Добавить статью
7:01 3 Октября 2011 71720
Феномен Курманжан Датки
(часть III)

Часть II

Курманжан датка - государственный деятель (1862-1876гг.)

111003kurmanjan_1 Как известно, осенью 1862 г. Кудаяр хан с помощью Музаффар Эд-Дина вновь занимает Коканд и овладевает престолом. В ханстве было неспокойно. Самыми опасными для ордо были непокорные кыргызы Алая, которые только что оплакивали гибель Алымбека Датки. Курманжан Датка, несмотря на постигшее её горе, сдерживала эмоции народа, продолжала мужественно править регионом. Тем не менее, для укрепления центральной власти эмир Бухары Музаффар и Кудаяр хан решили воспользоваться замешательством кыргызов, и их сарбазы пошли с мечом до Оша, осадили крепость Мады. Целью этой экспедиции было успокоить восточную часть ханства и найти подходящую кандидатуру на пост Датки взамен умершего Алымбека, тем самым создать политическую опору для ордо среди кыргызов.

Вопреки ожиданиям Курманжан и бек Оша Жаркынбай (пасынок Курманжан, сын Бекмурата, младшего брата Алымбека) встретили незванных гостей хлебом-солью. Услышав намерение Музаффар Эд-Дина сама Курманжан и некоторые бии предлагали на звание “Датка” Жаркынбая, считавшегося в то время акимом города Ош - ставки кыргызов восточной части Кокандского ханства. Однако Жаркынбай наотрез отказался от этого предложения, ссылаясь на то, что пока жива Курманжан, вдова отца, он не смеет перейти ей дорогу. Это было признание высокого авторитета Курманжан, сложившегося за годы совместного правления Андижанским вилаетом с мужем Алымбеком. Решение Жаркынбая безоговорочно было принято влиятельными биями кыргызов Осмоном, Омурбеком, Акимбаем и других. Поступок горцев еще более удивил Музаффара, знавшего жизнь орды, где претенденты обычно дрались насмерть, чтобы занять высокий пост.

Таким образом, вопреки мусульманскому обычаю, Музаффар Эд-Дин дал ей почетное звание Датки, снабдив ее надлежащим ярлыком и одарив подарками. Неслыханным делом для Средней Азии, да и всего исламского Востока, было это событие, когда женщина-мусульманка, вопреки канонам адата и шариата, системы государственного управления получает из рук опоры ислама в Средней Азии – от самого эмира Бухары звание «Датка». В истории Центральной Азии подобный случай был впервые, что было уникальным явленим в понимании как для туркестанцев, так и для русских властей, знавших обычаи местных аборигенов только с отрицательной стороны. Это действительно было феноменально в фанатичном исламском мире Бухары и Коканда. (См.: Кененсариев Т. Кыргызстандын ХIХ кылымдын 50-70-жылдарындагы саясый өнүгүүсү. – Б.,2009.-С.140-141.)

Ее пасынок Жаркынбай, в угоду мачехе отказавшийся от наследственного титула датки, сначала назначен акимом Андижана, а с 1864 г. - ошским хакимом (См.: Кененсариев Т. Курманжан датка. // В книге «Курманжан датка». – Ош, 1991. – С. 9)

И после этого в Коканде не воцарилась тишина. Кыргызы и кипчаки, объединившись теперь вокруг нового лидера кыргызов - Маргеланского бека Муллы Алымкула, в июне 1863 года снова захватили Коканд. Кудаяр хану пришлось вторично бежать в Бухару. Алымкул 9 июля посадил на трон сына бывшего хана Малабека 23-летнего Султан-Сейит, а сам стал регентом (аталыком) молодого хана. В то время Алымкулу было всего 34 года. (См.: Кененсариев Т. Алымкул аталык.-Ош,1999.-С.72.)

Приход Алымкула к центральной власти ханства означал пик политического возвышения кыргызов в Кокандском ханстве. С этого времени энергичный Алымкул взял всю полноту власти в ханстве в свои руки, тем самым официальная ханская власть опустилась на самый низкий уровень. Алымкулу в течение 1863-1865 гг. пришлось отстаивать независимость государства от неумолимого наступления русских колонизаторов во главе генералом М.Г.Черняевым. Алымкул провел административную реформу, укреплял границы, улучшил состояние войск, вмешивался в Кашгарские дела, но самой главной заботой для него оставалась борьба с русской экспансией. В ходе многочисленных военных сражений на юге Казахстана, под Аулие-Атой и Чимкентом, Алымкул показал себя как талантливый полководец. За эти годы случались не только победы, но и поражения. Сложились легенды и песни об его подвигах. За эти заслуги он удостоился у народа титула «Амир Лашкер Алымкул» (букв. Алымкул властитель-главнокомандующий).

Как известно, главным итогом наступления армии генерала М.Г.Черняева было взятие Ташкента. 9 мая 1865 г. под Ташкентом состоялось кровопролитное сражение между русскими и Кокандскими сарбазами во главе с Алымкулом. Раненный в этом бою Алымкул пал смертью храбрых. (Он похоронен 10 мая на кладбище Шейхантаур Ташкента. См.: Мухаммед Салих Кори Ташкенди. Новая история Ташкента./Рукопись № 7791 Института востоковедения АН Узбекистана.//Ташкент, ташкентцы и Россия. - Ташкент,1965. - С.147,151,154.)

Смерть главнокомандующего вызвала переполох в среде кокандцев. Кыргызские и кипчакские всадники оставили фронт и вернулись в Коканд во главе с одним из командиров кыргызского коошуна Бекмаматом. В Ташкенте образовались две партии, одна из которых предлагала сдаться русским, а другая – нанять новое войско и бороться дальше. Воспользовавшись ситуацией, сложившейся в пользу колонизаторов, М.Г.Черняев отдал приказ взять город штурмом. Таким образом Ташкент был захвачен в течение 14-17 мая 1865 г.

Тем временем в Коканде произошла смена власти. Кыргызы посадили на трон нового хана, одного из отпрысков Шахрух бия - 16-летнего Кудайкул бека. Он известен в истории как Белбакчы хан. Новый хан с поддерживающими его кыргызами готовился к новому походу в Ташкент. Отстраненый от власти бывший хан Султан Сейит обратился за помощью бухарскому эмиру Музаффару. Музаффар, позвав его к себе, тайно приказал умертвить, а сам вошел с войском вместе с Кудаяр ханом в пределы Коканда 15 июля 1865 г. В течение лета и осени того года происходил ряд стычек кыргызских ополченцев с сарбазами Музаффара и Кудаяр хана. В конце концов, осенью Кудаяр хан в третий раз был посажен на трон.

В такой обстановке кыргызы Восточной части Кокандского ханства решились по совету Курманжан Датки на тактический ход. Прекратив сопротивление, они отправили своих биев на поклон к Кудаяр хану. Курманжан Датка с большой свитой посетила ордо. Хан по совету матери Жаркынайым принял Курманжан на высоком уровне и вторично подтвердил ее права на звание Датки и управлением Алая. Было решено, вместо убитого Жаркымбая в бою с русскими под Ташкентом, ошским хакимом назначить старшего сына Курманжан Датки Абдылдабека. (См.: Кененсариев Т. Кыргызстандын ХIХ кылымдын 50-70-жылдарындагы саясый өнүгүүсү. – Б.: 2009.-С.192.; Молдокасымов К. Курманжандын көз жашы. - Бишкек,1991.-С.7.)

В годы правления Кудаяр хана в его отношениях с кыргызами наблюдалась двойственность. Кудаяр хан, властвовавший в общей сложности около 30 лет, во многом опирался на кыргызов. Поскольку он сам вырос и воспитывался среди кыргызов, всю свою жизнь не мог избавиться от влияния, полученного в юном возрасте. Его современники в своих воспоминаниях писали о том, что в его речи, манерах и привычках наблюдались характерные для кыргызов признаки. Не любил городскую жизнь и ему всегда хотелось в горы. Поэтому он большую часть года проводил в своих кочевых резиденциях. Много времени посвящал охоте с орлом и борзыми собаками. Родственники по кыргызской линии в его повседневной жизни занимали видное место. Он с большим уважением относился к своей матери Жаркынайым и ежедневно свой день начинал с поклона-приветствия матери, лично посещал юрту, поставленную в ордо, где она жила круглый год. Кудаяр хан никогда и ни в чем не отказывал матери, которая часто поддерживала поступки кыргызов. Однако, в ходе дворцовых интриг, в борьбе за власть, он постепенно перешел на сторону ординских лукавых чиновников, которые всячески уговаривали выступать против гордых горцев.

В те годы связи между матерью хана Жаркынайым и Курманжан Даткой еще более усилились, чем во времена Алымбека. Две женщины часто переписывались, основной темой были, естественно, политические вопросы. Курманжан посещала ее почти ежегодно. Отправляли друг другу подарки.

Дальнейшее ухудшение взаимоотношений Кудаяр хана с кыргызами во многом было связано со смертью Жаркынайым в 1867г. Хан долго горевал от потери любимого человека, незаменимого советника. Но политические интересы, интриги в орде и усиление налоговой эксплуатации в начале 70-х годов XIX века породили неприязь кыргызов к самому Кудаяр хану. Тем самым подготавливалась почва для антиханских настроений среди широких слоев населения, и это могло перерасти в народные волнения.

В 60-е годы деятельность Курманжан была тесно связана с городом Ош. Она часто бывала здесь, была хозяйкой Ак Ордо (Белой юрты или ставки) Алымбека Датки как при его жизни, так и после его смерти. Курманжан Датка как дальновидная правительница хорошо понимала огромное значение города Ош для кыргызов. Как и прежде, одна из ветвей Великого Шелкового пути в сторону Китая проходила через Ош.

Немаловажное значение имел и тот факт, что она сама была выходцем одного из пригородных аилов Ороке, расположенного недалеко от города Ош. Как подтверждается последущими событиями, именно в Оше она добилась большого уважения и авторитета среди горожан и жителей окрестностей. Известный путешественник по Кокандскому ханству А.П.Федченко, посетивший Алай и Памир в 1871 г., отмечал, что Курманжан Датка «пользуется огромным авторитетом, наши джигиты не говорили о ней иначе, как с великим уважением». (См.: Федченко А.П. Путешествие в Туркестан. Т.1. Ч.II. В Кокандском ханстве. //Известия Общества Любит. Естеств., Антропол. и Этногр. при Московском унив-те. Т. XI. Вып. 7. – СПб, 1875.-С.96.)

Еще до завоевания Ферганской долины русскими колонизаторами о Курманжан Датке знали многие русские путешественники, некоторые из них даже посещали ее ставку. Известно, что в Кокандском ханстве побывали Шафгаузен-Шенберг Д.Н.Шауфус (1868г.) с целью разведки, А.П.Хорошкин (1868г.), естествоиспытатели Иванов и И.И.Краузе (1868-69гг.), В.В.Верещагин (1869г.), путешественники К.В.Струве (1870г.) и А.П.Федченко (1871г.), европейские ориенталисты Друцкий, Адамоли (1971г.), а также английский разведчик Маджид (1865г.).

Слава Курманжан Датки распространилась еще до прихода русских не только в Ферганской долине, ее знали во всех уголках Центральной Азии. В те времена в Кокандском ханстве, в особенности его восточной части не было личности по своему влиянию выше, чем Курманжан Датка. Русские путешественники писали, что Бухарский эмир Музаффар, Кашгарский хан Жакыпбек, Кокандский хан Кудаяр относились к Курманжан Датке особым уважением. Они ежегодно отправляли к ней специальных послов с дорогими подарками. Сыновья Датки были верными помощниками в управлении краем. Старший сын Датки Абдылдабек, его братья Мамытбек, Батырбек, Асанбек, Камчыбек, даже малолетний внук Мырзапаяс были любимыми сыновьями кочевого народа. (См.: Тагеев Б.Л. Памирский поход.//Исторический вестник.1898.-Т.73.-С.132; Өмүрзакова Т. Курманжан датка: Доор. Инсан. Ишмердүүлүк.- Б., 2002.-С.147.)

Функцию Датка она исправно исполняла круглый год. Если она жила осенью, зимой и весной в Оше, Мады, то летом находилась на Алайских жайлоо. В маленьком аиле Гульча была летняя ставка Курманжан. Это место было поистине центром притяжения кочевников. На Алай ехали униженные и оскорбленные, знатные и богатые. Кто-то ждал справедливого суда, кто-то ехал за умным советом, а кто и просто посмотреть на человека, о котором шло много разговоров, составлялись легенды при ее жизни.

В судьбе и деятельности Курманжан Датки особую полосу имеет народное движение 1873-76 годов, в результате которого определилась судьба кыргызов, оказавшихся после в составе Российской империи. В этом политическом процессе она была с народом, разделяя его радости, чаяния и горечь, помогая найти верный путь в историческом лабиринте судьбы.

Как известно, в 1867 г. 11 июля было образовано Туркестанское генерал-губернаторство в составе Сыр-Дарьинской и Семиреченской областей с центром в городе Ташкент. В 1868 году 29 января был заключен вассальный договор между Туркестанской краевой властью во главе генерал-губернатором К.П.Кауфманом и Кокандским ханством. (См.: Халфин Н.А. Присоединение Средней Азии к России (60—90-е гг. Х1Х в.). - М., 1965. - С. 311; Кененсариев Т. Кыргызстандын Орусияга каратылышы.-Б.,1997.-С.167.). Кокандское ханство со второй половины 60-х годов XIX века ограничивалось только Ферганской долиной. Но казна требовала финансовых пополнений в прежнем размере, каким оно было во времена, когда ханство охватывало и север Кыргызстана, и юг Казахстана. В этих условиях Кудаяр хан ужесточил налоговое бремя, и оно вызвало бурное сопротивление народных масс, в особенности кыргызов.

111003kurmanjan_3 Случались мелкие восстания и бунты в самых разных частях Ферганской долины. Среди них Алайская долина оставалась одним из главных очагов волнений. В 1872 году на Алае «был взят сепил и защищавшие его датка со своими сарбазами были убиты неожиданно напавшими на них кыргызами», показано в источниках. (См.: Костенко Л. Экспедиция в Алайские горы. – Русский инвалид. - №239. – 1876г. Скорее всего, речь идет о крепости Кызыл-Коргон или Сопу-Коргон. Такие же мелкие волнения 1871-72 годов отмечены во многих источниках и исследованиях.

Однако самое грандиозное народное движение началось в 1873г. Восстание 1873-76гг. в истории известно как «Народное движение», «Кокандское восстание», «Восстание Полот хана», «Восстание Курманжан Датки». На основе эволюции развития народного движения 1973-76 гг. последние исследования делят его на два больших периода: 1) с весны 1873г. до осени 1874г.; 2) с весны 1875г. до конца 1876г. (См.: Кененсариев Т. Кыргызстандын ХIХ кылымдын 50-70-жылдарындагы саясый өнүгүүсү. – Б.,2009.-С.204.)

Первый период восстания начался с народных выступлений против Кудаяр хана в кочевьях Ферганы. К.П.Кауфман, наблюдавший за внутренним положением Кокандского государства, писал о тяжелых налогах, собираемых с населения по приказу кокандского хана, злоупотреблениях и алчности зякетчиков (налогосборщиков), которые привели к народным волнения и бунтам с 1973 года. (См.: ЦГА Уз. Ф.1. Оп.34. Д.346. Л.113.)

Опираясь на источники и исследования, можно отметить четыре очага первого периода народного движения. Ограничимся кратким описанием Алайского очага восстания. Поводом начала Алайского очага восстания послужило прибытие в конце марта кокандских зякетчиков на эти территории (современные территории Кадамжайского, Ноокатского, Алайского районов), потребовавших втрое больше налога, чем раньше. Кочевники попросили у зякетчиков дать три дня для сбора налога. Однако зякетчики не согласились с этим условием и требовали без опоздания и полностью собрать налог с населения. Более того сопровождавшие зякетчиков сарбазы взяли в заложники несколько человек и намеревались увезти их в Коканд для «усмирения». Однако кыргызы пришли на помощь заложникам: убили главу зякетчиков и его четырех помощников, а собранный зякет вернули населению. В этой схватке погибло шесть человек со стороны восставших.

К сожалению, в источниках не указывается точное место этого события. Они сообщают только, что оно произошло среди кыргызов юга Оша и Андижана. Волнение быстро распространилось по предгорьям долины от Алая до Баткена. К восставшим присоединилось значительное число кыпчаков и это создало угрозу возникновения крупного волнения. В источниках отсутствуют сведения о руководителях восстания. В то же время известно о том, что самая влиятельная правительница Алая - Курманжан Датка - на первых порах заняла нейтральную позицию. Но ее сын Абдылдабек, в то время стоявший на службе беком Оша, еще в начале движения примкнул к восставшим.

Для подавления восстания Кудаяр хан отправил крупный карательный отряд из числа сипаев, приказал «истреблять кыргызов и кипчаков не сотнями, а тысячами» (См.: Санкт-Петербургские ведомости, 1874. №.268.). Кыргызы же, услышав о приближении карательного отряда хана, преградили путь сипаям и всех перебили. Но около 20 тысяч семей кыргызов и 10 тысяч семей кыпчаков в панике вынуждены были бежать далеко в горы в местности Кырлык и Хазраты Кашкар-Давана. Волнения не стихали. Кокандский предводитель карательной армии Абдрахман Афтобачы, выдавая себя за «понимающего человека» требований восставших, уговорил их «прийти к соглашению с ханом, чтобы не проливать кровь». Представители от всех очагов восстания приняли решение направить делегацию 40 кыргызских и кипчакских биев во главе с кутлук-сеитом Шер датка из Аксы в ханский дворец для переговоров. Однако Кудаяр хан даже не подумал выслушать представителей повстанцев, а наоборот велел всех перерезать. (См.: ЦГА РУ. Ф.715. Оп.1. Д.58. Л.177.)

Зверское убийство 40 биев еще больше всколыхнуло повстанцев. В июне 1873 г. десятки тысяч кыргызских и кипчакских повстанцев двинулись в центр Ферганы. Многие населенные пункты перешли в их руки. Оседлые жители сочувственно относились восставшим, однако не стали активными участниками движения. После этих событий для Курманжан Датки не оставалось причин занимать выжидательную позицию, и она окончательно примкнула к восставшим со своими сыновьями. Она пыталась наладить связи с другими очагами восстания и, если получится, координировать их действия: Аксы (Искак Асан уулу Полот хан), Эки-Суу арасы (Мамыр Мерген уулу), Юго-Запад Ферганы (Мамырбай, Орозаалы, Молдо Ашыр).

Восставшие быстро заняли Ош, Араван, Уч-Курган, Булак-Баши, Наманган, Чуст, Андижан, Сох и другие. Население переходило на сторону повстанцев, а местные беки бежали. Широкий размах восстания привел к расколу среди войск хана. В сообщении начальника Ходжентского уезда, входившего в состав русских владений, говорится: «В Коканде вновь началось восстание. Все кыргызы и кипчаки подняли бунт против ханского гнета. Кокандская армия покинула Андижан. Где укрывается Кудаяр неизвестно». (См.: ЦГА РУ. Ф.1. Оп.34. Д.278. Л.26-30; ЦГА РУ. Ф.715. Оп.1. Д.58. Л.178-180.)

Несмотря на то, что восставшие добились некоторых успехов, заняв крупные населенные пункты и города, под давлением отчаянных усилий ханской карательной армии во главе с Абдурахманом Афтобачи, осенью 1873 года они были вынуждены отступить в предгорья.

Кудаяр хан, решив, что костяком бунта, охватившего южные районы Оша, Андижана, Баткена и Алая, являются алайские кыргызы, осенью 1873 года стал укреплять крепости в горах Алая. Коменданту Дараут-Кургана Ысмаилу Токсобо было направлено из Коканда хорошо вооруженное конное войско. Укреплению Дараут-Кургана придавалось большое значение.

Народное движение продолжалось и в 1874 году, охватывая всю Восточную, Северо-Восточную и Юго-Западную части Ферганской долины. На втором этапе восстания Искак Асан уулу Полот хан стал главным руководителем движения. Среди основных лидеров движения, таких как Абдымомун, Мамыр, Мамырбай, Орозаалы, Молдо Ашыр, Саранчы бий и других, был и Абдылдабек Алымбек уулу. Как один из основных соратников Искака он был в первых рядах восставших до конца движения (лето 1876 г.). А Курманжан Датка с Алая следила за событиями, давая свои советы и наставления лидерам восставших. Об этом свидетельствуют многочисленные источники, а также и фольклорные материалы.

Антиханское народное восстание во втором его периоде (1875-76гг.) переросло в антиколониальное движение. Цель восстания - снять ненавистного Кудаяр хана с престола и посадить справедливого хана на трон - была достигнута. Народный избранник Искак Асан уулу из ичкиликского племени бостон кыргызов дважды был провозглашен ханом Коканда (весна 1873г., Сафед-Булан, Аксы (См.: Азиз бин Мухаммад Риза Маргинани. Таснифи Гариб.//Рукопись института Востоковедения Академии наук Узбекистана. - С.115; Набиев Р.Н. ”Из истории Кокандского ханства - Ташкент,1973.-С.78, 282), и 1875 г. 27 сентября в местности Ботокара неподалеку Андижана (См.: Корытев Н.П. Самозванец Пулат-хан. //Ежегодник Ферганской области за 1902 г. - Новый Маргелан,1903. - № 1. - С.26; Галузо П.Г. Национально-освободительное движение в Средней Азии. //“Революция в Средней Азии”. - Т., 1929. - Вып.2... - С.111; Кененсариев Т. Кыргызстандын ХIХ кылымдын 50-70-жылдарындагы саясый өнүгүүсү. – Б.,2009.-С.263).

Однако после бегства Кудаяр хана в пределы русских владений в июле и с началом наступления на Коканд российской армии с августа 1875 года, восставшим пришлось вести борьбу против русских колонизаторов. Тем самым народное движение переросло в национально-освободительное движение народов Ферганы против России, основными движущими силами в котором были ферганские кыргызы. Говоря о масштабах движения, можно ссылаться на один источник. Еще в ноябре 1873г. начальнику Ходжентского уезда барону Р.И.Нольде представили письмо от имени восставших, в котором было указано, что в восстании участвуют 42 племени или 132500 кибиток кыргызского и кипчакского населения. Если считать, что каждая семья (түтүн) состояла из 4-5 чел в среднем, то общее количество восставщих доходит до 530-650 тысяч человек. (См.: Плоских В.М. Киргизы и Кокандское ханство. - Фрунзе,1977. - С.312). Мы считаем, эта число является немного преувеличенным, поскольку в те времена по всей Ферганской долины не жило столько кыргызов и кипчаков. Видимо, сюда включили и кочевников другой национальности: тюрков, узбеков, чалаказаков, каракалпаков и других. Тем не менее, указанные факты свидетельствует о внушительном масштабе движения.

Сыновья Курманжан Датки участвовали почти во всех крупных сражениях с русской карательной армией (Махрам, Коканд – август 1875г., Маргелан, Ассаке, Ош, Узген – сентябрь, Андижан - октябрь, Наманган – ноябрь, вторично Андижан, Ассаке, Уч-Курган – январь). Известен факт о том, что Абдылдабек, назначенный Искаком Полот ханом комендантом (беком) города Коканд с октября 1875 г. по конец января 1876 г. удерживал город от вторжения Насирдин бека и русских отрядов. (См.: ЦГАРУз.—Ф.715.—Оп.1.—Д.66.—Л.213—214; Кененсариев Т. Кыргызстандын ХIХ кылымдын 50-70-жылдарындагы саясый өнүгүүсү. – Б.,2009.-С.304). Он оставил город 30 января и присодинился к остаткам войск Полот хана, потерпевшего поражения от русских карателей в Асаке и Маргелане. В начале февраля Искак бежал в Алайские горы. А Абдылдабек ушел в свой айыл с намерением снова, собрав войско, бороться с колонизаторами.

На Алае и в Оше было неспокойно. Абдылдабек не смог присутствовоать при казни Полот хана, который был совершен 1 марта 1876 г. в городе Маргелан при стечении большего скопления народа.

Покоривший с кровопролитиями Кокандское ханство М.Д.Скобелев начал официально осуществлять службу в качестве военного губернатора Ферганской области со 2 марта 1876 года. С первых же дней М.Д. Скобелев начал «утихомирить местность и укреплять твердую дисциплину». Следовательно, его главной задачей было уничтожение основного очага восстания, в котором активно действовала со своими сыновьями Курманжан Датка. Скобелев 23 февраля отправил Г.А.Колпаковского «успокаивать» Ош. В Оше собрались соратники Полот хана, население окрестностей Оша было настроено против русских. Во главе их стояли сама Курманжан Датка, ее сыновья Абдылдабек, Асанбек, а также кыргызские бии Оморбек, Сулайман, Валихан тюре и другие. После нескольких стычек силы Абдылдабека собрались в Гульче. Таким образом поистине летняя резиденция Курманжан Датки была превращена в штаб восстания. (См.: Өмүрзакова Т. Курманжан датка: Доор. Инсан. Ишмердүүлүк.- Б., 2002.-С.121.)

В течение февраля-марта состоялись бои местного значения в окрестностях Узгена, Гульчи и в горах Алая. Абдылдабек смог нанести поражение двум карательным отрядам, возглавленными беками, перешедшими на службу к русским властям - Бекжаном, Сарымсак кожо. Весть о разгроме этих карательных отрядов М.Д.Скобелев услышал, будучи в Оше.

Абдылдабек, Оморбек, Сулайман удайчы, Таныкул пансат, Валихан тюре и другие из племен адыгине, олжоке, көкчө, сартов собрались в войско, численностью около полутора тысяча и в 25 верстах к югу от Гульчи в ущелье Жанырык стали готовить удобную позицию для обороны. Повстанцы построили крепость, трижды обнесенную камнем, внизу ущелья в лагере находилась и Курманжан Датка. В войске Абдылдабека не было никаких пушек, ружей. Даже местных фитильных винтовок было мало, джигиты в основном были вооружены мечами, айбалтами, пиками, чокморами.

Решивший разгромить до конца непокорных кыргызов в ущелье Жанырык М.Д.Скобелев подготовил сильный отряд. Сражение состоялось 25 апреля и продолжалось целый день. М.Д.Скобелев приказал брать укрепления штурмом. Сначала была взята оборонная крепость. Штурмом были взяты вторая и третья линии. Не выдержав града пуль, кыргызское ополчение, потеряв убитыми около 150 человек, было вынуждено отступить. Никто не просил пощады. По сведениям источников в плен попали всего 3-4 человека, и то тяжелораненые. (Сведение о ходе сражения в ущелье Жанырык 25 апреля 1876 года см.: ЦГВИАР.-Ф. 1396.-Оп.2.-Д.97.-Л.56-64.)

Поражение в ущелье Жанырык оказало сильное воздействие на алайских кыргызов. Однако Абдылдабек и после Жанырыка не успокоился. Вместе с близким окружением и соратниками скрывался в высокогорных джайлоо Кызыл-Арта и Көк-Суу. В конце мая двинулся в сторону Кара-Кульджи и Узгена. Малые группы повстанцев беспрестанно появлялись то там, то здесь среди Алайских гор. Войско Абдылдабека в первой половине июля перевалило за две тысячи, к ним присоединился Абдыкеримбек. Чтобы окончательно покончить с алайскими повстанцами М.Д.Скобелев, с одобрения генерал-губернатора К.П.Кауфмана, готовил «Алайскую военно-научную экспедицию». «Алайской экспедиции» ставились задачи разведывание полезных ископаемых, сбор нужной военно-стратегической информации о склонах Алайских гор. Однако главной целью было окончательное уничтожение очага сопротивления. Для разведки и переговора с повстанцами был приглашен с севера Кыргызстана Шабдан Жантай уулу с 25 жигитами.

М.Д.Скобелев до начала экспедиции, 21 июля отправил письмо Абдылдабеку через брата Шабдана Абдрахмана. В письме предлагалось сдаться. (См.: ЦГВИАР. – Ф. 1396. – Оп. 2. – Д. 97. – Л. 154.) Генерал параллельно раздал алайским кыргызам воззвания, содержащие обещание милость белого царя в случае покорения и помощи для поимки восставших. Экспедиционный корпус, состоящий из военных, ученых, топографов и местных жигитов, фактически отправился на Алай 22 июля, хотя приказ генерал-губернатора о начале экспедиции вышел только 26 июля.

Алайская экспедиция отправилась по трем направлениям. 1-я колонна под началом полковника Витгенштейна двигалась через ущелья Папан, Шат, Турук. 2-я колонна под руководством подполковника Вардера и капитана А.Н.Куропаткина отправилась через ущельи Уч-Коргон и Исфайрам. Основная - 3-я колонна под предводительством М.Д.Скобелева и М.Е.Ионова двинулась в сторону Чон-Алай по маршруту Ош – Гульча – Сопу-Коргон. Было запланировано встреча трех колонн в Чон-Алае. Последующие мероприятия должны были быть уточнены после исхода карательной операции. Каждая колонна сопровождалась кыргызскими джигитами в качестве проводников. В команде М.Д.Скобелева находился известный Шабдан батыр с 40 жигитами.

Когда Скобелев 26 июля достиг Сопу-Коргон, младший брат Абдылдабека Асанбек принес ответное письмо брата. Среди пришедших людей не оказалось младшего брата Шабдана Абдрахмана, отправленного М.Д.Скобелевым 21 июня с письмом Абдылдабеку. Видимо его Абдылдабек оставил у себя в качестве заложника. Абдылдабек в письме выразил генералу «благодарность», но отказался подчиниться Белому царю. Обвинив русских в обмане простого народа в осуществлении колониальной политики, он писал, что готов бороться против русских до последней капли крови. В конце письма были слова: «…Если Вы желаете мира и хотите выполнить свои обещания, то поручите это дело Шабдан батыру, мы даем на это свое согласие. Пусть будет решено так, как думает Шабдан. По правде сказать, это ваше дело. И еще вот что. Если Вы оставите Шабдана в Ошском уезде, он сможет установить здесь мир, думаем мы" (См.: ЦГВИАР. – Ф. 1396. – Оп. 2. – Д. 97. – Л. 154.)

Содержание письма подтверждает дипломатические способности, образованность Абдылдабека. По природе гордый, прямой и простодушный Абдылдабек правильно понимал сложившееся обстановку. Несмотря на обреченность поражения, думал о будущем своего народа.

М.Д.Скобелев еще раз написал письмо Абдылдабеку с жестким требованием сдаться. Но Абдылдабек вместе со своими людьми 31 июля ушел в Кашгар через ущелье Чон-Суу.

Воззвания М.Д.Скобелева к биям алайских кыргызов не оказали большого влияния на горцев. Они не организовали поимку Абдылдабека, не сложили руки перед русскими властями.

Курманжан Датка еще во время июньских событий переехала в Кашгар. Однако там она мирно жить не смогла. Кашкарский эмир Жакыпбек (он умер в июне 1877 года) не одобрил прибытие Курманжан Датки в свои пределы. Поэтому в конце июля Курманжан Датка вместе со своим аилом, взяв с собой остатки разграбленного и разоренного домашнего скота и имущества, обратно переселилась в Алай. После того как она узнала, что здесь активно идет «Алайская экспедиция», она решила перебраться на афганский Памир.

Действовавший в колонне генерала Скобелева майор М.Е.Ионов, 29 июля догнав кочевку Курманжан Датки, фактически пленил ее. Курманжан не оказала сопротивления. Согласилась на предложение М.Е.Ионова о встрече с генералом М.Д.Скобелевым. Таким образом, она в сопровождении группы биев, взяв с собой младшего сына Камчыбека и внука Мырзапаяса, спустилась в лагерь М.Д.Скобелева, находящегося в местности Арчалы на Чон-Алае.

Генерал М.Д.Скобелев к прибытию Курманжан Датки приготовил большой дасторкон. Датка, несмотря на плененное состояние, держала себя почтенно, своими мудрыми и корректными словами настолько удивила генерала, что М.Д.Скобелев в своем рапорте русским властям первый раз писал о Курманжан, назвав ее как «Царица Алая». В результате переговоров Курманжан дала знать о своем подчинении русским властям, согласилась возвратить сыновей, а также способствовать принятию алайцами русского подданства. Генерал в конце трапезы подарил Курманжан Датке золотую чашечку и надел на нее парчовый халат.

Курманжан ясно понимала историческую предопределенность судьбы, бесполезность борьбы с Россией и сознательно приняла решение о признании русского подданства. Она написала письмо своему сыну Абдылдабеку с просьбой о возвращении назад. Однако вернулись только Асанбек и Мамытбек. А Абдылдабек наотрез отказался подчиниться русским. Через некоторое время он перебрался в афганский Памир и осенью 1876 г. умер на пути из Кабула в Мекку.

«Алайская военно-научная экспедиция» стала последним этапом покорения Ферганской долины Россией. Этим было завершено завоевание южного Кыргызстана царской Россией. По неполным сведениям 17380 семей алайских кыргызов (из адыгине - 3145 семей, из ичкиликов -1225 семей, из монгушей - 13010 семей) были обращены в русское подданство. Из них были сформированы волости в Гульче, Ак-Бууре, Ноокате, которые вошли в состав Ошского уезда.

111003kurmanjan_2

Часть IV

Ташманбет Кененсариев, заслуженный работник образования КР, доктор исторических наук, профессор

E-mail: tashkg@rambler.ru

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

05-02-2018
Кыргыздардын байыркы мекени жана Манас эпосу: салыштырмалуу анализ
33580

17-01-2018
Кыргыз жаңагы. 2-макала
13317

16-01-2018
Кыргыз жаңагы. 1-макала
15419

28-09-2017
О роли носителей алтайской языковой семьи в мировой цивилизации
32931

07-11-2016
Еще раз об Алымкуле Лашкер башы...
71659

26-07-2016
Алымбек датканын татыктуу тарыхый ордун табуу жөнүндө...
48227

19-07-2016
1916-жылкы Улуу укөтөрүлүштүн өбөлгөлөрү жана себептери
75205

04-12-2015
Основные методологические принципы изучения истории Кыргызстана XVIII-начала XX вв.
77132

01-12-2015
Опубликованный «доклад Керенского» не является оригиналом, и задача кыргызских историков найти его
67141

30-05-2013
Кыргызско-Андижанскому восстанию 115 лет
60174

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×