Добавить статью
11:36 14 Ноября 2016
Версия эпоса «Манас» в книге «Маджму Ат-Таварих» С.Ахсикенди как источник по истории кыргызского народа

Аннотация. В данной статье автор попытался сделать полный анализ версии эпоса «Манас», приведенной в книге «Маджму ат-Таварих» С.Ахсикенди. Рассматриваются в статье и проблемы кыргызо-кераитских этнополитических и этногенетических связей, миграции восточных племен на запад в Среднюю Азию и на Тянь-Шань в кара-китайскую и монгольскую эпохи. Изучаются также проблемы участия кераитов, кыргызов, канглов, кыпчаков, аз-ширинов, бахринов, аргынов и других народов в формировании Золотой Орды и Моголистана. Делается попытка также обозначить место и роль кераитов, канглы, улусов Анга Торе и Салучи Булгачи в консолидации кыргызских племен на Тянь-Шане в монгольский период.

В свое время В.А.Ромодин, В.В.Бартольд и другие исследователи уделили внимание анализу почти полулегендарного и полуфантастического сочинения С.Ахсикенди «Маджму ат-Таварих», что это сочинение является весьма ценным источником по изучению истории кыргызского народа и эпоса «Манас» [1]. В частности, О.Караев писал о нем в свое время, что в нем «наряду с религиозными и фантастическими легендами приведены и описываются события и факты, имевшие место в IX—XVI веках. Есть в нем также сообщения о родоплеменных названиях кыргызов и их предводителях. Помимо этого, повествуется в нем о Манасе и его союзниках, выступавших против калмакских завоевателей. События, связанные с «Манасом», разворачиваются на землях Тянь-Шаня, Жети-Суу и просторах Средней Азии. Кроме того, в рукописном источнике «Маджму-ат-таварих» нет фантастических сюжетов, подобных полету богатыря Манаса в облаках на крылатом коне. Манас, как и другие исторические деятели, упоминаемые в источнике, показан участником боевых сражений. Иначе говоря, Манас изображается в рукописи как историческое лицо» [20, с.32-33].

В 1973 году В.А.Ромодин частично перевел интересующее нас сочинение «Маджму ат-таварих» С.Ахсикенди на русский язык. Но это касалось лишь отдельных эпизодов эпоса «Манас», где больше всего говорилось о деятельности имама Ибрахима, а также о рассказах, касающихся генеалогии кыргызских, кыпчакских племен, а также князя Анга Торе [1].

После обретения Кыргызстаном в 1996 году государственной независимости, сочинение «Маджму ат-таварих» было полностью переведено на кыргызский язык. Это было осуществлено известными знатоками языка «фарси» О.Соороновым и Молдо Сабыр Досболовым [4] Благодаря этому, кыргызским ученым представилась отличная возможность познакомиться с полным содержанием «Маджму ат-Тавариха». В результате этого выяснилось, что в данном памятнике содержатся не отрывки из кыргызского сказания, как полагали ранее, а одна из древних версий эпоса «Манас», рассказывавшая (правда, с напластованиями) об истории кыргызского народа в средние века. Это обстоятельство сразу же повысило актуальность вышеозначенной проблемы. Словом, перед наукой тут же встали новые задачи, потребовавшие дальнейшего, более тщательного изучения источника, т.е. научное изучение его содержания.

Версия эпоса «Манас», записанная С.Ахсикенди, ее пристальное изучение, позволили установить, что по своему содержанию, охвату исторических событий, версия С.Ахсикенди является оригинальным вариантом кыргызского сказания, в котором рассказывается (пусть и в эпической форме) об отдельных периодах истории кыргызского народа, которая нашла свое отражение в средневековых исторических источниках. Наиболее ярко освящены в ней события монгольского периода. В частности, в них обнаруживается подтверждение сведений анонимного автора сочинения «Худуд ал-Алам» [3] о миграции кыргызов на Алтай и Тянь-Шань в эпоху Кыргызского Великодержавия.

Кроме того, в источниках также отражены события, рассказанные Рашид ад-Дином [6, с.40-88], А.Джувейни [6, с.10-22], М. ибн Вали [6, с.622-641; 21, с.108-109] а также Утемиш Ходжи [5.] и другими авторами о построении Чингисханом Монгольской империи, его походе, захвате и формировании им и монголами в Средней Азии государств Золотой Орды и Моголистана на западе от Монголии. Складывается впечатление, что автор версии «Манаса» очень хорошо знал содержание средневековых источников. В связи с этим, его «Манас» больше напоминает форму книжного изложения сведений средневекового источника, который представляет собой рассказ о монгольских завоеваниях в Средней Азии, о событиях в Золотой Орды и Моголистане, а также о кочевых племенах кыргызов, кыпчаков, кераитов, моголов в кара китайскую и монгольскую эпохи.

В своей версии «Манаса» С.Ахсикенди довольно красноречиво рассказывает об истории развития кыргызско-кераитских взаимоотношений в период господства киданей и о дружбе Ван-хана кераитского с Чингизханом. В связи с этим смеем предположить, что данная версия «Манаса» вполне может являть собой идеологическую основу эпохи возрождения кыргызского народа, его борьбы за независимость и свободу против экспансии киданей, а затем и монголов.

Отраженные события в «Манасе» С.Ахсикенди характеризуют период возрождения и этнополитических связей кыргызов с кыпчаками, кераитами, моголами и другими племенами Алтая и Тянь-Шаня. Говоря о взаимоотношениях кыргызов с Золотой Ордой и Моголистаном, С.Ахсикенди отводит главную роль Онг-хану (главе Ван-хану кераитскому) [4, с.35-36.]. Важным моментом является то, что в «Манасе» С.Ахсикенди, хоть и с напластованиями, но сохранены сюжеты миграции кыргызов вкупе с кераитами и монголами на запад в связи с завоеваниями Чингизхана Средней Азии.

В целом версия эпоса «Манас» С.Ахсикенди охватывает в основном события IX-XVI вв. И здесь отмеченное обстоятельство может говорить, прежде всего, о времени сложения данной версии сказания, которое, как мы полагаем, восходит к эпохе Кыргызского Великодержавия. Это особенно заметно в сюжетах, где речь идет о кыргызо-кыпчакских, кыргызо-кераитских и кыргызо-могольских взаимоотношениях. Отдельные события упоминались, как известно, и в позднейших версиях великого кыргызского сказания «Манас» и генеалогических преданиях, которые, безусловно, дополняют друг друга.

С другой стороны, версия эпоса «Манас» С.Ахсикенди состоит из множества мелких рассказов об исторических личностях, ханах, принцах, князьях, о событиях в Золотой Орде и Моголистане, в которых участвуют кыргызы, кыпчаки, кераиты и моголы, что подтверждается данными других исторических источников. Ниже мы сделали попытку отобрать и привести отдельные рассказы и сюжеты, которые составляют основу версии эпоса «Манас» С.Ахсикенди, являющую собой, как мы уже не раз подчеркивали выше, одну из древних версий великого сказания.

В первом рассказе оно повествует о формировании Чингизханом и его другом Ван-ханом Монгольского государства, а также о войнах Чингизхана и Онг-хана с найманским Буйрук-ханом. Согласно версии С.Ахсикенди, Чингизхан и его друг Онг (Ван)-хан кераитский «создали» совместными усилиями Монгольское государство. Во втором рассказе речь идет об отношении Чингизхана с Жамухой, об его гибели и провозглашении Чингизхана «владыкой всех монгольских племен». Третий рассказ сообщает нам о дружбе Чингизхана с владыкой Моголистанского племени онгутов — Алугуш-дегином. Четвертый, будучи одним из основных разделов эпоса «Манас», целиком посвящен походу Чингизхана и кераитского Онг-хана в Среднюю Азию, в котором последний руководил правым и левым крылом его войска, а также о сыновьях монгольского владыки: Джучи, Чагатае, Угэдее и Тулуе, принимавших активное участие в захвате среднеазиатских городов.

По словам Чингизхана, род Онг-хана идет «от потомственных царей, а посему он и заслуживал уважение у монгольского владыки». Кстати, это подтверждает и источник, свидетельствуя, что Онг-хан является выходцем из благородного племени «кара йетти» (один из родов могущественной семерки). Это упоминание указывало на родство караитов с аристократическим родом енисейских кыргызов «эди или «иди (семь) [21. с.108-109]. После захвата Бухары Чингиз- хан дарит Онг-хану за «большие услуги» Ташкент. Кроме того, Онг-(Ван) хан представлен в сказании и выходцем из страны Адыл (Итил), где ранее находились сначала земли печенегов, потом кераитов, а после стали владениями Золотой Орды. Согласно преданию, после смерти Онг-хана его приемником стал его «сын — Токтамыш хан». После смерти отца «его земля» была разделена между Токтамыш-ханом и Анга-Торе, которые в сказании представлены как двоюродные братья. После раздела, первый стал правителем в Золотой Орде, а второй — в Моголистане [4, с.35-82].

Этот сюжет, как мы полагаем, подтверждает, с одной стороны, — совместное участие кераитов и кыргызов в походе Чингизхана в Среднюю Азию, а с другой, — дополняет свидетельства, дошедших до нас исторических источников и генеалогических преданий о кераитах и потомках Онг-хана и кыргызах. Словом, тождество этнонимов «кара йетти» и «иди» не только указывает на родство кераитов и енисейских кыргызов, но и на то, что в «Манасе» С.Ахсикенди сохранилось истинное имя кераитов, о значении которого не раз говорилось в разных версиях генеалогических преданий о них, а также упоминалось об их происхождении «от семи черных братьев или от черного барана».

Говоря о главном сюжете эпоса «Манас» С.Ахсикенди, то таковым, безусловно, является рассказ о походе Чингизхана и Онг-хана в Бухару. В исторических источниках и генеалогических преданиях о клане Тайбуга, Анга Торе, Онг-хане, который в действительности умер задолго до похода Чингизхана на Среднюю Азию, но предстает в сочинении С.Ахсикенди в качестве родоначальника тюрко-монгольских племен. Возможно, чрезмерное возвышение его роли было связано, в первую очередь, с этническим возрождением тюрко-монгольских племен, входивших в состав Монгольской империи. После захвата Бухары и Самарканда Чингизхан разделил, как известно, свою империю между своими четырьмя сыновьями - Джучи, Чагатаем, Угэдеем и Тулуем. В связи с этим, племена, ранее входившие в единую Монгольскую империю, теперь автоматически стали подданными улусов четырех сыновей Чингизхана. В свою очередь, кераиты, служа верой и правдой Чингизхану, смогли сформировать свое владение «Тайбуга» на Алтае.

Возможно, таким образом, тюркские племена (кыргызы, кыпчаки, канглы, кераиты Саяно-Алтая и Тянь-Шаня) намеревались с помощью «великих имен Чингизхана и Онг-хана» возродиться и, опираясь на свое «благородное происхождение», стать полноправными подданными в новых владениях и государствах Чингизидов Центральной Азии.

Но продолжим анализ текстов, составляющих «Манас» С.Ахсикенди. Так, в пятом рассказе мы становимся свидетелями отношений, складывавшихся между Онг-ханом и сыном Джакыпбека (правителя кыргызов) - Каркыры. Онг-хан, согласно повествованию, постоянно оказывал поддержку и помощь молодому Джакыпбеку, центр владения которого находился в Кара Кыштаке (т.е., в долине р.Талас). Однажды калмаки во главе с Чунча напали и захватили его резиденцию. Онг-хан тут же оказал помощь Джакыпбеку, дав ему в помощь из монгольского войска 10 тыс. чел. Но это не помогло его «другу» - посланный им отряд был разбит. Тогда Онг-хан лично выступил против калмаков и выдворил их из Каркыры и возвратил Джакыпбеку его ставку (Кара Кыштак). После этого Онг-хан возвратился к себе в Ташкент. Далее в повествовании говорится о рождении «от калмака Чунчи Жолоя, а от Джакыпбека - Манаса, в то же время от Онг-хана родился Токтамыш-хан, а от Халоку (Алооке) — Абакган. [4, с.35-45.]. Таким образом, согласно версии «Манаса» С.Ахсикенди, Манас родился в долине реки Талас, в окрестностях горы «Кара Тоо» («Черных Гор») на Тянь-Шане.

Сюжеты данного раздела дополняют сведения средневековых источников эпохи Кыргызского Великодержавия, когда кыргызы установили свое господство над Центральной Азией. Наряду с этим, в них сохранилось немало сведений, подтверждающих миграцию кыргызов в Семиречье в эпоху Кыргызского Великодержавия. В то время земли Великого Кыргызского каганата простирались от Байкала до Таласа. Кстати, об этом писал в свое время Аль Идриси. «Страна киркиров - подчеркивал он - обширна и плодородна, часто посещается путешественниками, хорошо орошается многими реками, доходящими сюда от китайских границ; главная из этих рек носит имя Манхаз (в других переводах Манхар). ...Город, где обитает царь киркиров… расположен близ полуострова Гиацинтов...

Киркиры сжигают своих умерших и бросают их пепел в Манхаз, те, кто живет далеко от реки, собирают пепел и пускают его по ветру... Страна этих киркиров находится к востоку от страны багаргаров (уйгуров) и недалека от Китайского моря» [10.с.106]. В стране кыргызов есть пять городов: Нашран, Хирхир (дважды), Хакан Хирхир и Дараид Хирхир. Кыргызские города тянулись, согласно источнику, со стороны Тувы, т.е. с востока на запад до Енисея.

В то время по свидетельству анонимного автора «Худуд аль-Аалам», кыргызы успешно продвигались и в западном направлении - они заняли Алтай, захватили они также ряд городов и племен в Восточном Туркестане. В частности, анонимный автор «Худуд ал Аалам» указывал, что область Каркар(а)хан принадлежит «...кимакам, а жители ее напоминают по своим обычаям хырхызов» [2, с.50]. Версия эпоса «Манас», приведенная С.Ахсикенди в своей книге («Маджму ат-Таварих»), полностью подтверждает сведения «анонима» об «области Каркырхан». Более того, в сказании есть рассказ о «кыргызском владении Каркыра», занимавшем «центральное место», и земли которого простирались от Енисея до Таласа.

В «Манасе» С.Ахсикенди подчеркивается, что «область Каркыра» «охватывала Восточный Казахстан, Или-Таласскую долину и районы горы Кара Тоо, где кыргызы имели соседство с огузами и бахринами». Согласно источникам, ее можно отождествить с территорией Западно-Тюркского каганата. Кстати, «страна Каркыра» часто указывается ими в соседстве с «владением Бахрин», в котором можно усмотреть название «тюргешского господствующего племени мукрин», т.е. потомков приамурских «мукри».

Словом, согласно свидетельствам многих источников, «страна Каркыра» всегда упоминалась и располагалась ими рядом с Куланом, Кара Кыштаком, Таласом, Чаткалом. Кстати, центр владения Кара Кыштак неизменно располагался ими рядом с «Куланом» (ныне этот населенный пункт называется «Луговое»). Кыргызами, согласно источникам, всегда правил «аристократический клан каркыра». Яркими представителями этой династии были «Каркыра-бек и его внук Манас». Имя этого аристократического рода распространялось и на название страны - «Каркыра». Манаса, согласно сказаниям, неизменно сопровождали 40 «джигитов Каркыры». В «Манасе» С.Ахсикенди есть повествование и о совместном походе Токтомуш-хана и Инга Торе, их борьбе за Тянь-Шань и Ферганскую долину с калмыками. Основные боевые действия с ними проходили, как правило, в долине р.Талас. В одном месте источника говорится, о том, что Токтомуш-хан, объединив военные отряды владений Бахрин и Каркыра, продвинулся из Кулана (через верховья Таласа) на место предстоящей битвы с врагом [4, с.44-47, 68-69].

Шестой рассказ анализируемого нами повествования содержит описание событий, имевших место после смерти основателей Монгольской империи Чингизхана и Ван-хана. Иными словами, раздел всецело посвящен истории Золотой Орды и Моголистана, где, согласно эпосу, правили потомки Ван-хана кераитского: Токтамыш хан и Анга Торе, выступавшие продолжателями дел своих великих предков — Чингиз- хана и Ван-хана. Подчеркивается в этих исторических источниках и важная роль кераитов и канглы в политической жизни Моголистана. В частности, М. Чурас подчеркивал, что при движении могольского войска на север или на запад, право его предводительства всегда принадлежало эмирам правой руки. Место на ее краю распределялось между эмирами (рода) «чурас», народа «тухтуй» и главой кераитов. Такие же привилегии имели и представители племени «канглы-бекчиков». «Чурасы» постоянно оспаривали у них право идти на краю, как на охоте, так и во время боевых действий [7, с.439].

В седьмом рассказе описаны события времен, дворцовых интриг в Золотой Орде. В нем ярко рассказано об участии и роли в них союза племен аз-ширин, кыпчак, бахрин, в том числе и кыргызов, а также о появлении на политической арене Токтамыш-хана. Отметим, что сведения, сообщаемые нам автором «Манаса», были в свое время достаточно подробно изложены в книге Утемиш-Хаджи - «Чингиз-наме». В анализируемом же повествовании его автор только усиливает утверждения своих предшественников о том, что Токтамыш-хан, моголистанский князь — Анга Торе, Салучи-Булгачи и кыпчаки области Джете, а также бахрины были верными союзниками кыргызов, тогда как золотоордынские ханы и князья Пулад-хан (Пулат), мангыт Джамгырчи (Йамгурчи), Сарай Мамай были — главными противниками «Манаса».

Решающее сражение между соперниками произошло в «Жайыке», т.е. на Урале [4, с.52-54]. Согласно сказанию, Манас вышел на поединок с Пуладом и ранил его. Во втором поединке Манас ранил Жолоя, потом его союзника — «Темиркожо» (Ай-кожо). Сразил копьем Манас и Пулада, которому победитель отрубил потом ему голову. Одержав победу, союзники, возвратились в свою резиденцию— в город Манассию [4, с.52-54]. Ученые полагают, что вышеприведенный сюжет эпоса отражает события, рассказанные Ибн Вали о походе Пулат-хана во владения мятежных кыргызских племен в 1407 году (т.е. сразу же после смерти Токтамыш-хана), живших рядом с бахринами. Разбив их, хан поручил охранять пределы своих границ с кыргызами «баринам» (бахринам) [9, с.108-109].

В восьмом рассказе описана борьба Токтамыш-хана и его союзников моголистанского князя Анга Торе, кыргызского правителей Манаса, Салучи Булгачи, кыпчакских, бахринских князей Ак Тимур Кыпчака, Ульмас Кулана и других за Моголистан с могольскими князями Камар ад-Дином и Ильяс Кожо [4, с.46-83].

Следует отметить, что, несмотря на полулегендарный и полуфантастический характер рассказа и напластований фактов и исторических событий, «Манас» С.Ахсикенди сразу же, т.е. с первых дней его обнаружения, вызвал у ученых-историков бурную дискуссию. В советское время исследователей больше всего интересовала проблема миграции енисейских кыргызов на Алтай и Тянь-Шань, их взаимоотношения с кимако-кыпчакским союзом племен в эпоху Кыргызского Великодержавия. С обнаружением же вышеназванного источника в дискуссионных проблемах «возродились» старые и появились новые теории и гипотезы относительно миграции, происхождения и формирования кыргызов как этноса на Тянь-Шане, что привело в последующем к появлению двух групп ученых, придерживавшихся противоположных точек зрения по данным вопросам.

В первую из них вошли К.Петров, В.Плоских, В.Мокрынин и А.Мокеев, которые отстаивали «алтайскую версию» происхождения современного кыргызского этноса. Ее автором был К.И.Петров, опиравшийся на сведения вышеупоминавшегося анонима «с.Худуд аль-Алам», сообщавшего об области «Каркар(а)хан, чьи жители напоминали кыргызов [2, с.50]. По его мнению, енисейские кыргызы в IX-X вв., заняв Алтай, вступили в контакты с местными племенами, были, в конечном итоге, поглощены «кимако-кыпчакской массой», унаследовавшей от пришельцев их этническое имя «кыргыз». В XV веке этот новый этнос под именем «кыргыз» и переселился на Тянь-Шань.

Выдвигая подобную гипотезу, К.Петров исходил из двух-трех этапов переселения кыргызского народа из «Енисейско-Иртышского междуречья»: Алтайские кыргызы, заняв сначала Или-Иртышское междуречье, начали в середине и второй половине XIII века свое продвижение к Центральному Тянь-Шаню. Иначе говоря, современные кыргызы, согласно гипотезе Петрова, не имеют ничего общего с енисейскими кыргызами, ибо их предками становились алтайские кыпчаки, получившие свое название от господствовавшей у них группы - «кыргызов» [13, с.88-91.]. Словом, эта гипотеза пропагандировала (в своей основе) кимако-кыпчакское происхождение современных кыргызов.

Сторонники К.Петрова, (В.Минорский, Б.Кумеков, С.Ахинжанов, В.Плоских, В.Мокрынин, А.Мокеев и др.) локализовывали область «Каркырахан» в Восточном Казахстане [15]. В то же время отдельные из них (В.Минорский и Б.Кумеков) видели ее в окрестностях современного г.Каркыралинска, т.е. в Восточном Казахстане. В свою очередь, С.Ахинжанов полагал, что земли «Каркырахана» простирались от Иртыша до Балхаша и Алакуля на юге». В нее, по их мнению, входили Тарбагатайский хребет, Чингизтауские и Каркыралинские горы, где имелось множество названий местностей, связанных с «Манасом» [14, с.157-158; 163].

Однако большой специалист по истории кыргызского народа С.М.Абрамзон не согласился с мнением К.Петрова, назвав его «излишне усложненным процессом». Критик попытался рассматривать проблему этногенеза кыргызов в тесной взаимосвязи с этнополитическими процессами, имевшими место в Центральной Азии, Сибири, Средней Азии и Казахстане. По его мнению, процесс сложения кыргызского этноса был тесно связан с территорией нынешнего его обитания, причем с преимущественным участием в нем потомков тюркоязычных племен VI-X вв. Иначе говоря, процесс сложения киргизского этноса происходил в основном в Притяньшанье, Восточном Туркестане, Памиро-Алае и прилегающих к ним областях. Он также считал, что в процессе формирования киргизского этноса его основным ядром являлись потомки тюркоязычных племен, обитавших на Тянь-Шане в VI-X вв. [12, с.28, 32]. С.Абрамзон, анализируя происхождение кыргызских племен, объединение «канды» (средневековый канглы), относил их в первый «пласт» этнических групп, связанных с кругом племен древнетюркских и раннесредневековых объединений, происхождение которых восходит к VI-XI вв. н.э. [12, с.50). Таким образом, кыргызы сложились, по мнению С.Абрамзона, в процессе слияния местных племен с центральноазиатскими кочевниками, мигрировавшими на Тянь-Шань в монгольскую эпоху [12, с.8].

Читать продолжение

Табылды Абдраманович Акеров, кандидат исторических наук, директор Института этнологии МУК.

Журнал «Мир Евразии», 2016, №1 (32), стр.2-12.

Библиографический список:

1. Материалы по истории киргизов и Киргизии [Текст]. — М., 1973. Вып.1.

2. Материалы по истории киргизов и Киргизии. [Текст]. — Б., 2002. — Ч. I.

3. Худуд-аль-Алам». Рукопись Туманского /С введением и указателем В.Бартольда [Текст]// — М., 1930.

4. Ахсикенди Сайф ад-Дин. «Тарыхтардын жыйнагы» (Мажму атут Таворих) [Текст] Ахсикенди Сайф ад-Дин. — Б., 1996.

5. Утемиш-Хаджа. Чингиз-наме. [Текст] Утемиш-Хаджа. — Алма-Ата, 1992.

6. Джуманалиев Т.Д. Хрестоматия по средневековой истории Кыргызстана [Текст] Т.Д.Джуманалиев. — Бишкек, 2007. —Т. 2.

7. Джуманалиев Т.Д. Очерки политической истории кочевников Притяньшанья с древности и до конца XVII века [Текст] Т. Джуманалиев. — Бишкек, 2007.

8. Кумеков, Б.Е. Государство кимаков IX-XI вв. по арабским источникам [Текст] Б.Е. Кумеков — А-А.,1972.

9. История кыргызов и Кыргызстана [Текст]. — Б., 2000.

10. История Хакасии с древнейших времен до 1917 года. [Текст] — М., 1993.

11. Валиханов Ч.Ч. Очерки Джунгарии [Текст] Ч.Ч. Валиханов //Энциклопедический феномен эпоса «Манас». — Фр., 94.

12. Абрамзон С.М. Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи [Текст]/ С. М. Абрамзон// - Фрунзе, 1990.

13. Петров К.И. К истории движения киргизов на Тянь-Шань и их взаимоотношения с ойратами [Текст] К.И.Петров. — Фр., 1961.

14. Ахинжанов С.М. Кыпчаки в истории средневекового Казахстана [Текст] С.М. Ахинжанов, 1989.

15. Акеров, Т.А. Кыргызы: этногенез и история. [Текст] Т.А.Акеров. — Б., 2014.

16. Акеров, Т.А. Каркырхан Великий Кыргызский каганат. [Текст]/Т.А.Акеров. — Б., 2012.

17. Козин, С.А. Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. Монгольский обыденный изборник[Текст]/С. А. Козин//Введение в изучение памятника, перевод, тексты, глоссарии. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1941. — Т.1.

18. Караев, О.К. Исследователи о взаимоотношениях енисейских и тяньшаньских киргизов [Текст] / О.К. Караев // Вопросы этнической истории кыргызского народа. — Фр., 1989.

19. Караев О.К. Формирование кыргызского народа [Текст] / О.К.Караев // Источники по средневековой истории Кыргызстана и сопредельных областей Средней и Центральной Азии. — Бишкек, 1991.

20. Караев О.К. Ранние сообщения о Манасе. Оригинальная версия. [Текст] О.К.Караев // Эпос «Манас» как историко-этнографический источник. Тезисы международного научного симпозиума, посвященного 1000-летию эпоса «Манас». — Бишкек, 1995.

21. Худяков, Ю.С. Кыргызы на просторах Азии [Текст] / Ю.С.Худяков. — Бишкек, 1995.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

Кыргызы Кангорая (к вопросу о правописании и соотношении этнонимов «хягяс» и «кыргыз»)

Найманы в XII–XIV вв. (аспекты происхождения и этнополитических связей)

Об этнополитических связях кыргызов и кераитов в версии эпоса «Манас», приведенной в книге «Маджму ат-Таварих» С.Ахсикенди (XVI в.)

Версия эпоса «Манас» в книге «Маджму Ат-Таварих» С.Ахсикенди как источник по истории кыргызского народа
(окончание)

Енисейские кыргызы. Кыргызский каганат в орбите этнополитических и миграционных процессов в Центральной Азии в VIII–XIV веках

К вопросу о происхождении этнонима «татар»

Кыргызы - этногенез и история. Заключение
(50 часть)

Кыргызы - этногенез и история: Мухаммед Кыргыз — правитель независимого ханства (XV-XVI вв.)
(49 часть)

Кыргызы - этногенез и история: Государство Мунке Темира
(48 часть)

Кыргызы - этногенез и история: К XIV веку создались благоприятные условия для объединения кыргызских и других родственных племен на Тянь-Шане
(47 часть)

Еще статьи

X
Для размещения комментария авторизуйтесь
Нет аватара
Sburkit
16:04, 15 ноября 2016
Очень важная информация в статье! Хотелось бы привести ряд моментов, надеюсь которые помогут в на алитике
несколько фактов из географии обсуждаемого региона:
Кара кыштак. Около Кулана ( Луговое, Джамбульской области).
По казахски это Кара кыстак:
-Отличная, уникальная по природно климатическим условиям зимовка. Дословный перевод - "черная(северная) зимовка".
- география. - 5-10 км южнее города Кулан , географически изолированное ущелье- долина. Протекает река Кара-готы, берущая начало на склонах плато Сандык, которое, в свою очередь, совместно с лежащим несколько южнее плато-долиной Сусамыр, образует великолепное летнее пастбище, наилучшее во всем Тяьшане.
- располагается комплекс Каракыстак- Сандык- Сусамыр как раз в центре основных транзитных маршрутов древних кочёвок Север-Юг, Семиречье- Фергана-Кашгар и Семиречье- долина реки Талас- Город Талас- город Тараз и далее.
- по анализу маршрутов путешественников из Китая и визитов византийцев, летняя жайляу- ставка Кагана тюрков располагалась как раз в комплексе Каракыстак-Сандык-Сусамыр. Это и есть фактический Мын булак.
АКИpress. Новости Кыргызстана, которые интересуют всех.


Закрыть