Добавить статью
11:59 1 Февраля 2017
Найманы в XII–XIV вв. (аспекты происхождения и этнополитических связей)

attilaandnomadhordes11xk0

Статья посвящена проблеме происхождения и этнополитических связей найманов в XII–XIV вв. Данный период знаменателен тем, что в XII в. найманы смогли сформировать собственное государство и стали играть важную роль в политической жизни Саяно-Алтайского края. Актуальность проблемы заключается в том, что вопрос о происхождении найманов до сих пор остается спорным. Не полностью раскрыта и проблема этнополитических связей найманов с народами Саяно-Алтайского края в XII в., а затем и в монгольский период.

Найманы – алтайский народ, сыгравший одну из основных ролей в политической жизни Центральной Азии в средние века. Найманы являлись выходцами из Алтая. В XII в. они сформировали свое раннефеодальное государство на Алтае. Но до сих пор в ученом мире нет единого мнения по вопросу происхождения найманов. Одни писали, что найманы – монголы, другие – тюрки, третьи – тунгусы и т.д. Но все они были едины во мнении о том, что найманы являлись восьмисоставным народом. В данной работе мы попытались рассмотреть проблему происхождения и этногенетических и этнополитических связей найманов с кангаро-печенегами, туматами, кыргызами, азами, кючюками, ограками, огузами, киданями и другими алтайскими племенами.

И.Н.Березин связывал происхождение этнонима «найман с монгольским числительным “восемь”, которое на тюркском языке означает “сегиз”, а на – монгольском – нейма». Отсюда он полагал, что «найман» ‒ это союз восьми племен [Березин, 1858, с.267]. В.В.Бартольд подтверждает, что слово «найман» означает по-монгольски «восемь». Далее он пишет, что это указывает на разделение данного народа на восемь родов [Бартольд, 1968, с.104]. Л.Л.Викторова [1961], Г.И.Рамстедт [Кычанов, 1990, с.101–114], К.И.Петров связывали происхождение найманов с сегиз-огузами. К.И.Петров писал: «Тюркскому числительному “секиз” в монгольском языке соответствовало числительное “найман”». Первоначально племя носило имя сегиз-огуз, но позже стало называться найман. Сегиз-огузы входили в состав союза тогуз-огузов (уйгуров). В союзе уйгуры играли главную роль, а сегиз-огузы ‒ второстепенную [Петров, 1963, с.72; Екеев, 2011, с.90-91].

Н.А.Аристов полагал, что этноним «найман» происходил от названия «… реки Найма, притока Катуни, и что на ней они первоначально обитали» [Аристов, 1896, с.361]. П.Карпини писал, что найманы кочевали «...на обширной территории между Хангаем и горными хребтами Алтаин-нуру, в долине р.Черного Иртыша и озера Зайсан-нор» [Путешествия…, 1957, с.196].

Л.Н.Гумилев и ряд ученых считали найманов северной ветвью кара киданей, отказавшейся подчиняться Елюю Даши и ушедшей в алтайские степи. П.Рачневский писал, что найманы и кераиты могли быть частью кыргызского народа или частью этноса Кыргызского каганата [Кычанов, 1990, с.103–104; Рыбаков, 2010, с.116–117]. Его поддержал Е.Кычанов, который также видел в найманах, кераитах, меркитах, татарах народ Кыргызского каганата [Кычанов, 2003]. В.В.Востров и М.С.Муканов писали о том, что часть найманов ушла с царевичем Кучлуком на Памир и стала представлять памирских кыргызов [Востров, Муканов, 1968, с.65].

В.В.Ушницкий [2013] обратил внимание на сведения Рашид ад-Дина, который назвал найманов старым населением Енисея, вытесненным оттуда кыргызами [Рашид ад-Дин, 1952]. Его внимание также привлекло то, что найманы, как и кыргызы, занимались земледелием, что отличало их от других кочевников севера.

Автор статьи попытался по-новому рассмотреть проблему происхождения этнонима «найман» и его носителей. Так, этимологию этнонима «найман» он связывает с восьмисоставным союзом племен кангаро-печенегов, которые имели большое влияние на алтайские племена, в том числе на предков найманов. Считая, что этноним был заимствован предками найманов от кангаро-печенегов, автор попытался рассмотреть роды дубо и эчжи/канггач (канглы) трехсоставного союза племен дубо в качестве предков найманов. В исторических источниках монгольской эпохи найманы всегда указывались в соседстве и имели тесные этнополитические связи с азами, туматами (дубо, тумаут), кючюками и канглы. Туматы одними из первых поддержали царевича Кучлука и восстали против монголов. Родственные связи последних находили подтверждение и в этнографических материалах. У найманов, как и у потомков туматов хори-туматов (желтый пес) и кючюков, тотемом была собака.

Автор приходит к выводу, что найманы управлялись представителями аристократического рода азов, но как этнос имели тумато-канглийское происхождение. Также он делает попытку рассмотреть этнополитические и этногенетические, этнокультурные связи найманов с азами, кангаро-печенегами, туматами и другими алтайскими племенами, и на основе изучения, анализа и сравнения версии эпоса «Манас», приведенной в книге С.Ахсикенди «Маджму ат-Таварих, с более поздними вариантами великого сказания определить роль и место найманов в истории Саяно-Алтая и кыргызского этноса на алтайском этапе его развития.

Рашид ад-Дин (XIII в.), рассказавший одним из первых подробно о найманах, писал: «Это племя степное: некоторые жили в крепких горах, другие в степях… Обитали в Большом Алтае, Каракоруме… в горах Алуй-Сераса и Кек-Иртыша… у этих найманских племен были свои почтенные и сильные государи; они имели многочисленное и хорошее войско; обычаи и привычки их были подобны монгольским. Государей их в древние дни называли Кушлук-хан – сильный, великий государь. Из племен, близких к найманам и которых юрты соединялись с их юртами, было племя Бикин» [Рашид ад-Дин, 1952, с.136–137]; также можно отметить кыпчаков и канглы. По данным армянского царя Гайтона, в середине XIII в. найманы жили к востоку от Иртыша [Грумм-Гржимайло, 1926, с.522].

Согласно Рашид ад-Дину, владение найманов находилось рядом с кыргызской областью Кэм-Кэмджиут. Он писал: «Одна сторона Кэм-Кэмджиута соприкасается с местностями и горами, где сидят племена найманов. Племена кори (фули. – Т.А.), баргу, тумат и байаут, из коих некоторые суть монголы и обитают в местности Баркуджин-Токум, также близки к этой области» [Рашид ад-Дин, 1952, с.151]. По указанию источника, Баркуджин-Токум находился в соседстве с Кэм-Кэмджиут.

Из источников известно, что найманы на западе проживали рядом с канглами и кыпчаками, обитавшими в верховьях Иртыша, на севере – с енисейскими кыргызами, на востоке – с кераитами, жившими в Восточной Монголии, а на юге – с уйгурами. Тесные этнополитические и культурные связи отмечались особенно с канглами. По некоторым данным, группы канглов и кыпчаков расселялись во владениях найманов.

Как обычно, происхождение найманов связывают с сегиз-огузами, полагая, что этноним «найман» являлся монгольской калькой числительного названия племени сегиз-огузов, проживавших в местности Восьмиречье в Западной Монголии. В связи с этим найманы рассматривались как «союз восьми племен». Однако было бы более реально подвергнуть обсуждению проблему происхождения найманов в аспекте их этногенетических и этнополитических связей с алтайскими племенами, которые могли сыграть определенную роль в этногенезе этого народа. Анализ источников и этнографических материалов указывает на то, что найманы представляли собой конгломерат алтайских племен. Сюда можно отнести кангаро-печенегов (канглы), туматов, азов, кючюков, ограков и огузов, которые признали власть и покорились Кыргызскому каганату после событий 840 г.

Отметим, что, согласно некоторым этнографическим материалам, можно обнаружить связь найманов и киданей (кытаев) с племенами тюрко-огузской группы. К примеру, в родоплеменной структуре алтайского рода тотош (тардуш) обнаружились этнонимы «тотош» (огузо-тюркский – «тардуш») и найманак, а в составе кыргызского племени кытай (родственного найманам) – «тардуш». Важно отметить, что последние (тардуши) сохранили пословицу алтайских толосов – «Толос торун бербейт, олсо корун бербейт», что говорит о тесных этногенетических связях найманов и киданей (кытаи) с тюрко-огузскими племенами Алтая. Исходя из этого можно предположить, что найманы и кидани могли быть этнически близки присутствием в их составе племен тюрко-огузской группы, которые были разделены на южную и северную ветви после событий 840 г., когда кыргызы, ликвидировав Уйгурский (тогуз огузский) каганат на Орхоне, установили господство над Центральной Азией.

В средневековых источниках кангаро-печенеги, туматы, найманы, азы, кючюки, ограки отмечались как соседние племена на Алтае. По данным Рашид ад-Дина, найманы соседствовали с канглами на Иртыше [Кляшторный, 1951, с.63].

Отсюда мы имеем право полагать, что найманы могли заимствовать свое этническое имя от кангаро-печенегов, союз которых состоял из восьми крупных племен и 40 родов. Обнаруживается тесная этногенетическая связь кангаро-печенегов с кыргызами и азами. Неслучайно и кангаро-печенеги, и азы, и кыргызы в исторических источниках отмечались как племена, вышедшие из 40 родов [Акеров, 2014, с.101].

В связи с вышеизложенным интерес представляют сведения отдельных источников, которые, хотя и косвенно, но указывали на связь найманов с племенами союза дубо, который состоял из трех родов дубо, мелиге и эчжи / канггач / канглы. Согласно «Сокровенному сказанию» (XII в.), в Восьмиречье (Сегиз-мурен), где могли жить предки найманов, обитали туматы (тумауты), потомки дубо. В.Бутанаев считает, что туматы в этих местах жили с древних времен [Бутанаев, 2013, с.73]. По информации Рашид ад-Дина, предводители туматов также, как и найманов, носили титул «инал». Туматы и найманы имели тесные этнополитические связи. В 1218 г. туматы, а затем меркиты и кыргызы, поддержав мятежного принца Кучлука, восстали против монголов. Возможно, именно в это время, опасаясь быть уничтоженными Джучи ханом, часть кыргызов, туматов и меркитов могла уйти вместе с Кучлуком на Тянь-Шань, а другая часть мятежников ‒ начать мигрировать на нынешнюю территорию Якутии.

Согласно источникам и этнографическим материалам, хори-туматы, кыргызы, найманы, как и кидани (кытай), имели тесные этногенетические и этнополитические связи с племенами алтайских кючюков. Одна из жен Арик Буки происходила из рода кючюк клана найман. Тотемом хори-туматов (желтый пес) также, как и кыргызов (желтая борзая), была собака (сары кючюк). По преданию, алтайские найманы (майманы) своим предком считали собаку [Ямаева, 2004, с.17–18]. То есть тотемом найманов тоже была собака.

Обнаруживается связь кючюков с киданями. В составе ногайцев встречается название родоплеменной группы кючюк-кытай (кидань). В Гагаузии наряду с названиями местностей, связанных с кыргызами, встречается топоним кючюк-кытай (кидань). Примечательно, что в структуре найманских родов имелись родоплеменные группы, сохранившие названия средневековых алтайских племен, например, азов (ускюбе / «куб-владение ус», прикаспийские ногайцы), ограков (угреш-найман, узбекские найманы), кючюков (кючюк-найман, турецкие найманы), туматов (кырг. туума тукум) и др. Следовательно, основываясь на вышеизложенном, туматов можно отождествить с алтайскими кючюками.

Исследования последних лет показали, что «владения найманов простирались: с востока на запад – от верховьев Селенги и Орхона до Тарбагатая; с севера на юго-восток – от Танну Ола до восточных отрогов Алтая» [Сандаг, 1970, с.24], то есть занимали основную территорию бывших земель канглов и азов. В связи с этим, мы полагаем, что найманы управлялись аристократическим кланом азов, но, как этнос, имели тумато-канглийское происхождение. Видимо, впоследствии потомки канглов и туматов в лице кангаласов и хори-туматов мигрировали на нынешнюю территорию Якутии и сыграли важную роль в этногенезе саха-якутов.

По нашему мнению, вопрос о происхождении найманов невозможно рассматривать отдельно от алтайских племен, живших в постмонгольский период, в частности, азов (аз-ширинов) и булагачинов, которые участвовали в этногенезе многих народов Саяно-Алтайского края, в т.ч. енисейских и тянь-шаньских кыргызов, эхирит-булагатов, бурятов и др.

В период господства енисейских кыргызов на Саяно-Алтае ими управлял род аз или ус. Во главе государства стоял ажо из рода азов. В китайских хрониках приводится легенда о связи азов с кыргызами. Согласно легенде, кыргызы якобы произошли от 40 (родоначальниц) девиц земли Хань, вступивших в брачный союз с мужчинами Усы. С тех пор эта страна стала называться Кыргызской землей [Монгуш, 2013, с.146–151]. Возможно, поэтому вожди найманов по примеру предков к своим именам прибавляли кыргызский этноним аз (ас, ус). Например, сын Таян хана найманского (в ХII в.) носил имя Ус Сегиз Кучлук хан.

По данным источников, найманы, как и древние азы, соседствовали с канглами на Алтае. Они всегда упоминались вместе с кыргызами. И азы, и найманы являлись выходцами из Западной Монголии. Согласно руническим надписям, в древнетюркское время азы обитали на юго-восточном Алтае и Саянах – в верховьях рек Алаш, Ак-Суг и на озере Кара-Холь – и находились в сфере влияния восточнотюркских каганов. Основываясь на надписи в честь Кюль-тегина, Б.Монгуш отмечает, что кок-тюрки, завоевывая территорию современной Тувы и прилегающих к ней алтайских земель, трижды сражались с азами, и каждый раз в разных местах Саяно-Алтайского края и Западной Монголии, первый раз – в прибрежных землях с чиками в Туве, во второй – на Черном Иртыше, а в третий раз – при Караколе. Б.Монгуш пишет: «Азы кочевали на обширной территории -в Горном Алтае, Западной Туве и Хакасо-Минусинских степях. При этом можно предположить, что упоминаются две ветви этого народа – саянская (степные азы), живущая в степях Хакасо-Минусинской котловины, и алтайская (горные азы), которая жила на территории Горного Алтая и Западной Тувы» [Там же, с.146-151].

Большинство ученых склонны относить иртышских азов к тюргешам. В средние века азы мигрировали с востока на запад и дошли до Крыма. Азы жили в Семиречье, Средней Азии и на Северном Кавказе. В источниках X в. упоминалось о проживании группы азов в районах средневекового города Хорезм. В книге Утемиш Хаджи «Чингиз-наме» [Утемиш-Хаджа, 1992] сообщается, что эта группа азов названа аз-ширинами и что у неё сложились тесные этнополитические связи с алтайскими племенами в монгольскую эпоху. Аз-ширины имели тамгу чомуч (ковш).

Автор также информирует о союзе Токтамыш хана с племенами аз-ширин, кыпчак, аргын, бахрин [Акеров, 2014, с. 27]. Эта же информация повторяется в версии эпоса «Манас» С.Ахсикенди, где указывался более расширенный список союзников Токтамыш хана. Согласно С.Ахсикенди, хан имел союз с моголистанским князем Анга Торе, предводителем кыргызов Манас, а также племенами кыпчаков, аргынов, бахринов [Ахсикенди Сайф ад-Дин, 1996, с.45] и т.д. Вышеотмеченные сведения подтверждаются информацией персидского историка Фахр ад-Дина Мубарекшаха Мерверруди, где азы включены в список народов Средней и Центральной Азии домонгольского периода, что, прежде всего, говорит о том, что азы очень быстро оправились от ударов кара китаев в XII в. и создали самостоятельное государственное образование к началу монгольских нашествий (XIII в.).

В таком случае азы действительно могли выступать в качестве аристократического рода в найманском обществе. Найманы жили в тех же районах, где отмечались азы. В VIII в. найманы жили к югу от озера Байкал. В середине IX в. найманские племена кочевали от Орхона до Тарима и Черного Иртыша. В монгольскую эпоху они переселились на Северный Кавказ и в Турцию. Найманы также, как и аз-ширины, входили в состав Золотой Орды.

Собранные этнографические материалы указывают на то, что найманы унаследовали от аз-ширинов их родовую тамгу чомуч (ковш) и тотем алтайских кючюков [Ямаева, 2004, с.17-18]. Необходимо отметить, что общую родовую тамгу найманов чомуч / шомiш (ковш) сохранили кыргызские и казахские найманы, которые живут практически на древних территориях аз-ширинов.

Наймано-кыргызские связи в какой-то степени отразились в этногенезе племен булагачи (булгачи) и керемучинов, которые входили в круг племен Баркуджин Токума. Рашид ад-Дин писал, что баргуты (баргу), кори, толосы (долосы), туматы – родственные роды, называвшиеся баргутами, поскольку они жили по ту сторону р.Селенга. В связи с этим область, где последние обитали, также именовалась Баркуджин-Токум.

Предводители племен баргутов, толосов, туматов носили титул «инал». По Рашид ад-Дину, баргу, кури и кыргызы имели тесные этнополитические связи. Баргутами также названы племена, родственные курлаутам, кунгиратам и эджигинам, имеющие общую тамгу и сохранившие фратральные отношения. Ссылаясь на Рашид ад-Дина, К. Петров к племенам Баркуджин Токума относил толосов, кури (алакчыны), кыргызские племена булгачи и керемучинов. Последние также назывались баргутами [Петров, 1961, с.23].

Найманы за короткое время взяли под свой контроль огромную территорию, раскинувшуюся от Иртыша и Алтая до Прибайкалья (область Баркуджин Токум), т.е. начиная от земель кераитов на Алтае до самых дальних кыргызских владений булгачи и керемучинов на востоке. Отметим, что племена булгачи оказывали большое влияние на народы Южной Сибири. Например, закаменские буряты и их шаманы место совершения родового обряда называли «Булган тээби». При совершении обряда повсюду на видных местах вывешивались заячьи шкурки, обработанные шаманами и считающиеся оберегом для детей. По информации Г.Н. Потанина, алеар буряты свой онгон называли «Булгаша» или «Булгаша хан». У бурятов почитался образ женщины с девятью бубнами, имевшей способность перевоплощаться в кого-либо. Обычно шаманки выступали в качестве оберега детей.

В связи с вышеизложенным мы не исключаем того, что к кругу племен найманов могли относиться и кыргызские объединения булгачи и керемучинов. По некоторым данным, они вкупе с найманами мигрировали на Тянь-Шань в XIII–XIV вв. В найманской среде группа булгачи (от булгачи – ′смутьян, мятежник, непокорный′) выделялась особым собирательным именем булгачи-найман. К эпохе Тимура булгачи вместе с родственными салучи смогли образовать свой улус салучи – булгачи в Моголистане. Согласно китайскому источнику «Сиюй Чжи», здесь же в составе кыргызских племен, входивших в объединение булгачи-найманов, кыпчаков, тейитов, были керемучины [Материалы по истории…, 2002, с.206]. Сведения «Сиюй Чжи» говорят об общности истории и культуры алтайских племен найманов, кыпчаков, онгутов (нойгутов), булгачи, керемучинов и др.

Этнографические материалы свидетельствуют о существовании в структуре ферганских кыргызов и узбеков рода под названием булгачи-найман. С.М.Абрамзон писал о существовании в составе найманов Шаариханы (Узбекистан) рода под названием булгачи-найман. По его данным, ранее булгачи-найманы жили большой группой, но вследствие голода многие из них ушли в Гиссар (Ысар), остались там жить и впоследствии стали называться калдык-найманами (калдык или карлык) [Абрамзон, 1990, с.49].

Найманы входили и играли немаловажную роль в создании союза племен Цзубу. Согласно «Ляо ши», после падения господства уйгуров и в период кыргызско-кара киданьских противостояний на востоке от енисейских кыргызов сформировался новый союз племен Цзубу, костяк которого составляли монголоязычные и тюрко-монгольские племена шивеев, татар, найманов, меркитов, кераитов. Основной целью сложения нового племенного союза являлось противостояние экспансии кара китаев. В связи с этим новая конфедерация была создана наподобие трехкрылой системы управления. В Цзубу кераиты составляли центральную группу, найманы – северо-западную, а меркиты – северную. Кроме них также существовала группа согдийцев (сог-по) [Авляев, 1984].

В XII–XIII вв., в период противостояний киданей и кераитов, возглавлявших союз племен Цзубу, степные племена разделились на три крупные противоборствующие силы. Первую группу племен возглавили кидани и найманы; вторую – кераиты и кыргызы, которые в то время стали консолидироваться в основном в двух владениях Кыргыз, расположенных в среднем течении Енисея и Кэм-Кэмджиут в Западной Монголии; третью – монгольские племена, бывшие с кераитами в дружеских отношениях на паритетной основе. Причем, кераиты, имевшие этнополитические связи с кыргызами в эпоху господства киданей, охотно поддерживали Чингиз хана в начале его политической карьеры, что может свидетельствовать о существовании этнополитических и этногенетических связей золотого рода с ними в прошлом.

По мнению Ю.С.Худякова, найманы в ХII в. занимали районы Западной Монголии, включая хребет Эктаг-Алтай. В середине ХII в. найманские вожди Наркыш Таян и Эният Каан «разбили племя киргизов», которое обитало «в области киргизов, на границе с р.Иртыш и пустыней, сопредельной со страной уйгуров Турфана» [Худяков, 1995, с.73]. Однако в 1199 г. найманский хан Буйрук был разгромлен Чингиз ханом и вынужден бежать в кыргызскую область Кэм-Кэмджиут.

После сокрушительного поражения, боясь возмездия, найманский хан не стал долго задерживаться на кыргызских землях и ушел на Иртыш, вытеснив оттуда в степи Монголии и Джунгарии кераитов. Очевидно, маршрут движения Буйрук хана Кэм-Кэмджиут ‒ Иртыш может подтвердить правильность нашего мнения о родстве найманов азов. Найманский хан из Кэм-Кэмджиута мог легко попасть на Иртыш через земли азов в Туве, которые выходили на Алтай. О родстве найманов с азами также говорит этноним «аз», встречавшийся в этнонимии ногайских найманов. После поражения от найманов одна из групп кераитов смогла, скрывшись в Джунгарских степях, уйти на Тянь-Шань. Однако чуть позже, вслед за кераитами последовали и сами найманы, не сумевшие отразить натиск монгольских полчищ.

По данным источников, сын убитого в бою Таян хана Кучлук хан попытался объединить под своим началом найманов, туматов, кераитов, онгутов и другие племена. В 1218 г. молодого царевича Кучлука поддержали туматы, меркиты и енисейские кыргызы, восставшие против монгольской экспансии. Союзники были разбиты поодиночке. Кучлук бежал на запад и нашел убежище у кара китайского гурхана на Тянь-Шане. Но позже он был пойман и обезглавлен Жебе нойоном, специально посланным Чингиз ханом для его поимки и уничтожения. После трагической гибели Кучлука лидерство вновь перешло к потомкам Ван хана кераитского.

По нашему мнению, события эпохи кераито-кара китайских противостояний, хотя и с определенным напластованием, достаточно хорошо описаны в версии эпоса «Манас» С.Ахсикенди и позднейших вариантах сказания. В них вышеуказанные события описываются как противостояние кыргызов и кара китаев.

Отметим, что версия «Манаса» С.Ахсикенди полностью посвящена истории развития кыргызско-кераитских взаимоотношений в период господства киданей и монголов. Кераиты в составе Монгольского государства продолжали поддерживать тесные этнополитические и этногенетические связи с канглами, кыргызами, кыпчаками.

Отраженные в «Манасе» С.Ахсикенди события характеризуют период возрождения и усиления этнополитических связей кыргызов с кыпчаками, кераитами, могулами и другими племенами в рамках Золотой Орды и Моголистана. В «Манасе» С.Ахсикенди главная роль отводится Онг хану (Ван хану – хану кераитов) [Ахсикенди Сайф ад-Дин, 1996, с.35-36]. Онг хан постоянно оказывал поддержку и помощь молодому Джакыпбеку, правителю страны Каркыра. Ставка его Кара Кыштак находилась в долине р.Талас [Там же, с.43–66], где и родился батыр Манас. Важным моментом является то, что в нем, хоть и с напластованиями, сохранены сюжеты о миграции кыргызов вкупе с кераитами и монголами на запад в связи с завоеванием Чингиз ханом Средней Азии.

В то же время во всех версиях сказания одним из главных врагов Манаса указан эпический герой Жолой, имя которого ученые отождествили с именем гурхана кара китаев Елюй Даши, основного противника Ван хана. Несомненно, что в данном случае мы в сказании обнаруживаем отражение эпохи противостояний двух великих племен Центральной Азии ‒ кераитов и кара китаев, которые сыграли немаловажную роль в судьбе кыргызского народа и эпоса «Манас». Исходя из этого, можно назвать версию эпоса «Манас» С.Ахсикенди кераитской версией великого сказания, так как если в ней найманы вообще не упоминались, то в более ранних версиях сказания отсутствуют кераиты и имена главных союзников Манаса – Ван хана и Анга Торе.

Однако в позднейших версиях эпоса «Манас» найманы, наряду с племенами из союза булгачи [Джуманалиев, 2007, с.422] ‒ тейитами, кесеками, долосами, нойгутами, кыпчаками, описывались как кыргызские объединения, выступающие в союзе с Манасом. Следовательно, мы обнаруживаем существование по крайней мере двух версий эпоса «Манас» в монгольский период: кераитской и найманской, которые получили свое развитие на основе алтайской версии и после сформирования конфедерации Цзубу, где эти два объединения стали играть важную роль в истории Центральной Азии.

По данным китайских хроник, найманы в XII–XIII вв. имели этнополитические связи с онгутами и вместе с последними подходили под понятие «белых татар». В эпосе «Манас» онгуты упоминались под названием нойгут и были представлены как кыргызское племя, родственное Манасу по материнской линии. Мать хана Манаса принадлежала к племени нойгут. В сказании нойгуты и найманы, ногайцы, кангы (канглы), кыпчаки, долосы, аргыны и другие алтайские племена упоминались вместе как кыргызские объединения.

Исходя из вышеизложенного можно заключить, что в период кыргызско-кара китайских противостояний найманы, находясь в составе союза племен Цзубу, играли второстепенную роль. Однако после событий 1199 г., когда Буйрук хан установил полное господство найманов на Алтае, изгнав оттуда кераитов в Монгольские степи, они становятся главной силой, сплотив вокруг себя большинство алтайских племен, что, видимо, обеспечило появление найманской версии эпоса «Манас». Но это не помешало кераитам, к тому времени переселившимся в Семиречье, сохранить собственную версию эпоса «Манас», записанную С.Ахсикенди. Кераиты и союзные с ним кыргызы, кыпчаки перенесли «Манас» на Тянь-Шань, где ими было сформировано новое государство – Моголистан.

Таким образом, на основании вышеизложенного можно сделать вывод, что этноним «найман» действительно мог быть связан с числительным «восемь», однако это название его носители могли унаследовать или позаимствовать от своих соседей кангаро-печенегов, которые состояли из восьми крупных племенных объединений. У нас есть основания полагать, что найманы управлялись представителями аристократического рода азов, но как этнос имели тумато-канглийское происхождение, пестрый этнический состав и представляли конгломерат алтайских племен. Важную роль в этногенезе найманов сыграли кангаро-печенеги, туматы, азы, кючюки, кыргызы, огузы (тюрко-огузы) и кидани. Мы также не исключаем того, что найманы и кидани могли быть этнически близки друг к другу наличием в их составе племен тюрко-огузской группы, предки которых входили в Великий Кыргызский каганат.

Отметим, что до XII в. найманы играли второстепенную роль в составе союза племен Цзубу. Однако с 1199 г., когда Буйрук хан разбил кераитов и вытеснил их в Монгольские степи, найманы стали лидерами в группе племен, ранее входивших в союз Цзубу и Алтая, что как бы подтверждается данными позднейших версий эпоса «Манас». Господство найманов на Алтае продолжалось и после событий 1204 г., когда Чингиз хан разбил объединенные силы найманов и Джамухи, направленные против монгольского владыки.

Бегство Буйрук хана в кыргызскую область Кэм-Кэмджиут в 1199 г., а также попытка воссоединения енисейских кыргызов с царевичем Кучлуком указывают на существование тесных этнополитических и этногенетических связей найманов с кыргызами и родственными им племенами Алтая.


© Т.А. Акеров, 2016

Северо-Восточный гуманитарный вестник, г.Якутск, 2016, № 4 (17). – С. 27-35


Литература:

Абрамзон С.М. Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи. – Фрунзе, 1990.

Авляев Г.О. К вопросу о происхождении кереитов и их участии в этногенезе средневековых ойратов Джунгарии и калмыков Поволжья // Проблемы этногенеза калмыков. – Элиста, 1984.

Акеров Т.А. Кыргызы: этногенез и история. – Бишкек, 2014.

Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности // Живая старина. – Вып. III–IV. – СПб., 1896.

Ахсикенди Сайф ад-Дин. Тарыхтардын жыйнагы (Маджму ат-Таварих). – Бишкек, 1996.

Бартольд В.В. Сочинения. – М., 1968. – Т. V.

Березин И.Н. Очерки внутреннего устройства улуса джучиев // Труды восточного отделения императорского археологического общества. – Ч. V. – СПб., 1858.

Бутанаев В.Я. Историческая ономастика Южной Сибири. – Бишкек, 2013. – 271 с.

Викторова Л.Л. К вопросу о найманской теории происхождения монгольского литературного языка и письменности XII–XIII вв. // Учен. записки ЛГУ. – Сер. востоковедческих наук. – № 305, вып. 12. – 1961.

Востров В.В., Муканов М.С. Родоплеменной состав и расселение казахов (конец XIX – начало XX в.в.). ‒Алма-Ата: Изд-во «Наука» Казахской ССР, 1968.

Грумм-Гржимайло Г.Е. Западная Монголия и Уранхайский край. – Л., 1926.

Джуманалиев Т.Д. Очерки политической истории кочевников Притяньшанья с древности и до конца XVII в. – Бишкек, 2007.

Екеев Н.В. Проблемы этнической истории алтай-цев (исследование и материалы). – Горно-Алтайск: ОАОЛ «Горно-Алтайская типография», 2011. – 232 с.

Кляшторный С.Г. Кангюйская этнотопонимика в орхонских текстах // Сов. этнография. – 1951. – № 3. –С. 54–63.

Кычанов Е. Величие и падение Киргизского каганата // Слово Кыргызстана: газета. – 2003. – 4 нояб. (№20).

Кычанов Е. Юань-Мин доорундагы кыргыздар (XIII–XV-кылымдар) Ала Тоо. – Фрунзе, 1990. – № 7.

Материалы по истории и кыргызов и Кыргызстана. –Бишкек, 2002. ‒ Ч. II.

Монгуш Б.Б. Происхождение азов и азский компонент в этногенезе тувинцев (по восточным письменным источникам) // Вестник Томского государственного университета. История. ‒ 2013. – № 23.

Петров К.И. К истории движения киргизов на Тянь-Шань и их взаимоотношения с ойратами. – Фрунзе, 1961.

Петров К.И. Очерк происхождения киргизского народа. – Фрунзе: Изд-во АН Киргизской ССР, 1963.

Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. – М.: Гос. изд-во геогр.лит-ры, 1957. ‒ 272 с.

Рашид ад-Дин. Сборник летописей. – Т. I, кн. I /пер. с персид. Л.А. Хетагурова. – М.; Л: Изд-во АН СССР, 1952.

Рыбаков Н.И. Дополнительные сведения о енисейских кераитах // Древности Сибири и Центральной Азии. – Горно-Алтайск, 2010. – № 3 (15). – С. 116–129.

Сандаг Ш. Образование единого монгольского государства и Чингисхан // Татаро-монголы в Азии и Европе. – М.: Гл. ред. вост. лит. изд-ва «Наука», 1970.

Сапалова Д.И. Якуты и кыргызы: этнокультурные параллели и особенности: автореф. дис. …канд. ист. наук. – Владивосток, 2010.

Утемиш-Хаджа. Чингиз-наме. – Алма-Ата, 1992.

Ушницкий В.В. Население Байкальского региона в эпоху средневековья (к проблеме происхождения саха). – Якутск, 2013. – 170 с.

Худяков Ю.С. Кыргызы на просторах Азии. – Бишкек, 1995.

Ямаева Е.Е. Родовые тамги алтайских тюрок (XIX–XX вв.). – Горно-Алтайск, 2004.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

13-14 сентября в Астане (Казахстан) проходила 1 Международная конференция «Средневековая история Дешт-и-Кыпчак»

Кыргызы Кангорая (к вопросу о правописании и соотношении этнонимов «хягяс» и «кыргыз»)

Об этнополитических связях кыргызов и кераитов в версии эпоса «Манас», приведенной в книге «Маджму ат-Таварих» С.Ахсикенди (XVI в.)

Версия эпоса «Манас» в книге «Маджму Ат-Таварих» С.Ахсикенди как источник по истории кыргызского народа
(окончание)

Версия эпоса «Манас» в книге «Маджму Ат-Таварих» С.Ахсикенди как источник по истории кыргызского народа

Енисейские кыргызы. Кыргызский каганат в орбите этнополитических и миграционных процессов в Центральной Азии в VIII–XIV веках

К вопросу о происхождении этнонима «татар»

Кыргызы - этногенез и история. Заключение
(50 часть)

Кыргызы - этногенез и история: Мухаммед Кыргыз — правитель независимого ханства (XV-XVI вв.)
(49 часть)

Кыргызы - этногенез и история: Государство Мунке Темира
(48 часть)

Еще статьи

X
Для размещения комментария авторизуйтесь