Добавить статью
13:34 26 Февраля 2016
«Знание, дающее счастье»
(25 часть)

(Читать сначала)

(Читать 24 часть)

К тысячелетию Юсуфа Баласагуни, великого поэта и мудрого учёного

III. То, что Юсуф Баласагуни слова «кут» и «даулат» использовал в значениях «власть, сила управления государством, полнота власти, искусство управления», доказывают тема и общий дух книги. За исключением Одгурмуша все герои книги говорят об управлении государством и о качествах человека, необходимых для управления государством.

Юсуф Баласагуни везде в своей книге указывает, что он пишет произведение не о счастье, а о государстве и об управлении государством.

Так как до прихода Айтолду хан сам лично не мог выполнять все государственные дела, он (хан) говорил о поиске человека, который бы обладал качествами, необходимыми для управления государством, и о том, что людей, способных выполнять эту большую и трудную работу, очень мало (Садри Максуди Арсал. Тюркская история и право. Издательство «Фэн» Академии наук Республики Татарстан, 284).

160226_1

Когда голова хана была занята вышеуказанной проблемой, приходит Айтолду и говорит: «Я - (олицетворенный) кут (государство). У Юсуфа Баласагуни нет ни малейшей возможности заставить Айтолду прийти и сказать хану, ищущему визиря, обладающего полнотой власти и силой правления: «Я - счастье».

IV. Автор «Кутадгу билиг» слово «кут» повсюду (например, в 15-й и 16-й главах) использует как синоним слова «государство». Одно и то же понятие он выражает то словом «кут», то словом «даулат (государство)».

Примером этого могут служить следующие бейты:

Не полагайся на этот кут, он придет и уйдет,

Не верь, государство и даст и обратно заберет (Там же, 285).

Как это похоже на кыргызскую пословицу: «Дөөлөт тоголок болот, мээнет жалпак болот». («Власть бывает круглой, т. е. может прикатиться и укатиться, а труд – плоским, т.е. приземист и надежен»)

V. Слово «даулат (государство)», используемое в «Кутадгу билиг» как синоним слова «кут», во многих местах невозможно перевести как «счастье».

Пример:

Тот, у кого усилится государство (власть),

Должен создать для народа хорошие (полезные) законы.

Эти строки невозможно перевести как: «Тот, у кого усилится счастье, должен создать для народа хорошие законы».

Юсуф Баласагуни употреблял слово «даулат» не в значении «счастье», а в значении, которое сегодня используется в языке юриспруденции, в значениях «Etat, Staat, State и Его Величество».

Начиная с X и XI веков (особенно с XI века), слово «даулат» как термин в исламском мире использовалось в значении «государство» (Etat) и «могущество политической власти» (Autorite de l' Etat, Staatsmacht). То, что слово «даулат», входившее в титулы, дававшиеся некоторым исламским правителям со стороны халифов, не имело значения «счастье», не нуждается в объяснениях.

VI. Айтолду и Огдюлмюш всякий раз, когда хотели что-либо сказать хану, обращались к нему со словами «Эй, элик куту» [О кут страны!]. Кстати, имя одного из персонажей, видимо, прочтено неправильно: не Огдюльмюш, а должно быть скорее всего Акдилмиш, т. е. Чистосердечный, Искренний.

Исключена любая вероятность того, что слово «кут» в данном контексте использовано в значении «счастье». Выражение «счастье ханства» не может быть формой обращения к какому-нибудь правителю, потому что для любого правителя быть осчастливленным, быть олицетворением счастья, обладать счастьем - это не значит быть уважаемым и возвеличенным. Почти у всех наций форма обращения к правителям содержит в своем составе некое слово, имеющее значения «величие, могущество». Слово «кут», входящее в состав формы обращения «Эй, элик куту», без всякого сомнения, имеет значения «могущество, величие, власть».

VII. Во многих местах «Кутадгу билиг» слово «кут» невозможно перевести как «счастье». Например:

«Бу Кюн Тогду ерди аты белгилүг,

Ажунда чавукмуш куту белгилүг» (Там же, 287).

(Это был Кюнтогду, имя которого всем известно, его кут, распространившийся по миру, всем известен.) Здесь слово «кут» ни в коем случае не может переводиться как «счастье», ибо стать известным благодаря тому, что ты счастлив — это качество, которое не считается достойным восхваления. Между тем автор эти стихи читает в жанре панегирика, посвященного хану Кюнтогду.

VIII. Слово «кут» и в дастане об Огуз хане употреблялось в значении «полнота власти в управлении государством, политическая власть»: в произведении одному человеку, отец которого был беем по имени Уруз и врагом Огуза, было поручено оборонять некий город (крепость), но он добровольно сдал город хану Огузу и при этом сказал следующие слова: «Если мой отец действовал против Вас, то это - не моя вина. Я готов подчиниться Вам и выполнять Ваши приказы. (Сегодня) наш кут стал Вашим кутом. Мы стали одной из веток Вашего дерева».

Здесь также слово «кут» может переводиться лишь как «право управления государством, политическая власть, потому что исключено, чтобы какой-либо командир при сдаче в плен сказал: «Наше счастье стало Вашим счастьем». Ведь каждому ясно, что сдачу в плен нельзя назвать счастьем. Здесь истинный смысл предложения заключен в следующем: «Наша политическая мощь, наше право управления государством стали Вашей властью, власть - кут перешла к Вам» (Там же, 288).

Вкратце можно сказать, когда в таком произведении, как «Кутадгу Билиг», посвященном качествам и принципам, необходимым для управления государством, говорится о таких основах, способностях и качествах, как закон, справедливость, сила правления, ум, знание, необходимых правителю, то очевидно, что в нем не будет делаться упор на понятии счастья, представляющего собой некое субъективное духовное состояние, не связанное напрямую с государственным управлением, или на понятии благоденствия, не являющегося квинтэссенцией некоего качества, заключенного в самом духе человека.

Слово «кут» в «Кутадгу билиг» используется, прежде всего, в значении «государство» и «сила и правомочность управления государством» или «величие личности, обладающей этой силой».

Важным является определение истинного значения слова «кут», исходя не только из того смысла, который вложен в само название произведения «Кутадгу билиг», но и в общем, исходя из роли понятия «кут» в истории тюркской государственности. Согласно представлениям древних, да и современных тюркских народов, кут не является какой-то реальной властью, кут (сила и правомочность политической власти) - это некая разновидность священной, духовной силы, обладающей священной сущностью.

Только личность, обладающая подобной духовной силой, может быть во главе управления государства. Чтобы была возможность защитить этот кут, эту святую сущность, существует множество условий. Для того, чтобы власть была полной и определенной, существует множество качеств. Лишь кут (власть), соответствующий этим условиям и наделенный этими качествами, обладает духовной силой.

Что же это за качества и условия? Важнейшие из них - справедливость (конилик) и соблюдение закона (закон-«төре»).

«Кутадгу билиг» - как раз то произведение, которое и было предназначено для описания качеств и условий кута (политической власти).

Наконец, необходимо обратить внимание на следующие два момента:

1. Вместе с тем, что автор «Кутадгу билиг» под словом «кут» в общем и прежде всего подразумевал «сила и правомочность управления государством», во многих местах, когда он использует это слово (кут), автор, кроме таких значений слова, как «сила государства и политической власти» и «величие хана» (в тех случаях, когда два вида значений сливаются), подразумевал и значения «счастье, везение или благоденствие» и создал литературное слово, называющееся в литературоведении «таинственностью», и игру смыслов. Именно это послужило причиной тому, что Вамбери и Радлов слова «кут» и «даулат» переводили как «счастье».

2. В представлении Юсуфа Баласагуни «кут» (сила и правомочность управления государством) в общем не являлся какой-то особой силой, которой обладали одни лишь ханы.

«Айтолду», не будучи ханом, олицетворяет в произведении «кут» (принцип управления государством). Вероятнее всего Юсуф Баласагуни, олицетворяя «кут» в образе визиря Айтолду, хотел внушить ханам мысль, что было бы намного плодотворней, если бы они, обладая всей полнотой власти управления государством, реальное управление государством предоставляли визирям, а сами бы ограничились контролем в области применения законов и принципов справедливости. Это именно то, что делают монархи в развитых европейских, да и не только в европейских странах: короли и императоры отдают управление правительством премьер-министрам и канцлерам. То, что автор «Кутадгу билиг» хотел взять у правителя реальное использование «кута» и передать его визирю, говорит о том, что автор уже на шесть - шесть с половиной веков раньше Локк и Монтескье в сфере управления государством выдвинул принцип некой разновидности разделения властей (Separation des pouvoirs).

Так что название поэмы все-таки надо читать как «Кут адгу бийлик» (Кут аттуу бийлик» на современном кыргызском языке) и следует переводить как «Счастье (благоденствие) под названием власть». А еще точнее будет «Власть по имени счастье (благоденствие)».

Читать продолжение

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

18-03-2016
«Знание, дающее счастье»
(28 часть)
3727

11-03-2016
«Знание, дающее счастье»
(27 часть)
3223

04-03-2016
«Знание, дающее счастье»
(26 часть)
2956

19-02-2016
«Знание, дающее счастье»
(24 часть)
5950

12-02-2016
«Знание, дающее счастье»
(23 часть)
4126

05-02-2016
«Знание, дающее счастье»
(22 часть)
3243

29-01-2016
«Знание, дающее счастье»
(21 часть)
4212

21-01-2016
«Знание, дающее счастье»
(20 часть)
3555

12-01-2016
«Знание, дающее счастье»
(19 часть)
3756

08-01-2016
«Знание, дающее счастье»
(18 часть)
3467

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×