Добавить статью
4:17 27 Февраля 2013 48749
Кыргызское Великодержавие и происхождение кыргызского народа
(часть 2)

Из цикла "Археология и история древнего и средневекового Кыргызстана"

Часть 1

Трагедия Барс-бега

130227_1 В конце VII - начале VIII в. государство кыргызов, когда во главе его стал Барс-бег, заставило соседей серьезно считаться с собой.

Судьба этой неординарной личности в истории народа примечательна. Несмотря на то, что этноним «кыргыз» впервые был упомянут китайской хроникой под 201 г. до н. э., ни В одном иноязычном письменном источнике практически не упоминалось кыргызских имен до тех пор, пока тюркские народы сами не научились писать. Первое кыргызское имя, записанное в начале VIII в. кыргызами и родственными, но враждебными им тюрками, было именем кыргызского кагана Барс-бега.

В древнетюркских текстах освещаются одни и те же события конца VII - первой трети VIII ВВ., связанные с отчаянной борьбой тюрок за воссоздание своего государства, разбитого и порабощенного китайцами еще в 630 г. За господство в Центральной Азии тюркам пришлось схватиться с кыргызами, и в надписи в честь Кюль-тегина впервые было упомянуто имя кыргызского кагана: « ... был Барс-бег. Это мы дали ему титул кагана. И мы дали ему в жены мою младшую сестру-княжну. Но он изменил нам. И вот каган был убит, а его народ стал рабами и рабынями». Далее из текста надписи Кюль-тегина мы узнаем о месте гибели Барс-бега: « ... мы разбили кыргызский народ, когда он спал. С их каганом мы сразились в черни (лесистая местность. - Ред.) Сунга ... Кыргызского кагана мы убили, а его эль взяли» (Малов C. Е. Памятники древнетюркской письменности. - М., 1951. - с. 38-41; Кляшторный С. Г. Стрелы Золотого озера. - Л., 1976. - с. 265-266.). Истинность сообщения источника не вызывает сомнения, потому что эти же сведения иными словами, нисколько не меняющими суть дела, изложены в других древнетюркских текстах - надписях Бильгекагана и Тоньюкука.

Словом, древнетюркская высшая аристократия, если судить по орхонским текстам, в лице кыргызского кагана создавала образ врага, злого и неблагодарного зятя, изменившего старшим родственникам. За это самого кагана Барс-бега убили, а его подданные - кыргызы - стали рабами. Так писали о Барс-беге его враги на трех высоких и издалека видных стелах, которые стояли в разных оживленных местах поблизости от каганских ставок. Многие кочевники читали эти официальные прокламации аристократии, верили им, оправдывали «мудрую» политику своих каганов, ругали чужих - «глупых и неблагодарных». Так создавалось средневековое степное общественное мнение.

Совсем другим представлен Барс-бег в тексте, написанном в его честь самими кыргызами: «(1) Десять лун носила меня моя мать. Она принесла меня моему элю (народу). Я утвердился на земле благодаря моей доблести. (2) Я храбро сражался с многочисленным врагом и покинул мой эль, оставив его в раскаянии. Увы! (3) Своим младшим и старшим братьям Вы снимали-сгружали верблюжьи вьюки с дарами. (4) Тем, что было на земле, - моими деяниями и моей доблестью - Барс не пресытился! (5) Без отца Вы героем были! Когда псы преследовали дичь, Вы проносились мимо кочевий! Сгинь, дух смерти со своей младшей братией! О, Барс, не покидай нас! Увы! (6) Наше звание таково - мы умай-беги, мы храбрые воины нашего рода-племени! Увы! Шестерых мужей с собой ты не взял! Скакуна с собой ты не взял! Трех сосудов с собой ты не взял! О, моя драгоценность! О, мое сокровище! Не покидай нас! .. Мы прежде радовались. (7) О, дичь золотой черни Сунга, множься! Рождай свое потомство! Мой Барс покинул коней и быков, весь этот мир, он ушел! Узы! (9) Ради моей воинской доблести, ради могущества моих старших братьев и моих младших братьев мне воздвигли этот вечный памятник» (Кляшторnый с.г. Стрелы Золотого озера. - С. 261.).

Перед нами самый древний (VIII в.) зафиксированный орхоно-енисейскими письменами плач по умершему - кыргызский кошок. Характерно, что в 1, 2, 4 и 9-й строках речь ведется от первого лица, то есть самого умершего, в остальных - выражена скорбь ближайших родственников. Удивительна живучесть традиций: до недавнего времени, да и в наши дни, опытные кыргызские плакальщицы, особенно лично знакомые с умершим, вплетали в кошок известные родственникам фразы от первого лица, которые при жизни говорил (или якобы говорил) покойный.

Научное значение намогильных надписей для истории кыргызов трудно переоценить. Это скудные, но пока единственные известные науке сведения биографического характера о выдающейся личности, выходце из среды енисейских кыргызов, имя которого В конце VII - начале VIII вв. было хорошо известно в Центральной Азии, Китае, Тибете, в Семиречье и на Тянь-Шане. И если для врагов Барс-бег был «неблагодарным изменником», то для кыргызов - «доблестным героем», «драгоценностью», «сокровищем».

Что же он совершил, каково его место в средневековой истории кыргызов? Для ответа на эти непростые вопросы сопоставим уже известные нам сведения из орхонских и енисейских рунических текстов со сведениями из китайских династических хроник.

Как теперь известно, Барс-бег происходил из древней правящей кыргызской династии, рано остался без отца, имел четырех братьев, был страстным почитателем псовой охоты. Род Барс-бега, как считалось, находился под особым покровительством богини Умай-эне; его родственники носили редкий титул - Умай-бег. Не исключено, что кыргызский ажо (или его род), помимо светских, обладал и жреческими функциями по отношению к этой богине. В условиях сложной внешнеполитической обстановки он, скорее всего, обойдя старших братьев, выдвинулся на первое место в государстве кыргызов благодаря своим исключительным личным качествам.

Барс-бег стал во главе кыргызов, когда политическая ситуация в Центральной Азии резко изменилась. Против гнета империи Тан восстали орхонские тюрки, которые нанесли ряд поражений китайским войскам и их союзникам в степи. Они, возглавляемые членом старой династии Aшина - Кутлугом, образовали Второй Тюркский каганат. Кыргызы, как и другие степняки, не желали менять фиктивное китайское владычество на вполне реальное тюркское, поэтому совместно с токуз-огузами Баз-кагана, курыканами, отуз-татарами, кытаями, татабами выступили союзниками империи Тан. В 689 г. тюрки разгромили коалицию Баз-кагана и стали полными хозяевами в степи. Кыргызы сохранили свои войска, потому что не участвовали в этом сражении. Барс-бег возглавил оставшиеся антитюркские силы на северных границах каганата. Вскоре после 689 г. он, поняв, что кыргызы достаточно сильны, совершил важный политический акт: принял титул кагана с тронным именем Ынанчу Алп Бильге. Верховный владетель кыргызов, таким образом, бросил решительный вызов Тюркскому каганату, открыто притязая на господство в Центральной Азии.

Каган тюрок Капаган (691-716 гг.) решил покончить с кыргызской опасностью. Но первый поход его войск на Енисей во главе с принцем (впоследствии каганом) Бильге закончился неудачно: они были остановлены на границах кыргызов. Согласно условиям мира, Капаган признал Барс-бега каганом и отдал ему в жены племянницу, сестру Бильге. Кыргызы, в свою очередь, видимо, обязались быть лояльными по отношению к Тюркскому каганату. Выгодный мир легализировал и упрочил положение кагана Барс-бега Ынанчу Алп Бильге, но не удовлетворил его далеких притязаний.

В начале VIII в. Барс-бег смело проводил активную антитюркскую внешнюю политику. В 707-709 гг. он направил два посольства в воевавший тогда с тюрками Китай. Дипломатическая инициатива Барс-бега по организации антитюркского союза распространилась и на Тюргешский каганат, куда направляется посольство во главе с Эзгене. Этот молодой кыргызский дипломат, посланный к кагану из рода кара-тюргешей (Кара-кагану), достиг очень многого. Тюргеши, несмотря на войну с арабами в Мавераннахре, пошли на союз с кыргызами против тюрок.

Выполнив свою миссию и заслужив тем самым какой-то тюргешский титул (чин), посол Эзгене умер на Тянь-Шане («внутри тюргешского государства») и был похоронен на родине (р. Туба). Там в честь него родственники возвели стелу с трехстрочным текстом, где скупо отразили его деяния:

«1) Я - Эзгене - внутренний чин Кара-хана. Я был на двадцать шестом году своей жизни. Я умер внутри тюргешского государства, я начальник ... » (Бат.манов И. А. Язык енисейских памятников древнетюркской письменности. - Фрунзе, 1959. - С. 161.).

К 709 г. кагану кыргызов удалось создать мощную антитюркскую коалицию, в которую кроме кыргызов вошли империя Тан и Тюргешский каганат. Один из крупнейших политических и военных деятелей Тюркского каганата Тоньюкук так оценил политическую ситуацию, сложившуюся в Центральной Азии: «Каган народа табчач (китайцев - Ред.) был нашим врагом. Каган народа десяти стрел (тюргешей - Ред.) был нашим врагом. Но больше всего был нашим врагом кыргызский сильный каган» (Малов С.Е. Указ. работа. - С. 66.). Тюрки решили не выжидать, а разбить союзников поодиночке.

Из приведенного выше текста видно, что наибольшую опасность для степного гегемона представляли не далекие китайцы и тюргеши, а войска Барс-бега. С них он и начал. В 709 г. отряды тюрок форсировали верховье Енисея и разбили союзные Барс-бегу племена чиков и азов. Они заняли Туву, сделав ее плацдармом для наступления на кыргызов, но главную дорогу из Тувы по ущелью Енисея кыргызы перегородили высоким валом, следы которого сохранились по сей день. Зимой вал из бревен и снега укладывался и по льду Енисея. Весной, когда начинался ледоход, стена кыргызов уплывала в океан, но летом бурный Енисей был непроходим. С наступлением ледостава кыргызы вновь сооружали стену. Преодолеть это препятствие не могла никакая армия.

130227_2

Барс-бег занял важные перевалы через Саяны и, как он полагал, в полной безопасности ждал помощи от своих союзников. Но ни тюргеши, связанные войной с арабами в Средней Азии, ни китайцы, несмотря на договор, не поддержали кыргызов. Они ограничились защитой своих рубежей, бросив Барс-бега на произвол судьбы. Отчаявшийся каган, оставшись один на один с мощным Тюркским каганатом, сменил политическую ориентацию. Не позже осени 710 г. он направил посольство в Тибет, который в то время враждовал с империей Тан и государством тюргешей. Посольство возглавил выходец из сильного кыргызского племени булсар Эрен Улуг - опытный дипломат, который уже участвовал в четырех успешных посольствах кыргызов за рубеж, за что был особо отмечен Барс-бегом. Это была вынужденная дипломатическая акция. Поворот во внешней политике на 1800 был вызван позицией союзников. Барс-бег должен был заботиться о своем государстве, в то время как его союзники заняли выжидательную позицию.

О миссии Эрен Улуга кыргызский каган, естественно, не уведомил Китай, но сведения о нем умышленно широко распространялись в кочевом мире, вероятно, не столько для устрашения бесстрашных тюрок, сколько для активизации военных действий Китая и тюргешей. Но было уже поздно. Эрен Улуг по неизвестной причине умер (или был убит?) на чужбине. Тибет не стал союзником Барс-бега. Китай и тюргеши так и не выступили в поход, зато тюркские полководцы решились на отчаянный шаг: преодолеть Саянский хребет зимой обходным путем, минуя дороги, охраняемые кыргызами. В этом походе участвовали будущий каган тюрок Бильге и его храбрый брат Кюль-тегин, но фактически возглавил его старый и опытный Тоньюкук. Он отыскал изменника из народа азов, который, как оказалось, на свою беду согласился провести войска тюрок в Минусинскую котловину, минуя кыргызские укрепления, тайными тропами в почти неприступных горах.

Тоньюкук так описал трудности похода: «Я приказал двинуться войску, я сказал: «Садись на коней!» Переправляясь через Ак-Тэрмель, я приказал остановиться (тыловым) лагерем. Приказав сесть на лошадей, я пробил дорогу сквозь снег, я взошел (с другими) вверх (горы), ведя лошадей в поводу, пешком, удерживаясь деревянными шестами. Передние люди протоптали снег, и мы перевалили через покрытую вершину. С большим трудом мы спустились, и в десять ночей мы прошли до склона (горы), обойдя (горный снежный) завал. Местный путеводитель, сбившись с пути, был заколот» (Малов С.Е. Указ. работа. - с. 67.).

Что ж, зимний переход через Саяны сделает честь любому войску. Замысел тюрок удался, и их войска внезапно обрушились на кыргызов. Первое сражение произошло ночью: «На кыргызов мы напали во время их сна ... проложили путь копьями», - отмечено в древнетюркском руническом памятнике. Основные силы кыргызов были разбиты. Уцелевших Барс-бег собрал в черни Сунга и пытался организовать отпор. Сеча была злой и упорной. Здесь показал свою доблесть Кюль-тегин: «Кюль-тегин сел на белого жеребца из Вайырку, бросился в атаку, одного мужа он поразил стрелою, двух мужей заколол пикой, одного после другого. При этой атаке он погубил белого жеребца из Вайырку, сломал ему бедро. Кыргызского кагана мы убили и эль его взяли».

Да, кыргызы потерпели полное поражение. Барс-бег пал в открытом бою. Тело его даже не удалось похоронить с подобающими почестями по старинному обряду. Это отмечено в эпитафии из Алтын-келя: «Скакуна ты с собой не взял! Трех сосудов с собой ты не взял!». Соплеменники воздвигли в честь кагана каменную плиту выше человеческого роста, где кыргызскими рунами выразили печаль по поводу его гибели. В последний раз кыргызский каган Барс-бег Ынанчу Алп Бильге был лишь вскользь упомянут в 716 г., когда на могильном сооружении в честь умершего тюркского Капаган-кагана (победителя Варсбега) в самом начале вереницы камней, изображающих его павших врагов, был поставлен «балбал», символизирующий главного врага - кыргызского кагана.

Поражение кыргызов в битве при черни Сунга, видимо, имело для народа и его государства очень серьезные последствия, потому что более сорока лет после него кыргызы не участвовали в военных действиях. Несмотря на то, что во главе государства был поставлен владетель из кыргызов, оно фактически стало зависимым от Тюркского каганата вплоть до его падения в 745 г. Таким образом, первая попытка кыргызов в борьбе за господство в Центральной Азии закончилась поражением. В VIII в. они еще не имели достаточно сил для борьбы за гегемонию в Центральной Азии, хотя и ставили такую задачу. По уровню военной организации они отставали от государств Центральной Азии. Отсюда вытекали оборонительная стратегия и ставка на сильных союзников, которые не оправдали себя. Но в середине VIII в. политическая ситуация в Центральной Азии изменилась коренным образом: пал Второй Тюркский каганат.

В 731 г. умер воитель Кюль-тегин. Бильге-каган, горюя, ненадолго пережил брата-героя. В 734 г. он был отравлен. Дети-наследники не были равны по доблести своим отцам, но превзошли их в амбициях. Начались быстрые смены каганов. Подняла голову знать. Малолетнего Тенгри-кагана (740-741 гг.) убил его дядя Кутлуг и узурпировал престол.

В 742 г. восстали уйгуры, карлуки и басмылы. Они в сражении убили узурпатора и стали реальными хозяевами Великой степи. Агония Второго Тюркского каганата была недолгой: в 745 г. он прекратил свое существование.

Басмылы, карлуки и уйгуры вступили в схватку за обширное наследство. Победили уйгуры. Их вождь провозгласил себя каганом с тронным именем Элетмиш Бильге-каган (747-759 гг.). На землях Второго Тюркского каганата образовался Уйгурский каганат, центром которого стала Монголия.

Кыргызы не хотели добровольно подставлять шеи под ярмо победителей.

Продолжение

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

02-12-2013
Дирхемы, дирхемы, дирхемы…
76759

22-11-2013
Загадка Усто Ахмада
40819

18-11-2013
К вопросу о тюрко-согдийской интеграции в VI-VIII вв.
(продолжение)
20977

08-11-2013
К вопросу о тюрко-согдийской интеграции в VI-VIII вв.
30034

01-11-2013
Византийский историк о согдийцах в Семиречье
(часть 2)
37284

25-10-2013
Византийский историк о согдийцах в Семиречье
43408

18-10-2013
Сирийские и армянские источники о становлении Тюркского каганата
(продолжение)
55542

10-10-2013
Сирийские и армянские источники о становлении Тюркского каганата
43015

27-09-2013
Сведения о тюркских народах в минералогическом трактате Ал-Бируни
(продолжение)
28358

20-09-2013
Сведения о тюркских народах в минералогическом трактате Ал-Бируни
57134

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×