Добавить статью
9:17 19 Февраля 2019 Обновлено 10:53 24 Февраля 2019
Каково было влияние Османской империи на восстание 1916 года?1

Александр Дмитриевич Васильев, научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН, к.и.н. (Российская Федерация)

Участие немецко-турецкой агентуры в восстании 1916 г. неоднократно отмечалось в советской историографии. Интересно, что в опубликованных документах об истории восстания упоминается турецкая и немецкая агитация, еще больше убедившая местное население в необходимости подняться на мятеж. Немецкая и турецкая антиправительственная пропаганда считалась одним из факторов, пусть и не основным, но, тем не менее, немало способствовавшим подъему масс на восстание2. Документы же турецких архивов не привлекались и не были использованы.

190218stambul  

Несколько лет назад автору доклада представилась возможность провести изыскания на тему связей Османской империи и Центральной Азии в Османском архиве Кабинета премьер-министра в Стамбуле. В ходе работы в данном архиве документов, подтверждавших напрямую участие Турции в событиях 1916 г., обнаружить не удалось. Особенностью архива является то, что значительный массив документов все еще остается не введенным в научный оборот, хотя работы по оцифровке османских документов ведутся постоянно. Учитывая это, вероятно, подобные материалы еще могут быть обнаружены. Материалы же Османского архива в Стамбуле практически не содержат материалов (за исключением вырезок из западных газет) о происходящем на территории Туркестана в период Первой мировой войны. Однако именно в Стамбуле хранится фирман о газавате, который, вероятно, и мог послужить дополнительным мотивом участия в мятеже некоторых духовных лиц Туркестана.

Другой важный источник, который мог бы пролить свет на степень участия Турции в событиях 1916 г., – это архивы османской диверсионно-разведывательной организации Тешкилят-и Махсуса, созданной Энвером-пашой накануне Первой мировой войны для борьбы с внутренними врагами Турции, сбора развединформации о соседних странах и развития панисламистского движения в мире. Однако эти архивы также недоступны исследователям (за исключением отдельных документов), поскольку в 1918 г. члены младотурецкой партии уничтожили архивы Тешкилят-и Махсуса.

В настоящее время опубликованы многочисленные воспоминания членов Османского правительства и активных участников Тешкилят-и Махсуса, которые весьма детально рисуют картину пропагандистских, разведывательных и подрывных акций турецкой разведки в ходе Первой мировой войны на Балканах, Кавказе, в Иране и Афганистане, Индии3. Тем не менее документальных подтверждений участия агентуры Тешкилят-и Махсуса в подготовке восстания 1916 г. не сохранилось и о действиях турецких эмиссаров на территории Туркменистана, Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана достоверно не известно. Сообщения российских чиновников о «турецких генералах», якобы приезжавших в край накануне восстания, также следует рассматривать критически, поскольку составители данных рапортов могли быть заинтересованы в преувеличении своей роли и раздувании угроз, исходивших для российской власти в регионе. Сообщения о появлении турецких офицеров накануне волнений также появлялись и в ходе расследования другого громкого восстания, произошедшего в Андижане в 1898 г.4 Турецкое влияние в Туркестане зачастую российскими военными преувеличивалось, позволяя списать просчеты государственной политики в сложном для управления отдаленном регионе империи на враждебные внешние силы.

Турецкие историки, а также историки из числа эмигрантов – выходцев из Центральной Азии, рассматривая события 1916 г. в своих работах, трактуют восстание как антиколониальное, вызванное злоупотреблениями центральных властей, незаконной мобилизацией и нарушением гражданских прав5. О какой-либо помощи восставшим со стороны Турции в их работах не упоминается.

О массовых задержаниях турецких или германских шпионов, уличенных в подобных действиях, практически не сообщается. Речь здесь, вероятнее всего, может идти об агентах влияния, т.е. о тех духовных лицах, религиозных лидерах, побывавших накануне Первой мировой войны в Мекке, путь в которую вел через Стамбул. Подобные примеры неоднократно отмечались, например, в сборнике документов «Восстание 1916 г. в Средней Азии и Казахстане». Однако на их основании оценить ход и степень влияния достаточно сложно. Османская империя оказывала определенное влияние на настроения мусульманской общины Туркестана. Чтобы понять степень влияния Турции на события 1916 г., необходимо более детально рассмотреть ту политику, которую в последней четверти ХIХ в. проводил султан Абдулхамид II (1876–909 гг.) по отношению к мусульманской общине в мире и которую в определенной мере продолжили младотурки в начале ХХ в. и накануне Первой мировой войны.

Панисламистская политика Османской империи, направленная в том числе и на туркестанских мусульман, заключалась в создании образа Османской империи как последнего оплота мусульман в борьбе с несправедливой и лицемерной политикой великих держав, поддержке веры мусульманского населения всего мира в то, что Османская империя – защитница мусульман. Для этого, во-первых, применялась практика покровительства тем правителям и членам элитных кланов и династий, которые прибывали из Туркестана. Во-вторых, чтобы укрепить моральный авторитет халифа, поддержку получали те улемы и шейхи, которые прибывали в Турцию из Центральной Азии. Наиболее выдающиеся улемы могли представляться лично падишаху, а также награждались почетными званиями, денежными наградами, представлялись к османским орденам6.

Самым действенным каналом распространения влияния Османской империи на мусульман Центральной Азии был хадж. Еще Абдулхамид призывал провинциальную османскую администрацию оказывать всевозможную помощь паломникам во время хаджа7. В меру имеющихся возможностей османские власти пытались оказывать им содействие, стремясь завоевать их расположение и зарождая в них чувство симпатии к Османской империи8. По заявлениям турецких исследователей, целью этой помощи было «привлечь к халифу благие молитвы»9.

Многие паломники из Туркестана по пути в хадж стремились остановиться в Стамбуле или же, регистрируясь в османском консульстве в Тегеране, следовали в Мекку через Иран. Стамбул и Тегеран были, таким образом, наиболее важными перевалочными пунктами на пути паломников. Городскому главе Стамбула (Шехрэманет) султан Абдулхамид приказал обеспечивать медицинскую и санитарную составляющие хаджа. Для контроля за приезжими из Центральной Азии, в особенности Кашгара, был назначен специальный чиновник10. В последующие годы в качестве жеста внимания к мусульманам Туркестана им отправлялись книги религиозного содержания, экземпляры Корана, реликвии (волосы из бороды пророка)11. Также было принято решение не чинить препятствий тем, кто прибыл из русских владений вообще без паспорта, с русским паспортом и пользовался покровительством русских властей12.

Консульство в Тегеране было пунктом встречи важных гостей, а через османского консула в Тегеране передавались подарки от имени султана важным и высокопоставленным паломникам13. Консул в Тегеране зачастую собирал сведения о происходящем в Центральной Азии, отправляя эти донесения в Стамбул14. По возвращении из хаджа местные паломники не ограничивались в Стамбуле и Тегеране лишь денежной помощью, зачастую привозя туда отпечатанные в Османской империи брошюры и печатные издания с призывами к восстанию против иностранного владычества15. Эти воззвания, вызывая крайнюю обеспокоенность со стороны русских или британских властей, затем распространялись в Туркестане, что находит многочисленные подтверждения в российских архивных материалах16. Так, во время Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. во время хаджа среди мусульман распространялись брошюры и воззвания с целью получения моральной поддержки и материальной помощи17.

Учитывая слабость Османской империи и ее зависимость от западных держав, такая политика проводилась тайно, исподволь, чтобы не слишком привлекать внимание России или Англии18. Однако восстановить всю цепь контактов центрально-азиатских мусульман и османских политических, военных и религиозных деятелей не представляется возможным в связи с недостаточностью данных.

Учитывая искаженную ситуацию о состоянии дел на фронтах Мировой войны по состоянию на 1916 г., а именно сведения о захвате русскими войсками Эрзерума и в целом об успешных действиях на Кавказе, Брусиловский прорыв, у туркестанских религиозных деятелей вполне могло сложиться представление о том, что конец единственного независимого от европейцев и самого могущественного мусульманского государства в мире близок, а вместе с разделом Османской империи европейцами будет агрессивно преследоваться и исламское вероучение.

Интересно, что, по-видимому, турецкое влияние распространялось в Туркестане не только с паломниками, но и с территории Кашгара, где в начале 1914 г. членами комитета «Единение и прогресс» из Османской империи была открыта новометодная школа-пансион для сирот, появились кашгарское отделение «Общества единения Ислама» и благотворительное общество19.

В целом турецкое влияние имело место и оказывало определенное влияние на настроения местного населения, особенно духовенства. Однако оно было достаточно ограниченным. По-видимому, турецкое влияние на события 1916 г. необходимо рассматривать вкупе с религиозным аспектом восстания. Внешний фактор (турецкий) не был основным мотивом участия в восстании, а являлся дополнительным стимулом для присоединения к нему.

Из сборника докладов Международной научно-практической конференции «Цивилизационно-культурные аспекты взаимоотношений России и народов Центральной Азии в начале XX столетия (1916 год: уроки общей трагедии)», прошедшей в г.Москва 18 сентября 2015 г.

1 Статья подготовлена при поддержке РГНФ, проект № 15-31-12022.

2 См., например: Восстание 1916 г. в Средней Азии и Казахстане. Сборник документов. М., 1960. С. 216, 307, 325, 397, 407–409, 518, 719, 736, 738 и др.; Восстание 1916 г. в Средней Азии. Сборник документов. Ташкент, 1932. С. 28.

3 См., например: Cemil Arif. Birinci Dьnya Savaşında Teşkilat-i Mahsusa. İstanbul, б.д. Ариф Джемиль в годы Первой мировой войны являлся адъютантом члена младотурецкого триумвирата, министра внутренних дел Талаат-паши и в своих воспоминаниях подробно описал действия турецкой разведки на Балканах и Кавказе. Также см.: Orbay Rauf. Siyasi hatıralar. İstanbul, 2009. Будучи одним из выдающихся военных и политических лидеров младотурок, Рауф Орбай участвовал в подготовке германо-турецкой миссии в Афганистан в начале Первой мировой войны. В частности, об этом говорится на с. 40–47 его воспоминаний. О планах османской разведки в Индии см.: Keleşyılmaz V. Teşkilat-i Mahsusa’nın Hindistan Misyonu (1914–1918). Ankara, 1999.

4 Об этом, в частности, упоминает М.А. Терентьев с своем четырехтомнике. См.: Терентьев М.А. История завоевания Средней Азии. СПб., 1903–1906. Т. III. С. 484, 486.

5 Hayit Baymirza. Milli Tьrkistan Hьrriyet Davası. Milli Tьrkistan Mecmuasında bildirilgan fikirler. Ankara, 2004. S. 162–164. Hayit B. Ruslara karşı Basmacılar Hareketi. Tьrkistan Tьrklьğь’nьn Milli Mьcadelesi. İstanbul, 2006. S. 23–26. Baysun Abdullah Recep. Tьrkistan İstiklal Hareketleri ve Enver Paşa. İstanbul, 2006. S. 19–22. Andican Ahat A. Cedidizm’den Bağımsızlığa Hariзte Tьrkistan Mьcadelesi. İstanbul, 2003. Yalзinkaya Alaeddin. Sцmьrgecilik, Pan-İslamizm Işığında Tьrkistan (1856’dan Gьnьmьze). Ankara, 2006. S. 320.

6 Например, см.: BOA, A.MKT.MHM. Дело № 481, файл 46. О назначении именной пенсии от имени султана временно проживающему в Конье бухарцу Абдулхамиду-эфенди; BOA, Y.PRK.UM. Дело № 21, файл 72. О приеме в султанском дворце Ахунд Джана одного из шейхов Бухары, временно проживающего в Медине и т. п.

7 См.: BOA, Y.A.HUS. Дело № 212, файл 60.

8 BOA, İrade-i Meclis-i Vьkela, 23450 (О выдаче бухарскому шейху Абдулкерим-эфенди и афганскому шейху Шехабэттин-эфенди 5000 и 4000 курушей на проезд).

9 См., например, Saray M. The Russian, British, Chinese and Ottoman Rivalry in Turkestan. Ankara, 2003; Erdoğru M. Akif. The Khoqandi Envoys in Ottoman Istanbul // CAJ, № 52/1, 2008, pp. 1–10.

10 BOA, BEO. Дело № 517, файл № 38710. 16.11.1894.

11 Там же. Дело № 3812, файл № 285876. 16.10.1910.

12 Там же.

13 Цke M.K. İngiliz Casusu Prof. Arminius Vambery’nin Gizli Raporlarında II. Abdьlhamid ve Dцnemi. İstanbul, 1983. S. 21.

14 Об этом, в частности, упоминает А. Вамбери. См.: Вамбери А. Путешествие по Средней Азии. М., 2003. С. 25.

15 Eraslan C. II. Abdulhamid ve İslam Birliği. İstanbul, 1995. S. 334.

16 РГВИА. Ф. 400. Оп. 1. Д. 1949; 2327; 2524.

17 Eraslan C. Op. cit. S. 334.

18 Ibid. S. 336.

19 70 yıl evvelki Зin Tьrkistanı. Ahmet Kemal’in serьvenleri. İzmir, 1984. S. 26–35. По словам самого Ахмета Кемаля, данные организации были закрыты по требованию русского консула в Кашгаре в конце 1916 г.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью
Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×