Добавить статью
9:41 30 Января 2017
Этногенез кыргызских племен в аспекте изучения проблемы происхождения тюрко-монгольских этносов: Бома (алаты) – предки алат кыргызов
(19 часть)

(Читать сначала)

(Читать 18 часть)

Исходя из экономического и геополитического значения Сибири, изучение древней истории региона и в последующем будет представлять все больший интерес. Анализ сведений китайских источников, из которых нам собственно известны названия и сведения о средневековых племенах Сибири имеет обширную историографию. Существует масса научной литературы, сопоставляющей сведения из этих источников с материалами средневековой археологии края. При изучении районов Средней и Западной Сибири большое внимание уделялось сведениям о племени бома-алатов.

Термин «бома» считается китайской транскрипцией тюркского слова «ала». Термин бома, является китайским переводом древнетюркского этнонима алат, известного впоследствии в формах алачи, алак-булак, булак-ат, алан, алачин и т.д. Первые сведения об алатах появляются в китайских источниках с IV в. Среди 19 южнохуннских поколений, переселившихся с севера в Ордос, девятым названо хэлай (алат). В тюркский период основным местом их кочевий становятся области на западе Байкала [Зуев, 1962, с.108–116]. Хуннское племя ала затем вошла в состав сяньбийцев. Так, сяньбийская фамилия Хэлань произошла от наименования гор Хэлань (Алашань) [Малявкин, 1989, с.323].

До нас дошли подлинные названия этого народа в китайской передаче бице-бике, били и элочже [Бичурин, 1950, с.350], для сибирских племен этноним бома являлся кличкой. Данные этнонимы совпадают с именем племени бикин, согласно Рашид-ад-Дину, имевшего большое влияние до возвышения найманских ханов [Гумилев, 1960, с.40]. Но этноним била в согласии с транскрипции китайского языка можно перевести как быра– бурат. Следовательно, в этом названии била можно увидеть имя бурятов.

По словам А.М.Илюшина, по вопросу истоков бома существует две версии. Первая предполагает тождество сибирских Бома с ганьсуйскими и переселение их в Сибирь во времена, предшествовавшие образованию Древнетюркского каганата [Селезнев, 1994, с.63-70]. Другая версия различает ганьсуйских и сибирских бома как два абсолютно самостоятельных этнонима, разделенных огромным расстоянием [Илюшин, 2005, с.114].

В советской и постсоветской литературе имеется обширная историография изучения этнической истории загадочных бома-алатов. Локализация бома (алатов) определяется исследователями по-разному: Западное Прибайкалье, верховья р.Ангара; долина Среднего Енисея, севернее Минусинской котловины; лесостепные районы юга Западной Сибири, бассейн р.Обь. Исследователи, анализирующие сведения о бома как об этнониме или как о государстве, локализовали это этносоциальное образование в различных физико-географических пределах Сибири.

Как видно в историографии вопроса перечислены все области, пограничные со средневековым государством енисейских кыргызов. Из китайских хроник известно, что бома граничили с ними. Например, В.В.Бартольд памятники земледельческой культуры (получившей название ладейской) в районе г.Красноярск, вариантного к культуре енисейских кыргызов, связывал с алатами (см.: [Савинов, 1994, с.127]. Л.Н.Гумилев локализует бома на Енисее севернее современного Красноярска [Гумилев, 1967, с.216-217, 263]. С.И.Илюшенко также помещает бома в район г.Красноярск [Илюшенко, 1985]. Локализация бома-алатов севернее енисейских кыргызов подразумевает под собой их связь с кетоязычными народами. Также позволяет связывать их с предками хакасских племен: качинцев, сагайцев. Среди енисейских кыргызов XVII в. упоминается Алатырское княжество племенем с аналогичным названием.

А.Г.Селезнев приходит к выводу, что представители этого этноса в суйское время обитали на Алтае, а в районе верхних притоков Оби и на Среднем Енисее появились в цзиньскую и монгольскую (Юань) эпоху. Автор связывает с ними археологические культуры на территории Верхнего Приобья в раннем и развитом средневековье [Селезнев, 1994, с.63-65, 69]. Такая локализация, позволяет связывать бома-алатов с населением верхнеобской культуры.

Ю.А.Зуев считает раннесредневековое китайское название Бома областью на реке Нарым в пределах Нарымского Приобья [Зуев Ю.А., 2002, с.236]. Здесь мы видим отождествление бома с самодийцами Пегой Орды, однако они были оленеводами, в китайских же источниках бома представлены как оседлые скотоводы и земледельцы. В Сибири, видимо, долго сохранились легенды о Пегом народе. Кроме предков селькупов Пегой Ордой землепроходцы называли народы Приамурья, дючеров и дауров.

Раннесредневековое население Кузнецкой котловины, погребавшее своих родственников по обряду кремации на стороне, А.М.Илюшин связывал с этнонимом бома. Потом культуру с такой традицией было предложено обозначить в качестве саратовской культуры и первый этап этой культуры он связывал с раннесредневековыми бома [Илюшин, 2005, с.118].

А.М.Илю¬шин без достаточно веской аргументации объявляет бома самодийцами [Илюшин, 2005, с.114-119]. Более того, вслед за ним в Западной Сибири локализует бома Ю.С.Худяков [Бутанаев, Худяков, 2000, с. 66], а также — с некоторыми колебаниями — А.В.Новиков и Т.Н.Троицкая [Троицкая, Новиков, 1998, с.85].

Версия о белокуром народе бома, населявшем северные склоны Саяно-Алтайского нагорья, появилась с подачи Г.Е.Грумм-Гржимайло [Грумм-Гржимайло, 1926. с.51, 59]. Л.Н.Гумилев приходит к выводу, что бома были распространены рассеянными группами от Алтая до Байкала [Гумилев, 1960, с.40-41]. В Саяно-Алтайском районе в данное время также жили енисейские кыргызы, древние тюрки и уйгуры, азы и чики, поэтому локализация бома-алатов в данном регионе представляется проблематичной.

Д.Г.Савинов и А.В.Харинский считают, что областью расселения бома в древнетюркское время являлась территория Енисейско-Ангарского междуречья или северо-западного Прибайкалья [Савинов, 1985; 1994, с.127; Харинский, 2001, с.15].

В других трудах Л.Н.Гумилев народ бома помещает в Прибайкалье, а гулигань-курыкан – в Забайкалье, однако, следуя традиции, считал установленным, что курыканы – предки саха и с ними связывал курумчинскую культуру [Гумилев, 1993, с.263–265; 1998, с.325]. Бома-алатов кемеровский археолог Н.А.Кузнецов локализует в районе р.Ангара, связывая с булагатами [Кузнецов, 1995].

Бома обитали к северу от Древнетюркского каганата, при этом алаты были родственны древним тюркам, что прямо свидетельствует о тюркоязычии данного племени: «(Путники) достигают (Бома), миновав кочевья пяти больших туцзюэских племен. Имеют 30 тыс. солдат и 300 тыс. лошадей. Государством Бома управляет эркин, бома от тюрок туцзюе ничем особенным не отличаются» [Малявкин, 1989, с.104].

Обитатели государства Бома, иначе Била и Елочжу (термин го – считается обозначением государства) жили в горах, их население насчитывалось 30 тыс. только войска, т.е. население страны шесть раз превышало жителей страны Гулигань (курыкан). Также описываются обильный снегопад и наличие хвойных деревьев, свидетельствующие о расположении Бома в таежной Сибири [Малявкин, 1989, с.106]. Интересно, что курумчинские городища в большинстве случаев также возводились на господствующих высотах [Дашибалов, 1995, с.42].

Описание народа бома напоминает культуру многих тюркских народов Сибири: «Поля пашут с помощью лошадей, масть лошадей пегая, поэтому страна так и называется (Бома). (Территория страны) на севере доходит до моря. Хотя разводят лошадей, не ездят верхом, используют кумыс в качестве пищи. Часто воюют с кыргызами, внешностью большинство похоже на кыргызов, однако язык друг друга не понимают» [Малявкин, 1989, с.106].

Будучи таежным народом, они видимо были оседлыми и использовали лошадь в основном для хозяйственных целей, как поздние саха. До сих пор среди саха существует культ лошади – в виде почитания божества коневодства Джесегея, летний праздник ысыах является кумысным праздником. Особым почитанием пользуется ала чуогур ат – лошадь пегой масти. Богатыри олонхо очень часто имеют лошадь пегой масти (ала ат). Этническая культура саха построено на почитании кумыса как божественного напитка: священная посуда чороон, кумысный праздник ысыах - все посвящены кумысу.

Также интересны сведения, согласно которым бома не разводили быков и овец. Таким образом, бома по существу не знали овцеводства и разведения крупного рогатого скота, а как многие таежные народы занимались коневодством. В древности саха (XVII в.) также в основном держали лошадей.

Страна бома находилась на востоке от племени гуй (увань) в 60 дней пути, на севере от тюргешей и яньмо в 30 дней пути, на 8 дней пути располагалось племя кэшидань (кыштым) [Кюнер, 1961, с.20]. Тюргеши и яньмо вероятно обитали в территории Алтая и Саян, хотя имеется локализация тюргешей в территории современной Кемеровской области [Кузнецов, 2007, с.212-223].

Термин Гуй видимо тождественное с племенем увань отождествляются с эвенками-тунгусами, но в данном случае описание полярной ночи и «рта на темени» в «стране Демонов (Гуй)» связывает их с территорией Западной Сибири. В трудах западноевропейских исследователей XIII-XVI вв., называвших «Темной страной» землю самодийцев, встречаются подобные мифологические сюжеты. Территориальная близость бома с племенем кыштым предполагает их обитание на Среднем Енисее, либо в Приангарье.

По хакасскому фольклору к разряду мифических народов относятся жители сказочной страны Пегих коней – Ала-ат. По данным мифа, страна Пестрых лошадей – Ала-ат располагалась за Восточными Саянами и Тофаларией, в Прибайкальских степях. В.Я.Бутанаев не исключает, что сказочные сведения о народе оспы связаны с историческими данными об алатах древнетюркской эпохи [Бутанаев, Бутанаева, 2008, с.141-142].

Выделяется, что курумчинская культура является земледельческой, и этот факт соответствует описанию страны Бома, а не гулигань – типичных кочевников: «Климат крайне холодный, ежегодно зимой скапливается столько снега, что деревья не покрыты им только 1-2 чи. С наступлением тепла и оттаивания (почвы) пашут с помощью лошадей и людей, начиная с южных склонов; сеют хлеб (пять злаков – у гу)» [Малявкин, 1989, с.140].

Около поселений курумчинцев найдены древние пашни в виде длинных параллельных грядок. Находка сошников, несомненно, свидетельствует о существовании плужного земледелия. Находки каменных жерновов говорят о довольно высоких урожаях. Сеяли курумчинцы просо, пшеницу, ячмень и коноплю [Дашибалов, 1995, с.140]. Можно добавить еще рожь, получается как раз пять злаков. Здесь А.П.Окладников не мог не заметить шаткость отождествления им курыкан с курумчинцами. Поэтому поспешил заявить, что земледелие их было примитивным, мотыжным, однако поздние археологические находки опровергают его вывод [Окладников, 1959, с.140].

Несмотря на то, что бома были полукочевниками, они имели и стационарные жилища: «Останавливаются для жилья в зависимости от наличия воды и травы, складывают жерди как сруб колодца, покрытие из бересты служит крышей. На землю укладывается травяная подстилка, поверх нее кладут кошмы, на которых спят и сидят; переезжают, когда иссякнут травы, не имеют постоянного места жительства» [Малявкин, 1989, с.105].

Таким образом, в жилище бома описывается наличие земляных кроватей и травяных тюфяков, на котором они спят [Савинов, 2008, с.118]. Характерная конструкция якутского балагана – земляной пол, где стояла деревянная тахта, куда складывали для лежанки травяную подстилку. Таким образом, бома складывали деревья вертикально, наверху покрытием служило крыша из бересты. Точно такая же конструкция применяется при строительстве балагана.

Курумчинцы, по археологическим данным, также вели полуоседлый образ жизни. Таким образом, описание жилища бома (алатов) сходно с конструкцией якутских балаганов, которые напоминают курумчинские сооружения городища Улан-Бор с вертикально поставленными бревнами [Дашибалов, 1995, с.143].

Прибайкальская локализация народа бома-алатов опирается на упоминание алакчинов в качестве обитателей Ангары в XIII в. Однако сведения о легендарном народе, точнее городе Алакчин, основанном татарскими племенами на территории Приангарья имеются только в компилятивном труде Абульгази – бухарского хана XVII в. [Абульгази, 1906].

Вероятными потомками легендарных алакчинов является бурятское племя булагат. Основой этнонима «булагат» могло стать словосочетание «була ат», значение которого выводится из тюркских языков. По сравнению, в якутском языке термин «булуур ат» означает – «лошадь чалой или буланой масти». Это, по мнению Б.Р.Зориктуева, указывает на тюркское происхождение булагатов [1993, с.127]. В некоторых тюркских языках, например, в тувинском языке имеется слово ала-була со значением «разномастный; разноцветный» [Татаринцев, 2000, с.90].

Тем более, общий для булагатов и саха ангаро-ленский вариант центральноазиатской расы предполагает собой длительные брачные связи внутри единого субстратного этноса и относительную изоляцию от соседей [Константинов, 2003, с.31]. В западном диалекте бурятского языка, исследователи видят исторически развившийся коренной язык, непосредственно связанный с тюркским миром, прежде всего с якутским языком [Константинов, 2003, с.41]. Отсюда предполагается, что булагаты в прошлом были тюркоязычными и входили в состав того племенного объединения, которое составило основное ядро саха [Константинов, 2003, с.35].

Все факты говорят о большой численности оседлого земледельческого населения Прибайкалья в VI–VII вв. Следовательно, отсюда могла идти часть миграционных потоков в Евразийские степи, в корне менявших этнический состав кочевых орд. Так, существует мнение, что в VII в. часть алатов обитала уже на севере от Алтая. Часть алатов с VIII в. и позже оказалась далеко на западе от Алтая и в результате последующего дробления и этнического взаимодействия с местными племенами утратила свою прежнюю общность [Зуев, 1962, с.106–116].

Следует обратить внимание на совпадение описания государств Басими и Бома: «Басими одно и то же, что государство Били. Стали известны во время династии Суй (589-618). Находятся на юг от Бэйтина и Бэйхая (Байкала), на восток от цзейегу (хягасов). На юге примыкают к горам. Живут рассеянно… Их мужчины мужественны и крепки, все умеют охотиться. В стране много снега, (поэтому) постоянно вместо лошадей употребляют дерево (лыжи), по снегу преследуют оленей… Что касается их жилья, то жилище делают из коры березы. Взрослые мужчины стригут волосы, из бересты делают шапки» [Кюнер, 1941, с.49].

Такие же сведения даются о Бома: «Все бреют голову, носят шляпу из бересты». В описании басмылов говорится, что «государство Басими также именуется Била», а при описании Бома сказано: «Бома также называется Била или Элочжи». В титуле кагана басмылов Ашина Ши – «Хэла-пицзя-кэхань» – можно увидеть транскрипцию слова «ala» [Малявкин, 1989, с.325]. Термин била Ю.А.Зуев считал адекватным термину басмыл и не имеющим отношения к Пегим коням [Зуев, 1962, с.110].

Бома-алаты, обитая в периферийной зоне, могли быть двуязычными, или их потомками одновременно являются тюрки и монголы. Термин елочжи напоминает имя ёлётов – старинное имя ойратского народа. Согласно преданиям ёлётов, их древней родиной считаются местности к югу от Байкала. Ёлёты (ёлёт, юлют) составляли одно из четырех древних ойратских племен [Рашид-ад-дин. 1952, кн.1]. Могла существовать связь между ёлётами и ранними алатами (алакчинами), имевшими пегих (ала/ёлё) лошадей [Екеев, 2008, с.94]. Однако термин ёлёт переводится с калмыцкого языка как «обидевшиеся» или «обиженные» [Авляев, 1950].

В калмыцкой летописи есть упоминание о том, что в 1640-х годах джунгарский Баатур-хонтайчжи вел войну с алат-киргизами или бурутами [Цит. по: Екеев, 2008, с.93]. Впервые этноним бурут (в форме бурудут) упоминается в начале XIII в. как название племени (наряду с удут), завоеванного войсками Чингисхана [Рашидад-Дин, Кн.2, с.88]. Они, возможно, являются потомками алатов (ёлётов), ушедшими вместе с частью енисейских кыргызов в Среднюю Азию. Основу указанных этнонимов составляет тюрко-монгольская цветовая символика (пегий, серый «боро/бара», бурый «бурул/бурал»), связанная, скорее всего, с мастью лошади и ландшафтом, а в конечном итоге – с одной из сторон света. В топонимике Центральной Азии и Южной Сибири также встречаются названия гор с одинаковой основой (ала): Ала-тау (Алтай, Джунгария), Ала-Тоо, Алаг-ола (Ала-шань) [Екеев, 2008, с.93].

Кыргызские историки разрабатывают этнические контакты енисейских кыргызов с бома-алатами. По словам Т.Акерова, кыргызы были в тесных этногенетических и историко-культурных связях с алакчынами. Известно, что лакайцев Таджикистана, в ком мы видим потомков алакчынов, тянь-шаньские кыргызы называли алакай [Акеров, 2015].

Слово бурут служил презрительной кличкой в отношении тянь-шаньских и енисейских кыргызов, данной им джунгарами [Зориктуев, 2011, с.136]. Слово бурут имело в ойратском презрительный смысл «провинившиеся», в якутском языке есть слово «буруй» - вина, проступок. В якутском языке есть слово бурут и поговорка: «Бурукка холоомо», не сравнивай меня с бурутом [Ксенофонтов, 1992].

Обозначения бома-алатов – била (быра?) и элочжи сопоставимы с именем бурятов и ойратов. В то же время тождество этнонимов бурут и бурят предполагает наличие кыргызского компонента в этногенезе бурятов. Значительная часть бома-алатов могла принимать участие в сложении басмыльской общности, которые затем проживали на территории Восточного Туркестана.

Наличие в составе тянь-шаньских кыргызов племен баргу, тумат, булагачин и даже керемучин [согласно Сиюй Чжи, с.206] свидетельствует о возможности участия лесных народов Баргуджин-Тукума не только в этногенезе бурятов, саха и внутренных монголов, но и кыргызов Средней Азии. Следовательно, это яркое доказательство миграций кыргызов, захвативших с собой подвластные им племена Байкальского региона на Тянь-Шань и Ала-Тоо после XIII в.

Хозяйственно-культурный комплекс бома-алатов считается эталоном «лесной» культуры сибирского средневековья. Для них была характерен оседлый образ жизни, они не были кочевниками в отличии от курыкан и байырку, лошади у них не служили транспортным средством [Селезнев…, 2006, с.31].

По нашим полевым материалам, челканцы и тубалары района Телецкого озера жили за счет охоты, рыболовства и собирательства, знали мотыжное земледелие и коневодство [ПМА 1]. К таежным тюркам относятся тофалары, тоджинцы, сойоты, цаатаны, тубалары, челканцы, кумандинцы, шорцы, хакасские племена: сагайцы, кызыльцы и качинцы, долганы и саха. Раньше исследователи обычно их происхождение связывали с отуреченными угро-самодийцами [Потапов, 1969], кетами [Кимеев, 1989], тунгусами.

В этой связи необходимо поставить вопрос об изучении проблемы происхождения таежных тюрков. Однако таежная культура в тюркской лексике является более древней и связана с горнолесной прародиной тюрков в Южной Сибири [Дыбо, 2007].

Кыргызов называли алат кыргызами или алатай кыргызами, что предполагает прямое участие бома-алатов в этногенезе кыргызов. В составе кыргызов есть крупное племя алакчин. Возможно, алаты оказались в составе кыргызов через участие басмыльского компонента в этногенезе восточно-туркестанских кыргызов. В истории Прибайкалья гипотетично можно выделить курыканскую и бома-алатскую (V-VII вв.), кыргызскую (VIII-X вв.), ойратскую (X-XII вв.), татарскую (XIII-XIV вв.), сегенутскую (XV в.), булагатскую (XVI-XVII вв.) эпохи.

Читать продолжение

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

Этногенез кыргызских племен в аспекте изучения проблемы происхождения тюрко-монгольских этносов: племя Тумат
(21 часть)

Этногенез кыргызских племен в аспекте изучения проблемы происхождения тюрко-монгольских этносов: Баргуты - поиск потомков в евразийском регионе
(20 часть)

Этногенез кыргызских племен в аспекте изучения проблемы происхождения тюрко-монгольских этносов: Ангарская провинция кыргызов
(18 часть)

Этногенез кыргызских племен в аспекте изучения проблемы происхождения тюрко-монгольских этносов: Алтайцы – этнос, наиболее близкий к кыргызам
(17 часть)

Этногенез кыргызских племен в аспекте изучения проблемы происхождения тюрко-монгольских этносов: Проблема происхождения хакасов
(16 часть)

Этногенез кыргызских племен в аспекте изучения проблемы происхождения тюрко-монгольских этносов: Этнонимы «бурут» и «бурят» имеют единое происхождение?
(15 часть)

Этногенез кыргызских племен в аспекте изучения проблемы происхождения тюрко-монгольских этносов: Монгольские народы и кыргызы - общность исторических судеб в Центральной Азии
(14 часть)

Этногенез кыргызских племен в аспекте изучения проблемы происхождения тюрко-монгольских этносов: Меркиты – загадочное племя Центральной Азии
(13 часть)

Этногенез кыргызских племен в аспекте изучения проблемы происхождения тюрко-монгольских этносов: Загадочное племя кереитов
(12 часть)

Этногенез кыргызских племен в аспекте изучения проблемы происхождения тюрко-монгольских этносов: Найманы и кереиты: исчезнувшие племена «неизвестного происхождения»?
(11 часть)

Еще статьи

X
Для размещения комментария авторизуйтесь
АКИpress. Новости Кыргызстана, которые интересуют всех.
Закрыть