Добавить статью
10:28 7 Июля 2015 18700
Кыргызы: этногенез и история
(5 часть)

(Читать сначала)

(Читать 4 часть)

Хакасский ученый В.Бутанаев придерживается поэтапной миграции енисейских кыргызов на Тянь-Шань. Первая группа их переселилась в эпоху Великодержавия. В частности, он отмечает, по собранным им этнографическим материалам, значительная группа кыргыс-ондаров переселилась на юг к озеру Изиг-хол, т.е. Иссык-Куль. Он также внес ясность в отношении термина «хонгорай» и «хорай кыргыз». По его мнению, государство енисейских кыргызов с эпохи монголов стало называться Хангорай. Он пишет, что в монгольскую эпоху у кыргызов произошла смена династий, и ими стали управлять представители сеека соххы рода пюрют (бурут). Он же отождествил название минусинского сеека соххы с кыргызским этнонимом «соколок». В.Бутанаев полагает, что енисейские кыргызы были угнаны джунгарами в Прииртышье в начале XVIIIв. Оттуда кыргызы мигрировали на Тянь-Шань. [86. –С. 60.]

Е.Кычанов высказал мнение о том, что в эпоху Кыргызского Великодержавия кыргызы активно участвовали в этногенезе киреитов, найманов, меркитов и татар. Созданные этими народами государства он считает кыргызскими [245.]. Е.Кычанов и Т.Бейшеналиев, изучив китайские источники минской эпохи (с 1368 г. по 1644 г.), пришли к выводу, что в эту эпоху в Восточном Туркестане кыргызы имели небольшую область под названием Кыргыз, упоминавшуюся в китайских источниках наряду с такими городами как Кашгар, Хами, Илибали, имевшими торговые связи с Китаем. По их мнению, происхождение этнонима «бурут» был связан с кыргызами. Он мог происходить от монгольского слова «борук-скала» [246. — С. 103-104].

Известный этнограф и манасовед И.Молдобаев на основе изучения эпоса «Манас» и сопоставления его данных с другими сведениями из исторических источников, а также этнографическими и археологическими материалами пришел к выводу, что кыргызы поэтапно мигрировали с Енисея на Тянь-Шань. Касаясь проблемы этногенеза кыргызов, он поддержал Л.Н.Гумилева, который высказывал мнение о том, что енисейские кыргызы могли образоваться не только из смешения гяньгуней (гэгуней) из Северо-Западной Монголии (оз.Кыргыз Нор) с динлинами, но и с хуннами. По его мнению, эпос «Манас» подтверждает связь кыргызов с хунну. Ученый полагает что, хуннские катакомбные могильники Тянь-Шаня и Ферганской долины очень близки по устройству с описанием могилы при погребении Манаса в эпосе «Манас». Он же пишет, что в XII в. в связи с усилением кара китаев часть енисейских кыргызов мигрировала на Тянь-Шань [303. — С. 16-17, 26. ].

Данная проблема в определенной мере была проанализирована в монографии Т.А.Акерова «Каркырахан. Великий Кыргызский каганат». В ней мы рассматривали енисейских кыргызов как восточную группу древних кангюйцев, часть которых возвратилась на Тянь-Шань, в земли своих пращуров в VIII-X вв. Здесь они слились с западнотюркскими племенами. По нашему мнению, енисейские кыргызы в эпоху своего Великодержавия мигрировали на Алтай и Тянь-Шань [12. - С. 70-99.].

В IX-X вв. авангард войск енисейских кыргызов вкупе с башкирскими племенами через Ферганскую долину и Приаралье ушли на Северный Кавказ, Причерноморье и Крым. В это время кыргызы и башкирские племена мигрировали на Волгу и пришли в нынешнюю территорию Башкирии. По нашему мнению, кыргызы в то время свою страну, простиравшуюся от Прибайкалья до Каспия, называли Каркыраханом. Однако позже это имя было закреплено за землями Западнотюркского (Тюргешского) каганата. В период возвышения кимако-кыпчакских племен, эта страна стала представлять две области - одна на Алтае, другая на Тянь-Шане. В связи с чем в «Худуд ал-Аламе» данная область локализовали под названиваем Каркырахан на Алтае, в стране кимаков, а в «Манасе» С.Ахсикенди она под названием Каркыра отмечена в долине р.Талас. Нами было высказано мнение о том, что столица канглийских племен Кангу-Тарбан тождествен со ставкой Манаса в эпосе «Манас», расположенной в Таласе [12. -С.70-99; 132.].

В свою очередь мы в данной монографии как подсказывает ее название «Кыргызы: этногенез и история» на основе новых методов и привлечения множества материалов, проанализировав историю происхождения и формирования древних центральноазиатских племен, государств, миграционные процессы, повлекшие изменение этнополитической ситуации в Центральной Азии, попытались более конкретизировать свою концепцию развития кочевого мира и цивилизации. В том числе, истории кыргызского народа и государственности.

Сегодня становится очевидным, что этническую историю кыргызов следует рассматривать с самых глубин древности, возможно, с бронзового века, когда к началу II тыс. до н. э. начинается распространение индоевропейских племён на восток и запад. В это время по всей Центральной Евразии получила развитие андроновская культура, связываемая с индоиранцами. Племена этой культуры занимали обширные пространства Центральной Евразии.

Европеоидные пришельцы с запада влияли на развитие культуры местных племен Южной Сибири, где в то время стали развиваться карасукская (культура предков хунну) и тагарская (енисейских кыргызов) культуры [108.]. Предки древних динлинов, цзюеше (кыпчаков), кангюйцев, енисейских кыргызов, усуней и хунну выделились из состава племен андроновской, тагарской, карасукской культур.

В связи с этим нам необходимо рассмотреть вопрос о родственных связях между вышеприведенными племенами, особенно между кангюйцами и енисейскими кыргызами, между усунями и енисейскими кыргызами, которые во II веке до н.э. мигрировали с востока на запад. Если в древние времена племена кангюйцев, усуней, юэчжей мигрировали на запад через Тянь-Шань и Приаралье, достигали Северного Кавказа, то в средние века по тому же маршруту переселялись и пробирались в данный регион канглы, азы, кыргызы, а затем кыпчаки, команы, мангыты и другие.

В результате, на Северном Кавказе появился сравнительно небольшой этнос, носивший в одно и то же время имя «карачай» и «каракыргыз». Данный факт вынуждает нас по-новому взглянуть на проблему этнической истории и этногенеза кыргызского народа. Невольно напрашивается вопрос, не могли ли быть предками кыргызов, племена бронзового века, которые использовали в качестве защитной зоны горные области Северного Кавказа, Саяно-Алтайского края и Тянь-Шаня, где они скрывались и отсиживались в трудные времена? И действительно, не исключено, что определенная часть кочевников – горцев вышеотмеченные горные регионы Северный Кавказ, Тянь-Шань и Саяно-Алтай использовала как своеобразный защитный треугольник, где можно было переждать трудные времена, связанные с внешней угрозой и климатическими катаклизмами, куда постоянно переселялись, протокыргызские и кыргызские, канглийские, кыпчакские племена в зависимости от политической и климатической ситуации в тех или иных регионах.

Отметим, что в средние века, начиная с эпохи Кыргызского Великодержавия, тянь-шаньские кыргызы упоминались мелкими группами в разных уголках Тянь-Шаня или его окрестностях. Например, в сочинении анонимного автора «Худуд ал Аалам» (X в.) кыргызы упоминались в районах Кашгара, а также в непосредственном соседстве с ферганскими городами Усрушана, Шаш, Илак и другими [283.]. Бакран упоминал кыргызов (XIIIв.) в Горном Бадахшане [292. - С. 122; 49. -С. 100]. О.Караев писал о кыргызах (1307-1308гг.) в Чагатайском улусе [188. – С. 54.]. Кыргызский ученый Д.Сапаралиев из исторических источников извлек весьма интересные сведения о кыргызах в эпоху Тимура. По его данным, одна из групп кыргызов жила в горах вблизи афганской крепости Ирийаб (Ираб), где проходили караванные пути в Индию. Причем, предводитель кыргызов носил мусульманское имя - Муса, что говорит о давнем пребывании кыргызов в этом регионе [349.]. По данным Е.Кычанова и Т.Бейшеналиева минскую эпоху (1368 г. по 1644 г.) небольшое владение Кыргыз упоминалось наряду с городами такими как Кашгар, Хами, Илибали, имевшими торговые связи с Китаем [246. — С. 103-104].

Однако в научной литературе подобные новые сведения о существовании этнических групп кыргызов не вызывали особого внимания и поддержки, оставаясь как второстепенные сведения. Хотя само существование сведений подобного характера могло прояснить и дать конкретный ответ на вопрос о древнем пребывании кыргызов на Тянь-Шане. Можно предположить, что кыргызы сюда пришли в эпоху государства Кангюй, в период миграции юэчжей (II в. до н.э.), или усуней (II в. до н.э.), или енисейских кыргызов на запад IX-X в. Видимо, неслучайно отдельные источники связывали происхождение кыргызов с средневековым городом Бухара. В данном случае, можно полагать, что речь идет об одной и той же группе тянь-шаньских кыргызов, которые переселились еще довольно в древнее время.

Можно предполагать, что данная группа представляла часть кыргызского народа, которая в период миграции (V в.) древних тюрков и кыргызов на север, отбилась от них и скрылась в горных районах Тянь-Шаня и Горного Бадахшана. Несомненно, эта группа кыргызов постоянно мигрировала то из Восточного Туркестана в область пулу (пулей) с районов Яркенда и Кашгара пробравшись по реке Мургаб, то обратно в Восточный Тянь-Шань. У Н.Бекрана читаем: «Большая гора выступает у пределов Грачистана» и гур, тянется мимо Бамияна и Пенджехира и достигает городов Вехана. Название ее мы находим неопределенным. Оно является внешней стороной – спиной Тибета и так разделена, что большой отрог ее впадает в Туркестан вплоть до границы киргизов и продолжается до пределов Чина» Горы или область Гарчистан соответствовали низовьям Мургаба [292. –С. 122; 49. -С. 100]. Находясь в горных областях Горного Бадахшана, кыргызы или полу находились в безопасности, в то же время данный регион с выходом в города Ферганской долины и Восточного Туркестана повышал их жизнеспособность и помогал им сохраниться как этническая группа на Тянь-Шане.

Кыргызов Бекрана можно было бы сравнить с средневековыми двумя объединениями кочевников кыргызов с центром в долине Или и отуз огланов с центром в долине р.Талас на Тянь-Шане, а также северокавказскими карачаями-каракыргызами. Кыргызы находились рядом с торговыми центрами такими как Кашгар, Илибали, Яркенд, Хотан, Карашар, а отуз огланы - рядом с торговыми центрами, такими как Талас, Кары Сайрам, Шаш, Илак, Усрушана, Фергана, Бухара и др. Вероятно, их можно сравнить также с современными афганскими кыргызами Рахманкул хана, которые проживали совершенно обособленно от основной массы кыргызского народа. Все это может говорить больше в пользу того, что кыргызы Усрушаны могли быть предками кыргызов Бекрана и крепости Ирийаб. Значит, они же или одна из их групп могли иметь свой торговый центр в Восточном Туркестане.

Читать продолжение

Табылды Акеров, кандидат исторических наук, директор Института этнологии Международного университета Кыргызстана.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

16-07-2020
Об этнополитических связях кыргызов и уч-карлуков в VIII-X вв.
21572

10-03-2020
К вопросу о связях кыргызов с иштяками
10027

12-03-2019
Этноним «Иштяк». Об этнополитических связах кыргызов с кочевыми обществами Волжско-Уральского региона
17046

01-08-2018
Кыргызский этнос был сформирован в эпоху Кыргызского Великодержавия, а история казахского народа начинается с Чингизхана
26630

23-07-2018
О происхождении Анга Торе и племен его улуса
16270

21-06-2018
Ногайская орда. Мангыты и кыргызы в Золотой орде
26329

06-06-2018
Кыпчаки и кыргызская область Каркырахан
16029

30-05-2018
Бахрины – союзники кыргызов
8606

11-05-2018
Карачаевцы, кумыки, ногайцы и крымчаки и некоторые другие народы Северного Кавказа – это осколки азов – древнего рода кыргызов
37065

25-04-2018
При Токтамыш хане кыргызы выступали как одна из ведущих политических сил в Золотой Орде
21775

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×