скреплен малой печатью Худояр хана, 20 печатями улемов и казиев фактически устанавливал границы землевладения, купленного им и пожертвованного в пользу медресе своего отца. [1] Этим же документом Худояр хан фактически освободил Абдылдабека от всяких налогов. [2] В нем для нас особый интерес представляет сообщение о том, что сам Худояр хан, трижды восходивший на ханский трон Коканда, в своем инайатнамэ называл Абдылдабека датхою (датха - по-узбекски). До последнего времени народ, многие историки и даже потомки Абдылдабека не знали о том, что он, как и родители, удостоился этого звания. Мы полагаем, что хан и его канцелярия были очень внимательны и довольно точны в раздаче званий, титулов, чинов или должностей. Следовательно, согласно данному документу, мы можем утверждать, что Абдылдабек тоже в свое время удостоился звания «Датка». Возможно, Худояр хан пошел на этот шаг с тем, что, присвоив звание «Датка» Абдылдабеку, хотел заручится его поддержкой, а заодно и населения Оша и Алая, что вполне возможно.

Пока нет фактов о том, что он отказался от этого почетного и авторитетного звания ханства. Он фактически чувствовал себя правителем не только Оша и Алая, но и всего Андижанского вилайета, вместо отца, пока судьба распорядилась в пользу его матери Курманджан датки. Известен и тот факт, что он был назначен Худояр ханом по одной версии беком Ошского вилайета, по другой - акимом Оша и Андижана. В этом качестве он пребывал в течение 1865-75 гг., после гибели занимавшего это место старшего брата, приемного сына Алымбека-датки Жаркынбая. Одновременно он получил право на сбор налогов, став саркером, от жителей Оша и близлежащих районов в пользу Худояр хана. [3]

В эти годы Абдылдабек, унаследовавший от отца многие его качества, правил и заботился о своем народе, защищал его интересы в высших кругах, содержал Ак медресе Алымбека-датки в г.Ош, много пожертвовал на строительства каналов, мостов и дорог. Вот отдельные штрихи к портрету Абдылдабека до встречи с Полот ханом.

И в таком положении судьба свела его с Полот ханом. Известно, что Абдылдабек, несмотря на свое высокое происхождение, был одним из близких сподвижников Полот хана - Исхака молдо Асан уулу, последнего правителя-хана Кокандского ханства.

А кем был Исхак молдо Асан уулу (1844-76 гг.)? Он не потомственный аристократ, за которым неизменно стоят определенные круги людей и силы. Исхак - представитель духовенства среднего сословия, кроме образования в медресе другого опыта не было. Он не был приучен с детства к искусству управления обществом. До поры и времени у него не было крупного покровителя, пока не встретил Абдымомун бека. Но он хорошо знал людей, их психологию. В чертах его характера можно отметить стремление к власти, храбрость и бесстрашия, харизматичность, справедливость, решительность и многие другие положительные качества. И еще один штрих - он был готов к любым рискованным шагам, когда шел к своей цели. Он наверняка представлял себе, какую ношу взваливает на себя, приняв тронное имя и ответственность за не только целое государство, но и судьбы многих народов.

Вместе с тем, следуют учесть, что он не был выходцем из аристократических слоев, обладающих широкой поддержкой, неограниченной властью, хотя бы на территории своего владения. За ним не стояли широкие слои населения, пока он не принял имя Полот хана. О том, что Полот хан - это сын молдо Асан уулу Исхак, широкие слои населения не знали, об этом знали лишь самые приближенные.

Вот такие две разные судьбы слились в одно единое в дни, когда стал вопрос о дальнейшей судьбе Кокандского ханства. Именно стабильное, мирное будущее народов ханства их и объединило.

Мы также склонны считать, что Полот хан поднял и возглавил восстание кыргызов не без согласия Курманджан-датки. Без её благословления и Абдылдабек не пошел бы на такой риск. Следует отметить, что Курманджан-датка официально не выражала своей позиции, но полагаем, что действия алайских и ошских кыргызов, решивших присоединиться к восстанию во главе с Полот ханом и Абдылдабеком, свидетельствуют о том, что все это происходило с её благословения. В то же время, несомненна заслуга Курманджан-датки в спасении многих жизней кыргызов-участников восстания 1875-1876 гг. после его поражения.

Мудрость её заключаются в том, что она понимала силу русского оружия, которая могла бы привести к неминуемой гибели многих борцов за свободу. Одновременно, Курманджан-датка пыталась сохранить за собой и за правителями ошских кыргызов хотя бы номинальную свободу правления при российских колониальных властях. Она прекрасно понимала, что прежней полноты, свободы правления при русских властях уже не будет. Однако она добилась того, чтобы и при новом режиме в управлении участвовали кыргызские родоправители. Конечно, это вопросы, которые еще требуют глубокого изучения.

В целом, и Абдылдабек Алымбек уулу, и Полот хан молдо Асан уулу оставили заметный след в истории своего народа не только периода Кокандского ханства, но и в период колонизации Российской империей юга Кыргызстана.

Отметим, что с первых дней восстания Абдылдабек стал одним из близких сподвижников Полот хана. Известно, что с 10 октября 1875 г. по 30 января 1876 г. Абдылдабек состоял беком Коканда (по-нынешнему, мэром – авт.) при Полот хане [4], поскольку был одним из его преданных и близких сподвижников. [5]

Большую опасность слияния сил представителей двух разных сословий, при широкой поддержке населением, как для правителей Кокандского ханства, так и для русских властей поняли и власти Туркестанского генерал-губернаторства. Восстание 1875-76 гг. внесло большие изменения в жизнь и Абдылдабека, и Полот хана. Особенно они проявилось как в отношениях с правителями Кокандского ханства, так и русскими властями.

Неслучайно в рапорте командующего войсками Туркестанского округа генерал-адъютанта К.П.Кауфмана Военному министру Российской империи в июле 1876 г. сообщалось, что в «… продолжении всей Кокандской войны... вопрос о подчинении кара-киргиз представляется, довольно продолжительное время невыясненным, ...естественные препятствия в ущельях и долинах первоклассного хребта... и усилившие оборонительные средства кара-киргизов, давали им преувеличенное понятие о неприступности их кочевок и безнаказанности за участие в войне самозванца Пулат хана с русскими. В виду этих соображений некоторое промедление в конце февраля этого года, в заявлении покорности кара-киргизскими родами, кочующими около Оша и Уч-Кургана, в связи с происками Абдуллабека и матери его, вдовы Алимбека, Мамаджан (Курманджан - авт.), заставили генерал-майора М.Д. Скобелева действовать решительно и двинуться 31 марта в урочища Гульча с отрядом из 3-й и 4-й Оренбургских и 1-й Семиреченской сотен, стрелковой роты 4-го Туркестанского линейного батальона». [6]

Это фактически были первые попытки русских войск в продвижении в долину Алая и освобождении караванного сообщения с Кашгаром. Чуть позже в этих целях, после подавления основных очагов восстания Полот хана и Абдылдабека, во многих местах ханства, в том числе и в городе Ош, накануне Алайской экспедиции российские власти дислоцировали внушительное количество войск. Это 4-й Туркестанский линейный батальон - штаб и 4 роты, 2-й Туркестанский стрелковый батальон - штаб и 3 роты, 1-я сотня Оренбургского казачьего войска, 2-я сотня Сибирского казачьего войска, 2-я батарея 1-й Туркестанской артиллеристской бригады. [7]

Стало быть, город Ош выбран русскими военачальниками как важный военно-стратегический пункт. Согласно рапорту командующих войсками Ферганской области М.Д.Скобелева и Г.А.Колпаковского, Ош был выбран ими исходной позицией в походе против повстанцев Алая, сторонников Абдылдабека, которые укрепились на очень выгодных позициях в местности Янги Арык (Жанырык - авт.), и тем самым закрыли караванные сообщения в Кашгар. [8]

Благодаря многочисленным русскоязычным документальным источникам, известно, что восстание 1875-76 гг. под руководством Полот хана поддерживали широкие слои населения Оша, Алая, Кара-Кульджи, Узгена, Андижана и далее до самой столицы ханства. Достоверные факты говорят, что заговорщики, бывшие сторонники Худояр хана, «вступили в тесные сношения с самозванцем – мятежником неким Пулат ханом, выдавшим себя за сына Алим хана, сына Нарбото-бия». [9] «Одновременно с этими событиями стали переходить на сторону мятежников города: Ош, Наманган, Маргелан и Асаке». [10]

Ошане не просто участвовали в восстании против Кокандского ханства, а впоследствии и против русских, а принимали в нем самое активное участие, ибо одним из сподвижников и самым близким человеком Полот хана был никто иной как Абдылдабек, сын Алымбека и Курманджан-датки, много лет правивший Ошем. Авторитет Абдылдабека в народе был очень высоким. Да и сам Пулат хан стал очень популярным в течение короткого времени. Мы не будем вдаваться в подробности восстания кыргызов в 1875-76 гг., отметим лишь то, что восстание было подавлено не силой Кокандского ханства, а русского оружия и армии.

Русские военачальники были обеспокоены непокорностью Абдылдабека и после поражения восстания под руководством Пулат хана. [11] Для усмирения восставших вокруг Оша и Алайской долины еще 23 февраля 1876 г. по приказу генерала Колпаковского в Ош выехал со своей армией М.Д.Скобелев. [12] Первые военные столкновения между русскими войсками и ополченцами Абдылдабека произошли в местности Жанырык, где кыргызы не могли противостоять русскому оружию, и Абдылдабек вынужден был бежать в глубь горных массивов Алая, Кара-Кульджи и Узгена. В этих районах он вновь собрал силы против русских, о чем и сообщалось в доку-ментальных источниках.[13]

Из приказа командующего войсками Туркестанского военного округа К.П.Кауфмана от 26 июля 1876 г. становится ясным, что впоследствии были посланы специальные войска под началом генерал-майора Скобелева для подавления сподвижников Полот хана в лице Абдылдабека. [14] Перед началом похода генерал Д.М.Скобелев обратился сначала с воззванием, а затем со специальной прокламацией к кыргызам Оша и Алая, в которых содержался призыв покориться миром русским властям. [15]

Целью «военно-научной Алайской экспедиции» М.Д.Скобелева, которая начала свою деятельность 26 июля 1876 г., было уничтожение последних очагов восстания во главе с Абдылдабеком, самого верного сподвижника Полот хана. Алайская экспедиция выступила тремя колоннами: первую возглавил полковник Витгенштейн, который выехал из Оша через Папан, Шат, ущелья Турук в Алайские горы; вторую - подполковник Вардер и капитан А.Н.Куропаткин, будущий военный министр Российской империи (через Уч-Коргон в сторону Чон Алая), а третью колонну - сам М.Д.Скобелев и М.Е.Ионов. Они выступили из Оша в Гульчу, далее Сопу-Курган в глубь алайских гор. Кстати, русских карателей сопровождали и кыргызы - Шабдан Жантай уулу со своими джигитами. [16]

Действия русских войск были не совсем удачны. Самой большой их удачей было пленение матери Абдылдабека Курманджан-датки. Однако при личной встрече, назвав ее «царицей Алая», М.Д.Скобелев отпустил Курманджан-датку. После этого был проведен целый ряд переговоров и переписок с восставшими об их подчинении русским властям.

Абдылдабек был непреклонным. Он с самыми близкими и преданными сподвижниками и братом Мамытбеком ушел на Памир, далее в Афганистан. Там и погиб [17] один из славных сыновей кыргызов, бек Оша и Андижана, сподвижник Полот хана Абдылдабек Алымбек уулу.

Что стало с Полот ханом, которого поддерживали и любили жители не только Оша, но и всей Ферганской долины во владениях Кокандского ханства? В октябре 1876 г. в местности Бото-Кара, вблизи Оша и Андижана, большое количество людей всех сословий подняли его на белом войлоке и провозгласили новым ханом Коканда.

Так, в одном из официальных документах русских властей о политических и военных делах на Кокандской границе в ноябре 1875 г. сообщалось, что «...в Коканде и во всем ханстве Кокандском господствуют ныне безначалие и беспорядок. Настоящий, законный хан, Наср-Эддин, выбранный народом и нами признанный, бежал из Коканда и ныне проживает на занятой нами территории, в крепости Махраме, под защитою, расположенного там нашего отряда. …население Коканда в возбужденном и взволнованном состоянии... как кажется, оно признает ныне, волею не волею, ханом своим киргиза Фулат-бека... В Коканд Фулат-бек еще не являлся... Слишком возбуждены еще умы и взволнованы народные страсти, чтобы можно было рассчитывать теперь же, на благоприятный и желаемый исход дел в Кокандском ханстве... На нас, таким образом, ложится обязанность, для восстановления порядка в соседнем нам Кокандском ханстве, надломить эту грубую, дикую силу и обуздать ее». 18] Видимо, говоря об обязанности русских властей, автор сообщения имел ввиду письмо-просьбу о помощи Худояр хана, адресованное Туркестанскому генерал-губернатору К.П.Кауфману от 20 июля 1875 г. [19]

В течении короткого времени он с триумфом вошел в столицу государства – город Коканд. Он стал официально править государством, с помощью своих сподвижников и приближенных, что на современном языке означает, что он занял высшую ступень власти вместе со своей «партией». Однако его победа, его дни на вершине власти продлились не очень долго. С помощью русского оружия восстание под руководством Полот хана было подавлено, но вместе с ними кануло в лету и Кокандское ханство как самостоятельное государство. Вместо него на карте Туркестана появилась новая административно-территориальная единица под названием Ферганской области Российской империи, в которую входили 7 уездов. В число которых вошел и Ошский уезд с центром в одноименном городе.

После поражения восстания кыргызов в 1875-76 гг. Полот хан был арестован русскими властями и содержался в тюрьме города Андижана, затем Маргелана, до принятия решения военного трибунала и приведения приговора в исполнение.

Архивные документы свидетельствуют, что генерал Колпаковский в специальной телеграмме на имя генерал-лейтенанта Головачева сообщал, что «…30 джигитов, ... высланные по распоряжению генерала Скобелева на поимку Пулат-хана, захватили его после перестрелки в ночь с 18 на 19 февраля в Алайских горах. Пулат содержится в Андижане». [20]

Согласно депеше того же генерала М.Д.Скобелева на имя генерала Колпаковского, русские власти хотели предать его полевому суду с вынесением решения о смертной казни, что и было вынесено и приведено в исполнение. Любопытно воззвание военного губернатора Ферганской области М.Д.Скобелева от 23 февраля 1876 г., приглашающее жителей города и близлежащих сел и аилов на казнь Полот хана. Оно гласило:

“Жителям города Маргелана и окрестных кишлаков, послезавтра, т.е. в понедельник, будет повешен в городе Маргелан на площади у урды Пулат-хан, обвиненный в присвоении себе самовольно власти правительства и за вероломные поступки и зверское обращение как со своими, так и русскими, взятыми в плен; почему приглашаются жители города Маргелана и окрестных селений присутствовать при исполнении казни над Пулат-ханом». [21]

История свидетельствует, что данное воззвание, основанное на конкретном приказе и указе русского военного трибунала, было приведено в исполнение.

Русский генерал-лейтенант Г.А.Колпаковский в докладе Туркестанскому генерал-губернатору от 2 марта 1876 г. писал:

«...двигаясь Ошу с отрядом генерал-майор М.Д. Скобелев повесил вчера (1 марта) в Маргелане Пулата. Доносить, впечатление сильное…». [22]

Так закончилась судьба одной из ярчайших личностей и славных сыновей кыргызского народа, боровшихся за свободу и независимость своего народа.

И только благодаря независимости и суверенитету Кыргызстана мы получили возможность восстановить славные имена многих героев нашего народа. В их число смело можно включить Исхака молдо Асан уулу - Полот хана и Абдылдабека Алымбек уулу.

Байболот Капарович Абытов, доктор исторических наук, профессор, проректор по учебной работе ОшГЮИ

Список использованных источников и литературы:

1. ЦГА РУз. -Ф. И. -19. Оп. 1. Д.34947. Л.4-5; Плоских В.М. Вакф медресе Алымбека //Страницы истории и материальной культуры Киргизстана досоветский период). -Фрунзе, 1975.-С.49; Его же. Очерки патриархально-феодальных отношений в Южной Киргизии (50-70 гг. XIX в.). -Фрунзе, 1968.-С.72; Его же. Киргизы и Кокандское ханство. -Фрунзе,1977. -С.198-205.

2. ЦГА РУз. -Ф. И. -19. Оп. 1. Д.34947. Л. 2-3.

3. Молдокасымов К. Курманжандын коз жашы. -Бишкек, 1991. 7-б.

4. Кененсариев Т.К. Кыргызстандын Оруссияга каратылышы. - Бишкек, 1997.- 281-282-б.

5. ЦГА КР. Ф.И. 75. Оп.1. Д. 53. Л.21-22; ЦГА РУз. -Ф.715. Оп. 1. Д.66. Л. 225; ООГАПД. -Ф.50. Оп. 1. Д.112. Л.13, 13 обр.

6. ЦГА КР. Ф.И. 75. Оп. 1. Д.53. Л.1-2.

7. ЦГА РУз. Ф. 715. Оп.1. Д.67. Л.50; ООГАПД КР. -Ф. 50. Оп. 1. Д.121. -Л. 3-4 обор.

8. ЦГА РУз. -Ф. 715. Оп.1. Д.67.-Л.301-302, 357, 398; Д.68. -Л.232-240; ООГАПД. -Ф.50. Оп.1. Д.112;Л.1-3,7,86.

9. Кауфманский сборник, изданный в память 25-летия истекших со дня смерти покорителя и устроителя Туркестанского края генерал-адъютанта К.П. фон Кауфмана. -М., 1910. -С. I - III.

10. Кауфманский сборник... -С.I-IV.

11. ЦГА КР. Ф.И. 75. Оп.1. Д.52. Л.102-103.

12. ЦГА РУз. -Ф.715. Оп. 1. Д.67. Л.301-302, 357, 398; ООГАПД. -Ф.50. Оп. 1. Д.112. Л.1-2, 7, 10.

13. Кененсариев Т.К. Кыргызстандын ... -282 -б.

14. ЦГА КР. Ф.И. 75. Оп.1. Д.53. Л.21-22. Копия; Кыргызстан - Россия. История взаимоотношений: Сб. док. и материалов (XVIII-XIX вв.). -Бишкек, 1998. -С.406-407.

15. ЦГА РУз. -Ф.715. Оп. 1. Д.67. Л.357. Д.68. Л.180; ООГАПД. -Ф.50. Оп. 1. Д.112. Л.7, 12.

16. ЦГА КР. Ф.И. 75 Оп. 1. Д.53. Л. 34-38,43-47,50,53-54,68-71, 75-81. Копия; ЦГА РУз. -Ф.715. Оп. 1. Д.68. Л.232-240, ООГАПД. -Ф.50. Оп. 1. Д.112. Л.3.; Кыргызстан-Россия… -С.410-421

17. Кененсариев Т. К. Кыргызстандын... -296, 304-б.

18. ЦГА КР. Ф.И. 75. Оп. 1. Д.52. Л.33-35.

19. Кыргызстан-Россия... -С.346.

20. ЦГА КР. Ф.И. 75. Оп.1. Д.52. Л.101.

21. Кауфманский сборник ... -С. I. XII.

22. ЦГА РУз. -Ф.715. Оп. 1. Д.67. Л.4; ООГАПД. -Ф.50. Оп. 1. Д.121. Л.3.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

Алымбек Датка и Алымкул Аталык: соратники в политике или непримиримые конкуренты?

Государственному флагу Кыргызской Республики – 25 лет

А.Ф.Керенский ким? Кыргыз элинде, жеринде анын атын түбөлүккө калтырууга татыктуубу?

Архивдер түгөнбөс кенч, чыныгы тарыхый мурастар байлыгы

Махмуд Кашгарский - великий энциклопедист, выдающийся ученый-тюрколог

1916 год: Полемика вокруг восстания кыргызов
(продолжение)

1916 год: Полемика вокруг восстания кыргызов

Неординарный государственный деятель – Алымбек-датка Асан бий уулу (продолжение)

Неординарный государственный деятель – Алымбек-датка Асан бий уулу

Нузуп бий и Алымбек-датка: выдающиеся кыргызские государственные деятели XIX в.
(часть 2)

Еще статьи

Поделись реакцией: Муж. Жен.
Улыбка
Грусть
Удивление
Злость
Необходимо авторизоваться