Добавить статью
22:30 16 Декабря 2015
Борьба за землю не на жизнь, а на смерть. Хороших колонизаторов не бывает в принципе1

В первые десятилетия после завоевания Туркестанского края авторитет российской власти был среди «туземцев» наиболее высоким. Этому способствовала общая стабилизация условий жизни, выразившаяся прежде всего в наведении порядка, снижении уровня насилия, преступности и т.д., а также относительном уменьшении налогов. Авторитет этот персонифицировался в первых туркестанских генерал-губернаторах, пользовавшихся широкими властными полномочиями, но довольно чутко учитывавших местную специфику. Однако с утратой генерал-губернаторами многих прерогатив авторитет русской власти стал падать. Этому способствовало и постепенное изменение общего характера колониальной политики.

Первый шаг переселенческой политики был сделан в ноябре 1868 г., когда было принято «Временное уложение», согласно которому все земли казахов перешли в государственную собственность. В конце 19 в. в связи с постройкой Сибирской магистрали и после голода в царской России в 1891 г. поток переселенцев резко увеличился. Начавшееся в конце 19 века переселение крестьян из центральных губерний России еще более усилилось в годы столыпинских реформ. С 1896 по 1916 годы в центральноазиатские владения переселилось более 3 миллионов. Царизм в широкой степени стал применять закон о земельных излишках. Вся земля кочевников, по закону, считалась государственной, находящейся в пользовании у казахов. Государство имело право в случае надобности изымать излишки у казахского населения.

Так называемое Степное Уложение 1891 г. разрешало коренному населению владеть лишь 40 акрами земли2 (в эквиваленте) на душу, что значительно меньше того, что требовалось для сохранения кочевого образа жизни. Оно по существу открыло путь к прямому изъятию собственности кочевников. Дальнейшим шагом стал закон от 14 февраля 1905 г. об образовании переселенческих участков на «излишних» землях кочевников.

После революции 1905 г. в целях притупления аграрного вопроса во внутренних губерниях, царизм всячески поощрял переселенческое движение, организовывало массовое изъятие казахских земель. Были созданы специальные переселенческие землеустроительные партии. Наряду с этим поощрялось и самовольное переселение.

Казахи первыми, как могли, начать протестовать против этой политики царизма. В 1906 г. в Петропавловском уезде произошли вооруженные столкновения казахов с переселенцами. С обеих сторон оказались убитые и раненые.

В глазах лидеров казахов происходил процесс, аналогичный потере земель упраздненных башкирских кантонов. После передачи с 1 февраля 1865 г. в гражданское ведомство населения кантонов начался процесс сокращения их земельных владений. Н.А.Крыжановский (оренбургский генерал-губернатор в 1865–1881 гг.) стал инициатором принятия Указов от 11 февраля 1869 г. и от 4 июня 1871 г.3, в итоге действия которых площадь башкирских вотчинных земель сократилась от 13,8 млн десятин4 в начале 1860-х гг. до 6,6 млн десятин к концу 19 века5.

В I Госдуме с требованием возвращения конфискованных башкирских земель 2 июня 1906 г. выступил мурза из Уфимской губернии, член ЦК партии «Иттифак» Шах-Айдар Сырланов6. Наиболее жестким было выступление во II Думе учителя из Уфимской губернии Калимуллы Хасанова. 16 мая 1907 г. он протестовал против конфискации у башкир двух миллионов десятин земли. Хасанов заявил: «Если нам наши земли, отобранные правительством, не будут возвращены, мы все меры будем принимать к тому, чтобы эти земли обратно отобрать»7. Однако Госдуме не удалось поставить под свой контроль исполнительную власть.

Всегда удивляло присутствие татар/башкиров во всех регионах и городах не только России, но и Кыргызстана. Теперь понятно, что, оставшись без земли, не от хорошей жизни они покинули свою родину.

Земли мусульман Средней Азии все больше передавались чиновникам, офицерам, казакам и другим славянским переселенцам. Одну из целей этого процесса обозначил военный губернатор и командующий войсками Сыр-Дарьинской области Н.И.Гродеков (1883–1893), который считал, что каждый новый русский поселок в Туркестане равносилен батальону русских войск8.

В декабре 1910 года правительство официально предоставило Переселенческому управлению право отчуждать земли кочевников под переселенческие участки. Изъятие земель вызвали стихийное сопротивление. По Ферганской, Самаркандской, Сыр-Дарьинской и Семиреченской областям в 1904 г. было зарегистрировано 130 нападений, в 1905 - 235, в 1914 - 295, в 1915 году - 372 нападения – более 1-го в день!

К 1916 году цены на хлопок были "нормированы", цены на предметы первой необходимости выросли неимоверно; мобилизации лошадей следовали одна за другой; в горах находили трупы дехкан, умерших от голода; по ночам на кишлаки налетали банды кулацких сыновей, грабежи и насилия творились открыто и безнаказанно... Число дехкан, разорившихся от поборов, мобилизаций, кабальной зависимости, достигает нескольких сот тысяч. По краю бродят, выпрашивая милостыню, погибая от голода и эпидемий, толпы нищих. Над хлопковым регионом стал носится призрак кровавых восстаний...9.

Но главное, что продолжалось массовое изъятие земель, в первую очередь в северо-восточных районах Сырдарьинской, на юге Семиреченской и ряде других областей.

Активнейшее участие во всех этих неблаговидных делах принимал и «туземный» административный аппарат. Продажность местных верхов в «событиях 1916 г. стала очевидной для всех»10.

Накопившееся возмущение, вызванное нараставшим отбором земель под хутора казаков и переселенцев, резко возросшее обнищание, вызванное закупом лошадей, скота для нужд фронта при катастрофически нараставшей инфляции создали чрезвычайно взрывную обстановку. Особо ретивыми местными правителями практиковались и реквизиции под видом «добровольных пожертвований» фронту.

Политические кризисы, аналогичные событиям 1916 года, являются результатом борьбы за ресурсы. Где-то в борьбе государств это были колонии, золото, нефть, территории соседа. В нашем случае это оказался хлопок.

Внутри же российской империи между центром и нашей окраиной шла борьба за другие ресурсы, более скромные по международным и царским меркам, но критически важные для выживания местных народов. Условия выживания местных народов определяли (и определяют) их "национализм" или "толерантность".

Критически важными ресурсами региона были:

1. трудовые ресурсы;

2. земля / вода;

3. скот.

1. Поводом для событий 1916 года послужил призыв мужчин на трудовую повинность в связи с войной. Согласно указу, призывались из Туркестанского края 250 тыс. чел., из Степного края 230 тыс. человек. До этого туземное население для службы в армии не привлекалось.

Власти освободили от набора чиновников, местных должностных лиц, низших полицейских из коренных жителей, священников, клерков в финучреждениях, учащихся высших и средних учебных заведений и лиц, пользующихся правами дворян и почетных граждан. Пользуясь отсутствием у большинства местного населения, особенно у кочевников, метрических свидетельств, волостные управители, аульные старшины и прочие низовые агенты администрации, непосредственно составлявшие списки, создали целую систему взяточничества и злоупотреблений. Представители семейств, обладавших разветвленными связями, за взятки из списков исключались, а лица, не имевшие ни связей, ни средств, в эти списки произвольно включались, причем независимо от возраста. Понятно, что именно представители низового звена администрации в первую очередь стали объектом почти всеобщей ненависти.

Значение трудовых ресурсов было более важно для оседлых (узбеков и таджиков). Все коренные народы региона вели натуральное хозяйство, где роль трудовых ресурсов велика. Но в кочевом общинном хозяйстве роль мужских трудовых ресурсов куда скромнее, чем в земледельческих домохозяйствах. Пасти скот могли (и пасли подростки) сообща. Взрослые мужчины призывного возраста выполняли главным образом роль "секьюрити" - для борьбы с угонами скота (барымтой11), которые после присоединения к России утрачивают свое первоначальное значение.

Для оседлых (узбеков и таджиков) мужские трудовые ресурсы имели бóльшее значение еще и потому, что они, как более исламизированные сообщества, парализовывали экономическую дееспособность женщин, что очень убедительно отметил в своем докладе Керенский. Призыв мужчин на трудовую повинность одновременно обнулял и экономическую активность женщин оседлых народов. Потому-то среди кочевников бабьих бунтов не зафиксировано.

2. Наиболее понятна ситуация с землей, потому что она многократно описана. Вместе с тем, борьба за контроль над землей между местным населением и славянскими переселенцами была принципиально важна для возникновения событий 1916 года. Мы дадим лишь краткое описание и некоторые важные, на наш взгляд, нюансы, которые остались за пределами внимания.

Согласно переписи 1897 года, русское население Туркестана составляло около 200 тысяч человек. Более половины его проживало в Семиреченской и Сырдарьинской областях.

К 1916 г. русские переселенцы составляли 6% населения Туркестанского края. В их пользовании находилось 57,6% обрабатываемой земли. Казакам отводилось более половины экспроприированных площадей. А коренные жители, составлявшие 94% населения, владели лишь 42,4% пахотной земли. На одного русского крестьянина приходилось в среднем 3,17, а на одного коренного жителя – только 0,21 десятин, т.е. в 15 раз меньше. Это для всего Туркестана, а в Семиречье контраст был еще больше12.

В одной лишь Семиреченской области за первые 3 года войны было изъято 1800 тыс. десятин лучших пастбищных и пахотных угодий, а их прежние владельцы силой были выселены в мало- или совершенно непригодные для ведения хозяйства пустынные и полупустынные районы. К середине 1916 года общая площадь изъятых у казахского населения земель составила 45 млн десятин13.

Итак, первым и самым важным результатом колонизации Семиречья было «освобождение» кыргызского и казахского населения от хорошей земли, сокращение поголовья скота и, следовательно, понижение уровня материального существования трудящихся.

К 1916 году русские составляли, соответственно, 1/4 и 1/10 часть населения данных областей. Более чем на треть русскими были города Пишпек (Бишкек) и Пржевальск (Каракол). При этом более 1/2 русских было занято в сельском хозяйстве, примерно 1/4 — в административных, судебных и военно-полицейских структурах, 1/10 — в промышленности. Не в роскошных домах жило большинство переселенцев. И в этом принципиальное отличие российского "колониализма" от европейского.

Переселенческие чиновники отнимали у «туземцев» не только пастбищные земли, но и места зимовок с обрабатываемыми землями. Конфискации вынуждали кочевников переходить к оседлому образу жизни и таким образом закреплять за собой родовые земли. В действительности многие их них занимались и земледелием, и выпасом скота. Это тяжело было скрывать от чиновников Переселенческого управления, которые изымали земли под выпас скота, объявляя их «излишками».

В Кыргызстане 93% территории – это горы, земли пригодные для земледелия составляют только 7%. Значительная часть земель у коренного населения была сосредоточена в руках бай-манапов. Вода, захваченная переселенцами, также служила в их руках орудием закабаления.

Перераспределение угодий приводило к ломке традиционных форм землепользования и порядка кочевания, не обеспечивая в то же время полноценного перехода к оседлому образу жизни. Итогом стала деградация кочевого хозяйства с последующим обнищанием.

Российские власти не понимали или не хотели понимать особенности землепользования у кочевых народов. У оседлых народов тот, кто «сидит» постоянно на земле, - тот и хозяин. А в Семиречье из-за резко континентального климата значительная часть кочевых угодий сезонно пустует. Это давало повод чиновникам утверждать, что свободные земли имеются. Земля / вода отбиралась главным образом у кочевников потому, что зимние пастбища (на равнинах), не используемые летом, казались колонизаторам "излишними". Кочевники, возвращаясь с джайлоо к своим зимним пастбищам, начали обнаруживать, что их земли обрели нового хозяина.

Отбирая у кыргызов земли на равнинах, у них отбирали зимние пастбища, в результате разрушалась система выпасов. Разрушение системы выпасов вело к разрушению цикла кочевого хозяйства и к разрушение уклада жизни вообще.

Этнос – это продукт вмещающего ландшафта. Отбирая важный элемент вмещающего ландшафта у кыргызов, их обрекали на гибель. Это примерно как, когда рыба при строительстве ГЭС отрезается от своих нерестилищ и погибает.

Также как у оседлого в регионе земля без воды - ничто, также у кочевника скот без пастбища - ничто. Отобрать зимние пастбища (которые русские превратили в пашни), это все равно, что оседлому землепашцу в нашем регионе оставить воду зимой, но отбирать летом.

Если отобрать у оседлого половину пашни, - его доходы просто уменьшатся вдвое. Если отобрать у кочевника половину земель и эта половина будет зимние пастбища - то будет разрушена система выпасов и скот зимой погибнет. А следом погибнет и сам кочевник.

Духовенство на бунт (в Ферганской и Самаркандской областях) сподвиг также «земельный вопрос» - отнятые вакуфные14 земли. От трудовой повинности духовенство было освобождено, лошадей в массовом количестве не имело. Поэтому призывы к священной войне - не столько от обостренных религиозных чувств, сколько от обостренных чувств земельных собственников. Поэтому религиозная составляющая конфликта имела какое-то сопутствующее значение только в оседлой зоне.

Территории вне проживания кочевников были более важны для культивирования риса и особенно хлопка. Это не являлось специализацией славян-переселенцев. Таким образом, фактор ресурса земля / вода как конфликтный потенциал был более важен для кочевников (казахов и кыргызов).

Таким образом, то, что было для земледельцев борьбой за сохранение доходов, для кочевников было борьбой за выживание. Это и объясняет особый накал событий в Семиречье. (Если даже турки и немцы понимали это, в Семиречье раствориться в толпе было невозможно - практически не было тюрков-приезжих, под которых могли "косить" турецкие агенты. Основных тогда трудовых мигрантов уйгуров не было, потому что железную дорогу (Турксиб) здесь начнут строить только лет через 10).

3. Рабочий скот для армии, естественно, закупали / реквизировали главным образом у кочевников. У оседлых «излишков» лошадей практически не было.

Трудовую повинность внезапно («мгновенно») и несправедливо ввели. И она также быстро могла быть (и была) отрегулирована по спискам, масштабам (количеству призванных) и срокам (после уборки урожая).

Конфликтный же потенциал, связанный с водо-земельными отношениями, накапливался полвека (с 1867 года) и не мог также быстро быть отрегулирован.

Это объясняет, почему ожесточенней и дольше всего события 1916 года были на территориях кочевников.

Территории туркменов для славян-переселенцев не подходили по климатическим условиям, а основной рабочий скот (верблюды) - непривычны для русских солдат. Это и объясняет меньшую вовлеченность туркменов в события 1916 года.

Первая мировая война только усугубила противостояние между общинами. С одной стороны, славянское и татарское население Туркестанского и Степного края массово призвалось в действующую армию. К лету 1915 г. Россия потеряла полтора миллиона человека — крупнейшие жертвы в современной истории войн. С другой стороны, резко увеличились различные, зачастую бесконтрольные сборы с коренного населения, оно стало привлекаться к работам в хозяйствах славянских поселенцев.

Для большинства кыргызов и казахов конфликты, порожденные причинами преимущественно социально-экономического порядка, объективно приобретали форму противостояния с инорелигиозной, иноязычной и иноукладной, а потому еще более враждебной властью. И, естественно, противостояния со всеми, кто в глазах «инородцев» являлся ее носителями, включая русских крестьян-переселенцев. Никакой иной формы, кроме межэтнического конфликта, это противостояние приобрести просто не могло. Но об этом в следующей публикации.

Мурат Суюнбаев, академик РАЕН

Досмир Узбеков, ветеран спецслужб

1 См.: «Foreign Policy» . 2012. - 6 янв.

2 Акр - земельная мера, применяемая в ряде стран, использующих английскую систему мер, равна 0,405 га.

3 http://www.idmedina.ru/books/islamic/?3142#_ftn22

4 1,09 га.

5 http://www.idmedina.ru/books/islamic/?3142#_ftn23

6 http://www.idmedina.ru/books/islamic/?3142#_ftn25

7 http://www.idmedina.ru/books/islamic/?3142#_ftn26

8 http://www.idmedina.ru/books/islamic/?3142#_ftn27

9 Хидыралиев Т., Правда, 30.07. 1924

10 Шестаков А.В. Восстание в Средней Азии в 1916 г. Историк-марксист, № 2, 1926, C. 84-114

11 угон скота у тюркских кочевых народов.

12 Исакеев Б. Киргизское восстание 1916 года. Киргосиздат, 1932, с.5.

13 Десятина - мера площади, примерно 1,09 га.

14 в мусульманском праве имущество, переданное государством или отдельным лицом на религиозные или благотворительные цели.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

1916 год: лабиринт интерпретаций

Межэтнические отношения 1916: до, тогда, потом, сейчас

Свидетельства монархистов, антисоветчиков и иностранцев

Агенты с правом на убийство
Часть 2. «Никогда не говори "никогда"»

Агенты с правом на убийство
Часть 1. «Шпион, который меня любил»

«Пять турков в Азии»

Керенский без женского платья

Правило Миранды: колонизаторы перед судом истории

Доклад А.Ф.Керенского о событиях 1916 года в Туркестане на закрытом заседании Государственной думы
13 декабря 1916 г.

Еще статьи

Поделись реакцией: Муж. Жен.
Улыбка
Грусть
Удивление
Злость
Необходимо авторизоваться
Комментарии
Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком