Добавить статью
18:51 3 Апреля 2017
Германия-Центральная Азия. Немецкие эксперты о культурно-образовательном развитии тюркских мусульманских народов Российской империи накануне Первой мировой войны и своей экономической и политической стратегии в Азии (по архивным материалам МИДа Германии)

Читать также: Документы из Политического архива МИДа Германии

Кыргызы и казахи не осознавали всю опасность положения, проистекавшего из массового заселения русскими колонистами их земель - архив МИДа Германии

О деятельности Комитета в защиту прав мусульманских тюрко-татарских народов Российской империи в Европе в годы Первой мировой войны

Анализируя состояние просвещения и культурного развития тюркских мусульманских народов Российской империи, немецкими учеными в качестве наиболее видных теологов современности был выделен Абунаср Корсави, с которого, как они писали, и началось значительное духовно-интеллектуальное движение в мусульманской среде. Его последователем и учеником был знаменитый Шихабеддин аль Марджани, который выступил за реформирования педагогических методов, используемых в мусульманских школах и медресах. Главным пунктом его реформ было введение татарского языка в систему образования и включение в программу обучения помимо теологических предметов математики, истории, географии в качестве обязательных дисциплин. Сам он преподавал в первом в Казани медрессе, написал множество сочинений, среди которых была история Казани на татарском народном языке.

На Кавказе из среды тюркских народов немецкие востоковеды выделили проживавшего в Тифлисе Мирзу Фетхали Ахундова, создававшего драматические произведения о народной жизни на народном наречии. Его работы были переведены на французский и английский языки, а также на немецкий язык. На Кавказе первая газета на народном наречии была издана Хасаном бей Зердаби, писавшего под псевдонимом Экиндчи. Первая тюркоязычная газета «Заман» вышла в свет в Тифлисе.

Но наиболее выдающимся мусульманским реформатором из среды тюркских народов России немцы выделяли крымского татарина Исмаила Гаспринского, родившегося в деревне Гаспра в семье из аристократического рода Тайган со стороны матери. Этот человек достиг при жизни вершин признания и оказал значительное влияние на интеллектуальную среду мусульман России. Он развил особую методику преподавания на родном языке, которая отличалась легкостью и эффективностью усвоения. Разработанная им методика широко распространилась по империи и получила название «новой системы» обучения.

Однако его реформы встретили ожесточенное сопротивление среди консервативных мусульман. И борьба между ним и его последователями, с одной стороны, и консерваторами, с другой, велась целых 30 лет, начиная со дня основания Исмаилом Гаспринским газеты «Терджуман» в 1882 г., и закончилась вместе с его смертью в 1915 г. Немецкими востоковедами было особо отмечено, что, несмотря на борьбу реформаторов и консерваторов, и в среде консервативно мыслящей части тюрков-мусульман было достигнуто единство мысли о необходимости сохранения и дальнейшего развития в сознании народов собственной национальной, религиозной и социальной самобытности и уникальности. И разница во мнениях реформаторов и консерваторов заключалось только в выборе соответствующих средств для реализации общих целей. Важным общим пунктом для российских мусульманских реформаторов 19 века было мнение о допустимости преподавания исламской религии для всех народов на их родных языках.

Анализируя литературное наследие тюрко-татарских мусульманских народов Российской империи немецкие востоковеды-тюркологи выделили устное литературное народное наследие и письменные произведения, созданные на литературном чагатайском языке, первым классиком которого считается Алишер Навои, живший и творивший при дворе большого почитателя искусств и литературы средневекового правителя Герата Хуссейна Байкара.

Кавказская тюрская литература, на которую оказало сильное влияние персидская литература, была представлена Вакифом Молла Пенах, Закиром и Саид- Азимом Ширвани. Крымско-татарская литература прославилась прежде всего поэтическим наследием Адиля Гирея. Казань была подвержена значительному влиянию литературной традиции Туркестана. Здесь немцы особо выделяли устное литературное наследие кыргызов и казахов, которое оставалось незатронутым инородным влиянием до самой середины 19 века, когда в Среднюю Азию стали проникать османские тюрки и русские.

С этого времени берет свое начало так называемая «новая литература», которая образовала самостоятельную ветвь в общем древе вышесказанной «новой системы», разработанной Исмаилом Гаспринским. По его системе здесь были написаны романы, театральные пьесы, критические произведения. Среди писателей, драматургов и поэтов, придерживавшихся новой системы Гаспринского, нужно назвать Ризаэддина бен Фахруддина, Аяза Исхакова, Фатиха Керими, Токая, Гаффури, Эмирджана, Зеки, Валиди, Али Асфара Кемаля, Ибрагимова. Было отмечено, что помимо чисто литературных произведений на Кавказе и в Казани в конце 19 века были созданы многочисленные произведения по религии, естественным наукам и истории. На свет появилась многочисленная педагогическая литература. Быстро развился журналистский жанр.

При этом немцы отмечали широкое влияние русской культуры на развитие тюрко-татарского интеллектуального наследия и традиции. Однако при этом они особо выдели, что одним из родников, питавших русскую культуру и цивилизацию, являлась византийское православие, которое «не имела ничего общего с настоящими качествами европейской цивилизации». И в связи с этим они отмечали, что «…наличествует значительный недостаток при передаче достижений западной цивилизации (тюрко-татарским народам - авт.) через посредническую роль русских» Следовало заключение, что «поскольку русская культура должна быть преподнесена для нерусских народов, то при этом с неизбежным постоянством проглядывается намерение уничтожить самобытность и национальную и религиозную индивидуальность этих народов. И тем самым для этих народов становится невозможным реализация естественного прогресса». (17. Многостраничное приложение к докладной записке Себастьяна Бека на имя Секретаря МИДа Германии фон Везендонка от 13 марта 1916 г. «О численности населения»).

В документах следовал вывод политического характера: «Часть русских и в особенности русское правительство преследует цель уничтожения национальной и религиозной самобытности мусульманских народов со всей энергией. "Мы были свидетелями того, как самым грубым образом Россия работает над тем, чтобы тюрко-татарским народам были отрезаны пути к прогрессу.Эта цель реализуется систематически во всех регионах империи, и не только в экономической сфере, но и в литературе. В прессе тюрко-татары терпят нападки на себя. Эта политика (нападок) распространилась и на священный Коран. В той мере, в какой растут реформы и эмансипация тюрко-татарских народов, в той же пропорции растут ограничения и давление (на них) со стороны русского правительства.", - писали они.

Свидетельством тому был принятый закон, запрещающий преподавание в школах и медресе всех светских предметов, за исключением религиозных, на национальных языках и на арабском. Такие предметы как арифметика, география, история стало позволительно преподавать только на русском языке. Более того, отмечалось, что правительством были введены ограничения на преподавание также и религиозных предметов. И в мусульманских медресе России запретили преподавать другие светские предметы кроме религии. Отмечалось, что в начальной школе, согласно новому закону, преподавание родного языка было допустимо только в качестве вспомогательного средства для обучения русскому языку. Кроме того, было запрещено преподавание иностранных языков.

Таким образом инородческому населению разрешалось изучать родной язык только полгода. Дети инородцев еще один год могли обучаться родному языку наряду с русским. И на этом изучение родного языка в школе заканчивалось. Все школьные предметы должны были отныне преподаваться только на русском языке. Данная политика в системе школьного образования, по мнению немецких аналитиков, представляла опасность для самостоятельной жизнедеятельности тюрко-татарских народов. При этом было замечено, что внедрение в жизнь новой образовательной политики царизма пока еще проводилось в неполной мере.

Кроме вышесказанного, для всех печатных изданий тюрко-татарских народов царское правительство ввело жесткую цензуру. Политическая цензура просуществовала до начала Русско-японской войны (1905-1907 гг.), когда наружу прорвались движения свободы и прогресса, особо проявившиеся в области литературной продукции. Так, в Казани в течение одного года появились пять новых редакций газет, а старые были расширены. Количество печатной продукции на татарском языке достигло 30 за 1905-1906 года. Но до 1916 г. тюрко-татарских печатных изданий осталось около 20 единиц во всей Российской империи.

Что же касалось политической позиции, то всеобщее движение за свободу вовлекло в себя часть тюрко-татарского населения в 1905-06 годы. Татары создали политическую организацию для выражения своих требований под названием «Союз русских мусульман». Их политическая программа уступала требованиям партии «Конституционных демократов», но тем не менее в ней содержался ряд пунктов, отражавших требования и ожидания всех мусульман империи. «Союз русских мусульман» дважды проводил свои съезды, несмотря на то, что не добился официального разрешения от властей. Только в третий раз было получено разрешение от властей на проведение съезда, который прошел в Нижнем Новгороде 16-21 августа 1906 г.

В съезде приняли участие 500 делегатов. И они почти единогласно проголосовали за партийную программу. И в 1906 и 1907 годах только малая часть делегатов объединилась под радикальными и социалистическими идеями. К 1916 г. эта радикальная, отколовшаяся от основной массы часть союза русских мусульман в своих взглядах всё же придерживалась общей партийной программы в пунктах, касавшихся национализма. Союз русских мусульман участвовал на выборах в Государственную Думу и получил 30 мест в первом созыве и 39 мест во втором. Делегатами в Думу были избраны хорошо образованные мусульмане, некоторые из них обладали дипломами европейских университетов.

В первом созыве мусульманская фракция объединилась с русскими либералами. В Думе второго созыва делегат Садри Максудов выступал со знаменитой речью, которая получила широкий общественный резонанс. 3 июня 1907 г. в Думе был принят закон, существенно урезавший права нерусского населения империи. Согласно этому закону, из числа мусульманского населения Российской империи права выборного голоса лишались туркестанцы, туркмены и кыргыз-казахи. Кавказские мусульмане могли иметь одного единственного представителя в государственной Думе. В других мусульманских регионах империи выборы были значительно осложнены. И вследствие чего в третий состав Думы было избрано только 10 мусульманских представителей. Этот факт был сочтен мусульманской общиной империи как дискриминационный и ненормальный. Тюрко-татарское население России не желало, будучи «культурной автономией», бороться только за свое существование и придерживалось при этом правовой основы. С началом мировой войны некоторые мусульмане осознали, что эта война могла пойти их народам на пользу. И они создали «Общество в защиту прав мусульманских тюрков-татарских народов России». И четыре делегата от Комитета прибыли в Европу зимой 1915-16 г. (Выделено мной - авт.)

В мидовской докладной записке для служебного пользования говорилось также, что Кавказ, северная Персия, Центральная Азия и то, что можно назвать «ключем к Центральной Азии» - регион Казани, были населены народами, которые «не были пока еще русифицированы». И вышеуказанные территории представляли большой экономический интерес для Германии. Тщательное изучение татарского вопроса могло бы в конце концов закрепить этот интерес. В записке писалось, что большая экономическая группа государств центральной и юго-восточной Европы могла бы получать товары, которые на тот момент поступали из Центральной Азии и земель туркмен и кыргызов по цепочке «Каспийское море-Баку-Батуми-Черное море» на фабрики Москвы и через торгово-финансовое посредничество русских коммерсантов частично попадали в Европу.

Таким образом, немецким экспертам не представлялось невозможным открытие нового торгового пути Стокгольм-Рига-Казань через посредничество казанских татар, потомков древних булгар, и создание (торгово-экономического) моста между народами бассейнов Каспийского и Черного морей и Сибири, с одной стороны, и Германии, с другой стороны. При этом высказывалось желание претворить эту идею в жизнь с использованием «новых цивилизационных методов». Идеологические цели были Комитета изложены в тексте известного Меморандума, являвшегося одновременно его политической платформой.

В заключение, немецкие аналитики делали вывод, что в недалеком будущем экономическое развитие тюрко-татарских мусульманских народов России могло вызвать к жизни их духовный и научный рост, что, в свою очередь, повело бы и к политическому прогрессу. Понимая такие перспективы, немецкие аналитики писали: «русское правительство, чьей конечной целью является полная ассимиляция нерусских народов или же путем подавления религиозных различий проведение (в жизнь) языковой и социальной русификации. И русское правительство стало оказывать с большей силой систематическое давление и наступление на экономическую, образовательную и политическую стороны жизнедеятельности мусульманских народов империи.» И далее, «...Если политика указанного давления окажется успешной, то это приведет к необъятному расширению русских территорий, увеличению русского населения на дюжину миллионов и значительному росту экономической и политической власти России в мире».

Кроме того, в аналитической записке также говорилось, что власти центральной Европы заключили совместно с Турцией и скандинавскими монархиями своего рода экономическое объединение. И промышленные круги одной из таких групп выражали свой интерес в заполучении безграничного и гарантированного доступа к сырьевым ресурсам. Среди них выделялась османская Турция, которая думала о развитии своей собственной промышленной базы, и во всех случаях нуждалась в сырье и его гарантированной доставке из других регионов (мира).

В связи с вышесказанным делегатами комитета была выражена надежда всего Комитета о том, что народ и правительство Германии не откажутся поддержать их устремления: «Речь идет о принципиальных вещах; о правах малых наций защищать себя. Безусловно освобождение из-под власти русского абсолютизма нерусских народов империи послужит свободе и правам самих русских.В случае оказания поддержки указанным целям и достижения победы (в войне), то это принесет пользу нашим друзьям и даже нашим сегодняшним врагам, всему человечеству, и никому не причинит вреда!»

И члены Комитета в защиту прав мусульманских тюрко-татарских народов России выражали свою солидарность с борьбой кайзеровской Германии и её союзников против русского имперского правительства за свое национальное и культурное развитие. И делегаты просили поддержать Германию и её союзников всеми имеющимися средствами. С немецкой стороны, в свою очередь, были выражены симпатия и понимание тяжелого положения, в котором оказались тюрко-татарские мусульманские народы России, и им было обещано оказание всяческой помощи.

В политическом смысле немецкой стороной было недвусмысленно высказано соображение, что в конечном итоге речь на этих переговорах прежде всего шла «об усилении Османской турецкой империи и законного халифата всех мусульман». Таким образом, по расчетам Германии османская Турция, будучи на тот момент главной силой Ислама, могла бы «направлять политическую линию всех мусульман, и устойчиво поддерживать их требования, а возможно, провозгласить ранее оккупированные земли нейтральными или даже присоединить их к своим владениям».

В тексте докладной записки было сказано буквально: « Мы надеемся, что Ваши усилия не останутся без успеха и мы будем радоваться вместе с Вами, если в этом направлении проделаны только первые шаги для достижения равных с русскими прав, и что в Думе Вы (мусульмане - авт.) получите 40 мест вместо сегодняшних 6 и тем самым сможете развивать Вашу национальную жизнь в Казани, Оренбурге и пр. И камень за камнем разберете завалы на Вашем пути, чтобы без препятствий восстановить религиозные связи с братьями по другую сторону Черного моря».

Чынара Исраилова-Харьехузен, кандидат исторических наук.

Читать продолжение

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

Германия-Центральная Азия в годы Первой мировой войны. О делегатах и политических целях «Комитета в защиту прав мусульманских тюрко-татарских народов России» (по архивным материалам МИДа Германии)

Германия-Центральная Азия. О деятельности Комитета в защиту прав мусульманских тюрко-татарских народов Российской империи в Европе в годы Первой мировой войны (по архивным материалам МИДа Германии)

Германия и Центральная Азия. Из истории политических взаимоотношений в годы Первой мировой войны (по архивным материалам МИДа Германии)

Восстание 1916 года. Документы из Политического архива МИДа Германии

Из истории политических взаимоотношений Германии и Туркестана. О деятельности «Комитета в защиту прав магометанских тюрко-татарских народов России» в годы Первой мировой войны

Еще статьи

X
Для размещения комментария авторизуйтесь
АКИpress. Новости Кыргызстана, которые интересуют всех.
Закрыть