Добавить статью
11:08 10 Июня 2016 24245
Кыргызы - этногенез и история: Роль кыргызов в формировании Чагатайского улуса, государства Хайду и Моголистана в XIII-XIV века
(46 часть)

(Читать сначала)

(Читать 45 часть)

§2. Каркырахан - Моголистан. Роль кыргызов в формировании Чагатайского улуса, государства Хайду и Моголистана в XIII-XIV века

В XIII-XIV века исторические источники отмечали пестрый состав населения Тянь-Шаня. Большинство кочевников представляли тюркоязычные племена кыргызы, кыпчаки, канглы, ямаки (йемеки, кимаки) [132. -C. 369.], чигили, ягма, тухси, огузы, кара кунасы, ябагу, которые пришли на Тянь-Шань до монгольских нашествий.

В монгольскую эпоху в Притяньшанье и сопредельные регионы мигрировало довольно много племен. В целом миграция проходила в несколько этапов. Первый этап был связан с завоеваниями Чингиз хана, когда в Притяньшанье переселился ряд тюрко-монгольских объединений найманы, кераиты, меркиты, которые не выдержали натиска противника. Второй этап приходится ко времени разделения империи Чингиз хана на четыре улуса в 1227 году, когда каждому владению было определено количество войск от 4 до 20 тысяч. Войска переселялись вместе со своими семьями. Среди них были барласы, жалаиры, конгираты.

Вместе с ними к чингизидским царевичам поступили на службу отдельные могущественные лесные племена бахрины, кыргызы, кыпчаки, мангыты и другие. Третий этап в период политических интриг между чингизидами и ликвидации улуса Угэдэя и Чагатая всемонгольским ханом. В данный период енисейские и алтайские кыргызы на некоторое время добились политической независимости, что положило начало процессу консолидации этноса на Тянь-Шане. Четвертый период в эпоху Хайду хана, который опираясь на ханов Золотой Орды, начал войну против всемонгольского хана Хубилая. В это время племена мангыты, кыргызы стали покидать свои земли на востоке и переселились на запад, в поисках защиты в Золотой Орде и государстве Хайду хана.

В XIV-XV века в политическом отношении тянь-шаньские племена региона управлялись представителями чингизидской династии, войдя в состав Чагатайского улуса, государства Хайду и Моголистана. Вожди и эмиры представляли интересы племени или рода в ставке хана. Согласно источников канглы, кыпчаки, кыргызы, аз-ширины, аргыны, бахрины сыграли немаловажную роль в формировании Золотой Орды и Моголистана.

Отметим, что в данный период кочевников Тянь-Шаня объединяло общность этнополитической истории, территории, способа производства, образа жизни, культуры и т.д. Кочевой образ жизни открывал большие возможности и являлся важным фактором для их сближения, развития историко-культурных связей между ними и интеграции.

В XIV-XV века под моголами понимались все племена Моголистана, признававшие власть чингизидов, в том числе тянь-шаньские кыргызы. Моголы делились на крупные и малые племена. Наиболее крупными из них считались дуглаты, баарины, чурасы, духтуи, барласы, сагарачи (кончи), булгачи, канглы-бекчики, кераиты и др. К малым, незначительным объединениям относились роды арканут, сулдуз, итарчи, йарки (барки), ордабеги, мекрит, шункарчи, нарин, долан, балыкчи, татар и др. Из всех вышеперечисленных племен и родов собственно могольскими были из числа крупных – дуглаты, баарины, чурасы, духтуи, барласы, а из малых – татары. Большинство из них представляли тюркоязычные объединения, о чем, в первую очередь, свидетельствовало этническое имя последних.

Крупные тюркские племена в составе Моголистана ничем не уступали в правах моголам, кроме как в вопросе престолонаследия и других, когда проблема касалась прав господствующей династии. По М.Чурасу, некоторые племена имели привилегированное положение в системе управления и оказывали свое влияние на решение политических и других проблем страны. М.Чурас информировал, что если же могольское войско шло на север или на запад, то право идти впереди войска принадлежало эмирам рода чурас, народа духтуй и главой кереитов. Такие же привилегии были у племени канглы-бекчиков. Чурасы постоянно оспаривали у канглы-бекчиков право идти на краю, как на охоте, так и во время военных действий [132. -C. 439.].

Однако, в XIV веке закрепление за монгольскими племенами нового собирательного имени «могол» говорило об ассимиляции их тянь-шаньскими тюркскими кочевниками. Собирательный этноним «могол», принятый ими, совершенно отличал их от собственно монголов Монголии и других районов обитания. В результате тюркизации монгольских племен произошел распад Чагатайского улуса на два государства. Т.Джуманалиев по этому поводу пишет: «Распадение Чагатайского улуса на Моголистан и Мавераннахр и провозглашение Туглук-Тимура ханом моголов является не только политическим актом, но и актом этническим, т.е. признании своей этнокультурной самостоятельности» [132. -C. 409.].

Как нам кажется, в этом процессе немаловажную роль играло и то, что большинство монгольских племен имело тесные связи с кыргызами, кыпчаками, канглы и другими тюркскими кочевниками еще до их переселения на запад. Следует отметить, что готовившийся на западный поход Бату переориентировал и перетянул многие восточные племена на сторону улуса Джучи, в том числе, племена улуса Хорчи, где обнаруживалось компакное проживание бааринов, кыргызов, чериков, телесов и других лесных племен.

С образованием государства Хайду в 1269 году начался новый виток миграции племен данного улуса на Тянь-Шань. Одними из первых изъявили желание объединиться с новоиспечнным ханом баарины (бахрины), которые имели родственные отношения с ним по материнской линии. Мать Хайду была из бааринов [11. -193-194.]. Баарины потянули за собой большинство племен улуса Хорчи и Угэдея, предки которых имели историко-культурные и этнические связи с тюркскими племенами, которые на Тянь-Шане объединились с новоиспеченным ханом.

В улус Хорчи вместе с бааринами входили «пополненные до тьмы адаркинцы, чиносцы, телесы, телеуты» [218. -C. 207.], кыргызы, черики и ряд других лесных народов, живших от Енисея до Иртыша. Сюда же относились подвластные ему тысячники Тахай и Ашихтар.

Как мы полагаем, вышеназванные тысячники Тахай и Ашихтар (азыктар) представляли часть народа средневековой области Каркырахан, расположенной в Восточном Казахстане, где одним из основных племен были потомки древних канглы, азы, alty cub cogdakи. Согласно М.Тынышбаеву первые назывались алты ата кара канглы и включали в свой состав роды тогузбай, онбай, каспан, бадрак, кызыл канлы и кара манас [377. -С.67.]. Собранные этнографические материалы показывают, что кара канглы жили в данном регионе с древних времен и сыграли в этногенезе многих племен, которые мигрировали в их страну. Например, alty cub cogdak, аргынов, кыргызского племени саяков и др.

По данным источников племена этого улуса, особенно канглы активно участвовали в формировании государства Хайду, в развитии культуры и языка племен Семиречья. Нет сомнения в том, что именно о племенах канглийской страны Каркыра рассказывается в версии эпоса «Манас С. Ахсикенди, где дедом Манаса указан Каркыра бек. В эпосе канды указаны как одно из племен улуса Салучи-Булгачи. В родословной кыргызов народом управлял Тагай бий, а черики указаны как одно из основных племен улуса Анга Торе. Древнее пребывание кыргызов в районах гор Тарбагатая и Каркыралинска подтверждали названия каркыралинского (казахского) племени кара кисек и его родов – манас, тагай, кусчи [23. - С. 197, 224-227.], которые упоминались в родословной народа у С.Ахсикенди. По нашему мнению, кыргызы в это время кочевали также в районах горы Кархира и оз. Кыргыз Нор Западной Монголии.

Как нам кажется, кыргызы, обитавшие в Южном Алтае и Семиречье активно участвовали в политической жизни Золотой Орды и Моголистана. Сюда можно отнести поддержавшего Токтамыш хана племенной союз из четырех родов аз-ширинов, бахринов, аргынов и кыпчаков, которые очевидно, были сформированы как политическое объединение еще в эпоху Кыргызского Великодержавия. В монгольскую эпоху кыргызы жили в областях Каркырахан в Южном Алтае (Восточный Казахстан) и Каркыра (Талас) в Семиречье. Однако в результате усиления интенсивных взаимосвязей между кргызами, канглами, кыпчаками и монголами страна Каркырахан позже была переименована в Моголистан.

В связи с вышеизложенным интерес представляют аргыны, которые считались одними из основных племен региона. С ними считались и чингизиды. По данным источников женой старшего сына Хулагу Тимур Бука была Аргун – тикин из племени аргунан. Согласно другому источнику в середине XV века многочисленное туркменское племя аргун восстало против Улукбека и осадило столицу тимуридов Самарканд.

По мнению М.С.Муканова аргыны издревле жили в Семиречье. Б.Х.Кармышева отмечала, что «казахи-аргыны имели генетические связи с узбеками-локайцами, которые выделялись более монголоидными чертами по сравнению с остальными узбекскими племенами [189. -С. 232-236.]. Этнограф И.Молдобаев о них писал, что «племя аргын входило в состав Среднего жуза казахов. По мнению казахских исследователей, аргын являлся даже синонимом названия средний жуз и был наиболее крупным объединением «не только в Среднем жузе, но и среди всех трех жузов» [307. -С. 48.].

И.Молдобаев отмечал, что хотя в этнонимии кыргызов название аргын не встречалось, но при внимательном изучении можно обнаружить названия отдельных родовых подразделений среди кыргызских племен, которые имели связь с аргынами. И.Молдобаев сравнил этнонимы казахских аргынов жогары шекты и томон шекты с названием рода ойдо чекти племени саяк, томон шекты племени багыш, жогору тамга и томон тамга племени кытай. Далее он писал: «И действительно, тамги как казахских родов жогары шекты и томон шекты, так и кыргызских родов ойдо чекти, томон чекти, жогору тамга, томон тамга имели прямую линию от основного знака тамги вверх (жогору) и вниз (томон).

Следует отметить и схожесть родоплеменных структур казахских аргынов и кыргызских саяков, в составе которых зарегистрированы одинаковые родовые названия. Как аргыны, так и саяки состояли из шести основных поколений. Кыргызских саяков называли алты аталуу саяк («саяки, состоящие из шести предков»). Про казахских аргынов также в народе говорят: «Аргын болсон алтау бол» - буквальный перевод: «Если ты аргын, то будь из шести поколений» [301. -С. 143-144.]. Любопытно, что у кыргызов бытует близкая по смыслу аргынскому пословица «Тортоон топ болсон, тободогунун аласын, алтоон ала болсон, алдындагыны алдырасын».

Отметим, что булгарские летописи происхождение аргынов связывали с кыргызами. В частности, говорилось, что аргынами называли кыргызов обитавших на р.Аргун в XII в. Видимо, в данном случае имеется ввиду река Аргун, которая обнаруживается в Забайкалье. До каракитайскую эпоху эпохи аргыны-кыргызы подчинялись меркитам (ара китаям). Источник отмечал: «в прошлом аракытаям подчинялась восточная часть племен хон и кыргызов, которых называли «аргын» - по имени реки Аргын (Аргунь)». В XIII-XVI вв. аргыны уже жили в Семиречье, кочуя от р.Эмиль до Тарбагатая до р.Каратал и далее на запад от Сайрама.

В эпоху Тоглук Тимура канглы, кераиты, аргыны во главе с князем Хаджибеком, участвовавали в походе на Мавереннахр. Ходжибей приходился дядей Анга (Инга) Торе черика. Во время преследований Тимура Анга Торе скрывался у арканутов и т.д. Сведения исторических источников о родстве племен улуса Ходжибея и Анга Торе находят полное подтверждение. Йезди писал о противоборствах Ходжибея из арканутов (аргынов) и эмира Камар ад-Дина из дуглатов. В составе казахских аргынов обнаруживались кыргызские роды теит, черик/шерик, кушчу/кусшы, жунды кыргыз, саяк, куртка/саркуртка. В родоплеменном составе кыргызского племени саяк обнаруживается род кайдуулат, который несомненно представляет осколок могольского племени дуглат.

Следует отметить, что представители аристократического рода аргынов в то время назывались ходжами. Согласно источникам Золотородынские ханы Джаныбек и Токтамыш имели князя из аргынов Кара-Ходжа. В версии эпоса «Манас» С.Ахсикенди в числе союзников Токтамыш хана и Манаса назывались и князья Айкожо (Айходжа, он же Темир ходжа), Кара Кожо (Ходжа), Анга Торе, Жети Кашка Кыпчак, Ульмас Кулан, а также улус Бахрин. В составе войск Токтамыш хана указывались имена племен бахринов, оргунов (в. аргынов), кыпчаков, байри, моголов, кыргызов [33. -С. 46-62.]. Владения Каркыра с центром в Таласе и Бахрин в Притяньшанье указывались как соседние области. В источнике одними из самых близких князей Манасу указывались Айкожо (он же Темир кожо) и его сын Кара Кожо. По источнику дух Айкожо всегда покровительствовал Манасу, а его сын Кара кожо всегда приходил на выручку ему в трудные минуты [33. -С.54- 55, 59, 61.].

В поздних версиях эпоса «Манас» аргыны упоминаются наряду с кыргызскими и казахскими племенами. Они всегда упоминаются с именем своего представителя Каракожо: «Алтайлыктын баары бар, Аргын Каракожо бар.» [275. -С. 52, 74.]. Все это дает нам право видеть в последнем прототипа вышеотмеченного золотордынского князя из аргынов Кара Ходжа, военачальника Токтамыш хана.

Следовательно, мы можем утверждать, что сведения Утемиш-Хаджи «Чингиз-наме» о союзе племен аз-ширинов, бахринов, аргынов и кыпчаков находят полное подтверждение в сюжетах эпоса «Манас» С. Ахсикенди, описывающих события о союзниках Токтамыш хана и Манаса -Анга Торе (черик), Каракожо (аргын), Жети Кашка (кыпчак), Бахрин (название союзного улуса бахрин). В данном случае, они представляли имена исторических личностей и вождей племен союзников Токтамыш хана и Манаса аз-ширинов, аргынов, бахринов и кыпчаков, имевших между собой союз и обитавших на Алтае и Семиречье в XIII- XV вв.

Отсюда, основываясь на вышеизложенном, можно сделать вывод о том, что вышеотмеченный союз племен аз-ширинов, бахринов, аргынов и кыпчаков был сформирован в эпоху Кыргызского Великодержавия. В IX-X вв. земли Великого Кыргызского каганата доходили на востоке до рр.Аргун и Кирхира в Забайкалье (на левом берегу р.Урулюнгюй, где находилось городище Хирхира, ставка Хасара, брата Чингиз хана), а на западе Или-Таласской долины, где обнаруживались топонимы и гидронимы Каркыра, Кара кыштак (близ г. Мерке), гора Куркураусу (р.Или) и река Каркыра (в Илийской долине).

Следует отметить, что еще до установления господства кыргызов в Степи на этой огромной территории обитали с востока на запад мукри (мохэ, восточная ветвь тюргешских мукринов, предков бахринов), азы, алыкчыны (лакайцы), енисейские кыргызы и кыпчаки. Следовательно, в IX-X вв. костяк Великого Кыргызского каганата составляли предки канглы, азов, аргынов, бахринов, кыпчаков, алакчынов и других, чью страну называли Каркыраханом. В данный период племена этого союза кочевали на огромном пространстве, начиная от Байкала до Таласа, а отдельные их группы дошли до Северного Кавказа, Причерноморья, Крыма, древнерусских степей и Венгрии.

В эпоху кимако-кыпчакского союза племен, они консолидировались вокруг кыпчаков, а в период усиления кара китаев в этой группе племен вновь стали лидировать кыргызы. В монгольский период они были известны как лесные племена улуса Хорчи, где главную роль играли бахрины и кыргызы. Очевидно, именно поэтому еще в эпоху Джучи кыргызы из рода аз-ширинов были включены в состав его войска и добились статуса брачующегося рода в улусе старшего сына Чингизхана. Согласно источников Ширин-беи (князья аз-ширинов) происходили от ханских дочерей и принадлежали к роду Чингизидов. Аз - ширины одними из первых захватили Крым. В знак благодарности Джучи выдал за их князьями «своих дочерей - чистых звезд, и это стало законом Джучи-хана. Все крымские ханы отдают своих дочерей за Ширин-беев. Поэтому они являются свойственниками ханам».

Однако, в XIV-XVI вв. кыргызы всегда пытались обрести независимость и вести самостоятельную политику. Они проявляли политическую активность и сыграли важную роль в политической жизни Золотой Орды и Моголистана XIV-XVI вв.

Кыргызы представляли наиболее многочисленное объединение Моголистана. Однако, ислам среди них распространялся медленно. Они жили обособленно, сохраняя свою самобытность, традиции и культуру. Тем самым кыргызы постепенно поглощали слабые и малые роды, включая их в свой состав.

Анализ источников и миграционных процессов монгольской эпохи показывал, что в консолидации кыргызов на Тянь-Шане участвовали не только местные племена, но и тюрко-монгольские племена кераитов, найманов, булагачинов, керемучинов, меркитов, а также монгольские роды бахринов, барласов, жалаиров, катаркинов, конгиратов Алтая и Западной Монголии. Абул Гази об ассимиляции кыргызами монгольских и других племен в XIII-XIV века писал: «У Огуз-хана был внук по имени Киргиз: киргизы происходят от него; но в наше время очень мало людей из этого рода. Монголы и другие племена, истребив киргизов, в огне и воде, вступили в землю их и, оставшись тут жить, приняли имя киргизов. Они сами знают, из какого они рода» [131. -C.98.].

Таким образом, из всего вышеизложенного можно сделать вывод о том, что одним из основных причин миграции восточных племен на запад, в том числе бахринов, чериков, найманов, кыргызов являлась образование государства Хайду на Тянь-Шане. В то время большинство племен пытались объединиться с Хайду ханом и добиться получения различных привилегий, улучшить свое политическое и социальное положение в регионе. О переселении кыргызов и племен Западной Монголии на Тянь-Шань свидетельствовало появление в данном регионе восточных племен булагачинов и керемучинов в период Хайду хана, которые в исторических источниках тех времен указывались наряду с кыргызами или в составе кыргызских племен.

Например, в источниках могольской эпохи рассказывалось об улусе булагачинов в Моголистане, а в одном из китайских хроник XVII века керемучины [353. -C. 206.] указывались в числе кыргызских племен. В XIII веке в купе с найманами могли переселиться на Тянь-Шань булагачины, керемучины, и другие кыргызские роды. По мнению Г.В.Ксенофонтова, племена булагачины и керемучины жили на гористом и лесистом водоразделе Енисея и Ангары, «на краю страны кыргызов». Ссылаясь на предания, он же отмечал, что в XIII-XIV века предки эхирит-булагатов под названием булагачинов и керемучинов во главе с Буха нойоном продвинулись на запад, в Среднюю Азию.

По утверждению Т.Джуманалиева, в XIII-XIV века булагачины и керемучины, переселившиеся с востока, в междуречье Или – Иртыша сформировали улус Булагачи, который находился в предгорьях Монгольского Алтая и Притяньшанья. Вышеотмеченное имя Буха (бука) принадлежало представителям княжеской фамилии найманов, потомков Кет Бука нойона, современника Чингиз хана, что может указывать на родство булагачинов с найманами. С.М.Абрамзон одну из групп кыргызских найманов называл булагачи-найманами [3. -C.60.].

Читать продолжение

Табылды Акеров, кандидат исторических наук, директор Института этнологии Международного университета Кыргызстана.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

16-07-2020
Об этнополитических связях кыргызов и уч-карлуков в VIII-X вв.
22422

10-03-2020
К вопросу о связях кыргызов с иштяками
10394

12-03-2019
Этноним «Иштяк». Об этнополитических связах кыргызов с кочевыми обществами Волжско-Уральского региона
17667

01-08-2018
Кыргызский этнос был сформирован в эпоху Кыргызского Великодержавия, а история казахского народа начинается с Чингизхана
27421

23-07-2018
О происхождении Анга Торе и племен его улуса
16778

21-06-2018
Ногайская орда. Мангыты и кыргызы в Золотой орде
27169

06-06-2018
Кыпчаки и кыргызская область Каркырахан
16481

30-05-2018
Бахрины – союзники кыргызов
8838

11-05-2018
Карачаевцы, кумыки, ногайцы и крымчаки и некоторые другие народы Северного Кавказа – это осколки азов – древнего рода кыргызов
37690

25-04-2018
При Токтамыш хане кыргызы выступали как одна из ведущих политических сил в Золотой Орде
22259

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.

×