Добавить статью
15:11 2 Апреля 2023 54464
К этимологии слов, обозначающих спортивные виды борьбы у кыргызов

konf_logo Данная статья была подготовлена в рамках международной научной конференции «Кыргызский каганат в контексте тюркской цивилизации: проблемы кыргызоведения», посвященной 1170-летию образования Великого Кыргызского каганата.

В Кыргызской Республике культивируются два самобытных вида пешей борьбы – «күрөш» и «алыш», а также конная борьба «оодарыш» (эр эңиш), где важным элементом атрибутики выступает пояс (кушак). Культивируется также поясная борьба под эгидой Международной ассоциации борьбы на поясах и называется – beltwrestling, т. е. поясная борьба (от английского belt – «пояс» и wrestling – «борьба»).

Борьбе «күрөш» - признанному древним и широко известным виду борьбы, придан статус национального вида спорта, такой же статус имеет и «оодарыш». Что касается новоявленного вида борьбы «алыш», то, хотя у него нет такого почетного статуса, однако с момента его появления в когорте контактных видов единоборств, этот вид поясной борьбы получил бурное развитие.

Эта форма борьбы набирает все большую популярность не только в Кыргызстане, но и за ее пределами. Согласно замыслу создателей поясной борьбы «алыш» в нем консолидированы в одно целое разные варианты поясной борьбы культивируемых в различных регионах республики. В каждом уголке нашей страны, в каждой области есть своя разновидность борьбы на поясах.

130805_1

Изюминкой этой поясной борьбы является то, что на победителя соревнований одевают национальный кыргызский чапан и колпак (ак калпак). Это правило уже стало обязательным на всех международных чемпионатах. Слово алыш испокон веков бытует в кыргызском языке и упомянуто даже в эпосе «Манас», и этот термин в переводе на русский язык означает «борьба» [15, с. 13]. Безусловно, это соответствует действительности. Однако спорным является утверждение на счет слова куреш, ибо некоторые утверждают, что: «последний термин заимствован у узбеков, немного искаженно: у них он звучит как кураш» [15, с. 13].

Удивляет и позиция некоторых функционеров от спорта (в частности, Международной федерации кураша) выдающих желаемое за действительное, утверждая, что «кураш это − узбекское слово». Ошибочность подобных мнений заключена в том, что древние письменные первоисточники «Divanü Lûgat-it-Türk» и «Kutadgu Bilig» свидетельствуют, что слово küreş является древне (средне-) тюркским, а не узбекским, так же как и слово алыш не является исконно кыргызским.

Как отмечает Э.Р.Тенишев, в тюркоязычных письменных памятниках языки принято соотносить с тремя хронологическими уровнями; в связи с этим употребляются и соответствующие термины: древнетюркский (древнетюркская эпоха V-X вв.), среднетюркский (среднетюркская эпоха X-XV вв.) и новотюркский (новотюркская эпоха XV-XX вв.). Это деление отклоняется от принятых в общей истории рамок хронологизации, оно чисто условно и имеет хождение только в тюркском языкознании [16, с. 35]. Тем самым, мы считаем, тюркский язык словаря «Divanü Lûgat-it-Türk» (1072-1074 гг.) Махмуда Кашкарского, а также поэму «Kutadgu Bilig» (1069-1070 гг.) Ю.Баласагунского, где впервые встречается глагол küreş в значении «бороться», условно относить к древне (средне-) тюркской эпохе. Ибо эти письменные памятники культуры хронологически были созданы на стыке двух эпох - древне- и среднетюркской (а поэма Ю.Баласагунского была написана под влиянием литературной школы, сложившейся в IX в.).

Как известно в эпоху раннего средневековья огромную роль в этнокультурной истории степного пояса Евразии играли собственно древние тюрки. Благодаря военным успехам в середине VI в. н. э. правителям древних тюрок удалось подчинить почти все кочевые племена Евразийских степей на огромной территории от Восточной Европы до Маньчжурии и создать огромное государство – Первый Тюркский каганат. Завоевание древнетюркских каганов способствовали миграциям тюркоязычных кочевников из Центральной Азии в разных направлениях. Военное могущество древних тюрок стимулировало распространение их военно-административной системы, титулатуры, языка и культуры в иноэтнической среде [18, с. 3]. Тем самым очевиден факт того, что появление слова küreş (ğüreş) в языке, диалекте и говоре у современных тюркоязычных народов есть результат процесса «тюркизации» [3, с. 98-106; 1, с. 517], иначе говоря, «отюречивания» [2, с. 197] в этнокультурном отношении многих кочевых, полуоседлых и оседлых племен, происходившие в средние века. Что интересно и в русском языке существует близкое по звучанию слово кураж, заимствованное от французского courage- смелость; задор. Возможно, данное слово в свою очередь было заимствовано французами от древних тюрок.

Поэтому на общетюркских и межтюркских лексических языках, диалектах и говоре написание и значение слова küreş (ğüreş; кüräš) у современных тюркоязычных народов практически одинаковы. Например, на алтайском это – күрөш. На азербайджанском – гүләш, күләшмә. На башкирском, татарском – кўрәш. На гагаузском – гүреш. На кара-калпакском – гүрес, күреш. На карачаево-балкарском - кюреш, кюрешиу. На крымскотатарском, кумыкском – куреш. На казахском, ногайском -күрес. На кыргызском – күрөш. На тувинском – хүреш. На туркменском – гөреш. На турецком - güreş. На тофаларском – húreš. На узбекском – kurash. На уйгурском – күрәш. На хакасском – күрес, кÿрезiг. На чувашском – кěреш. На якутском -күрэс, күрес. И во всех случаях (источниках) в основном означает - физическую борьбу, а также - бороться (в прямом физическом и переносном смысле). У ряда тюркоязычных народов, по данным Э. В. Севортяна, это слово воспринимается более широко и имеет несколько схожих значений. У кара-калпаков – бороться в обхватку, состязание. У якутов – состязание, спор. У татар, гагаузов, ногайцев – бороться, состязаться. У алтайцев – биться, сражаться и т. д. [13, с. 79-80]. Впрочем и у кыргызов күрөш помимо бороться имеет значения − сражаться.

То же наблюдаем и в «Опыте словаря тюркских наречий» В.В.Радлова, где кÿрäс, кÿрäш, кÿрöш, кÿрöс, гÿрäш означает - бороться; сражаться [10, ст. 1452-1454]. В «Древнетюркском словаре» (труда коллектива известных тюркологов) также отмечено, что слово кüräš означает - бороться, сражаться. Здесь же представлены примеры из древнетюркских письменных источников [4, с. 328]. Так в словаре Махмуда Кашкарского «Divanü Lûgat-it-Türk» küreş дается в виде пословицы: «kiz birle küreşme, kisrak birle yarişma, - с девицей не борись, с кобылицей не состязайся (на скачках)» [19, с. 474]. В этом же словаре впервые описывается сам процесс борьбы тюрков-кочевников: «ğüreşte iki adamdan birisi ödürünü tutarak sağa sola sallamasi…, − в борьбе (двух человек) один другого последовательно то направо, то налево встряхивает…» [20, с. 109].А в поэме Юсуфа Баласагунского «Kutadgu Bilig» о küreş отражено: «yaraşğu yarağı bar erse yaraş, yok erse yarıklan bil alşıp küreş, - если есть возможность ладить, ладь / если нет, облачайся в кольчугу, иди и вступай в борьбу схватившись за пояса (поясницу)» [22, с. 129].Тем самым, как верно отмечено в «Этимологическом словаре тюркских языков» С. В. Севортяна в абсолютном большинстве тюркских языков гүреш / күреш ~ гүреш / күреш – означает физическую борьбу, начиная со словаря М. Кашкарского, в котором (а также в поэме «Kutadgu Bilig») впервые встречается глагол күреш - в значении «бороться», но также и «сражаться», которое, однако в дальнейшем не сохранилось (или не развилось?) в массе тюркских языков [13, с. 80].

С.В.Севортян также приводит К.Г.Менгеса, который связывал существительное күреш и т. д. «борьба» с прилагательным күр ~ гүр, известным во многих языках в разных значениях. С.В. Севортян также предполагает, что существительное гүреш ~ күреш может быть образовано с помощью аффикса –ш со значением названия процесса. Здесь он ссылается на М.Рэсэнена, который с колебаниями допускал образование küreş от kürе-, откуда получается kürе -ş [13, с. 80]. В словаре М.Кашкарского глагол kürе- обозначен как - сгребать (грести) [20, с. 99; 4, с. 328-329]. Таким образом, возможно, что существительное küreş было производным от глагола повелительного наклонения kürе-, что значит - сгребать.

В «Киргизско-русском словаре» К.К.Юдахинаотмечено, что күрөш- «борьба», «бороться друг с другом» имя действия от күрө- [6, с. 471]. Тем самым исследователь кыргызского языка К. К. Юдахин также допускает образование күрөш от взаимного залога күрө-, что значит - сгребать. Заслуживает внимания и еще одна версия этимологизации. В «Древнетюркском…» отмечено küreş(küräš) помимо основных - бороться, сражаться, еще передает значение - сходиться; приходится как раз [4, с. 328]. В поэме «Kutadgu Bilig» об этом говорится: «isiz edgü birle yaraşmaz bolur, köni egri birle küreşmez bolur, - плохое с хорошим не приходятся, прямое с кривым не сходятся» [22, с. 123]. В целом логично рассудить, что выше отмеченные глаголы отражают суть спортивной борьбы. Т.е. сам процесс борьбы подразумевает «сходиться» в поединке борцами; «приходится как раз», например, что не исключается ранжирование по весу, возрасту, статусу, полу и прочее; «сгребать» друг друга в охапку в процессе борьбы.

Правдоподобной выглядит еще одна версия М.Рэсенена, которая отражена в «Этимологическом словаре…». Так М.Рэсэнен допускал образование küreş(küräš) от прилагательного kür [13, с. 80]. В словаре М. Кашкарского имя прилагательное kür обозначен как - смелый, отважный (kür er - смелый, отважный мужчина) [19, с. 324]. Возможно М. Рэсэнен (по нашим догадкам) предположил так − борьба удел смелых и отважных мужей, и именно в борьбе «один на один» более всего познается, кто есть кто? В таком случае, это предположение М. Рэсэнена выглядит вполне логичным.

Однако на наш взгляд более всего реалистичной представляется упомянутая версия из поэмы «Kutadgu Bilig» -küreş − сходиться; приходится как раз. Этому имеются конкретные аргументы. По обобщенным материалам тюркского героического фольклора, точнее по сюжету «героическое сватовство» известно, что богатырское единоборство - борьба «куреш» − вероятно могла возникнуть от мотива женитьбы героя как средство испытания его; либо невеста такая же силачка-богатырка, и герой только в поединкеодолев ее, затем имел право жениться на ней. Так историческая поговорка из словаря «Divanü Lûgat-it-Türk»: «kiz birle küreşme, kisrak birle yarişma, - с девицей не борись, с кобылицей не состязайся (на скачках)» появилась после того, как новобрачная княжна на брачном ложе борцовским приемом - подножкой - сбила с ног султана Газны Масуда (X в.) [19, с. 474].

В этой связи красноречивым примером является сам глагол, побуждающий к действию - küreş. Т.е. согласно одному из вариантов этимологизации данного глагола, на наш взгляд возможна следующая версия: невеста после изнуряющей для нее борьбы с женихом-героем, в какой-то момент оценив его незаурядные психофизические и интеллектуальные возможности решает, что он ей вполне приходится как раз, и можно сходиться с ним в браке. Или наоборот, как в показательном случае единоборства княжны с незадачливым женихом Масудом. Иначе говоря, глагол küreş(küräš) изначально обозначал состязательную борьбу брачно-притязательного характера между неженатыми юношами и девушками (типа игры кыз-куумай), которая с истечением исторического времени в большей степени утратила характер брачного состязания, превратившись в обычную спортивную игру молодежи, сопровождающую различные семейные и общественные праздники [5, с. 270-280].

Что же касательно абстрактного существительного алыш, то в «Киргизско-русском…» К.К.Юдахина алыш дается как – борьба, схватка (всадников). Здесь же приведены примеры из эпоса-трилогии «Манас»: «алыш-күрөш ар качан – жашынан кылган кесиптир, - конная и пешая борьба - его занятия смолоду»; «алты күн тынбай кармашып, ач буурадай чайнашып, артык алыш кылды эле, - беспрестанно бились шесть дней, грызлись, как свирепые верблюды-жеребцы, схватку устроили небывалую» [6, с. 54]. В этом же словаре имя действия күрөш(жөө күрөш) дано как - борьба пеших, бороться с друг другом. Тем самым, автор словаря под алышем подразумевает конную борьбу, так как в пояснении к нему - борьба, схватка - в скобках указано - всадников.

По данным другого исследователя кыргызского языка Ж.Мукамбаева существительное алыш на диалекте северных кыргызов означает - битву; драку; схватку. Однако следующее предложение автора: «алышка минген ат» [8, с. 111], которое переводиться как: «конь, используемый для схватки (битвы)» полностью солидаризируется с данными К.К.Юдахина, что алыш есть схватка всадников. Таким образом, согласно К.К.Юдахина и Ж.Мукамбаева, имя действия алыш – это борьба всадников. В принципе это немудрено, так как древние кочевники практически все военные дела преимущественно решали с помощью коня. И если во время столкновений и сражений воины теряли либо портили оружие, они переходили к конной рукопашной борьбе, а если был потерян и конь, то борьба приобретала уже пеший вид.

В «Древнетюркском…» существительное аlïš дано как – схватиться в борьбе [4, с. 36]. Аналогично тувинцы говорят: «сегиржип алыышкын», что буквально значит - схватись в схватке (в борьбе). Аlïš в значении «схватиться в борьбе» (также как küreş) одним из первых упоминается в поэме «Kutadgu Bilig». Однако в ней, в составе известной нам поговорки, дается в паре со словом küreş: «yaraşğu yarağı bar erse yaraş, yok erse yarıklan bil alşıp küreş, - если можно помириться, мирись, если нет, надень доспехи и борись, схватившись за пояса» [22, с. 129; 4, с. 36].Здесь заметим, что согласно этому первоисточнику поясную борьбу «алыш» правильнее было бы обозначать как «бел алыш» -bel alïš. Ибо существительное bel на древне (средне-) тюркском диалекте и во всех современных тюркских языках означает – поясницу [4, с. 93]. Существенно отметить и то, что из двух самостоятельных древне (средне-) тюркских существительных как – bеl (поясница), и – bаγ (оковы, узы, повязка, покрывало) [4, с. 77] строится другое конкретное существительное bеlbaγ [4, с. 93], которая в качестве термина обозначает - спортивный матерчатый кушак в поясной борьбе тюркских народов (у кыргызов − белбоо, казахов − белбеу, узбеков – belbog). В словаре М. Кашкарского встречается: «onu belinden tut, − возьми его за поясницу (пояс)» [21, с. 133]. Очевидно, это является указанием борцу взяться за пояс соперника.

В «Опыте словаря…» В.В.Радлова значение абстрактного существительного алыш, алыс, аliш обозначен более шире и помимо основного – бороться, сражаться, еще указан и как - завязать рукопашный бой; возбуждать к борьбе, к ссоре (aliштǐр). Здесь же автором словаря приведен пример из уже упомянутой поэмы Ю.Баласагунского: «tiжiн тырнађындäк jaђа тут алыш, - схвати его зубами и ногтями за воротъ и борись» [9, ст. 379-382]. По данному тексту, очевидно, что имя действия алыш означает физическую борьбу, однако действительно более близкую к рукопашному бою, чем к классической поясной борьбе.

Таким образом, согласно древне (средне-) тюркским источникам, точнее было бы современную позиционирующую себя как истинно поясную борьбу «алыш», обозначать не просто alïš - схватиться в борьбе; алыш, алыс, аliш -бороться, сражаться, завязать рукопашный бой; алыш – борьба, схватка всадников, а более конкретно bel alïš- схватка в борьбе с захватом за поясницу (пояс), т. е. как пешая поясная борьба «бел алыш». Этому имеются существенные примеры. Например, у якутов широко распространены два варианта самобытной пешей борьбы: вольная хапсаһай и поясная курдаһан тустуу. На якутском курдаһан означает - поясная (курдаһан от древне (средне-) тюркского qur (кур - пояс), а тустуу- борьба, тем самым получается «курдаһан тустуу, - поясная борьба». У азербайджанцев также культивируется несколько вариантов пешей борьбы, одна из них широко известная вольная гүләш, другая поясная гуршаг тутма. На азербайджанском гуршаг- поясная (поясной), это слово также является производной от древне (средне-) тюркского qur (кур, гур - пояс), а тутма соответственно от древне (средне-) тюркского тут − взять, схватить.В итоге получается «гуршаг тутма, - борьба, схватившись (взявшись) за пояса».

Мы предполагаем, что древне (средне-) тюркское абстрактное существительное аlïš, алыш, алыс, аliш было производным от глагола al-, ал-. От al-,ал- распространяются множество производных, и это слово имеет довольно таки много значений. В«Древнетюркском…» отмечено, что глагол al- помимо основного - брать, взять, означает еще - захватить, завоевать, покорить. В этом же словаре имеются объясняющие значение глагола al- примеры из древних и средневековых письменных источников. Например, это слово встречается в древнетюркской рунической надписи на памятнике Бильге-кагана (Могиляна) датируемой 717-718 гг. н. э. [4, с. 32], а также в поэме «Kutadgu Bilig»: «kılıç birle aldı kör él alğuçı, - завоеватель стран захватывал (их) мечом» [22, с. 132].

В «Этимологическом словаре…» также отмечено, что глагол ал- на общетюркской и межтюркской лексике означает - брать, взять. А на туркменском, турецком, кумыкском, койбальском, ногайском и древнетюркском диалектах еще означает – овладевать, завоевать, покорять [14, с. 128]. Таким образом очевидным становится то, что имя действия аlïš, алыш, алыс, аliш является производным отглагола al-, ал- − брать, взять, схватить. Тем более в древне (средне-) тюркском первоисточнике, где впервые встречается аlïš (алыш, алыс, аliш) в значении – схватиться в борьбе; сражаться -конкретно указывается о необходимости борца взять (-ся), брать (-ся), схватить (-ся) за определенную часть одежды или тела противника: «jaђа тут алыш, - схвати за ворот и борись»; «bil alşıp küreş (bel alïšïp küräš), -борись, схватившись за пояса».

Этому свидетельствует и кыргызский фольклор: «балбандар чыга калышса, багалектен алышса, - если выйдут борцы и схватят друг друга за низы штанин»; «багалектен алышып, бой тирешип чалышып, - схватив друг друга за штанины, и напирая друг на друга корпусом» [6, с. 54]. Напомним, у казахов глагол алысу передает значение - драться; бороться, хватая друг друга, а глагольная форма алысып-жұлысу – хватать друг друга в процессе борьбы. В словаре М. Кашкарского об al- написано: «aninğ kolin aldi, − взялся (схватил) за его руку» [21, с. 161]. В «Древнетюркском…» также отмечено, что alïš кроме основного значения, в паре с абстрактнымсуществительным tutuš образует глагольную форму -alïš- tutuš (сродни alïš- beriš), что значит- взяться, держаться за что-либо [4, с. 36]. В поэме «Kutadgu Bilig» об этом отмечено: «elig alşu tutşu yéme turmağıl, - и не стой также, взявшись (за руку)» [22, с. 216].

Также отметим, что в кыргызском языке существует абстрактное существительное кармаш (схватка), синоним алыш. В «Русско-кыргызском словаре» К.К.Юдахина абстрактное существительное схватка обозначена как - алышуу, кармашуу [12, с. 843]. Например, можно сказать: «алышып жатып чарчадым» либо «кармашып жатып чарчадым», что в обоих случаях по смыслу будет значить одно и то же: «устал в схватке (с ним)». Еще один пример, где предложения - «катуу алыш салышты» и «катуу кармаш салышты» также являются синонимами, т.е. передают одно и то же значение: «затеяли яростную схватку».

В фольклоре о существительном кармаш сказывается: «кармаш кылып алп менен, - схватившись с великаном». Как отмечено в«Киргизско-русском…» К.К.Юдахина, кармаш помимо основного - схватка, образует глагольную форму - хватать друг друга; схватываться. Поэтому кармаш является взаимным залогом от глагола карма-- хватать, держать [6, с. 352]. Этот глагол вполне передает суть процесса схватки в борьбе, ибо очевидным является, как то борцу хватать (держать) – за пояс, штанины, ворот,руки, ноги, шею − соперника. Также не исключено, что кыргызский глагол карма- с помощью аффикса -ш со значением названия процесса, является видоизмененным от древне (средне-) тюркского абстрактного существительного karmaş - грабеж; захват [20, с. 221]. Ибо в древние времена именно после схватки и сражения (борьбы), кочевник-победитель захватывал (грабил) поверженного унося добычу в качестве трофея.

Особый интерес представляют данные Ж.Мукамбаева, в котором отмечается, что алыш в значении - схватка, битва - встречается в диалекте только северных кыргызов [8, с. 111]. А в диалекте южных кыргызов, в частности в Баткенской области, по аналогии с алышем встречается тутуш, которая автором дано как – словесная перебранка, переходящая в схватку [8, с. 942]. Что подтверждается данными словаря М.Кашкарского, где существительное tutuş обозначена как - перебранка, распря, рознь, которая действительно переходит в рукопашную схватку. Ибо здесь же отражено: «olar ikki tutuşdilar, - они оба схватили друг друга» [20, с. 88].

К слову сказать, туркмены нередко борьбу (бороться) называют – тутуш. Также отметим, что по аналогии с кыргызским «алыш» у северокавказских карачаев, издревле, культивируется поясная борьба «тутуш», в названии которой также не указана, что она есть именно поясная борьба. Древне (средне-) тюркское tutuş (тутуш) является формой взаимного залога tut (тут)- брать, хватать, держать. В «Опыте словаря…» В.В.Радлова форма тудўс, тудуш, тутуш имеет несколько значений-держать друг друга, схватывать друг друга; сражаться, сражение. Автор словаря в переводе приводит пример из поэмы «Kutadgu Bilig»: «тäbic kaiда полза тудуш ол уруш, - гдъ враги, тамъ и борьба и драка» [10, ст. 1496-1497]. Которую, однако, точнее было бы перевести как: «тäbic kaiда полза тудуш ол уруш, - где враги, там и перебранка (распря, рознь) и борьба с дракой».

Таким образом, вновь возвращаясь к существительному кармаш, отметим, что впору возрождать (создавать) и выводить в свет по аналогии с борьбой «алыш» и «тутуш» еще один вид контактного единоборства – «кармаш». Тем более в том же «Русско-кыргызском…» К.К.Юдахиным существительное борьба дано как – күрөш, и как -кармаш [12, с. 55]. И это еще один аргумент для введения конкретики в названиипоясной борьбы «алыш».

У ряда Центральноазиатских тюркоязычных народов культивируется конная борьба в статусе национального вида спорта, где борцы также опоясываются поясом (кушаком). У кыргызов она называется - «оодарыш», у казахов - «аударыс» (тартыс), кара-калпаков - «аўдарыс» (аўдарыспак), у узбеков – «оgdarish», у туркменов – «агдармак». В «Опыте словаря…» В.В.Радлова отмечено аударыс, аударыш- стаскивать друг друга с лошади, а аударыспак- игра, состоящая в том, что соперники стараются стащить друг друга с лошади [9, ст. 80]. Это название конной борьбы, безусловно, происходит от древне (средне-) тюркского глагола аγtаr,которая в «Древнетюркском…» обозначен как-повергать на землю [4, с. 23]. Практически на всех общетюркских и межтюркских лексических языках, диалекте и говоре глагол аγtаr (а: ғдар, а: γdar, аgdar, аңдар, о: dar, о: дар, еңтер, еңдер и т. д.) означает - сваливать, опрокидывать [14, с. 73-74]. Тем самым этот глагол передает суть как раз таки того, что и стараются выполнить борцы в этом единоборстве – свалить (стащить), опрокинуть, повергнуть на землю − соперника (всадника).

130805_2

У кыргызов конная борьба «оодарыш» носит и другое название – «эр эңиш» или «эңиш». Как отмечено в «Киргизско-русском…»: «эңиш - это состязание всадников, состоящее в сталкивании друг друга с коня, выбивании из седла» [7, с. 456]. О конной борьбе «эр эңиш» (оодарыш) в фольклоре говорится: «суутуп күлүк чаптырып, эңишке балбан чыгарып, - тренировали коней и устраивали скачки, выпускали силачей на эңиш»; «Буудайык кандын Музбурчак – эңишип киши жеңбеген, - Буудайыка хана Музбурчака в энише никто еще не побеждал». Эңиш на кыргызском языке в том значении, в котором нам интересно означает - сутулиться. Например: «далысы эңиш, - сутулый»; «орто бойлуу, кең далылуу, эңиш тарткан балбан сымал неме, - среднего роста, широкоплечий, сутулый, похож на борца» [7, с. 456]. Однозначно ясно, что существительное эңиш, еңиш образован от древне (средне-) тюркского корневого глагола еŋ – гнуть, сгибать.

Как отмечено в «Этимологическом словаре…» глагол енгәш-~еңиш-- форма на –ш- с медиальным значением, образовалась от корневого глагола ең-, что обозначает - сгибать, (со) гнуться, кроме этого еще передает значение: «наклонившись, коснуться земли» о всаднике [14, с. 285-286]. К чему имеются существенные примеры, например у кыргызов культивируется конное состязание «тыйын эңмей», где всадник, наклонившись на скаку, подбирает с земли монету. Также нередко в пешей борьбе можно услышать слова: «эңкейип күрөш, − борись наклонившись» (это указание борцу принять более низкую борцовскую стойку). Таким образом, выясняется, что конная борьба кыргызов носит (имеет) два названия «эр эңиш» (эңиш) или «оодарыш» (т. е. это один и тот же вид единоборства). Напомним, первые сведения о конной борьбе «эниш» упоминается в словаре М. Кашкарского. О ней в словаре говорится: «olar ikki yėnğ salişdi, onlar birbirine yenlerini salladilar, − они вдвоем затеяли эниш, они друг друга трясли (тянули) за рукава» [20, с. 109].

Что касательно слова эр в составе названия конной борьбы, то это также является древне (средне-) тюркского происхождения, от конкретного существительного er(ẹr) – муж, мужчина. О слове er (är) Ф.И.Урманчеев отмечает, что оно часто встречается в памятниках древнетюркской письменности. Уже в давние исторические эпохи оно связывалось с представлением о богатырстве и геройстве, хотя и сохраняло ясно выраженную тенденцию к стилистической нейтральности, означая не столько богатыря, героя, сколько просто мужчину, чаще всего – воина [17, с. 23-24].

Тем самым получается эр эңиш - er еŋ(er еңиш), что значит - воин (мужчина) наклонившись (согнувшись) ведет единоборство. Подобное положение тела борца с точки зрения биомеханики легко объяснимо: наклонное (полусогнутое) положение туловища в процессе поединка является основной рабочей и наиболее удобной (выгодной) позой для борца в конной (впрочем, и в пешей) борьбе.

Выводы: Таким образом, мы считаем, что имя действия -күрөш, алыш, оодарыш, эр эңиш - обозначающие те или иные виды единоборств у кыргызов являются древне (средне-) тюркского происхождения.

Существительным küreş (ğüreş, кüräš) у современных тюркоязычных народов обозначается практически любой вид пешей спортивной борьбы. Т.е. küreş, кüräš (кöreśmek) является классическим термином, передающим в целом значение абстрактного существительного - борьба, и глагола - бороться. Например, у кыргызов имя действия күрөш с определенными уточнениями подразумевает практически все виды современной пешей борьбы: «эркин күрөш, - борьба вольная», «гректик-римдик күрөш, - борьба греко-римская», «самбо күрөшү, - борьба самбо», в том числе: «алыш күрөшү, - борьба алыш», а также самобытная поясная борьба под собственным самоназванием «күрөш», которую для более точной идентификации в народе еще называют: «кыргызча күрөш, - куреш по-кыргызски», «лейлек күрөшү, - куреш по-ляйлякски».

Современная поясная борьба «алыш» скомпоновала (консолидировала) в себя два варианта кыргызской борьбы «куреш». Слово «алыш» упоминается в древнетюркских письменных источниках и в народном фольклоре. Учитывая эти важные обстоятельства, борьбу «алыш» следует признать и культивировать как древнюю и самобытную разновидность единоборства кыргызов, которая благодаря стараниям функционеров федерации вышла на международную арену, обретя характер интернациональности. Однако к названию поясной борьбы «алыш» необходимо внести некоторые уточнения, так как в разных источниках даются неоднозначные толкования ее значения. Между тем в первоисточниках (где алыш − имя действия) конкретно указывается о необходимости борцом в процессе схватки взяться за ту или иную часть одежды, в том числе и за пояс соперника. Так как борьба «алыш» позиционируется истинно поясной, то в ее название необходимо добавить существительное бел -поясница (бел ~боо – пояс, кушак) как указано в первоисточниках -bil alşıp (bel alïšïp). Тем самым получается «бел алыш, - поясная борьба».

Азамат Казакбаев, аспирант Белорусского государственного университета (г.Минск)

Использованная литература:

  1. Бернштам, А. Н. Избранные труды по археологии и истории кыргызов и Кыргызстана. Том I / А. Н. Бернштам / Сост.: К. Ташбаева [и др.]. - Бишкек: «Айбек», 1997. - 560 с.
  2. Бернштам, А. Н. Избранные труды по археологии и истории кыргызов и Кыргызстана. Том II / А. Н. Бернштам / Сост.: К. Ташбаева [и др.]. - Бишкек: «Айбек», 1998. - 704 с.
  3. Бутанаев, В. Я. История енисейских кыргызов / В. Я. Бутанаев, Ю. С. Худяков. - Абакан: ХГУ им. Н. Ф. Катанова, 2000. – 272 с.
  4. Древнетюркский словарь / Под ред.: Т. А. Боровкова [и др.]. - Л.: Наука, 1969. – 676 с.
  5. Жирмунский, В. Н. Тюркский героический эпос / В. Н. Жирмунский. – Л.: Наука, 1974. – 727 с.
  6. Киргизско-русский словарь. В 2-х кн. / Под ред.: К. К. Юдахин. – Фрунзе: Гл. ред-я КСЭ, 1985. Кн. 1. – 504 с.
  7. Киргизско-русский словарь. В 2-х кн. / Под ред.: К. К. Юдахин. – Фрунзе: Гл. ред-я КСЭ, 1985. Кн. 2. – 480 c.
  8. Мукамбаев, Ж. Кыргыз тилинин диалектологиялык сөздүгү / Ж. Мукамбаев.- Бишкек: 2009. – 1379 б.
  9. Радлов, В. В. Опыт словаря тюркских наречий. Т. I. Ч. 1. – СПб.: Изд-во Рос. Имп. Акад. наук, 1893.
  10. Радлов, В. В. Опыт словаря тюркских наречий. Т. II. Ч. 2. – СПб.: Изд-во Рос. Имп. Акад. наук, 1899.
  11. Радлов, В. В. Опыт словаря тюркских наречий. Т. III. Ч. 2. – СПб.: Изд-во Рос. Имп. Акад. наук, 1905.
  12. Русско-кыргызский словарь. 2-е изд. / Под ред.: К. К. Юдахин. – Бишкек: «Шам», 2000. – 992 с.
  13. Севортян, Э. В. Этимологический словарь тюркских языков. T. III. - М.: Наука, 1980. – 389 с.
  14. Севортян, Э. В. Этимологический словарь тюркских языков. Т. I. - М.: Наука, 1974. – 764 с.
  15. Султанбекова, Ч. Особенности национальной борьбы / Ч. Султанбекова //«Слово Кыргызстана» № 2 от 12. 01. 2010 г. – С. 13
  16. Тенишев, С. Р. Тюркоязычных письменных памятников языки / С. Р. Тенишев // Языки мира. Тюркские языки [сб. ст.] / Гл. ред.: В. Н. Ярцева [и др.].- М.: «Индрик», 1997. - С. 35-46
  17. Урманчеев, Ф. И. Имя эпического героя / Ф. И. Урманчеев // Советская тюркология. № 4. июль-август. – Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1986. – С. 22-34
  18. Худяков, Ю. С. Древние тюрки на Енисее / Ю. С. Худяков. - Новосибирск: Наука, 2004. – 152 с.
  19. Kâşgarli Mahmud. Divanü Lûgat-it-Türk. CiltI.-Ankara: Türk Tarih Kurumu Basimevi, 1992. – 530 b.
  20. Kâşgarli Mahmud. Divanü Lûgat-it-Türk. Cilt II. -Ankara: Türk Tarih Kurumu Basimevi, 1992. – 366 b.
  21. Kâşgarli Mahmud. Divanü Lûgat-it-Türk. Cilt III. -Ankara: Türk Tarih Kurumu Basimevi, 1992. – 452 b.
  22. Yûsuf Hâs Hâcib. Kutadgu Bilig: Metim / Hazirlayan Mustafa S Kaĝalin. − Ankara: Kültür ve Turizm Bakanlığı, 2010. – 345 b.
Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

11-09-2014
Кыргызская самобытная борьба – неотъемлемая часть тюркской культуры
(часть 3)
73021

10-09-2014
Кыргызская самобытная борьба – неотъемлемая часть тюркской культуры
(часть 2)
51179

09-09-2014
Кыргызская самобытная борьба – неотъемлемая часть тюркской культуры
61655

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×