Добавить статью
15:43 20 Июля 2015
Кыргызы–Теле (Погребения с конем). Новое в истории и культуре енисейских кыргызов VII-IX вв. н.э.

Первые известия о древних кыргызах относятся к хуннской эпохе, ко времени становления и расширения Центральноазиатской кочевой державы Хунну. Древние кыргызы относились к так называемым народам Западного края (как именовали китайцы земли, расположенные к западу от Ханьской империи (Древнего Китая)) и наряду с другими, подчиненными хуннам народами Западного края, обитали в пределах западных границ Хуннского государства.

В эпоху Хань древние кыргызы (гегунь, гяньгунь древнекит. источников) обитали в Восточном Притяньшанье. В конце II в. н. э. или в III в. н. э. часть кыргызов (Восточные кыргызы) по каким-то причинам отделилась (или была отделена) и волею судьбы оказалась на севере, и поселилась в междуречье Абакана и Кема (Енисей), в Койбальской степи. Другая же часть древних кыргызов (западные кыргызы) продолжала жить на своих прежних землях. Восточные кыргызы, вскоре перешли на левый берег Абакана, в левобережнюю часть Минусинских степей. В первое время центр кыргызских кочевий располагался в Койбальской степи, где на горе Изых-тах находился их основной некрополь, усыпальницы вождей восточных кыргызов. Затем уже, в последующее время, центр кыргызских кочевий перешел в степи Уйбата, которые и поныне считаются лучшими пастбищами Минусинских степей. Здесь и были расположены стойбища самых богатых и сильных скотоводов, возглавлявших кыргызский племенной союз на Енисее (Эсен уулу Кылыч; 1994).

Весь кыргызский племенной союз, первоначально, в значительной мере состоял из местных этнических групп населения, которые до этого обитали в этих краях. Речь идет о древней палеоазиатской группе населения, которая не входит ни в индоевропейскую, ни в алтайскую языковую семью.

Это коренные жители среднего течения Улуг-Кема (Енисея). Динлины, частично были вытеснены на другие территории, но в значительной мере были подчинены кочевниками кыргызами, которые образовали Кыргызско-Динлинский племенной союз. Динлины, составляли большинство населения Среднего Енисея, но находились в зависимом положении. Это были, в общем, белокурые, голубоглазые, светлокожие люди, европеоидного типа, которые обитали на этих землях с незапамятных времен. Это были люди искусные в обработке металлов, земли, выращивании различных земледельческих культур, занимавшиеся охотой, рыбной ловлей, строительством, кузнечным делом, домашним хозяйством. Именно на их основе сложился так называемый народ енисейских кыргызов (Эсен уулу Кылыч; 1994).

В целом, этногенез народа енисейских (Кемских) кыргызов происходил, первоначально в левобережней части среднего течения Кема (Енисея). Население же правобережней части, хотя и находилось в зависимом и подчиненном положении от "левобережников" (т.е. восточных кыргызов), тем не менее оно в течение долгого времени сохраняло свое этническое своеобразие, т.е. признаки, которые были присущи собственно динлинам, которые на востоке обитали до Байкала.

Другая группа древних кыргызов обитала в районах Восточного Притяньшанья, и упоминается в Бэй Шы и Суй Шу* в форме Хэгу**, как одно из племен, которых именовали Теле (тюркское-Тоелес). Термином Теле (Тоелес) обозначали группу тюркских племен, расселенных в Восточном Притяньшанье. Этих племен было десять, и в этом перечне присутствует племя кыргызов, а также уйгуры. Эти племена жили на запад от Иу, на север от Яньци, по сторонам Бай-Шаня (Эсен уулу Кылыч; 1993: 8).

Под "Белыми горами" китайцы подразумевали горы Эшке-баш-таг, лежащие в Восточном Туркестане "от Кучи на север, в 200 ли от Тенри-Олы на юг. Сии горы огромны, обширны, производят горячую серу". Так же в Древности, еще Белыми горами называлось огромное звено небесных гор (т.е. Тянь-Шаня) в 120 ли от Хами на север, покрытые вечными снегами, т.е. Баркульские горы (Иакинф; 1851, ч.III: 52). Анализ данных карты Западного края (Центральной и Средней Азии) при династии Суй также показал, что упоминаемые в "Бэй Ши" и "Суй Шу" Хэгу обитали в районах Восточного Притяньшанья или где-то поблизости (Эсен уулу Кылыч; 1993).

Во II пол. VI в. или в перв. пол. VII в. кыргызы -теле уже обитали рядом с енисейскими кыргызами, располагаясь главным образом в западной части Минусинской котловины. Когда, как и почему мигрировали кыргызы-теле туда, неизвестно, но в первой пол. VII в. они обитали в Минусинской котловине и возможно вместе с енисейскими (восточными) кыргызами составляли одно целое государственное образование, которое впервые, упоминается как Гегу* кит. источников.

Алтайские кыргызы-теле обитали в горной части западной Минусы, на северном склоне Западных Саян, а енисейские-в степной части левобережья Енисея. В китайских исторических источниках есть сведения о кыргызах–теле, обитавших за Саянским хребтом. Так, Тан-Шу сообщает, что они питались мясом и кобыльим молоком, "один Аже употребляет хлебеное" (Иакинф; 1851: 445). В Тайпиньхуаньюйцзи говорится: "К пище Аже добавляют хлебцы. Что касается подчиненных (ему) родов, то (они) едят только мясо, конину, верблюжатину и ничего другого" (Кюнер; 1961: 58). Это при том, что земледелие в кыргызское время (V-X вв. н.э.) на Енисее было как никогда развито. У любого рядового енисейского кыргыза на столе всегда был хлеб и другие продукты земледелия.

"Атмосфера наиболее холодная; даже большие реки до половины промерзают. Сеют ячмень, просо, пшеницу и гималайский ячмень. Муку мелют ручными мельницами; хлеб сеют в третьей, а убирают в девятой луне. Вино квасят из каши" (Иакинф; 1851, ч.I, отд.II: 444).

В "Тайпиньхуаньюйцзи" говорится, что кыргызы выращивают ячмень, пшеницу, темное просо, конопляное семя. «В 3-ю луну постоянно пашут и сеют, в 8-ю и 9-ю луну собирают (урожай), варят кашицу, чтобы делать напиток, также чтобы перебродить (на) водку. Для пшеницы имеется пеший (т.е. он приводится в действие людьми) жернов, (которым) делают муку» (Кюнер; 1961: 58).

Не зря китайцы заметили, что язык и письмо кыргызов совершенно был сходен с уйгурским, т.е. телесским. "Письмо их и язык совершенно сходны с ойхорскими" (Иакинф; 1851, ч.I, отд.II: 446). Даже переводчик этих источников Иакинф Бичурин приметил, что Хагяс по своему составу должен был состоять из двух народов: одни- коренные жители, другие-суть их повелители (Там же...).

Это не просто сходство, а имелось ввиду принадлежность к телесскому диалекту, на котором говорили уйгуры. У телесцев, (они же поздние тогуз-огузы) были, в общем, схожие этнические признаки, начиная от головного убора, языка и т.д., и кончая погребальным обрядом (погребения с конем). Даже согласно эпосу "Манас" кыргызы и уйгуры являются частями одного народа. Кыргызы, здесь обозначаются как байгуры, одна часть народа, другой частью которого были уйгуры. Это полностью согласуется с историческими данными, по которым Тяньшаньские кыргызы, потомки Алтайских кыргызов-теле описываются как один из огузских народов, т.е. исторические сведения указывают на огузское происхождение Тяньшаньских кыргызов (Эсен уулу Кылыч; 1993; Эсен уулу Кылыч; 1994).

Действительно, подобные известия об Алтайских (Западных) кыргызах верны, поскольку они в свое время входили в огузскую общность, образовавшейся из ряда восточно-тюркских племен. К началу VII в. или в нач. VII в. Алтайские кыргызы-теле отделились от прочих огузских (телесских) племен и переселились на север Алтая, к западу от Кемских (Восточных) кыргызов. Вскоре они проникли и на их территорию, став гегемоном в стране кыргызов (Эсен уулу Кылыч; 1993; Эсен уулу Кылыч; 1994).

Алтайские кыргызы занимались кочевым скотоводством. Разводили овец, лошадей, верблюдов. Жили они в юртах и шатрах. О них хорошо повествуется в анонимном персидском сочинении X в. Худуд аль- аалам (Границы мира). Там говорится: "И это люди, которые нравом напоминают диких зверей; лица (у них) грубые, волос мало, (они) несправедливы и безжалостны, отличаются воинственностью и склонностью к распрям; со всеми народами, которые находятся вокруг них, они воюют и враждуют" (Материалы по истории киргизов и Киргизии; 1973: 41). Алтайские кыргызы "кочуют (в поисках) воды, сухой травы, (благоприятной погоды и зеленых лугов" (Там же).

Археологический материал ярко иллюстрирует сложное общественное устройство страны кыргызов на Енисее. Особенно показательны в этом отношении погребальные памятники. Для енисейских (восточных) кыргызов был характерен обряд трупосожжения, описанный в Тан Шу (Иакинф; 1851: 599).

Остатки такого обряда и обнаружены на Енисее, при раскопках так называемых Чаатас -групп кыргызских курганов. Под их каменными насыпями открывались могильные ямы, на дне которых находились грудки сожженных костей покойника, тщательно очищенные от угля, золы и других остатков погребального костра (Кызласов; 1960: 265).

Первые кыргызы пришли на Енисей, в Минусинскую котловину в период, предшествовавший Раннему Средневековью, примерно во II или III вв. н.э. Первоначально они поселились в междуречье Абакана и Енисея, в Койбальской степи; затем расселились по всей Минусе. В первое время их центр находился в Койбальской степи, затем он был перенесен на левобережье Абакана и Енисея, в степи Уйбата. Восточные кыргызы, поселившись в Минусинской котловине, в значительной степени утратили свое этническое содержание, подверглись аккультурации со стороны местного населения, под влиянием их культуры (Эсен уулу Кылыч; 1994).

Вместе с тем, на Енисее в свое время были обнаружены погребальные сооружения другого типа - погребения, выполненные по обряду трупоположения в сопровождении коня. Это каменные курганы, которые характеризуются длинными могилами под невысокой плоской каменной насыпью. Насыпь без врытых камней по сторонам.

Обряд погребения с конём довольно однотипен. Мужчина клался в могилу обычно в сопровождении лука и стрел в колчане, железного ножа, иногда железного пальштабовидного топора. Лошадь клалась в могилу взнузданной; обычно во рту находились железные удила. Судя по тому, что во всех могилах стремена находились возле самой лошади — они клались в могилу засёдланными. Это подтверждают также находки под брюхом лошадей костяных или железных пряжек от подпруги.

В этих погребениях были найдены железные, лопастные наконечники стрел, некоторые из них с напускным костяным свистящим шариком, пряжки — бронзовые и железные, железные стремена с полукруглым подножием и плоской высокой лопаткой на верхней петле и костяные пряжки от подпруги. В погребениях были найдены части баранов, разрубленных на куски, глиняные вазы и четырёхугольные поясные железные пряжки.

Открытые проф. С.В.Киселевым в Минусинской котловине погребения с конем в каменных кольцах у с. Усть Тесь и с. Кривинского датировались им первоначально VI-VIII вв. (Киселев; 1929: 156). После находок монет Каюань Тунбао, Л.А.Евтюхова все трупоположения с конем в Минусинской котловине (Усть Тесь, Капчалы II, Таштык, Уйбат II и др.) датировала IX в. и предположила смену погребального обряда у енисейских кыргызов. Как выяснилось впоследствии, монеты Каюань Тунбао имели достаточно широкий период обращения (начиная с 621 по 907 гг.), и поэтому их находки в погребениях не могут служить опорным датирующим пунктом.

Работа по датировке алтайских курганов была продолжена А.А.Гавриловой на материалах могильника Кудыргэ. Главный принцип ее исследования - "разработка относительной хронологии памятников с малым количеством датирующих находок - необходимое условие и для определения хронологии абсолютной" -позволил детально рассмотреть развитие основных форм предметов сопроводительного инвентаря и сгруппировать могилы, где они были найдены, в определенные типы: кудыргинский - VI-VII вв. (куда вошли и минусинские погребения с конем), катандинский - VII-VIII вв., сростскинский - VIII-X вв., и наиболее поздний -часовенно-горский - XIII-XIV вв. При этом А.А.Гаврилова вернулась к ранней датировке Усть-Тесинских погребений, включив их в число памятников Кудыргинского типа.

По мнению Гумилева, Гавриловой, Савинова, Трифонова погребения с конем относятся не к тюркам - тугю, а к другим тюркоязычным племенам, в первую очередь, телесским, входившим в состав древнетюркских каганатов (Там же; 55). По мнению Киселева и Евтюховой, "в разных районах погребения с конем имеют разную этническую принадлежность - в Монголии они оставлены древними тюрками, на Алтае - племенами теле, в Минусинской котловине - енисейскими кыргызами" (Там же).

С.А.Теплоухов, относивший раскопанное им погребение на р. Таштык к VII в., отмечал, что "подобного рода могилы являются новым типом для Минусинского края" (Савинов; 1984: 63). Л.Р.Кызласов считает, что, погребения с конем, как и другие нетипичные для енисейских кыргызов захоронения, оставили представители иных этнических групп. Наиболее верным, на наш взгляд является заключение проф. Д.Г.Савинова, ведущего специалиста по археологии Южной Сибири древнетюркского периода. Приведем его дословно: "Погребения с конем, на территории Минусинской котловины образуют определенный хронологический ряд: Усть Тесь и Кривинское (VI-VII вв.); Капчалы II, Тепсей III (VII-VIII вв., скорее всего VIII в.); Taштык (VIII-IX вв.,); Уйбат II, где найдены уже плоские ромбические наконечники стрел (IX-X вв.), что можно рассматривать как отражение длительного проживания на протяжении всей второй половины I тыс. в Минусинской котловине какой-то группы населения, хоронившей своих покойников в сопровождении коня"(Савинов ; 1984 : 64).

Совершенно верное заключение, являющееся археологическим свидетельством проникновения в Минусу во 2-ой пол. VI или нач. VII в. кыргызов-теле, до этого живших в составе племен теле и государства Тугю (Тюркского каганата).

По мнению А.А.Гавриловой, носители кудыргинского типа погребений с конем были "пришельцы на Алтае, вклинившиеся на территорию, занятую ранее берельскими племенами, продолжавшими жить и в кудыргинское время, и появившиеся до кудыргинцев тюрками-тугю" (Гаврилова; 1965: 59). По Д.Г.Савинову, по крайней мере, "часть скотоводов теле, очевидно, придерживалась традиционного для территории Саяно-Алтая обряда погребения с конем" (Савинов; 1984: 51).

Первоначально, кыргызы–теле вероятно, поселились в верховьях Оби, а затем уже проникли в Минусу. Ко времени существования Первого Тюркского каганата на Северном Алтае относятся несколько погребений Осинковского могильника, исследованного Д.Г.Савиновым в 1970 г. (мог. 19, 21, 23, 52). Они представляют собой одиночные трупоположения на спине с неустойчивой ориентировкой погребенных (северо-запад, юго-запад, северо-восток). В числе предметов сопроводительного инвентаря найдены бронзовые щитовидные и фигурные бляшки, трехлопастный наконечник стрелы, однокольчатые удила с одним костяным двудырчатым псалием (Савинов; 1971: 219-220). По форме этих предметов, ранее не встречавшихся в культуре Северного Алтая, они связываются с кругом памятников кудыргинского типа (Савинов; 1984: 75). Примечательно, что именно в это время кончает свое существование верхнеобская культура, скорее всего, в результате прихода нового населения.

Кыргызы-теле вышли на ведущее положение в Хагясе (стране кыргызов) с сер.VII в. В кыргызское время на Среднем Енисее население было разнообразным: оседло-земледельцы, полукочевники, кочевники, охотники, рыболовы. Енисейские кыргызы в значительной степени утратили свое этническое содержание, подверглись аккультурации со стороны культуры местного населения, но не утратили своего языка и этнического самоназвания, передав их немалой части населения Среднего Енисея, Минусинской котловины.

Кыргызы-теле очень долго сохраняли свое этническое содержание, своеобразие. Несмотря на то, что алтайские кыргызы жили на Среднем Енисее, в Минусинской котловине, тем не менее они не смешались с прочим населением этих земель, за исключением, может быть, каких-то заимствований элементов из жизни знати енисейских кыргызов, их культуры. В свою очередь, Хагяс подвергся влиянию всего того, что привнесли туда новые гегемоны — алтайские кыргызы – теле (Эсен уулу Кылыч; 1994; Эсен уулу Кылыч; 1993).

Население Кыргызского каганата никогда не представляло собой монолитное этническое образование, с единой культурой, самоназванием, этническими признаками. Это были территориально-племенные объединения, состоявшие в различной мере из этнических групп населения разного происхождения, образа жизни, соматических признаков. Каждый из этих элей, улусов или княжеств стремился к самостоятельному образу жизни и расширению своих владений за счет своих соседей (кыргызских и некыргызских) и, в конечном счете, к господству над всей страной.

Некоторым из них удавалось подчинить всю страну кыргызов, т.е. централизовать власть в Хагясе (страна кыргызов на Енисее) на то или иное время. В начале VII века в Хагясе появились новые гегемоны — алтайские кыргызы, т.е. кыргызы из конфедерации племен Теле. Им удавалось время от времени объединять эли-княжества Хагяса и государство Алого знамени (т.е. Кыргызский каганат) становился сильным и грозным каганатом.

Есть предположение, что Кыргызский Каганат на Енисее был создан Алтайскими кыргызами-теле, по тюркскому образцу. Ведь Кыргызский каганат по своему устройству точь в точь напоминает Тюркский каганат, начиная с титула кагана и кончая мелкими административными единицами и должностями. Кыргызы-тоелесы, находясь в составе племенного союза Тоелесов (Теле-кит. источников) жили в степях, к северу от Восточного Тянь-Шаня и активно участвовали в жизни Тюркского каганата, откуда приобрели большой опыт в деле организации и управления государством, созданного Алтайскими тюрками. В то же время, из истории мы знаем, что именно Тоелесы активно участвовали в ликвидации Тюркского каганата, после крушения которого Тоелесы получили свободу и стали повсеместно создавать свои государства.

Все каганы енисейских кыргызов, начиная с Барс-бега (Ынанчу алп-Бильге) были из числа кыргызов-теле. Период господства в Хагясе (стране кыргызов) кыргызов-теле характеризуется усилением внешней и внутренней политики кыргызского государства. Кыргызский каганат превращается в одно из сильных государств Центральной Азии нач. VIII - IX вв. н.э.

Этот период отмечен небывалым ростом экономики, в частности-земледелия, международной торговли, активностью во внешней политике, укреплением и ростом обороноспособности страны. Последнее было очень важным и решающим фактором сохранения независимости страны. Традиционно армия енисейских кыргызов носила оборонительный характер, поэтому она не могла противостоять сильным армиям наступательного характера, каковыми были армии кок-тюрков, западных тюрков и уйгуров. Поэтому, кыргызские каганы осознавали всю важность необходимости модернизации кыргызской армии. Это удалось претворить в жизнь знаменитому кыргызскому кагану Цзуй-инсюнученмину, кагану с чьим именем связаны события сер. IX века н.э.

Имя этого кагана до сегодняшнего дня не было известно. Оно было обнаружено мной в одном средневековом китайском историческом сочинении - «Тайпиньхуаньюйцзи» и введено в научный оборот. Из всех каганов енисейских кыргызов Цзуй-инсюнученмин стал самым знаменитым и вошел в историю не только енисейских кыргызов, но и всей Центральной Азии.

Ему удалось освободиться от уйгурского господства в 820 году; отстоять независимость страны в ряде сражений с уйгурами; модернизировать армию. К 840 году армия енисейских кыргызов представляла собой грозную силу. Основу ее составляло так называемое «отборное войско»: оно состояло из тяжеловооруженной конницы кыргызов-теле и енисейских кыргызов.

Панцирная конница кыргызов–теле: это были воины-копейщики, облаченные в доспехи и прочее защитное вооружение. Голову прикрывали металлические щлемы с нащечниками-бармицей. У них были большие щиты с металлической окантовкой, который закидывался за спину. Тела знатных и привилегированных воинов были татуированы согласно традиции. Их боевые кони были очень крупные, также были защищены мощной броней-металлическими панцирями, которые прикрывали шею, грудь до колен. Голова была защищена глухой металлической маской. Панцирь закрывал всю лошадь целиком, имел такую же структуру, что и доспехи воина. Грива коня прикрывалась богато украшенными кусками ткани, которая поддевалась под панцирь. Гривы коней подстригалась зубцами, а хвосты подвязывались ремешками до минимальной толщины. Конская сбруя обильно украшалась.

Основным видом древкового оружия у тяжеловооруженной конницы была пика с узким жаловидным острием, с квадратным или круглым сечением. Копье было с широким листовидным острием, вертикально к древку крепилось знамя значительных размеров с двумя "языками". Пики и копья украшались флажками и знаменами. Наряду с палашами широко применяли топоры, которые подвешивались на ремне у запястья правой руки.

Конница енисейских кыргызов была менее бронированной. Это тоже были рыцари, голова у воинов была открытой. Шлемы не употреблялись. Корпус воина защищал стеганый (на вате или конском волосе) халат с рукавами до локтей или длиннее. Всадники использовали массивные копья с длинными насадами и закругленными плечиками, а также большие деревянные щиты, которые во время копейной атаки висели на ремне за спиной, а во время рукопашной брались в левую руку. Длинные обоюдоострые мечи подвешивались к поясу с левой стороны. Грудь воина защищалась нагрудником, руки-наручами и поножами. Тела воинов также были татуированы согласно традиции. Их кони прикрывались железной маской и кожаной или меховой попоной. У лошади грива прикрывалась лоскутом ткани с прорезями. Грива коней подстригалась зубцами, а хвосты подвязывались ремешками до минимальной толщины. Конская сбруя также обильно украшалась.

Численность отборного войска енисейских кыргызов всегда составляло 30 тысяч человек. Вассальные племена составляли легковооруженную конницу и пехоту. Их численность доходила до 50 тысяч человек.

Легковооруженная конница: это были конные воины в основном из левобережней части Енисея. Они не имели каких-либо защитных доспехов, а иногда и средств для ближнего боя. Конники-кыштымы были одеты в рубаху, перехваченной ремешком. Имели простые, широкие штаны и мягкие сапоги. Никаких головных уборов у них не было. Волосы были заплетены в косы. Часто, волосы подстригались спереди и перехватывались ремешком, а сзади ниспадали на плечи. Знатные воины-кыштымы были одеты в длинный халат с плечиками, с широким и высоким воротником, а также в легкую меховую или войлочную шапочку. Основным видом оружия легковооруженных всадников был сложносоставной лук, которым они хорошо владели. К поясу с правого бока подвешивался богато украшенный (даже у простых воинов) колчан (иногда еще один помещался у чепрака). У них также были кинжалы, легкие мечи, топоры, палаши, сабли. Они применяли щиты, а также деревянные детали: наручи и поножи. Гривы коней обычно подстригались зубчатообразно, а хвосты были заплетены. Это те самые «летучие отряды» енисейских кыргызов.

Вассальные племена правобережней части Енисея составляли пехоту. Это были финно-угорские племена из горно-таежных массивов Восточных Саян - охотники и рыболовы. Одеты они были в шкуры животных. У них тоже была своя конница, однако всадники ехали верхом на северных оленях.

Численность войск енисейских кыргызов таким образом составляло 80-90 тыс. человек. Для того времени это была большая цифра. Первые ряды отборной конницы составляли кыргызы-теле. За ними следовали енисейские кыргызы и легковооруженная конница вассальных племен (кыштымов).

Отборное войско перед атакой выстраивалось длинными рядами "стремя к стремени" и начинало свое движение с шага, затем постепенно разгонялось и с грохотом неслась на противника. Противостоять этой несущейся лавине было невозможно, и обычно противник обращался в бегство.

В этот момент вперед вырывались «летучие отряды» вассальных племен (кыштымов) и обрушивали град стрел в спины противника. У енисейских кыргызов было очень развито искусство стрельбы из лука. В этом мастерстве мало кто мог с ними посоперничать.

В 840 году кыргызская армия выходит в Монголию, совершает поход на столицу Уйгурского каганата город Орду-балык. Ее численность, судя по данным исторических источников составляло 100 тыс. человек. Пехота скорее всего в этом походе не участвовала. Значит, в составе армии Кыргызского каганата могли быть какие-то военные части союзников. Достоверно известно о присутствии военных частей уйгурской оппозиции, численность которых неизвестна.

Академик В.В.Бартольд называл этот период в истории Центральной Азии «Кыргызским Великодержавием», когда Кыргызский каганат стал, по его словам «ведущей кочевой державой в Центральной Азии».

Кылыч Эсен уулу, историк, тюрколог

------------------------------

Подробнее об этом и других актуальных проблемах вы можете ознакомиться в книге: «Хагяс. История Енисейских кыргызов (С древнейших времен до нач. XVIII века). - автор: Эсен уулу Кылыч. - Ассоциация историков Кыргызской Республики; Кыргызский государственный университет им. И.Арабаева. – Бишкек - 2013.-(второй вариант)-438 стр.

Литература

Киселев C.В. Материалы археологической экспедиции в Минусинский край в 1928 г.-В кн.: Ежегодник Гос. музея им. Н.М. Мартьянова, т.VI, вып.2.- Минусинск. 1929.

Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. М. 1951.

Кызласов Л.Р. Таштыкская эпоха.-М.1960.

Материалы по истории киргизов и Киргизии. вып.1.-М. 1973.

Кюнер Н.В. Китайские известия онародах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока.-М.1961.

Потапов Л.П. Очерки по истории алтайцев.-М.Л.1953.

Иакинф. Собрание сведений онародах, обитавших в Средней Азии в Древ ние времена. Спб. 1851. ч.1. отд.IV. Жуань-жуань; ч.II . отд.VI . Тугю; Ч.I отд. II . Хакянсы-Хагяс; ч. I. отд. I, Хунну; ч. I . отд. VII . Повествование о Доме Хойху; ч.I . отд. III . Сянби; ч. III . отд. II. Повествование о Западном крае.; ч. I . отд.II. Хусе.

Савинов Д.Г. Народы Южной Сибири в древнетюркскую эпоху.-Л.1984.

Левашова В.П. Два могильника кыргызов (хакасов).-МИА, №24, 1952.

Гаврилова А.А. Могильник Кудыргэ как источник по истории алтайских племен.-М.-1965.

Евтюхова Л.А. Археологические памятники енисейских кыргызов (хакасов).-Абакан-1948.

Савинов Д.Г. Осинковский могильник на Северном Алтае.- АО.-1970 –М.1971.

Уманский А.П. Археологические памятники у с. Иня.-Изв. алтайского отдела ВГО СССР. вып. 11. 1970.

Неверов С.В. История изучения памятников сростскинской культуры Алтая.- Барнаул. 1980.

Мартынов А.И., Мартынова Г.С. Кулемзин А.М.-Шестаковские курганы.-Кемерово. 1971.

Кызласов Л.Р. Взаимоотношения терминов Хакас и кыргыз в письменных источниках VI-XII вв. // Народы Азии и Африки. 1968. №4.

Эсен уулу Кылыч. Древнекыргызское государство Хагяс. Каганат Кыргыз.-Бишкек,- 1994.

Эсен уулу Кылыч.Древние кыргызы. Кыргызы в Средней Азии.-Бишкек,- 1993.

Эсен уулу Кылыч. Хагяс. История енисейских кыргызов.-Бишкек,-2013.

------------------------------

Рисунок 1. Уйбатский Чаа-Тас. Погребальное сооружение енисейских кыргызов выполненное по обряду трупосожжения.

Рисунок 2. Погребение с конем. Усть-Тесь.

Рисунок 3. Могильник Уйбат 2

Рисунок 4. Погребение с конем из курганной группы Капчалы II. Курган 2.

Рисунок 5. Погребение с конём, из курганной группы Капчалы II. Курган 11.

Рисунок 6. Тяжеловооруженная кыргызская конница. Художественно-историческая реконструкция Л.А.Боброва).

Фото прикрепленное к статьеФото прикрепленное к статьеФото прикрепленное к статьеФото прикрепленное к статьеФото прикрепленное к статьеФото прикрепленное к статье
Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

Кыргызское эльтеберство, Гяньгуньское наместничество на карте Тюркского мира VII века

О маршруте первого китайского посольства в Хагяс (VIII век)

Азиатские скифы и хунну: новая гипотеза о происхождении древних кыргызов

Хагяс. История Енисейских кыргызов

Как звали знаменитого кыргызского кагана-завоевателя середины IХ века?

Еще статьи