Добавить статью
11:06 28 Февраля 2017
Культурное наследие кыргызстанского участка Великого Шелкового пути
(2 часть)

Система охраны и управления объектами историко-культурного наследия в стране основана на документах, разработанных и принятых уже в годы независимости. Прежде всего, это отдельная статья Конституции, специальный Закон об охране и использовании историко-культурного наследия от 1999 г. (с редакцией в 2006, 2012, 2014, 2015 гг.), Положение об учете, охране, реставрации и использовании объектов культурного наследия страны (2002 г.), Инструкция по применению этого же Положения, государственный список памятников национального (республиканского) значения от 2002 г. и др. Памятники наследия входят и в список объектов стратегического значения.

При формировании нормативно-правовой базы значимую роль сыграла ратификация в 1995 г. Конвенции ЮНЕСКО, а также других международных документов о культурном и природном наследии. Впоследствии соответствующие законы и нормативные акты в данной сфере разрабатывались и принимались уже с учетом международных требований. В 2015 г. Правительством утверждены две поправки в Закон 1999 г., касающиеся охранного зонирования и запрета на использование металлодетекторов. Разработана и Инструкция об организации зон охраны недвижимых памятников истории и культуры.

Помимо перечисленных выше документов непосредственное отношение к наследию имеют отдельные статьи: законов «О градостроительстве и архитектуре» (1994 г.), «О культуре» (2009 г.), «О музее и музейном фонде» (2000), Земельного кодекса от 1999 г. и целый ряд различных постановлений. В 2014 г. президиум Национальной академии наук КР утвердил Положение и Инструкцию о проведении археологических раскопок, выдаче разрешения и подготовке отчетов, на основании которых сейчас регулируется исследовательский процесс на памятниках культурного наследия.

По представлению Министерства культуры, информации и туризма в 2015 г. Правительством утверждена Концепция по охране и использованию объектов историко-культурного наследия, рассчитанная на 2015-2020 гг.; в 2016 г. разработана и принята программа по ее реализации. По инициативе той же структуры в это же время, на рассмотрение Правительства и обсуждение общественности, была предложена Стратегия развития культуры до 2020 г., в последствие утвержденная. Целый раздел этого документа посвящен историко-культурному наследию.

Кроме того, имеются различные указы Президента и Правительства, которые напрямую или косвенно затрагивают обсуждаемую тему. В частности, следует отметить указ Президента «О мерах по углублению изучения исторического и культурного наследия народа Кыргызстана» от 2012 г., в соответствии с которым были разработаны программа и план мероприятий, создан Общественный фонд «Мурас» (Наследие), деятельность которого в настоящее время достаточно активна. Свидетельством понимания значимости историко-культурного наследия для государства и общества, является и объявление 2016 г. - Годом истории и культуры.

Все вышесказанное, несомненно, говорит о заметном повышении интереса и внимания к проблемам исследования, сохранения, защиты и управления объектами историко- культурного наследия в стране. Одним из проявлений которого, является и оживление законодательной деятельности, курирующей наследие, о чем мы уже упоминали выше. Но, тем не менее, ряд экспертов по-прежнему придерживаются мнения, что имеющаяся нормативно-правовая база пока еще не обеспечивает эффективного исполнения существующего законодательства. Более того, приходится констатировать и тот факт, что пока, к сожалению, отсутствуют действенный потенциал и ресурсы, способные решить эту задачу. Поэтому совершенно очевидно, что в ближайшее время необходимо совершенствовать не только юридическую базу, но и также параллельно формировать жизнеспособные механизмы для реализации имеющихся законов и программ на практике.

Начиная тему менеджмента, сразу оговорим, что центральным государственным органом, ответственным за управление, сохранение, охрану и использование объектов культурного наследия в соответствии с Законом является Министерство культуры, информации и туризма; на местах эта функция возложена на региональные органы государственной власти и органы местного самоуправления. Существует три вида официальных списков памятников: международного, национального (республиканского) и местного значений, в которых числится около более 1500 объектов.

В 2013 г. Министерством культуры составлен Список новых памятников (с помощью археологов), выявленных за последнее двадцатилетие. В том же году Министерство инициировало инвентаризацию объектов национального значения для заполнения паспортов нового формата (во многом повторяющих аналогичный документ советской эпохи). В процессе работы была получена информация о современном состоянии большинства из них; особо значимыми являются данные об объектах, расположенных в отдаленных районах.

С интересующей нас темой Шелкового пути в Кыргызстане, связано большое количество памятников, поэтому мы вынуждены ограничиться только теми, которые уже состоят в Списке наследия ЮНЕСКО: Красная Речка (средневековый Невакет), Ак-Бешим (исторический Суяб) и Бурана (исторический Баласагун), а также объектами, находящимися еще в нашем Тентатив листе. Рассмотрение вопросов, являющихся ключевыми для управления и обеспечения соответствующей охраны памятников Шелкового пути, будет проведено в следующей последовательности: система управления, границы и буферные зоны, финансирование и людские ресурсы, управление посетителями, мониторинг объектов, участие сообщества.

Касательно серии «Памятники кочевников Внутреннего Тянь-Шаня» необходимо констатировать, что из-за расположения в труднодоступном районе страны, информация об этих объектах несколько ограничена. Особо это относится к находящимся на высокогорье городищу Ширдакбек и караван-сараю Манакельды. Но точно известно – в последние годы на этих объектах никаких целенаправленных мероприятий по исследованию, консервации, охране, использованию памятников не проводилось.

Остальные объекты этого кластера находятся в зоне действий местных и центральных органов и общественности. На одном из них – Кошой-Коргоне (исторический город Ат-Баш), создана специальная структура – музей со штатом из 4 сотрудников, контролирующий городище и обеспечивающий прием посетителей, которых бывает около 500 за летний сезон. Охранное зонирование еще не проводилось. Менеджмент-план отсутствует. Действующий план работ, как правило, рассчитан на год, спонсируется местным меценатом; им же финансировались археологические изыскания последних лет. Работы по благоустройству, презентации и интерпретации объекта практически отсутствуют. В национальных программах памятник числится, но до сих пор должного внимания ему не уделяется.

Самым известным и посещаемым объектом Тянь-Шаня является караван-сарай Таш-Рабат. Специальная государственная структура по его управлению отсутствует; этим занимается местная сельская управа, возлагающая функции обслуживания на фермеров, проживающих поблизости. Они же взимают плату за вход на территорию и в само здание, но точного числа посетителей назвать не могут. По устной информации, оно аналогично количеству посетителей Кошой-Коргона. В летний сезон рядом с объектом возводится целый юрточный городок. Туристам предлагаются блюда национальной кухни и традиционные сувениры. По мере возможности, усилиями представителей местного сообщества, обустроены места для парковки и необходимые помещения санитарно-гигиенического назначения.

Иными словами, местные властные структуры и сообщества заинтересованы в использовании объекта. Последнее частичное обследование проводилось четыре года назад. Границы памятника не определены, зоны охраны отсутствуют, ремонтно-реставрационные работы проводились в конце 70-х годов прошлого века. Последний объект этой серии – петроглифы и эпиграфика Кочкорской долины, которые два года назад были внесены в Список ново-выявленных памятников, гарантирующий им равную защиту наряду с находящимися уже в официальном списке, объектами. Ответственность за сохранность несет местная сельская управа. Значительный интерес к их судьбе проявляет общественность, предлагающая организацию в этой части долины заповедника. В целом, состояние памятников этой серии стабильное, без заметного ухудшения.

Несмотря на то, что кластер» Памятники южного Прииссыккулья» расположен в главной курортной зоне страны, особого внимания этой серии в последние годы не уделялось. Исключение составляет городище Хан-Добо, на котором с 2010 г. археологом К.Табалдиевым проводятся ограниченные по масштабам исследования, а также работы Д.Лужанского, составляющего археологическую карту средневековых городищ и поселений Прииссыккулья. В качестве экскурсионного и культового объекта используется только Тамга-Таш – местность в верховьях реки Тамга, где находятся камни с буддийскими надписями.

Относительно серии» Средневековые города верховий Чуйской долины - Невакет (Красная Речка), Суяб (Ак-Бешим), Баласагун (Бурана)» отметим, что менеджмент-планы были разработаны и утверждены Министерством во время подготовки номинации в 2012 г. Работы по охранному зонированию, начатые еще в рамках проекта Юнеско/Трастового фонда Японии (2004–2007 гг.), также завершены в период подготовки номинационного досье. В 2014 г. Министерством культуры на рассмотрение Правительства внесен проект постановления «Об утверждении зон охраны недвижимых объектов историко-культурного наследия верховий Чуйской долины: городищ Красная Речка (Невакет), Ак-Бешим (Суяб) и Бурана (Баласагун)», который в 2015 г. был возвращен на доработку.

Такая же ситуация сложилась с постановлением об организации археологического парка «Невакет» на Красной Речке и музея «Суяб» на Ак-Бешиме, который вопреки заявленным в менеджмент-плане срокам, еще не утвержден Правительством. Промежуточной мерой является выделение средств из резервного фонда Правительства для организации информационно-музейных центров в селах Красная Речка и Ак-Бешим – на базе Дома культуры в первом и средней школы села во втором случае. Их целью является популяризация наследия городищ Красная Речка (Невакет) и Ак-Бешим (Суяб), привлечение внимания общественности к этим археологическим памятникам как факторам развития культурного туризма. По замыслу авторов экспозиции представляющих общественную организацию «Центр музейных инициатив», именно такие первичные структуры должны стать начальным этапом будущих музейных комплексов. Пока ответственность за охрану и управление возложена на сельские управы.

Позитивным моментом является продолжение археологических исследований на «третьем» буддийском храме Красной Речки, в ходе которого статуя Будды была полностью расчищена, затем закреплена с соблюдением всех методик, снята и перенесена в Исторический музей в Бишкеке для продолжения работ по консервации. Совместной кыргызско-японской экспедицией продолжены изыскания на основном шахристане Ак-Бешима, в результате которых, вскрыты жилые и хозяйственные помещения, расположенные вдоль расчищенного участка средневековой городской улицы. В прошлом году ими же проведено обследование с помощью дрона, округи городищ Бурана и Ак-Бешим в пределах длинных стен и за их пределами.

Что касается мер по презентации и интерпретации Красной Речки и Ак-Бешима, то они практически отсутствуют; мониторинг посетителей также не ведется. Местное сообщество информировано о высоком статусе этих объектов, однако, особого участия в охране, тем более в управлении, не принимает; жители задействованы лишь на археологических раскопках, на которые их принято нанимать. Резюмируя вышеизложенное, можно сказать, что система управления на этих двух памятниках находится еще на стадии становления. На городище Бурана музей с территорией в 32 гектара действует с 1976 г. Бюджет обеспечен государством, используются также доходы самого музея. Штат – 13 человек, посетителей в среднем 20–25 тыс. в год.

Недостаточность финансирования проявляется в длительном отсутствии работ по консервации и реставрации памятников архитектуры, музейных экспонатов, даже из основной экспозиции, а также мероприятий, направленных на поддержку кадрового потенциала музея, определения зон охраны, совершенствования инфраструктуры и пр. В рамках празднования 1000-летия Ю.Баласагуни в 2016 г. были проведены косметический ремонт трех мавзолеев и построен маленький павильон, в который была перенесена часть действующей экспозиции. Улучшение инфраструктуры, включая ремонт здания музея и музейного оборудования, было предусмотрено Программой по управлению туристической местностью, финансируемой ЮСАИД, реализация которого намечалась в 2016 г., но, по некоторым объективным причинам, оказалась сдвинутой на более поздний срок.

Государственная система сохранения объектов серии «Культурное пространство Манас-Ордо» является достаточно эффективной, что объясняется значимостью этого комплекса в духовной жизни кыргызов, а также прямым финансированием со стороны Правительства страны. Это единственный музейный комплекс в Кыргызстане, за которым официально закреплена территория в 225 гектаров. Сотрудников более 70, число посетителей в 2014 г. составило 61 тыс. При сравнении с предыдущими годами заметна тенденция к уменьшению последнего показателя. Участие местных структур власти и сообщества в обслуживании и управлении осознанно мотивировано и поэтому ощутимо: а) местность ценна для них как сакральный центр; б) развитие инфраструктуры сферы обслуживания гарантирует трудовую занятость жителей сел, расположенных рядом с комплексом.

Другими словами, и местная власть и сообщество принимают участие в распределении материальных средств, поступающих от посетителей и систематически проводимых государственных мероприятий различного уровня. Вместе с тем, следует отметить, что в последние годы на этом объекте не проводились сколь-нибудь значительных работ по исследованию, сохранению, консервации и реставрации памятников. Более того, по различным причинам было приостановлено документирование памятников комплекса и его округи, проводившееся дирекцией, совместно с НАН, в рамках подготовки научной составляющей концепции зон охраны.

Результаты этих исследований должны были послужить основой для включения в буферную зону прилегающей к Манас-Ордо части Кенкольского ущелья с сохранившимися памятниками и ландшафтом. Реставрационные работы на мавзолее XIV века велись в течение всего прошлого столетия. Отечественными специалистами были соблюдены методики, разработанные союзными и республиканскими организациями для такого типа памятников. Состояние его на сегодняшний день стабильное. Природные объекты находятся в хорошем состоянии.

Подводя итоги, можно сказать, что Манас-Ордо является примером удачного взаимодействия государственной системы сохранения, управления и традиционных механизмов защиты, осуществляемых местным сообществом, что было отмечено экспертами ИКОМОС в 2006 г. Однако и здесь есть проблемы, в частности, необходимо определиться с зонами охраны, концепцией деятельности действующих структур, укреплением кадрового потенциала и т.д.

Объекты кластера «Культурный ландшафт Сафид-Булан» входят в состав Государственного историко-культурного музея-заповедника «Шах-Фазиль», созданного в 2010 г. Дирекция музея находится в областном центре – городе Джалал-Абад; имеется представительство в месте расположения музея – в селе Сафид-Булан Ала-Букинского района. Штат состоит из 9 человек; количество посетителей – ежегодно около 4000 человек. Коллектив работает по среднесрочному (3 года) и ежегодному планам.

Реставрационные работы, начатые в конце 70-х годов, со значительными перерывами продолжаются до настоящего времени. Озабоченность специалистов вызывают купольная часть и ганчевое убранство интерьера Шах-Фазиля, которые пострадали не только от фактора времени, но и неудачного восстановления. Однако их состояние в настоящее время стабильно, без ухудшения. В 2014–2015 гг. из госбюджета выделено 7 млн сомов (около 60 тыс. дол.) для продолжения реставрации главного мавзолея и других объектов комплекса.

В результате первого этапа работ, сняты строительные леса, в которых Шах-Фазиль стоял с 1978 г. В процессе сохранения и управления данным объектом, участие местного населения значительно, поскольку оно ценно для них как живой культовый объект; кроме того, достаточное количество жителей села задействовано в инфраструктуре по обслуживанию комплекса. В целом, в управлении объектом имеются положительные сдвиги. Однако проблем также достаточно. Еще не проведены работы по охранному зонированию, включая территорию собственно музейного комплекса.

Особую тревогу вызывает качество реставрационных работ, так как они осуществляются Институтом «Кыргызреставрация», который в настоящее время не располагает ни необходимой материально-технической базой, ни квалифицированным техническим и профессиональным персоналом, что грозит повторением прежних негативных результатов. Возможно, до начала новых работ было необходимо провести независимую экспертизу предыдущей реставрационной деятельности на объекте. Кроме того, необходимо ориентировать дирекцию музея на разработку менеджмент-плана, а также всячески способствовать повышению профессионального уровня коллектива.

Городище Узген входит в официальную структуру- Узгенский археолого-архитектурный комплекс (УААМК), являющейся частью Национального историко-археологического музейного комплекса «Сулайман-Тоо» в Оше, со специальным представительством из 3-х человек, которые ответственны за сохранность памятника и управление объектом. Работа проводится в соответствие с ежегодным планом. Архитектурный комплекс имеет четко определенные границы: площадь в 3,5 гектаров утверждена постановлением правительства в 2004 г. За год его посещают более 3000 человек. Предоставляются разного вида услуги по обслуживанию, в том числе и с учетом того, что некоторая часть посетителей совершает паломничество.

Реставрация, проводившаяся на протяжение ХХ века, в целом, не отразилась на подлинности и целостности памятников. Исключение составляет лишь навершие фонаря, произвольно пристроенное к минарету в 1924 г. Ощутимой проблемой является сырость, появляющаяся на куполах и стенах мавзолеев. Попытки решить ее предпринимались в 90-х годах прошлого века, однако после 1991 г. они были прекращены, а негативный процесс имеет место быть и сейчас. На средства, собранные общественностью в 2014 г., в настоящее время начались работы по благоустройству территории, текущему ремонту объектов инфраструктуры и реконструкции одного из павильонов под экспозиционный зал.

По инициативе «Центра музейных инициатив» в прошлом году подготовлен проект, представленный в посольство США в Кыргызстане, который нацелен на сохранение памятника путем проведения комплексных работ, как на мавзолеях, так и территории вокруг них. Для этого была проведена оценочная экспертиза состояния комплекса, которую осуществил специально приглашенный американский эксперт по реставрации памятников, президент Ассоциации реставраторов Уильям Ремсен (середина октября 2014 г.). В полученном заключении изложены рекомендации по проведению поэтапных мер для устранения причин высокой влажности внутри зданий.

В настоящее время подготовлен план первого этапа работ на территории комплекса, предусматривающий очищение и восстановление дренажной системы вокруг мавзолеев, а также самих памятниках, конкретно, реставрацию их купольной части. По заявлению Министерства культуры, по их линии, также предусмотрены средства на этот объект, но на что они будут израсходованы, пока не разглашается. Кроме того, дирекция УААМК осуществляет контроль остальных частей городища, которые юридически еще не закреплены за ним. В их числе мазар Кылыч Бурханиддина с саганой и кайраками на первом шахристане (ХII–начало ХIII в.), а также комплекс на месте мазара имама ал-Серахси (ХI в.), построенного на средства турецкого фонда «Диянат», который ведет образовательную деятельность среди населения города и района.

Следует отметить, что УААМК достаточно активно привлекает и средства спонсоров, как отечественных, так и зарубежных. За сохранность другого объекта этой серии – городища Шоробашат – на местном уровне ответственность несет сельская управа села Тортколь; в школе Шоробашата имеется музей, где хранятся материалы из раскопок прошлых лет. Наблюдается активное хозяйственное освоение территории вокруг памятника. Никаких работ по изучению и сохранению объекта в последние годы не проводилось.

Таким образом, сохранение, защита и управление памятниками, расположенных на Шелковом пути, находящихся в Списке наследия ЮНЕСКО или в Предварительном списке, в настоящий момент представляют следующую картину:

а) положительная динамика наблюдается в чуйской серии памятников, которая связана с реализацией проекта ЮНЕСКО в 2004-2007 гг. и подготовкой номинационного досье в формате «тянь-шаньского коридора» для внесения в Список всемирного наследия, осуществленной при государственной поддержке; причем, последнее в большой степени относится к Красной Речке и Ак-Бешиму. Следует отметить, что позитивным результатом включения объектов этой серии в Список наследия ЮНЕСКО, стал возросший интерес к ним со стороны зарубежных туристов. Прежде всего, Китая, Японии и Кореи;

б) некоторые положительные изменения есть и в ферганских сериях «Культурное пространство Сафид-Булан», «Городища Узген и Шоробашат», благодаря не только государству, но и местной общественности и зарубежным грантам;

в) состояние таласской серии достаточно стабильное: без заметных позитивных изменений, но и без резкого ухудшения;

г) аналогичное высказывание относится и к тянь-шаньской серии, пользующейся больше поддержкой местных органов власти и сообщества, нежели структур национального уровня;

д) иссык-кульский кластер практически обойден вниманием, как местных, так и национальных органов, отвечающих за наследие.

Решение всех обозначенных выше проблем возможно только при поддержке государства, бизнес-структур и общественности страны, на которые уповают как местное население, так и экспертное сообщество.

P.S. Мне, как специалисту, занимающемуся этими вопросами, конечно же, хочется внести свои предложения по решению тех недостатков и упущений, которые мной отмечены выше. Однако, представляется, что они должны быть изложены в отдельной статье.

Бакыт Аманбаева, Национальная Академия Наук КР

____________________

1. Аманбаева Б.Э., Кольченко В.А., Сулайманова А.Т. Археологические памятники на кыргызстанском участке Великого шелкового пути. Бишкек, 2015.

2. Табалдиев К.Ш. Древние памятники Тянь-Шаня. Бишкек, 2011. С.100-110.

3. Винник Д.Ф. К исторической топографии средневековых поселений Иссык-кульской котловины // Древняя и средневековая культура Киргизстана. Фрунзе, 1967. С.98.

4. Кожемяко П.Н., Караван-сарай на р. Манакельды // ТФПИ. Вып. 26 (Архитектура и строительство). Фрунзе, 1968. С.145-170.

5. Горячева В.Д. Средневековые городские центры и архитектурные ансамбли Киргизии (Бурана, Узген, Сафид-Булан). Научно-популярный очерк. Фрунзе, 1983.

6. Иманкулов Ж.Ж. Монументальная архитектура юга Кыргызстана. Бишкек, 2005.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

Культурное наследие кыргызстанского участка Великого Шелкового пути
(1 часть)

Еще статьи

X
Для размещения комментария авторизуйтесь
АКИpress. Новости Кыргызстана, которые интересуют всех.


Закрыть