Добавить статью
12:58 13 Февраля 2017
Культурное наследие кыргызстанского участка Великого Шелкового пути
(1 часть)

1749-700

Великий Шелковый путь (ВШП) – это феномен, объединяющий многообразие различных регионов Старого света универсальной системой обмена накопленными ценностями, созданной, развиваемой и поддерживаемой людьми разной этнической, языковой, религиозной принадлежности на протяжении 18 столетий. Практически, в орбите влияния ВШП оказалась вся тогдашняя культурная ойкумена. Каждый народ, все страны, вовлеченные в эту систему международной торговли и контактов на различном уровне, внесли свой посильный вклад в развитие связей и обмен материальными и духовными ценностями.

Поэтому, естественно, что в настоящее время, когда многие народы мира стремятся изучить «корни» своей истории и определить свою сопричастность к мировой культуре, то именно феномен ВШП становится одним из самых актуальных и разрабатываемых тем комплексных научных и практических программ. С учетом этого явления в 1987 г. ЮНЕСКО приняло 10-летнюю международную программу «Комплексное изучение Шелкового пути – пути диалога». В его формате было осуществлено множество важных мероприятий, включавших научные конференции и семинары, международные экспедиции по странам, расположенным вдоль различных ответвлений ВШП, реставрацию археологических и архитектурных памятников, создание кинофильмов и публикацию научных изданий.

В некоторых странах были созданы специальные научные структуры по исследованию Шелкового пути, среди которых и Международный институт центральноазиатских исследований в Самарканде (Узбекистан), который продолжает активно функционировать и в настоящее время. В рамках реализации этого проекта Кыргызстан посетили две международные экспедиции (1989 и 1991 гг.), ознакомившиеся с выдающимися памятниками историко-культурного наследия ряда регионов республики. Весной 1989 г. во Фрунзе (совр. Бишкек) была проведена международная конференция, посвященная истории и культуре ВШП. Разработанная по поручению Совета Министров республики комплексная программа по исследованию, сохранению и использованию памятников, связанных с Шелковым путем, по объективным причинам была реализована, к сожалению, лишь частично.

В постсоветское время к этой теме вернулись через значительный временной промежуток: в 2004–2007 гг. был инициирован проект «Сохранение памятников Великого Шелкового пути в верховьях Чуйской долины в Кыргызстане – Невакет (Красная Речка), Суяб (Ак-Бешим), Баласагун (Бурана)» при финансировании ЮНЕСКО/ Трастового фонда Японии. В ходе его реализации нашим ученым и специалистам была предоставлена возможность улучшить национальный опыт через участие в практической консервации памятников, проведении работ по презентации объектов, а также путем обучения и совместной работы с зарубежными экспертами.

Тогда же были заложены основы базового документирования: подготовлены топографические планы, проведены фотофиксация и аэросъемка, собраны и проанализированы текстовые отчеты и архивные материалы предшествующих лет. В дальнейшем появилась возможность последовательно решать следующие важные задачи: определение охранных зон для эффективной юридической и физической защиты этих объектов; создание предпосылок для организации специальных структур по охране и управлению объектами; подготовка номинаций для их включения в Список всемирного природного и культурного наследия ЮНЕСКО. Впервые идея внесения Шелкового пути в этот престижный список была озвучена в 2002 г. в Сиане (Китай), во время встречи участников программы «Хираяма – Шелковый путь». Затем к ней вернулись во время обсуждения результатов Периодического отчета ЮНЕСКО о Всемирном наследии 2005 г. в Алматы, когда страны-участницы Конвенции сформулировали необходимость подготовки такой номинации.

Еще на стадии обсуждения идеи включения ВШП в Список наследия ЮНЕСКО Кыргызстан был сторонником ее скорейшей реализации. Естественно, он стал и одним из активных участников процесса подготовки, которая началась в 2006 г. Позиция государства вполне объяснима, поскольку благодаря своему выгодному географическому положению Кыргызстан является одной из стран, входящих в зону ранних контактов на этой трансконтинентальной магистрали. На юге и севере нашей территории Путь представлен различными ответвлениями, которые хорошо выражены и маркированы самобытными памятниками истории и культуры. Специфичность того или иного участка продиктована природной средой и адаптацией человека к существованию в определенных климатических условиях.

Для древней эпохи особое значение имела Северная (Ферганская) дорога, по которой осуществлялись активные контакты в раннеханьское время, особенно с Даванью, значительная часть территории которой располагалась в пределах современных административных границ южного Кыргызстана, занимающего предгорные районы северо-восточной, восточной, юго-восточной, юго-западной Ферганы. Большинство исследователей считают, что именно этой дорогой в 128 г. до н.э. прошел в западные земли Чжан Цзян, посланник императора У-ди. Этот участок дороги неплохо представлен в дорожниках мусульманского времени в качестве транзитного коридора с двумя маршрутами: а) через Ош – Медву (Мады) на юг в Алай и дальше через Терек-Даван в Кашгар; б) из Оша на восток, в Узген, далее через горные перевалы, в долины внутреннего Тянь-Шаня; второй маршрут в районе Ат-Баши делился еще на два ответвления: первое через перевалы Таш-Рабат и Торугарт выводило в район Кашгара, а второе – к южному побережью Иссык-Куля и через перевал Бедель следовало в Аксуу.

Локальные отрезки этого пути обслуживали и другие районы Ферганы, в частности северо-восток долины, где через перевалы Чанач в Чаткальском хребте и Кара-Буура в Таласском Ала-Тоо осуществлялась смычка с маршрутами по северо-восточным районам. Причем считается, что эти проходы были освоены еще в древности, благодаря им происходили интенсивные контакты ханьцев с Семиречьем, в частности, с Чуйской и Таласской долинами, Прииссыккульем. Все специалисты сходятся во мнении, что во II–IV вв. н.э. уже регулярно действовала дорога через перевал Бедель и южное Прииссыккулье. Особенно активной она становится в раннее средневековье, когда из-за царившей в Фергане междоусобицы, караваны стали предпочитать этот путь ферганскому ответвлению.

Кроме того, весомым фактором в ее пользу стало расположение в Семиречье (Жетысуу) ставок тюркских каганов, которые были не только потребителями престижных товаров, но и одновременно патронировали торговлю на среднеазиатском участке ВШП. Именно с этой эпохой связан генезис целого ряда средневековых городищ Илийской, Чуйской и Таласской долин, Прииссыккулья, частично и Тянь-Шаня, в становлении и функционировании которых фактор ВШП сыграл важную роль. В мусульманское время вся территория Кыргызстана практически пронизана различными ответвлениями магистрали. На севере страны по-прежнему активно действует семиреченско-южно-казахстанский отрезок, в орбиту действия Пути вошел Внутренний Тянь-Шань, не менее интенсивно функционирует и ферганское ответвление.

Таким образом, приоритетными для Кыргызстана были именно эти отрезки ВШП, представляющие три хронологические позиции – древность, раннее и развитое средневековье. В контексте политических, военных и экономических событий XIII в. функционирование вышеописанных участков ВШП значительно сокращается. Определенное оживление наступает в связи с политической и военной деятельностью Тимура и его потомков. Однако традиционное использование локальных отрезков Пути населением продолжалось до нового времени включительно.

С учетом вышесказанного были осмотрены памятники высокогорного Алая, восточной, юго-восточной и частично северной Ферганы, Таласской, Чуйской долин, Прииссыккулья, Внутреннего Тянь-Шаня и сформированы 6 национальных серий. Каждая из них включала наиболее значимые и интересные памятники вышеперечисленных регионов. По экономическим и другим объективным причинам не удалось обследовать объекты Кетмень-Тюбинской и Чаткальской долин, Баткенской области. Однако это не значит, что они будут обойдены вниманием исследователей в будущем.

После инвентаризации, предписанной процедурой подготовки номинаций, проведенной в 2006–2007 гг., страна составила Тентатив лист, включивший объекты историко-культурного наследия, связанные с ВШП, представленный в Центр всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО в 2010 г. Ниже приводим краткую характеристику 6 национальных серий, составивших Тентатив лист Кыргызстана.

I. Памятники кочевников Внутреннего Тянь-Шаня. Данная серия представляет объекты высокогорного региона на севере Кыргызстана, в первую очередь – памятники материальной культуры кочевого населения: погребально-поминальные комплексы, наскальные изображения, эпиграфика; датированы от последних веков до н.э. до этнографической современности. Наиболее показательна в этом плане Кочкорская долина, расположенная на юго-западе описываемой области, которая в средневековье называлась Ярыш.

Еще один тип памятников этого региона – ставки средневековых кочевых владетелей, расположенных в южной части региона: городища Кошой-Коргон (средневековый Атбаш) и Ширдакбек. Последний тип памятников на тянь-шаньском ответвлении Пути представлен караван-сараями. До наших дней сохранились два высокогорных объекта: Таш-Рабат и Манакельды (Чалдывар), датируемые средневековьем. Специфика и особенность данного участка ВШП заключаются в том, что он обслуживал труднодоступную горную зону, заселенную номадами. Поэтому он отличается меньшей маркировкой объектами, а также наличием определенных категорий памятников, характерных для районов, население которых в основном вело кочевой образ жизни.

II. Памятники южного Прииссыккулья. Этот отрезок Пути является частью маршрута, известного как «дорога Сюань-Цзяня», по имени буддийского паломника, прошедшего по нему в 629 г.; участок функционировал, причем активно, все средневековье. Традиционно считается, что путь вел через перевалы Бедель, Сеок, долину Ара-Беля, перевалы Сары-Мойнок, Барскоон и по долине Барскоона выходил на южное побережье озера, затем проходил по юго-западному берегу на запад и через Боомское ущелье приводил в Чуйскую долину. Этот участок прослеживается по целому ряду городищ и поселений, которые отождествляются с историческими городами области Верхний Барсхан; наиболее крупными из них были Барсхан и Тон (Тун, Дун), функционировавшие от VII до XII века.

III. Средневековые города верховий Чуйской долины: Невакет (Красная Речка), Суяб (Ак-Бешим), Баласагун (Бурана). Все три объекта расположены на семиреченско-южно-казахстанском ответвлении ВШП, который частично вклинивался и в маршрут «дороги Сюань Цзяня». Основное время функционирования приходится на раннее и развитое средневековье – VI–начало XIII века. Участок обслуживал субрегионы Семиречья, Прииссыккулья, южного Казахстана и далее.

Городище Красная Речка, расположенное в 35 км к востоку от Бишкека, отождествляется со средневековым городом Невакет (по согдийским источникам) или Синьчэн (по китайским хроникам) – одним из ранних и крупных городов Чуйской долины. В первой половине VIII в. непродолжительное время здесь располагалась резиденция тюргешского кагана. Городище имеет центральную часть, состоящую из цитадели и двух шахристанов, а также значительную округу со следами обжитости, окруженную двумя кольцевидными стенами. На объекте вскрыты остатки погребально-поминальной архитектуры зороастризма, трех буддийских храмов, зафиксированы погребения христиан сиро-несторианского толка, собрана значительная коллекция эпиграфики и нательных крестиков, обнаружены постройки раннеисламской эпохи различного функционального назначения. Датируется памятник VI–началом ХIII века.

Городище Ак-Бешим, находящееся в 8 км к юго-западу от современного г.Токмак (ранее также – Токмак), отождествляется со столицей государственных образований западных тюрок, тюргешей, карлуков – Суябом VI–XI вв. (тюркское название Орду, Ордукент); в VIII в. здесь располагался гарнизон Танского Китая (648–719 гг.). Город был связан и с тибетцами, во время краткого их величия на Тянь-Шане (680–709 гг.). В середине X в. столичный центр Караханидов был перемещен на территорию городища Бурана (Баласагун), расположенного в 6 км от Ак-Бешима. В течение XI в. жизнь продолжалась на ограниченной территории. Центральные развалины городища также состоят из цитадели и двух шахристанов; округа со следами застройки обнесена длинными стенами. На цитадели Ак-Бешима вскрыто дворцовое сооружение; на шахристанах раскопано два христианских комплекса; на основном шахристане зачищены руины рядовой городской застройки; в округе обнаружены три буддийских храма, раннесредневековый замок, погребальный комплекс. Общая датировка городища – VI–ХI вв.

Городище Бурана, расположенное в 12 км южнее г. Токмок, отождествляется со средневековым Баласагуном (Куз-Орду, Куз-Улуш), который от середины Х в. до 30-х годов ХII в. был столицей Караханидов – первой тюркской династии, официально принявшей ислам, с 30-х годов ХII в. до начала XIII в. – империи Западный Ляо (кара-киданей или кара-китаев), а с 1211 по 1218 гг. – найманов. При монголах, в начале ХIII в., город получил название Гобалык и просуществовал до ХIV в. Городище не имеет цитадели, шахристан в виде прямоугольника с длиной сторон 600х580 м отличается небольшими размерами, но зато ее округа, окруженная двумя кольцами стен и еще полукольцом валов – самая значительная среди чуйских городищ. На Буране вскрыты христианский некрополь, а также объекты раннеисламской культовой архитектуры и жилые строения. Общая датировка городища – Х–IV вв.

Отличительными характеристиками этой серии является: а) их расположение в той части региона, которая до середины I тыс. н.э. в основном была населена кочевниками; б) более позднее сложение городов, чем в основных центрах земледельческой и городской жизни, каковыми являлись Северная Бактрия, Согд, Уструшана, Фергана и др.; в) сильное влияние урбанизационных, экономических, политических, культурных и иных процессов, происходящих в приведенных выше историко-культурных областях. Все это отразилось в топографии, структуре и частично в функциях местных городов, значительная часть которых появилась в раннее средневековье.

Именно здесь сложился синтез разных культурно-хозяйственных типов – кочевого и оседло-земледельческого; тюркской и иранской культурных традиций; восточно-туркестанских и китайских веяний. Города являлись центрами ремесел, торговли, земледелия, а иногда и административной власти. Они служили не только пунктами торговых операций, но были и ретрансляторами инноваций (духовных и технических), как в западном, так и восточном направлениях. В X в. с включением этой территории в состав государственного образования Караханидов, они становятся частью единого мусульманского культурного мира.

IV. Культурное пространство Манас-Ордо. Объекты расположены на северо-западе страны, в верхней части Таласской долины, на правом берегу реки Кенкол, притока Таласа, у входа в Кенкольское ущелье и также связаны с ответвлением ВШП, который обслуживал семиреченско-южноказахстанский подрегион. Эта серия объединяет памятники материального и нематериального наследия на территории одноименного комплекса и его округи. Первая группа включает археологические памятники разных исторических эпох. Это курганы Кенкольского могильника, относящегося к последним векам I тыс. до н.э. – первой половине I тыс. н.э., связываемого некоторыми исследователями с гуннами и давшего название целой археологической культуре региона. Богатый вещественный материал, в том числе и находки шелковой одежды, демонстрирует связи населения с различными историко-культурными регионами, расположенными вдоль ВШП.

Этой же эпохой датируются петроглифы, расположенные в адырной зоне вблизи могильника, репертуар которых отражает хозяйственно-обрядовую жизнь кочевого населения. К юго-западу от могильника расположен мавзолей XIV в., представляющий собой однокамерное сооружение кубовидной формы, перекрытое двумя куполами. Главной его достопримечательностью является орнаментально оформленный портал в южной стене. В 4 км к северо-западу находится одно из крупных средневековых городищ долины – Ак-Тобе (Таласское), отождествляемое с Текабкетом. Таким образом, кыргызстанская часть Таласской долины также входила в зону функционирования магистрали, особенно в средневековую эпоху, и, несмотря на относительную территориальную изолированность, имела доступ к транзитным коридорам, через которые осуществлялись хозяйственные и культурные связи с различными областями тогдашнего мира. Этот район был не только рынком сбыта товаров, но и поставщиком, и, в первую очередь, серебряной руды, основного материала для чеканки монет, имевших хождение по всем трассам ВШП.

V. Культурный ландшафт Сафид-Булан. Объекты, составляющие эту серию, расположены на северо-восточной окраине одноименного села Ак-Коргонской сельской управы Ала-Букинского района Джалал-Абадской области, на границе с Наманганской областью Узбекистана, у подножия горы Арча-Мазар и связаны с отрезком Пути, обслуживавшем северо-восток Ферганы в древности и средневековье. Представляют собой сакральный комплекс из сооружений различных хронологических эпох, стоящих на культурном слое средневекового Мазарского городища, природных компонентов и богатого пласта нематериального наследия в виде преданий, легенд, ритуалов и практики жертвоприношений.

В историческом контексте памятники связаны с эпохой распространения ислама на северо-востоке Ферганской долины, где он утвердился в IX–X вв. Существующее здесь древнее святилище было адаптировано к новой религии. Центральным является комплекс, огражденный общей стеной с основным входом со стороны сельской улицы. Мавзолей Шах-Фазиль занимает его юго-восточный угол, представляет собой купольно-центрическое здание с богатым резным ганчевым убранством интерьера, включением широких полос эпиграфики, ориентировано углами по сторонам света. К северу от него располагаются глинобитные мавзолеи XVIII–XIX вв., возведенные на месте остатков более ранних строений и носящие традиционные названия Сафид-Булан и Келдекана (Келлахана). В северо-восточном углу двора, возле Шах-Фазиля, расположен так называемый «камень плодородия», или Таш-Мазар, представленный в виде камня фаллосовидных очертаний.

Из средневекового некрополя происходит коллекция намогильных камней (кайраков), содержащих ценную информацию о социальном статусе и религиозной приверженности погребенных. Еще севернее, ближе к надпойменной террасе реки Чанач-Сай, находится еще один комплекс, организующим центром которого являются руины Кыргын-мечети; к юго-востоку, на склоне Арча-Мазара, расположена другая глинобитная постройка, приписываемая знаменщику арабов Аламбердару. В отличие от отрезка по восточной и юго-восточной Фергане участок Пути, на котором расположен Сафид-Булан, активно функционирует в эпоху средневековья, хотя его освоение относится к древности. Именно в средневековье политические и культурные центры Ферганы перемещаются на север долины, появляются новые поселения.

VI. Городища Узген и Шоробашат. Городище Узген расположено в центре одноименного оазиса в восточной Фергане, насыщенного памятниками оседлого и кочевого населения, которые датируются в широком хронологическом диапазоне. Он, являясь самым восточным городским центром Давани, входит в зону ранних контактов на ВШП. Именно здесь традиционно локализуется город Ю-чен, известный в контексте военных экспедиций 104–99 гг. до н.э. по китайским источникам. Но существует мнение, что древний Ю-чен - это Шоробашат – наиболее крупное в восточной Фергане городище, расположенное по берегу реки Жазы (Яссы). Оно имеет четырехчастную структуру, площадь более 70 гектаров и внушительные оборонительные укрепления; основное время функционирования приходится на IV–I вв. до н.э.

Как считает Ю.А.Заднепровский, на рубеже эры нуклеарная часть города мигрировала на место, где нынче расположены руины Узгенского городища. Археологически слои древнего Узгена пока не обнаружены, зафиксированы только средневековые напластования. Однако, судя по информации средневековых письменных источников, город Узген стоял на границе мусульманского, и кочевого, еще не признавшего ислам, миров. Отсюда, вверх по реке Жазы (Яссы), через одноименный перевал, долины Пычана, Макмала, Манакельды, Ала-Буги в районы Внутреннего Тянь-Шаня и южное Прииссыккулье, а далее в Китай шло одно из ответвлений ферганской трассы ВШП.

В конце X века, в период расширения государства Караханидов, Узген на короткое время становится столицей западной части империи, а затем надолго остается центром Ферганского удела. Пережил он и монгольское нашествие, продолжал функционировать во времена Тимура и Тимуридов. Своеобразно само месторасположение города: между реками Жазы и Кара-Дарьей, на высокой надпойменной террасе, на четырех холмах площадью более 70 гектаров, вытянутых вдоль Кара-Дарьи. Третий холм, имевший основательные оборонительные укрепления, вероятно, выполнял функции цитадели, остальные – шахристанов. Рабад располагался ниже, занимая значительную территорию между двумя реками.

На некрополе в восточной части четвертого шахристана возвышаются минарет и три мавзолея, широко известные как Узгенский архитектурный комплекс. Они представляют собой три здания из жженого кирпича, вплотную пристроенные друг к другу и вытянутые по одной линии. Наиболее ранним является Средний, датируемый рубежом XI–XII вв. В плане он квадратный, внешние плоскости двух фасадов украшены набором резных шлифованных кирпичиков и резной штукатуркой. Позже к нему с северной и южной сторон были пристроены другие усыпальницы, также являющиеся образцами портально-купольной архитектуры. Их фасады декорированы терракотой и резной штукатуркой. Широкие пояса надписей, выполненных почерком куфи, насх, сульс, пышный растительный орнамент, свидетельствуют, что в Северном и Южном гумбезах покоятся военачальник и представители узгенской ветви династии Караханидов середины-конца XII в. (сохранились три даты – 1152, 1186, 1187 гг.).

Минарет, расположенный к северо-западу от мавзолеев, датируется серединой XI в. Сооружение состоит из стилобата, восьмигранного цоколя и конического тела, выложенного фигурной кирпичной кладкой. По общему мнению исследователей, Узгенский архитектурный комплекс наглядно демонстрирует развитие портально-купольной архитектуры во времени, а его декор по праву считают «энциклопедией орнамента» караханидской эпохи. Во время раскопок 1988–1989 гг. между минаретом и усыпальницами вскрыты остатки более поздней монументальной постройки из жженого кирпича, ориентированной фасадом на север. В 0,4 км к северу посреди современной городской застройки обнаружены остатки гончарной мастерской (конец XII в.) с 4-мя прямоугольными печами.

Подытоживая вышеизложенное, необходимо отметить, что этот участок Пути отличался длительностью функционирования, по нему проходила граница между оседлым и кочевым мирами, а город Узген выполнял административные функции. Сохранившийся архитектурный комплекс отражает этапы развития портально-купольной конструкции и орнаментального убранства предмонгольской эпохи в центральноазиатском регионе. Собрана многочисленная материальная коллекция, среди которой выделяется серия кайраков. О значительном экономическом потенциале свидетельствует и активный монетный чекан Узгена.

Подготовка первого этапа номинации по ВШП. Как следует из вышеизложенного материала, основная часть маршрутов Шелкового пути, проходивших по территории нашей страны в древности и средневековье, была связана с Тянь-Шаньской горной системой. Они пролегали вдоль горных хребтов (а зачастую и через них), входящих в Северный, Южный, Центральный, Внутренний и Западный Тянь-Шань. Соответственно, приоритетными для Кыргызстана являются именно тянь-шаньские ответвления Шелкового пути, на протяжении восемнадцати веков игравшие значительную роль в установлении и развитии разноплановых связей между странами и народами Востока и Запада.

Поэтому на заседании Координационного совета в Ашгабаде три средневековые чуйские городища – Красная Речка, Ак-Бешим, Бурана, оставившие ощутимый след в региональной, следовательно, и общеевразийской истории были объявлены в качестве приоритета для включения в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО как части серийной транснациональной номинации по Великому Шелковому пути. При этом немаловажным доводом послужило и то, что благодаря проекту ЮНЕСКО/Трастового фонда Японии, о котором мы уже упоминали выше, по этим городищам была подготовлена базовая документация, необходимая для подготовки номинаций, а также предприняты некоторые меры по сохранению и зонированию, организации специальных структур для их презентации и охраны.

Там же в Ашгабаде было принято решение о формировании тремя странами – Кыргызстаном, Казахстаном и Китаем так называемого «тянь-шаньского коридора». В декабре 2011 г., во время знакомства с памятниками равнинного (провинция Шэньси) участка ВШП и западных провинций Ганьси и Синьцзянь-Уйгурского автономного района, представители трех стран договорились о начальной и конечной точках общего «коридора». Особенно детально были обсуждены вопросы гармонизации отрезков дороги, которые должны были войти в «тянь-шаньский коридор» от трех стран.

На территории КНР началом маршрута выбрали памятник в Ганьсу – заставу Юймэнь, хорошо известную по историческим источникам. Далее «коридор» должен был следовать вдоль подножий северных отрогов Тянь-Шаня, где зафиксирован целый ряд разнотипных и разновременных памятников, и через Хоргос перейти на территорию Казахстана, который предложил в качестве первоочередных объекты, расположенные в Илийской и казахстанской части Чуйской долин; мы же должны были состыковаться с их отрезком дороги на Кастекском перевале и на кыргызстанском участке представить три средневековых чуйских городища – Красную Речку, Бурану, Ак-Бешим.

Конечным пунктом «тянь-шаньского коридора» была определена Таласская долина. Последнее было связано с тем, что в дальнейшем Кыргызстан намерен был расширять этот «коридор», поэтапно включая другие национальные серии: «Памятники кочевников Внутреннего Тянь-Шаня», «Культурное пространство Манас-Ордо» и другие. Одновременно был выработан и график работы, определивший механизмы взаимодействия всех сторон-участниц процесса подготовки первой фазы досье номинации.

Все это нашло отражение в разработанном участниками Меморандуме, который был подписан в мае 2012 г. в Пекине. За лето–зиму 2012 г. в Пекине состоялись три встречи с участием экспертов из стран-участниц для работы над отдельными частями номинации с последующей их гармонизацией. В середине января 2013 г. номинация «Шелковый путь: начальный участок Шелкового пути и сеть маршрутов тянь-шаньского коридора» была представлена в Центр Всемирного наследия. Весной 2014 г. на своем очередном заседании ИКОМОС рекомендовал досье к включению в Список культурного и природного наследия ЮНЕСКО.

Окончательное решение было принято на 38-й сессии Комитета Всемирного наследия в Дохе (15–25 июня 2014 г., Катар). Серийная трансграничная номинация (в редакции ИКОМОС она сформулирована как «Чаньань-Тянь-Шаньский коридор ВШП») была внесена в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО по 4 критериям – (ii)(iii)(v)(vi), что говорит о выдающейся универсальной ценности сразу в нескольких аспектах. Всего было представлено 33 объекта, в том числе 3 от Кыргызстана, 8 от Казахстана, 22 от Китая. В номинации были представлены города-столицы, комплексы дворцов разных империй и государств, торговые поселения, буддийские пещерные храмы, древние пути, почтовые пункты, перевалы, башни-маяки, отрезки Великой стены, укрепления, погребения и религиозные сооружения, а также другие археологические объекты, расположенные вдоль 5000-километрового отрезка древнего торгового маршрута.

Таким образом, первый этап многолетнего труда представителей экспертного сообщества и различных государственных структур центрально-азиатского региона завершился положительным результатом, который можно подытожить несколькими выводами. В первую очередь, отметим возрастание регионального сотрудничества, как на институциональном уровне, так и в профессионально-личностном плане, что самым положительным образом отразилось на темпах и качестве работ.

Во-вторых, желательно, чтобы и впредь одна из стран с организованной заранее конкретной структурой осуществляла координирующие, а иногда и контролирующие функции за исполнением графика работ согласно подписанного всеми участниками документа. В случае с «Чаньань-Тянь-Шаньским коридором» эти обязанности взял на себя Китай, который блестяще с ними справился. Но вполне эффективным может быть и вариант, когда аналогичные функции берет на себя авторитетное научное учреждение, как это продемонстрировал Международный институт центральноазиатских исследований, включившийся в процесс подготовки и гармонизации номинации «Сеть маршрутов коридора Пенджикент-Самарканд-Пайкенд» с участием Таджикистана и Узбекистана.

В-третьих, сложившиеся навыки работы в международной команде, умение преодолеть возникающие сложности – от языковых, профессиональных до психологических, поиск решений, взаимоприемлемых для всех участников решение.

В-четвертых, необходимая для обмена информацией и опытом «прозрачность» работы каждого «коридора», что может быть полезным для достижения общей цели проекта. Хочется надеяться, что в будущем приобретенный нами опыт будет использован. Тем более, что предстоит расширение серийной транснациональной номинации за счет присоединения новых участков ВШП, в частности, все страны региона (за исключением Туркменистана) уже готовятся к сотрудничеству в формате «фергано-сырдарьинского коридора». Об этом было заявлено на экспертной встрече в Ташкенте в декабре 2013 г.

На втором этапе Кыргызстан намерен представить свои объекты, находящиеся в южной части страны, расположенной в Ферганской долине. Это две национальные серии: «Культурное пространство Сафид-Булан» и «Городища Узген и Шоробашат». Кроме того, рассматривается вопрос о возможности расширении предыдущей номинации за счет включения других национальных серий или отдельных объектов. В частности, такого типа памятников, как караван-сараи, которые, к сожалению, не были представлены в «тянь-шаньском коридоре», тогда как во Внутреннем Тянь-Шане сохранились два аутентичных объекта этой категории – Таш-Рабат и Манакельды.

Бакыт Аманбаева, Национальная Академия Наук КР

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

Культурное наследие кыргызстанского участка Великого Шелкового пути
(2 часть)

Еще статьи

X
Для размещения комментария авторизуйтесь
АКИpress. Новости Кыргызстана, которые интересуют всех.
Закрыть