Добавить статью
9:44 7 Декабря 2015
«Пять турков в Азии»

Нередко встречаются «очень бдительные интернет-обыватели», которые во всем видят подвох и «тенденции». Работа по поиску материалов на эту тему началась еще тогда, когда российско-турецкие романтичные отношения были в самом разгаре. Поэтому не ищите того, чего нет.

Керенский в своем докладе ставит под сомнение участие в событиях турецких военных. Турецкие военные были и некоторые даже издали мемуары о своих подвигах.

О роли пяти турков, пришедших из Османской империи ко времени событий 1916 года изложено в книге «Пять турков в Азии», опубликованной в 1999 году в Стамбуле. Автор Адиль Хикмет был сам одним из этих пяти турков, отправившихся в Туркестан в 1914 году.

151204_1 Их звали Кушчубашы Селим Сами, Хусейин Эмруллах, Хусейин (у которого было крымское происхождение), Ибрахим и сам автор Адил Хикмет. Следует отметить, что в Османской империи того периода не было фамилий в современном понимании. Были только имена и прозвища (как сейчас ники и аватары). Например, Мустафа Кемаль Ататюрк - первое это имя, второе и третье - прозвища. Прозвище Кемаль («совершенство») ему дал учитель математики, а «отец турков» - народ.

Есть и фотографии четырех турков из пяти, кроме самого автора. Нелепо думать, что у автора не было собственной фотографии. Я думаю эта «предусмотрительность» выдает в нем разведчика-нелегала.

Как пишет автор, он с Селимом Сами были впечатлены рассказами учителя, побывавшего в Кашгаре, о Туркестане. Было это во времена царствования султана Абдулазиза, который правил в 1861-1876 гг., т.е. за 40 лет до поездки «впечатлившихся». Неизвестно в каком возрасте находился учитель, но побывать в Кашгаре он мог только в довольно молодом возрасте (25-30 лет). Учитель – это, скорее всего, воспитатель или преподаватель военного училища, скорее всего, отставной военный разведчик. Вряд ли учитель побывал в Кашгаре по «горящей профсоюзной путевке» или «чартерным рейсом». Его, наверняка, с учетом недавно закончившейся Крымской войны (1853-1856 гг.) послали прощупать уязвимость позиции Российской империи на южном фланге.

151204_2 Автор описывает о своей деятельности, произошедших с ним историях в восточном Туркестане (ныне Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР) и западном Туркестане (ныне пять постсоветских стран), в особенности об участии в восстании в Семиречье. Он свободно владел четырьмя языками: французский, арабский, итальянский и английский (разведчик!). Дослужился до жузбашылык (сотник).

Автор рассказывает, как они выдвинулись в путь с целью вызвать у коренных жителей Туркестана чувство патриотизма. Если в самом деле они вышли в путь именно с такой похвальной целью, то вытекает вопрос: «Почему из пяти турков четверо были военными?»

4-го августа 1914 года пять турков выдвигаются в путь на пароходе из Измира. Они прошли с Индии в Афганистан, а затем через Памир (Ваханское ущелье) в Ташкурган (поселок в Китае возле Памира), направляясь в Кашгар.

Автор рассказывает, что, когда они приехали в Андижан, население уже прочитало все в газетах и было в курсе всех событий. Тогда они начинают призывать памирских (алайских?) кыргызов сделать переворот.

27 апреля 1915 года на территории Восточного Туркестана (это территория Китая) попадаются в руки русских военных. Это значит, что у них кончились деньги и они шли в Кашгар (по дороге и попались) к немецкому резиденту пополнить кошельки. Другие объяснения не проглядываются.

151204_3 Их отправляют в Ташкурган (тоже Китай), где для них рассматривают наказание в виде лишения жизни и переотправляют в Ташкент. В это время немецкий посол в Китае Фон Хинтсе спасает их от смерти. Довольно путано.

В 1915 году 14-го июля, выбравшись из тюрьмы, они отправляются в город Капал (ныне Аксуйский район Алматинской области, до революции Копал, в настоящее время село районного подчинения), а затем в населенный пункт Сархан, где проживали казахи и кыргызы. Они остаются в Сархане (почти 1 год) до пика бунта в Семиречье и активно в нем участвуют. Основной упор в трудах автора делается на бунте и их роли в нем.

Прибыв в Туркестан, они (по их словам) играли большую роль в восстании в Семиречье. К ноябрю пять турков присоединяются к Хисамидину, сыну Шабдана баатыра, против русских военных. В книге говорится о готовности почти семи тысяч вооруженных(?!) кыргызов к восстанию.

По сведениям автора, они вместе с кыргызами обсудили участие в действиях. В то время их самые большие силы были на Иссык-Куле. Там они провели собрание с пятью турками и Хисамидина назначили руководителем. В связи с тем, что они не смогли противостоять русским войскам, они начали по ночам воровать их оружие (?!). В следствие их воровства у каждого (?!) кыргыза появилось оружие. Помимо этого, состоятельные кыргызы потратили все свои сбережения на военное оружие (фантастика!). Примером этого послужил сын Шабдана баатыра - Хисамидин. На военные действия Хисамидин потратил денег больше чем 150 тысяч золотом.

151204_4 В связи с тем, что Куропаткин не смог захватить османских турков, он издал следующий указ, который автор передает таким образом: «...Тому, кто поймает турков, государство обещает за каждого по 10 тысяч рублей».

Чтобы защитить турков от русских войск, кыргызы нашли им убежище в лесу и тем самым сохранили им жизнь.

Адил Хикмет рассказывает о разногласиях, возникших среди кыргызов, в результате которых половина из них вернулась на родину, где все еще господствовали русские, а другая половина продолжила путь в Китай.

Хисамидин понял, что кыргызские беженцы долго не смогут оставаться в Китае. Вследствие этого он обратился к пяти туркам, для того чтобы обсудить перенаправление беженцев через Афганистан в Иран и в конечном итоге в Анатолию (полуостров на западе Азии, срединная часть территории современной Турции). По мнению автора, если кыргызы расположатся на восточной части Анатолии, то это будет выгодно для Турции. А также, по мнению автора, они должны были поместить по три кыргыза в армянские села. Тогда в этом случае не только кыргызы должны были переместиться, но и народ Хотан турк (по всей видимости, уйгуры Хотанского оазиса. Уйгуры имеют не родоплеменную, а оазисную идентичность). Так как народ Хотан может принести новшества в сфере ремесел, творчества, а также для экономики.

151204_5 В 1917 году пятеро турок направляются в Кучар (оазис северо-восточнее г.Кашгар). Россия и Китай собираются арестовать их. 29 июня 1918 года в Шанхае их начинают преследовать англичане. Пятеро турок убегают в разные стороны. Они с большими препятствиями возвращаются на родину. Например, Селим Сами и Ибрагим добираются в Россию через Манчжурию 13 апреля 1920 года, Адил Хикмет, Хусейин прибывают в Гамбург японским кораблем 14 апреля 1920 года. Эмруллах добирается до Стамбула через Афганистан, Батуми и Трабзон. Автор этого труда Адил Хикмет с огромными трудностями возвращается в Стамбул только 23 марта 1921 года.

Таким образом, эта кампания отправилась в путь 4-го августа 1914 года, а вернулась в апреле 1920 - марте 1921 годов. Т.е. они «путешествовали» 5,5-6,5 лет. На какие деньги? По современным меркам, каждому в год нужно было минимум 3000 долларов (250 в месяц). 3000 долларов умножаем на 5 человек и на 6 лет, получается 90 000 долларов. Это без агентурных расходов. 5 безоружных мужчин (иначе - проблемы с пограничниками, таможенниками и полицией) с такими большими деньгами в голодных и опасных краях - лакомая добыча для лихих людей. Это означает, что их подпитывали деньгами по дороге - в немецких резидентурах.

Один из них, Kushji Bashi Zade Sami Beg, участвовал в Бакинском конгрессе мусульманских делегаций из Туркестана. Он восторженно рассказывал известному авантюристу Энвер-паше: «В 1916 я, простой и скромный турок, поднял весь Киргизстан против русских. Перед твоей славой и популярностью в Туркестане не устоит никто! ». Это и был Кушчубашы Селим Сами, один из героев книги.

Налицо преувеличения (чтобы подчеркнуть свои «заслуги»), переходящие в бахвальство. Такие вот сумбурные, но любопытные похождения, которые не оставляют сомнений в турецком следе событий 1916 года, но не дают оснований для его преувеличения да и особой достоверности тоже.

Есть и германский след, более серьезный. В становлении и развитии турецких спецслужб немаловажную роль сыграли именно германские коллеги. Германские спецслужбы издавна имели в Синьцзяне разветвленную резидентуру. Германская агентура со своей нордической внешностью сразу привлекла бы к себе внимание. А турки, по крайней мере, могли выдавать себя за уйгуров, которых в Туркестанском крае было немало. Все три вышеуказанных фактора и обусловили симбиоз германских и турецких спецслужб - об этом в следующей публикации.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

1916 год: лабиринт интерпретаций

Межэтнические отношения 1916: до, тогда, потом, сейчас

Борьба за землю не на жизнь, а на смерть. Хороших колонизаторов не бывает в принципе1

Свидетельства монархистов, антисоветчиков и иностранцев

Агенты с правом на убийство
Часть 2. «Никогда не говори "никогда"»

Агенты с правом на убийство
Часть 1. «Шпион, который меня любил»

Керенский без женского платья

Правило Миранды: колонизаторы перед судом истории

Доклад А.Ф.Керенского о событиях 1916 года в Туркестане на закрытом заседании Государственной думы
13 декабря 1916 г.

Еще статьи

Поделись реакцией: Муж. Жен.
Улыбка
Грусть
Удивление
Злость
Необходимо авторизоваться