Добавить статью
10:42 21 Июня 2018
Ногайская орда. Мангыты и кыргызы в Золотой орде

180621nogoi

Предки мангытов в древности жили на берегу реки Амур. Поэтому есть мнение о том, что этноним «мангыт» происходит от тунгусо-манжурского слова «река». «Манму~мангу», «мангу», «манга», «ману» –так называли в древности реку Амур. Словом «мамну» обозначали реки Амур, Уссури и Сунгари.

Считается, что мангыты являлись одним из «отуреченных монгольских народов» [26.- С. 143]. Лубсан Данзан связывал их происхождение с сыновьями Мангхудая, которые «образовали род манхут» [96; 103.-С.60; 149.-С.29.]. В период объединения монгольских племен Чингиз ханом, мангыты оказали сопротивление. После покорения Чингиз хан переселил все племена, выступившие против него, в том числе и мангытов, к Аральскому морю. Здесь образовался Мангытский юрт [3.- С. 203], позже ставший известным как Ногайская орда.

Большинство ученых связывали это с именем главного темника Золотой Орды Ногаем. По мнению В.М. Жирмунского Ногай, был выходцем из племени мангыт [53.-С. 413].

В.В.Трепалов пишет, что «В XII в. монгольское племя мангутов расселялось между борджигинами, кочевавшими по Онону, и тунгусскими племенами среднего Амура, близко соседствовало с забайкальскими монголами-баргутами, т.е. занимало территорию, приблизительно соответствующую нынешней китайской провинции Хэйлунцзян» [171.-С. 46]. Однако, каким образом, мангыты оказались в Дашти Кыпчаке остается не известным. Согласно преданиям мангыты сначало жили на землях улуса Чагатая, а позже переселились в улус Джучи.

В родословной Чингиз хана мангыты относились к потомкам детей Алан-гоа, прародительницы монголов в шестом поколении. Согласно родословной Чингиз хана, мангыты происходили от потомка Бодончара по линии Хабичи-Баатура, имевшего сына Начин-Баатур Манху, у которого было двое сыновей – Уруудай и Мангутай. От них пошли племена урууд и мангуд [96.-С. 46]. В эпоху Чингиз хана внуком Манху в седьмом колене был Хойлдар-Сечен, который был верным соратником и побратимом (анда) монгольского владыки.

В «Сокровенном сказании» рассказывается, что дочь вождя баргутов Баргудай – мергена Борджигин гоа являлась женой Хоридай мергена. От них родилась праматерь всех монголов Алан гоа [161. –С. 7-8]. Согласно преданию, первопредками монголов были Бортэ Чино (Пегий волк) и Гоа-Марал (Прекрасная лань). Один из потомков Добун-Мерган был женат на Алан-Гоа, прародительнице золотого рода борджигинов, откуда вышел Чингиз хан. [86.-С. 291].

Согласно родословной, прабабушка Тимучина в девятом колене Алан Гоа родила от своего мужа Добун-Мерган двоих сыновей (Бэлгунут/ай и Бугунут/ай), но после его смерти родила еще троих сыновей от рыжего человека с лучом лунного света, спустившегося ночью через верхнее отверствие юрты. Алан Гоа назвала их Бугу-Хатагин, Бугуту-Салчжи и Боданчар. Все трое сыновей, рожденные от этого человека, имели европеоидные черты лица, имели рыжые волосы и голубые глаза. Род Чингиз хана борджугинов разошелся от одного из троих сыновей Алан Гоа Боданчара. По генеалогическому преданию, двое сыновей Добун-Мерган отцом своих троих сводных братьев считали некоего Малика Баяута, которого приютил еще в юности их предок. Однако Алан Гоа связывала рождение своих последующих троих сыновей с лучом света в образе рыжего человека, который глубокой ночью через тундук спускался в юрту, а утром уходил в образе желтого пса. Она просила своих сыновей жить в дружбе и любви, поскольку все пятеро родились из одного чрева [154.- C. 153.].

Согласно «Сокровеному сказанию монголов» (ССМ), предки монголов, баргутов и хори-туматов жили в степях Западной Монголии. Обычно помещают первых между Керуленом и Ононом у Бурхан-Халдуна, вторых – в местности Баргузинской котловины [154; 174.-С.98], а третьих – в районе Арих Усун (Ариг Ус). Следует отметить, что по местным преданиям, у Хоридай Мэргана было три жены – Баргуджин гуа, дочь Баргудай мэргэна, Шаралдай и Нагаадай. Прародителем или тотемом хори туматов была желтая собака. Соответственно хори-туматы имели роды галзууд (бешенный в смысле пес) и шарайд (ср. с Шаралдай/желтый). Галзууды в своем составе имели подрод нохой (ср. с Нагаадай/собака). Т.е. в данном предании констатируется этнополитические связи хори туматов с родами баргу, шары (желтый) и нохай (нагадай, онгут, нойгут).

Отсюда можно полагать, что повествование сведений источника сответствовало хори-туматской версии происхождения Чингиз хана. В «ССМ» отмечалось, что «золотой род Темучжина (Чингисхана) является ответвлением от хори-туматского племени из местности Баргуджин-тукум, которая начиналась вниз по течению реки Селенги». [162. –С. 12-13.]

Средневековые источники размещают часть кыргызов в Западной Монголии. Как отмечено выше, кыргызы сюда могли переселиться в эпоху Кыргызского Великодержавия. В интересующую нас эпоху кыргызы компактно проживали в двух владениях Кыргыз и Кэм-кэмджиут и имели соседство с племенами Баркуджин Токума [180.- C. 74.] Рашид ад-Дин пишет: «Одна сторона Кэм-Кэмджиута соприкасается с местностями и горами, где сидят племена найманов. Племена кори, баргу, тумат и байаут, из коих некоторые суть монголы и обитают в местности Баргуджин Токум, также близки к этой области» [180. – С. 74]. По информации Рашид ад-Дина, вышеназванные баяуты представляли род олконутов, которые являлись ветвью кунгиратов.

По данным Рашид ад-Дина, кыргызы в XII веке граничили и находились в тесных взаимосвязях на юго-западе с найманами, жившими к югу от Алтая. В 1199 году найманский хан Буйрук бежал от Чингиз хана в Туву, которая в то время являлась одной из «областей кыргызов» [149.- C. 135-137, 150.]. В сказании о Гэсэре мангуты указывались в соседстве с кыргызами. Отмечается: «Соседним государством Нанчина является государство кергисов» [44. - C. 62.].

Ряд ученых считали Чингиз хана кыргызом. Основанием для выдвижения этой гипотезы послужило совпадение описания миража-человека, первопредка золотого рода барджугинов по внешности с енисейскими кыргызами, которые в эпоху Кыргызского Великодержавия мигрировали далеко на восток от Енисея. По мнению И.Березина, Алан-Гоа могла родить своих сыновей с европейской внешностью от кыргызского военачальника, руководившего монгольскими племенами в период Кыргызского Великодержавия. Позже мнение И.Березина было поддержано и другими исследователями [87. –C. 40.]. Е.Кычанов считал, что Чингиз хан происходил от «омонголившегося» кыргызского рода [87. – С. 40.]. В.В. Ушницкий, анализируя источник, пишет: «Напрашивается, что в эпизоде супружеского союза Добун-Мерган и Алан-Гоа закодирован результат этнического процесса породнения буртэ-чиносцев с хоринцами и баргутами» [174. -С. 105.].

Согласно приведенному генеалогическому преданию, в «Юаньши» происхождение кыргызов связывалось с владением Ус и усинцами. [123. - C. 74-76.]. Здесь же отметим, что данные исторических источников и этнографичесикх материалов говорят о существовании между кыргызами и племенами хори-туматами, баргутами, мангытами тесных этногенетических и этнополитических связей. Весьма любопытно и то, что, по данным китайских хроник, древние усинцы, родственные с кыргызами, жили в соседстве с хори туматами и монгольскими племенами.

С.М. Ахинжанов отмечал, что в данном регионе издревле бытовал культ собаки. В III веке до н.э. китайские источники отмечали о проживании к северу от Алтая племени кючюк (собака). В VIII веке о племени кючюгур (кючюк+гур) писали тибетские хроники. Карпини тоже упоминал о племени кючюк [17.-С. 56].

В сведениях Марвази рассказывалось о владении кыргызов, где водились собаки размером с быка [17.-С. 56.]. Известно, что согласно древним преданиям о происхождении кыргызов их мужским предком, прародителем была красная борзая [17. –С. 56]. Персидский историк Гардизи называл предводителя кыргызов Емке, сыном Яфета, и связывал его происхождение с собакой. Будто бы Емке в младенчестве был вскормлен молоком собаки. С.Ахсикенди в числе общих предков кыргызов, моголов и других, происходивших от Яфета, называл и имя Кючюкхана [16. –С. 22]. Он пишет, что Яфет (Яфес) имел троих сыновей – Карахана, Азархана и Кючюкхана… От Азархана родился сын по имени Казакхан. Он обосновался в Туркестане. От него произошли казахи». Он же писал: «От Угузхана родился сын, которого назвали Моголом». От Могола родились двое сыновей: Гызиддин, Лариддин [16. –С. 22]. Его отпрыски Гызыддин и Акеше назывались общими предками кыргызов и моголов. Видимо, в данном предании, речь идет о трех династиях, время существования которых совпадало с эпохой Кыргызского Великодержавия: караханидской династии на Тянь-Шане, хазарской и кыргызской династий на Алтае (IX-XI вв.). Если учитывать, что аз-ширины и другие их союзники мигрировали в земли Хазарского каганата, то можно полагать, что в данном случае под азарами можно понимать роды союза племен аз-ширинов- аз-ширин, бахрин, кыпчак и аргын. Т. е. С. Ахсикенди в качестве предков казахов указывал племена союза аз-ширинов.

Весьма любопытно, что в генеалогии С. Ахсикенди происхождение моголов связывал с Огуз ханом (Угуз хан). В «Огуз намэ» Огуз хан назвал новорожденного младенца в дупле дерева Кыпчаком [17. –С. 56]. Согласно кыргызских родословных данных, Тагай бий новорожденного сына кыпчакского царевича Коко (и Наал эже) назвал Монуулдуром (Монолдором) [15. - C. 126.]. Отсюда, можно полагать, что под моголами следует понимать гызов (огузов) или кыпчаков области Каркыры, т.е. тяньшаньских кыпчаков, которые находились в статусе брачующего рода с чингизидской династией в Моголистане.

В IX-X века енисейскими кыргызами управляли азы, которые имели тесную этногенетическую связь с алтайскими кючюками, представляя один народ. В родословной кыргызов Тагай бий, сын Отуз Огула, посредством своего сына от иноземки Кара Чоро обрел приемных сыновей – Азыка, Саяка, Черика, чьи имена связывались с Алтаем. Известно, что отуз огулы, бугу (род отуз уул-кючюк), азыки (байкючюк) и саяки имели связь с тотемом собаки. В родоплеменном составе кыргызского племени саяк обнаруживались роды итэмген (вскормленный молоком собаки), сутэмген (вскормленный молоком человеческой матери), компактно проживавшие в долине реки Талас. Возможно, последние представляли потомков аристократического рода алтайских кыргызов, возглавляемых Емке.

Следовательно, сведения Гардизи косвенно указывали о существовании отдельного кыргызского этнического компонента на Алтае и Тянь-Шане, по крайней мере, с эпохи Кыргызского Великодержавия. С.Ахсикенди называл Отуз Огула общим предком кыргызских племен. Связь отуз огланов с кючюками указывала на то, что они могли быть частью народа Емке, которая переселилась вкупе с азами, кючюками на Тянь-Шань в IX-X века. Отметим, что происхождение вышеназванных родов итэмген, сютэмген и отуз уул-кючюк связывалось с прародиной средневековых отуз огланов – долиной реки Талас.

Таким образом, из всего вышеизложенного можно заключить, что в эпоху Кыргызского Великодержавия кыргызы слились с родственными племенами Нушиби и Дулу Западнотюркского каганата – азами, кючюками, кара чоро, канглы и другими. В данный период азы выдвинулись на передний план, укрепляя свою позицию на Алтай-Тянь-Шаньском регионе. Здесь азы создали союз племен аз-ширинов, бахринов, кыпчаков и аргынов. В XII веке кыргызы создали тройственный союз с кыпчаками и ябагу против кара китайской экспансии на Алтай. После ухода кара китаев в Семиречье, кыргызы вновь занимают лидирующее положение в Саяно-Алтайском крае. В монгольскую эпоху сюда переселились мангыты, онгуты, салжигуты, конгираты, дурманы и другие, где последние образовали Мангытский юрт, улус Тайбуга и т.д.

В источниках монгольской эпохи на Саяно-Алтае упоминались племена онгут, которых связывали с кыргызским племенем нойгут. Онгуты были соседями мангытов, которые позже стали называться народом ногай. На монгольском языке слова «нохой», «ногойгут», «нойгут» означает «собака» или «собаки». В таком случае, онгуты могли быть частью кючюков, которых монголоязычные племена знали как племя с тотемом собаки нохой или нойгут.

О.Сулейменов о культе собаки у тюркских народов отмечал: «Генеалогические легенды возводят собаку (позже – волка) в ранг прародителя тюрков. Киргизы, например, считают себя потомками красной борзой (кызыл тайлак), к которой проявила благосклонность одна принцесса и ее свита – сорок девушек (кырк кыз). По другой кыргызской легенде, эта принцесса и ее сорок девушек попробовали белой пены на берегу озера Иссык-Куль и все неожиданно почувствовали себя матерями. Но и здесь, вероятно, «зарыта собака». По-кыргызски «белая пена» – ак кобук... В огузо-карлукских наречиях – «кобак» (кобек, кобяк) – пес, собака» [164.- С. 266]. Однако, в средние века культ собаки был широко распространен среди племен Алтая и Западной Монголии. К этим племенам можно отнести кючюков, азов, кыргызов, туматов, найманов, мангытов, ногайцев, киданей и монголов. Согласно источникам и этнографическим материалам, хори-туматы, кыргызы, найманы, как и кидани (кытай), имели тесные этногенетические и этнополитические связи с племенами алтайских кючюков. Чингизид Арык Бука имел жену из брачующего рода кючюков. (из рода кючюк клана найман). По преданию, алтайские найманы (майманы) своим предком считали собаку [185.-С. 17-18]. Найманы (Турции) в своем составе сохранили род кючюк-найман. Обнаружилась связь кючюков с кара китаями (киданями). В составе ногайцев встречается название родоплеменной группы кючюк-кытай (кидань).

Тотемом хори-туматов (желтый пес), так же как и кыргызов (желтая борзая или кызыл тайган), и найманов была собака (кючюк). Туматы жили в местности Сегиз Мурен, откуда вышли найманы, название которых тоже можно связать с собакой («ногой+ман»). Туматы сохранили в своем родоплеменном составе роды калзууд, шарайд (желтый) и ногой (собака, пес). В тюркском языке слово «добот» означает «собака» (пес, собака крупного размера), что совершенно тождественно со средневековыми этнонимами «дубо» и «тумат».

В связи с вышеизложенным представляли интерес ряд фактов, имевших весьма важное значение в изучении данной проблемы. Главный темник Золотой орды Ногай (Акказ, Ваккас, Оккас; он же – Иесу) и предводитель мангытов Едиге использовали термины «кучюк» и «ногай» в качестве своих титулованных имен. В результате, позже мангыты стали называться народом ногай в честь главного темника Ногая.

Следовательно, из вышеизложенного можно сделать вывод о том, что мангытский юрт и алтайские кыргызы имели тесные этнополитические связи. И вполне возможно, что одной из главных причин того, что мангыты позже стали называться ногайцами, явились алтайские кыргызы, которые сыграли немаловажную роль в этногенезе ногайского народа.

Значит, исторические источники, приводившие сведения о народе дубо, тумат, кючюк и онгут, рассказывали об одном и том же народе и его племенных объединениях, тотемом которого была «собака» («кючюк»). Енисейские кыргызы, ликвидировавшие господство уйгуров в Центральной Азии в 840 году, переселившись в степи Западной Монголии, встретились с племенами трехсоставного народа дубо – дубо, хэчже/эчжень/канггач, мелиге, огузами, монголами, которые сыграли немаловажную роль в этногенезе ряда тюрко-монгольских этносов данного региона. Например, монголов, мангыто-ногайцев, найманов, центральноазиатских кыргызов, азов, хори-туматов и других.

Однако, прослеживается существование тесных этногенетиечских, этнополитических и этнокультурных связей между азами и мангытами, что дает основание видеть в мангытах, омонголившихся азов. Вполне возможно, что предками мангытов были те гурппы азов, которые ушли далеко на восток в район р. Амура ( р. Мангу) в эпоху Кыргызского Великодержавия. Вследствии чего по возвращению последние стали называться мангытами.

В связи с вышеизложенным интерес представляли племена, обитавшие в районе Баян Талаа Ховузу (ср. Баяндынын талаасы) в Туве, имевшие отношение к кыргызам, азам и ногайским мангытам. Согласно легенде, записанной кыргызским этнографом И.Молдобаевым в 1987 году из уст представителя рода куулар О.Д. Куулар [52. - C. 95, 111.], основное ядро тувинцев составляли местные племена из Баян Талаа Ховузу кыргысы, куулары и монгуши (или монгуты). По одной из версий легенд, Чингисхан родился в местечке Монгут (в бассейне реки Онон) и якобы создал государство Монгут. По мнению ученого, «монгут, монгуш, монгул, мингат обозначали название одного и того же народа». «Киргизские мунгуши происходят от этих монгушей. По рассказам стариков, они откочевали на территорию Киргизии примерно лет 300 тому назад» [129.- C. 95.]. О.Сыдыков насчитал в родоплеменной структуре кыргызского племени мунгуш (монгуш) 13 подразделений, в числе которых были мангыт и букур татар [160.- C. 28.], что как бы подтверждает этногенетические и этнополитические связи кыргызов с мангытами (ногайцами).

Возможно, вышеприведенные предания о миграции монгушей (или монгутов) на запад касались и их предков мангытов, которых Чингиз хан переселил вместе с другими покоренными племенами в район Аральского моря. Последние разместились по соседству с азами, в землях Дашти Кыпчака. Возможно, именно поэтому ядро Ногайской Орды составляли мангыты, азы и кыпчаки.

Ученые отмечали о связи топонима «Баян Талаа Ховузу» и гидронима «Барык» в Туве с эпосом «Манас». И.Молдобаев доказывал о тождестве топонима «Баян Талаа Ховузу» и гидронима «Барык» в Туве с названиями местностей Баян Талаа и Барык балыкчан эли в эпосе «Манас». Согласно сказанию, в Баян Талаа сын Кыянку Туктак выстрелом в голову убил Манаса.

Согласно кыргызским преданиям, происхождение кыргызских монгушей также связывалось с Западной Монголией. В нем говорилось о предке кыргызов Долон бие, который после возвращения из кара китайского (XII в.) плена женился на девушке Монмош (Монгуш). Ребенка, рожденного от этой девушки, назвали Монмош (Мунгуш). От него произошли все роды кыргызских монгушей, в том числе одно из его подразделений жагалмай.

Но позже, когда Чингиз хан подчинил себе Саяно-Алтайский край и земли кыргызов Долон бий и Муратай бежали на Тянь-Шань. Долон бий жил в Андижане. Муратай – в Ходженте.

После смерти Долон бия, кыргызами стали править его сыновья Тагай бий и Адыгине. Согласно родословной, в это время к ним присоединились родоначальники Кара Чоро, Ырай (саяк), Азык и Черик, которые были объявлены приемными сыновьями Тагай бия и получили свои доли наравне с другими его отпрысками – Богорстоном, Койлоном, Кылжыром. Потомки Адыгине составили 13 родов. Они расселились в районах Узгена, Оша, Аравана, Нооката, Алая [15.- C. 12-16, 23.] и т.д.

В Иссык-Кульской и Нарынской областях до сих пор сохранились топонимы Долон ашуу (перевал Долон; от монг. «долон – семь»), происхождение которого связывалось с именем Долон бия. В Жети-Огузе в местности Барскоон находилась ставка, всекыргызского хана Мухаммеда Кыргыза в XVI веке (больше известного как сын Долон бия Тагай бий).

Отсюда можно полагать, что в кыргызской родословной рассказывались исторические и этнические процессы, происходившие и охватывавшие эпохи господства кыргызов, кимаков, кара китаев и монголов в Западной Монголии.

Ученые отмечали о существовании тесных этногенетических и этнополитических связей между ногайцами и кыргызами. И.Молдобаев, Б.-А.Б. Кочекаев, А.И. Сикалиев, А.Семенов, П.Небольсин, P.Керейтов изучали этнический состав ногайцев и кыргызов. При этом, отмечая о существовании между кыргызами и ногайцами, между кыргызами и кыпчаками тесных этногенетических и этнополитических связей.

И.Молдобаев исследовал проблему этнополитических связей кыргызов с ногайцами на основе изучения эпоса «Манас». Выше мы писали о том, что исселедования А.И. Сикалиева показали, что ногайцы тоже имели сказание о «Манаше» («Манасе»). Его звали Эртиш Бойлык Эр Манаш (Батыр Манаш из Иртыша). В нем главный герой ногаец и жил на Иртыше [154.-С.72, 166, 195]. Ж.Сабитов, анализируя источники, отмечает, что «судя по эпическим данным, Манас был из кыпчаков, жил на Иртыше, на границе восточных владений улуса Джучи и алтайских кыргызов в эпоху Тохтамыша и Едиге». Ж.Сабитов попытался разобраться с вопросом, почему С.Ахсикенди в своей книге не упоминал мангытов. Ж.Сабитов, комментируя сочинение «Маджму ат-Таварих», пишет, что автор в своей книге ошибочно назвал мангытов тангытами. Он пишет: «Явная ошибка (lapsus calami) в слове тангыт. Видимо, здесь под этим словом имелись в виду мангыты во главе с Едиге. При этом в данном отрывке Едиге вовсе не упоминается (что очень странно, учитывая его широкую известность), хотя упоминается его сын Кийикбат (Кейкубад)» [153.].

Как нам кажется, С.Ахсикенди мангытов мог нарочно назвать тангытами. Так как, в исторических источниках монгольского периода кыргызы и мангыты указывались как соседние владения, что подтверждается этнографическими материалами. Анализ этнического состава Ногайской Орды показывает, что его костяк могли составлять мангыты, азы, кыргызы, кыпчаки, канглы, кераиты и др. Т.е. ногайцы и кыргызы жили смешанно как один народ. Видимо, С.Ахсикенди не хотел мангытов показать как самостоятельную этническую группу или как объединение неприятелей кыргызов. Как нам кажется, ногайцы были образованы как субэтнос в составе кыргызского народа. Видимо, Золотая Орда в целях эффективного управления кыргызами и другими крупными этносами, со сложными клановыми и улусными структурами, сделала ставку на аз-ширинов и мангытов, собрав вокруг них все другие кочевые племена. Аз-ширины и мангыты представляли аристократическую верхушку в политической системе Золотой Орды.

Б.-А.Б. Кочекаев отмечает, что к XVI веку в Ногайской Орде насчитывалось 18 кланов: Мангыт, Найман, Конграт, Кыпчак, Кыйат, Тангучин, Чублак, Турхмен, Тайджут, Боргамсы, Байгур, Кенегес, Канлык (Канглы), Киреит, Колгин, Алгин (Алчын), Аск [94. –С. 26]. Большинство из вышеотмеченных названий племен находили свою аналогию или встречались в родоплеменном составе кыргызского народа в немного измененной форме. Например, мангыт, найман, конгурат, кыпчак, баргы (баргамсы), байгур, канды, керей, кыйра (кераит), колгин/колчин (кылжыр), алгин (алакчын/алчин или логин, локай), аск (ас, азык). Как нам кажется, вышеотмеченный этноним «колгин/колчин» находит свою аналогию в названии родоплеменной группы башкирских кыргызов в форме «кылчан», тяньшаньских кыргызов «кылжыр», башкиров «калчир/калсир», хори туматов «галзуут», карлуков «хазладжи» и афганских гилзаев «гилзай». Как нам кажется, в данном случае речь идет об одном из этнических образований, сформированных примерно в VIII-IX века.

Анализ этнического состава ногайских объединений, особенно племени азов, показывали, что часть родоплеменных групп ногайцев, имело сходство с кыргызскими этнонимами. Например, кара-ас (кара азык, азык), ак ас, шомишли-ас, дергуллу-ас, дорткил-ас, кутликли-ас, култы ас, куланабай аз (кырг. кулан сарык), токузбай аз (тогуз), тарту-уллу-ас (торт тамгалуу азык), кулар аз (в. куулар аз), шотук, каз (каш, каш керен), кушчы (кушчу), багыш (багыш), коьбек салду улу (солто) [157.-С. 387; 137. - С. 5; 15. см. Таблицы].

В дополнение к вышесказанному хотелось бы отметить, что С.М. Абрамзон вышеприведенный кыргызский антропоним «кылжыр» сравнивал с названием одноименной реки Кылжыр в районе Марка кол в Южном Алтае. По предположению ученых эти земли могли входить в кимакскую область Каркырахан. Как нам кажется, племена данного владения активно контактировали с кочевниками от Иртыша на восток (современного города Каркыралинска, р. Кылжыр) до Ангары (куда входили земли владения Ус, степи Баян Талаа Ховузу в Туве, включая горы Кирхира, оз. Кыргызнур в Западной Монголии). Т.е. до Прибайкалья (области мангытов и онгутов).

Р.Кузеев отмечал, что в эпоху Кыргызского Великодержавия, западная ветвь кыргызов достигла Тянь-Шаня, и часть их вкупе с башкирскими и канглийскими племенами мигрировала на запад и на север. Западная группа ушла через Каспий на Северный Кавказ, Причерноморье и Крым, а северная – на Волгу, где и поныне наблюдается компактное проживание потомков средневековых кыргызов в составе башкирского и татарского народов. В середине XIX века названия ряда северопричерноморских и крымских сел аулов имели связь с кыргызами: Кызыл-Тогай, Кыргыз, Кючюк Кыргыз, Баш Кыргыз (ногайские) [159.-С. 420], Киргиз-китай, Одоман-Киргиз [99. -C. 362; 5.-С. 86.]. Известно также, что в исторических источниках и на картах XVIII-XIX веков в Крыму встречались деревни кыргыз, баш кыргыз, баджак кыргыз, бюйюк кыргыз, кючюк кыргыз (Байганчыкская волость; байганчык – скопище собак), тамак кыргыз, кыргыз казак, кыпчак, найман, мангыт и др.

Следовательно, в эпоху Кыргызского Великодержавия кыргызы образовали собственное владение на основе земель древних усинцев в Западной Монголии, куда входили степи Баян Талаа Ховузу и районы рр. Барык и Ус в Туве. Племена, обитавшие на Баян Талаа Ховузу, кыргыс, куулар и монгут (или монгуши) являлись потомками кыргызов и тех племен, которые вступили с ними в этнические контакты. Как нам кажется, предки кууларов представляли древних азов. В исторических источниках азы всегда ассоциировались с команами. Сходство вышеприведенных этнонимов «куулар» или «кулар аз» («лебеди») и алтайского «куман» (или «куманды») как бы подтверждает мнение, сказанное нами выше. Видимо, в кыргызском владении Ус одним из главных племен являлись роды с тотемом лебедь и кючюк (дубо или тумат, добот – собака, пес). Мангыты в данном этническом объединении могли представлять потомков монголоязычных племен, ассимилированных кыргызами в эпоху Кыргызского Великодержавия. Вполне вороятно, и обратное, мангыты могли быть частью азов, подвергнушихся монголизации. Следует отметить, что владение Ус имело тесные этнополитические контакты со средневековыми владениями, связанными с кыргызами Каркырхан, упоминаемыми в сочинении «Худуд...» (X в.), и Каркыра, обозначенном в сочинении «Маджму ат-Таварих» (XVI в.).

Следовательно, кыргызы в эпоху Кыргызского Великодержавия консолидировались на землях азов, области Каркырахан, Каркыра и оттуда стали продвигаться на запад. Видимо, М.Кашгари неслучайно отмечал о важной роли кыргызов в формировании союза алтайских племен кыргызов, кыпчаков и ябагу против кара китаев. По крайной мере, почти все версии эпоса «Манас» подтверждали о лидирующей роли кыргызов на Алтае в эпоху кара китайской экспансии. В версии эпоса «Манас» С.Ахсикенди и других более поздних вариантах сказания конкретно рассказывалось, кто и какие племена объединились против гурхана кара китаев Елюй Даши (Жолоя). Это – Манас, Салучи-Булгачи, Анга Торе, кыргызы, канглы, аз-ширины, кыпчаки, бахрины, аргыны, черики и другие.

В XII веке племена вышеуказанных улусов подчинились власти кара китаев, а в монгольскую эпоху вошли в состав Монгольской империи и оказались под влиянием Джучи хана. После образования улуса Джучи отдельные мангытские и кыргызские военачальники поступили на службу Бату хану и оказались в подчинении главного темника Ногая.

Следует отметить, что появление союза племен аз-ширинов по времени совпал с возрождением кыргызского улуса Ус в Западной Монголии. Видимо, это стало результатом активной поддержки со стороны Джучи аз-ширинов и мангытов, что повлияло на этнополитическую ситуацию на родине их пращур на востоке. Очевидно, кыргызское владение Ус было возрождено на развалинах улуса Хорчи, где основную роль стали играть усинцы, кыргызы и мангыты и другие, которые были в тесных этнополитических, этногенетических и этнокультурных связях с племенами союза аз-ширинов. Впоследствии это привело к усилению позиций мангытов в Золотой Орде и образованию Мангытской Орды, а затем более могущественной Ногайской Орды.

Однако, как нам кажется, с владением Ус находились в этнополитических связях не только мангыты, но и белые татары (онгуты) и черные татары, совместно проживавшие в бассейне Ангары и ее притоках Осы (Осинский аймак Иркутской области).

Следует отметить, что в исторических источниках после установления Кыргызского Великодержавия западная группа кыргызов упоминалась вместе с тюрками-шато, чигилями, ягма и другими племенами Восточного Туркестана. Это говорит о том, что после событий 840 года, часть кыргызов консолидировалась на Алтае и Тянь-Шане, где последние вступили в тесные этнополитические связи с тюрками-шато, чигилями, ягма, кимаками, кыпчаками и другими западными племанами.

Китайский посол Чжао Хун делил татар на три объединения и информировал об этнополитических связях последних с тюрками-шато. Источник информировал: «Земли, на которых впервые возвысились татары, расположены к северо-западу от земель киданей. Племена татар происходят от особого рода шато... Их имеется три вида: черные, белые и дикие».

Тюрки-шато были сформированы в результате слияния древних чуюе и огузов, обитавших близ степей Шато. Кочевали в районах озера Барскуль и города Бешбалык. Вели постоянные войны с тибетцами.

Усилившись в VIII веке, они проникли на территорию Китая. В X веке в провинции Хэнань ими были основаны три недолговечные династии: поздняя Тан (923-936), поздняя Цзинь (936-947), поздняя Хань (947-951).

Предводители тюрков-шато имели родственные связи с императором Китая. В 870 году вождь племени чуюэ «Верное сердце» был удостоен императорским именем Ли и личным титулом «Прославленный». В последующем их вожди упоминались именами Ли Гочжан, Ли Кэюн.

Тюрки-шато являлись трехсоставным народом и имели общую историю с племенами среднеазиатских хунну алты чуб согдак (чубань, чуюе, чуми, чумугунь, гешу-чубань и шуниши-чубань). Из трех племен тюрков-шато, известны двое- чуюе, согэ (сагэ), ранее входившие в состав Тюргешского каганата. Чуюе имели особый род чугай, именуемый также шато. В состав тюрков-шато входили также белые татары или онгуты, которые могли быть родственным вышеуказанному племени гешу-чубань.

Онгуты впервые появляются в китайских записях как племя шато, входившее в Западнотюркскую конфедерацию. В VII веке онгуты обитали в районах Барколя (Восточный Синьцзян) и находились под протекторатом китайской династии Тан (618-907).

Позже приняли подданство государства Цзинь (1115-1234), где последние несли военную повинность, охраняя подступы Китайской стены. Предводителя онгутов Бугу признали наследным вождем и доверили охранять пределы Китайской стены от нападений северных кочевников. В связи с чем белые татары стали называться онгутами, что означало «стена» (от «онгу»). Т.е. онгут может означать «стражники у ворот» (подступов, босого) Китайской стены.

Возможно, онгуты и усинцы (азы из владения Ус) жившие в соседстве степях Западной Монголии слившись, образовали новую группу, которые обозначались этнонимом че-ли, которых в научной литературе отождествляли с «черик».

По данным источников, онгуты кочевали от озера Буир-Нур вдоль границ Цзиньской империи и использовались для охраны границ Северного Китая от кыпчаков, енисейских кыргызов, монголов и других кочевников. Важно отметить, что они были и скотоводами и земледельцами. Разводили лучших лошадей.

Рашид ад-Дин их небольшую группу помещал на излучине Хуанхэ и писал, что онгуты из тех народов, «которые не столь давно получили имя монголов».

Однако, раннюю историю онгутов можно связать с племенами хунну цянцзюй и цзюцзюй (от тюрк. кузотчу – караул). Род Цянцзюй/канцзюй [166. - С. 152.] происходили от юэчжей, входивших в состав союза племен хунну. Они составляли отдельную группу племен, объединенных названием цзе. И выделялись от основной массы густыми бородами и большими носами. Племя цянцзюй кочевало в Хингане во Внутренней Монголии [59. - С. 99-100.], в районах реки Кангань. В мифе присутствует камень, как помним канг – камень в тохарском [59. - С. 99-100.]. По данным источников, одно из четырех аристократических родов хунну суйбу отвечало за охрану границ и называлось цзюцзюй (кузотчу – караул, сторож, стража, хранитель) [166. - С. 114. Прим. 1, 2, 3.], которые жили в тех же землях, где в исторических источниках отмечалось племя цянцзюй. Здесь же жили онгуты, защищавшие от кочевников подступы Великой Китайской стены [47.– С. 101).

Следовательно, хуннские цянцзюи (канцзюи-юэчжи) и цзюцзюи, а также онгуты-белые татары Внутренней Монголии – одно и то же племя. Очевидно, в первом случае речь идет об этническом имени этого племени, а в других последующих случаях – об их функциональных обязанностях в государстве хуннуи Китая.

В научной литературе онгутов пытались связать с племенами кимако-кыпчакской группы. Онгуты как потомки среднеазиатских хунну вполне имеют право претендовать на роль потомков кимаков, которые вышли из Татарских степей.

По мнению ученых, онгуты представляли тюрков в татарской конфедерации. Н.А. Аристов отмечал, что предки онгутов были известны еще в эпоху древних тюрков под именем кумоси (хи), в период монгольского владычества их называли белыми тата (татары). Позже потомки последних составляли совершенно омонголившийся аймак ониют [13. - С. 116, 127-128.].

Любопытно, что Ю.А. Зуев, пронализировав сведения источника о четырех областях страны Алакчын, отмечал, что сюжет о четырех областях «серебряной» страны ошибочно отнесен к Ангаре, а целиком относится к Внутренней Монголии, где жили татары и находились кимакские племена [59.]. Отметим, что Зуев писал о двух племенах кимаков – аджилар и локтан [59.]. Ю.Зуев название кимакского племени аджилар (от авестийского azi – змей) сравнивал с западномонгольским родом усуту-мангун, имя которого передавало значение «речные драконы». Ученые в усуту-мангунах видели племя азов (усинцев) [123.].

Б.Солтоноев приводил интересные сведения о происхождении Манаса из рода локуш племени кыпчаков. По записанным им сведениям: «Когда кара-китаи напали на Кара-Кыштак, что вблизи Алматы, из кипчаков рода локуш батыр Манас пришел в Талас, где вместе с владетелем Намангана Кара-Ходжой объединился против кара-китаев и разбив их, вернул Каштек (Кастек) кыпчакам. После этого, в эту местность кара кытаи долго не могли придти» [164. - C. 138.]. Он же писал, что кашгарские кыргызы относили Манаса к роду лакшу племени Кыпчак.

Р.Абдуманапов вышеприведенные этнонимы локшу/локуш отождествил с названием алтайского рода байлагас. Он пишет: «Этот род лакшу/локуш вполне соотносится с алтайским сеоком байлагас – бай-лагас/бай-лакаш, который вместе с родом кергиль Л.П. Потапов относит к числу собственно алтайских» [1. - C. 211-217; 143.- С. 34.].

Как нам кажется, принимая во внимание вышесказанное, можно сравнить этнонимы «локуш» или «локшу» с онгутскиим антропонимом «алакуш» (варианты «лакуш», «лакшы/н»). В этом ключе также можно рассмотреть этноним «байлагас» (в. бай +алакуш»). Возможно, кимакский этноним «локтан» имел более правильную форму алакшы/н («локшы», «локшан», «локтан»).

Онгуты являлись тем племенем, которые на западе, в долине реки Талас, имели соседями западнотюркского (Тюргешского) каганата отуз огланов, а на востоке в районах Буир Нур отуз татаров, которых ассоциировали с монголоязычными шивеями. В средние века татарами называли выходцев из Согдианы. Следовательно, отуз татары могли быть восточной ветвью отуз огланов, которые пришли на восток со стороны Согдианы и получили имя отуз татар.

Средневековая история онгутов тесно связана с енисейскими кыргызами. В период войн между Кыргызским каганатом и Уйгурским государством на Орхоне онгуты в составе тюрков-шато входили в число племен, пополнявших стотысячную армию уйгурского генерала (кыргыза по происхожению) Бойла Кутлук Яргана. В 840 году Бойла Кутлук Ярган со своей стотысячной армией перешел на сторону Кыргызского кагана. Союзники обоюдными усилиями вскоре ликвидировали гегемонию уйгуров в Великой Степи, установив господство кыргызов в Центральной Азии.

В эпоху Кыргызского Великодержавия онгуты в составе тюрков-шато могли жить в соседстве с племенами области Каркырахан. Источники того времени подтверждали о существовании этнополитических связей между кыргызами и тюрками-шато, а также онгутами в эпоху Кыргызского Великодержавия. В 842-843 годах Кыргызский каган отправил карательный отряд со стотысячной армией во главе с Алп Сол Тепеком против беглых уйгурских царевичей в Восточный Туркестан. По данным китайских хроник, Алп Сол Тепек подчинил пять племен – «Аньси (Куча), Бэйтин (Бешбалык), дада (татары) и другие» [76- С. 52].

Несомненно, в составе армии Алп Сол Тепека были тюрки-шато, онгуты, гешу чубань и другие племена среднеазиатских хунну во главе Бойла Кутлук Ярганом. Источники Х века упоминали кыргызов в пределах Восточного Тянь-Шаня и Восточного Туркестана. Причем указывались в связи с событиями с участием тюрков-шато. О.Караев, ссылаясь на сведения китайских источников, отмечал, что кыргызы и тибетцы могли поддерживать группировку вождя тюрков-шато Ли Кэюна в междоусобной войне в Китае в 904 году [76. -C.57.]. По мнению ученого, кыргызы и тибетцы могли быть соседями в долине реки Тарим [76. -C.57.].

М.Кашгари в одном месте этноним «татар» упоминал рядом с «кыргыз», как бы указывая на их соседство. Он же в средние века довольно большую территорию между Северным Китаем и Восточным Туркестаном называл «Татарской степью» [92. - С. 139-147; 93. - С. 144].

В эпоху Чингиз хана онгуты управлялись Алакуш (пегая птица) Тегин Кури и жили на севере Китая. Он был союзником Китая, но когда монголы вторглись в пределы их владений, перешел на сторону орды. Алагуш тегин и его воины участвовали в походе монголов на Пекин. Чингиз хан в знак благодарности выдал свою дочь Алахай беги за старшего сына Алакуш тегина Баян Сивана.

Следовательно, из всего вышеизложенного можно полагать, что онгуты, позже вошедшие в состав государства Моголистан, уже представляли кыргызов. Онгуты были в тесных этнополитических и этногенетических связях с племенами улуса Анга Торе чериками, монолдорами и им родственными кыпчаками, что находит подтверждение этнографическими материалами.

В научной литературе онгутов отождествляли с кыргызским племенем нойгут, которое занимало центральное место в поздних версиях эпоса «Манас».

Следует отметить, что как онгуты, так и нойгуты имели связь с ногайцами. В исторических источниках онгуты упоминались как брачующий род с домом Чингиз хана. Брачные отношения двух домов были скреплены женитьбой старшего сына Алагуш тегина Баян Сивана с дочерью Чингиз хана Алахай беги. Однако, в связи со скорой смертью Алагуш тегина и ее мужа, Алахай беги длительное время регентствовала и правила онгутами. Позже Алахай беги стала женой младшего сына Алагуш тегина Баехи. Алахай беги была бездетна. Но она для своего мужа нашла наложницу, которая родила им троих сыновей Кунбуку (Цзюньбухуа), Айбуку (Айбухуа) и Шолыкбуку (Чжолибухуа).

Возможно, в связи с Алахай беги во многих преданиях о кыргызском племени нойгутов, вожди не имели наследника. В связи с чем, властвовали дочери ханов – Кыз Сайкал, Жаныл мырза, о которых слагались целые сказания и эпосы героического характера.

По данным источников, Баеха участвовал в экспедиции монголов против Западного края (Си Юй, т.е. против Хорезма) с 20-тысячным корпусом, состоявшим из племен Восточного Туркестана онгутов, кыпчаков и др. По возвращению наследовал титул принца Бэйпина.

Как нам кажется, в «Манасе» нойгуты также представлены в статусе брачуюшего рода с потомками Чингиз хана по линии Джучи. Согласно кыргызской генеалогии, приведенной в поздних версиях сказания, сын Тобоя Когой имел троих отпрысков Ногоя, Шыгая и Чыйыра. Сын Ногоя Жакып не имел наследника. Поэтому он взял в жены вдову своего дяди Чыйыр по имени Шакан (позже приняла имя своего мужа и стала именоваться Чыйырды), которая происходила из племени нойгутов [108.-С. 33.]. От Жакыпа и Чыйырды родился Манас. Кыргызский батыр Манас приходился внуком Ногая.

Отсюда можно полагать, что персонаж Ногая в «Манасе» в какой-то мере мог представлять весь правящий клан джучидов Золотой Орды, начиная от Чингиз хана и Джучи и включая всех других правителей Золотой Орды.

Как нам кажется, онгуты и черики представляли два объединения одного и того же народа. Т.е. не исключено, что черики, входившие вместе с бахринами и кыргызами в состав улуса Хорчи, могли быть северной ветвью онгутов. Например, Кыргызского владения Ус, которое распологалось в соседстве с областью Каркырахан.

В кыргызских родословных данных как нойгуты, так и черики постоянно указывались вместе с кыпчаками. Согласно генеалогии, общим предком Нойгута и Кыпчака был Пулат хан, сын некоего Ичкилика. Кыпчаки и нойгуты имели по девять родовых поколений. Они всегда выступали вместе. Нойгуты и кыпчаки возглавлялись Чумач-бием, который привел часть кыргызских племен из местности Итарка Сарыджол (близ Кашгара) в нынешние места обитания в Фергане около 250 лет тому назад.

Весьма любопытно, что в эпосе «Манас» как нойгуты (онгуты), так и черики связывались с Золотой Ордой. В версии «Манаса» С.Ахсикенди указывал политическую активность улуса чериков во главе с Анга Торе. Глава чериков был союзником Манаса. Черики имели роды ак чубак и бай чубак. В поздних версиях «Манаса» нойгутами правил сын Ак Балты Чубак. В эпосе Чубак представлен как один из 40 витязей Манаса. Вышеотмеченные этнонимы «чубак» («чумук») и его варианты легко сопоставить с этнонимами «кимак», «йемек».

Весьма важно отметить, что во всех генеалогических рассказах довольно четко указывалось родство нойгутов и чериков. По преданию, нойгутами управлял некий Карача хан, имя которого имело связь с золотоордынским титулом «карача», который носили улусные правители. Карача имел младшего брата Черика. Карача умер без наследника. В связи с чем, вопрос о престолонаследии решился женитьбой Черика на вдове Карача хана. От Черика произошли все роды чериков.

Согласно другой версии, Тагай бий, совершив поход и заставив отступить нойгутов, в их стране нашел маленького мальчика, которого нарекли чердегей (пузан, был с большим животом) Чериком.

Отметим, что, по родословным данным, некий Эштек выступал общим предком племен нойгутов, солто и жедигер. «Эштек» всегда ассоциировался с ногайцами. Однако, нойгуты, наряду с кыпчаками и племенами потомков Салучи-Булгачи (канды, доолос, тейит, кесек, бостон, кыдырша), входили в состав одного из трех крупных племенных объединений кыргызов ичкилик, которое имело особый диалект.

Анализ языковых данных показывает, что ногайцы и ичкилик кыргызы говорят на одном и том же языке, который мы можем назвать мангытский диалект кыргызского языка. Данный факт может считаться одним из основных аргументов, доказывающих о непосредственной связи тяньшаньских кыргызов с ногайцами и существовании общей истории, языка и культуры в прошлом.

Ногайцы говорят на йокающем даиалекте тюркского языка, Например, «йок». Они говорят: «ал кетти», «алар кеттилер». Ичкилик кыргызы говорят на жокающем диалекте тюркского языка, например, «жок». Они говорят: «ал кетти», «алар кеттилер».

Кыргызы говорят на жокающем диалекте тюркского языка, Например, «жок». Они говорят: «ал кетти», «алар кетишти».

Отметим, что в ногайских преданиях указаны более конкретные координаты локализации кыргызов и кыргызообразных племен в монгольский период. По генеалогии, предки ногайцев, до их появления на Яике, жили в Мавереннахре. В караногайском (северодагестанском) предании, записанном А.О. Рудановским в 1863 году, говорится, будто их «народ кочевал несколько лет возле городов Бухары, Хивы и Оркаи (в. Ургенч) под предводительством Чингисхана. Затем ими стали управлять два калмыцких хана – Бодролтой и Бурголтей, которые принялись притеснять подданых. По этой причине ногаи, дескать, перекочевали в урочище «Алатавлы-Киргиз» под начало Узбек-хана. Оттуда они вскоре переместились со всеми стадами и кибитками «к озеру Ака-Оку под покровительство тамошнего бия Мусы» [152. -С. 301].

А.О. Рудановский, анализируя вышеприведенные сведения, пишет: «… данная версия, во-первых, позволяет судить о времени миграции – период от Чингисхана (первая четверть XIII в.) до Мусы (вторая половина XV в.); во-вторых, она очерчивает ее маршрут: Мавераннахр и Хорезм – горы Алатау (Юго-Восточный Казахстан и Кыргызстан) – озеро Ак-Куль». Далее он отмечал: «Этот же маршрут миграции указывался и в казахском эпосе «Эр-Таргыл», где главный персонаж является выходцем из киргизов, бежавших к народу «кырк сан крым» [126.-С. 60] (ср. легендарный маршрут из ногайских сказаний: Мавераннахр – Киргизский Алатау, а также информацию Утемиш-Хаджи об уходе народа с территории Казахстана в Крым) [152. -С. 301].

Отголосок пребывания мангытов в Средней Азии можно усматривать также в киргизском эпосе «Манас», где «ногоям» отводится значительная роль. И вообще древность, «золотой век» в киргизских преданиях иногда обозначается как «ногайские времена» [35.-С. 388;152.-С. 301.].

Как нам кажется, под названием страны кыргызов Алатавлы кыргыз действительно следует понимать земли Центрального, Восточного Тянь-Шаня и Восточного Казахстана, где, согласно средневековым источникам, жили азы, отуз огланы, кыргызы, канглы, кыпчаки и другие племена. Инб Хардадбек, анонимный автор сочинения «Худуд…» (IX в.), Рашид ад-Дин (XIII в.) и другие азов (аз гиши), кимаков, кыпчаков, канглы и кыргызов помещали примерно на тех же землях, где локализовалась страна кыргызов Алатавлы кыргыз, в ногайских преданиях. Важно отметить, что анонимный автор сочинения «Худуд…» располагал кимакскую область Каркырахан в землях Восточного Казахстана в Южном Алтае. В то же время С.Ахсикенди локализовал владение Манаса Каркыра в долине реки Талас на Тянь-Шане. Согласно генеалогии С.Ахсикенди, происхождение правого крыла и племен объединения Салучи-Булгачи связывалось с Отуз огулом, общим предком отуз огланов. С.Ахсикенди в своей книге отводит одно из центральных мест кыргызскому объединению Салучи-Булгачи и его потомку Кангды. В потомков тюрко-огузской группы племен в данном улусе представляли канды, кыдыршах, теит, жоо кесек, доолос. Шестой род бостон относился к потомкам карлуков. Все это указывает на существование этногенетических и этнополитических связей между отуз огланами, канглийцами и тюрко-огузскими племенами в прошлом.

Ч.Валиханов отмечал, что эпосы кыргызов, в том числе «Манас», относятся ко времени Золотой Орды [36.– С. 71]. Т.е. XIII-XIV века. Он одним из первых высказал мнение о том, что «ногайцы в своем движении на запад могли увлечь за собой небольшую часть кочевавших совместно казахов и киргизов» [37. - С. 155.]. В частности, в казахском сказании «Эр Таргын», где главный герой бежал и нашел прибежище у народа кырк сан крым и ногайцев. Впоследствии он даже становится их правителем» [126. -С. 190-191].

Однако, как показывает анализ этнической структуры ногайцев, отдельные племена Моголистана тоже были вовлечены в миграционный поток восточных кочевников на запад в эпоху Золотой Орды. В составе ногайцев Кумыкского округа были обнаружены названия родов, находившие свою аналогию среди племен Моголистана XIV-XVI веков. Ногайцы Кумыкского округа делились на аксайских и костекских [60. - С. 51-60]. Названия отдельных ногайских племен и родов имели сходство с этнонимами моголов и кыргызов Семиречья. Например, канглы (могольский – канглы), бекши-кади (могольский – бекчик-канглы/канды), агач (алтайский – агач эри), ас (кырг. азык), костамгалы ас (кырг. коштамга, пл. мунгуш), бекши-кади (кырг. канды), киштек канглы (кырг. эштек), яглыбай (жагалбай тамга), садак (кырк саадак), бори (бору) [60. - С. 51-60; 15. См. таблицы] и т.д. Важно отметить, что этноним киштек канглы и топоним «костек» имеет сходство с названием местности на Тянь-Шане Кастекским (Каштек) перевалом, где, по кыргызским преданиям, в древние времена жили ногайский хан Манас и его сын Семетей. В долине реки Или, где расположен Кастекским перевал в прошлом жили кыргызские племена канглы, азы, кючюки, солто, жедигер, нойгут и др.

Ногайские этнонимы «киштек канглы» и «костек» легко отождествимы с булгарским кешдяк, а также башкирским эштек и кыргызским «эштек» (общий предок племен солто, нойгут, жедигер). Анализ показывает, что ряд кыргызских племен имели тесные связи с ногайцами, гланым образом, племена объединения ичкилик. К примеру, кангды (канглы), нойгут, кыпчак, тейит, кесек, а также азык, жедигер, солто и т.д. Тождество ногайского этнонима «коьбек салду уулу» и кыргызского «солто» может указывать на участие в этногенезе ногайцев алтайских кыргызов Емке, тотемом аристократического рода которых была собака (кючюк или коьбек).

Следовательно, в этногенезе ногайцев приняли участие ряд тяньшаньских племен канглы, кераиты, кыпчаки, а также племена алтайских кыргызов.

Таким образом, из всего вышеизложенного можно сделать вывод о том, что кыргызы и ногайцы имели тесные этногенетические, этнополитические и этнокультурные связи. Одним из главных причин этнической близости кыргызов и ногайцев кроется в том, что предистория мангытов связано с кыргызским владением Ус в Западной Монголии. Связь мангытов с азами сыграла важную роль в формировании мангытского союза племен, позже переименованного в Ногайскую Орду. Она была создана племенами, будучи имевшими тесные этнические связи с кыргызами такими как мангыт, аз, кыпчак, канглы, кераит, алчин, колгин (кылжыр) и другими, обитавшимися как на Саяно-Алтае, так и Тянь-Шане. В результате ногайцы были сформированы как субэтнос в составе кыргызского народа, где азы и мангыты представляли аристократическую верхушку.

(Отрывок из книги Т.Акерова «Маджму ат-Таварих»)

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

Кыпчаки и кыргызская область Каркырахан

Бахрины – союзники кыргызов

Карачаевцы, кумыки, ногайцы и крымчаки и некоторые другие народы Северного Кавказа – это осколки азов – древнего рода кыргызов

При Токтамыш хане кыргызы выступали как одна из ведущих политических сил в Золотой Орде

О происхождении клана Тайбуга

Улус Хорчи. Изменение этнополитической ситуации на Саяно-Алтае и Тянь-Шане до и после образования государства Хайду

Бату Хан. Золотая орда в борьбе за геополитические интересы

Сочинение С.Ахсикенди «Маджму ат-Таварих» является бесценным источником в изучении истории эпохи этнического возрождения кыргызского народа

Сведения Маджму Ат-Таварих об истории кыргызов

Военно-политическая деятельность золотоордынского Пулат-хана на востоке улуса Джучи по данным Маджму Ат-Таварих1

Еще статьи

Поделись реакцией: Муж. Жен.
Улыбка
Грусть
Удивление
Злость
Необходимо авторизоваться
Комментарии
Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком