Добавить статью
4:59 12 Сентября 2014
Судьба сына алайской царицы Абдылда-бека

Основной проблемой внутриполитической истории Кыргызстана во второй половине XVIII–первой половине ХIХ веков были непрекращающиеся междоусобные войны среди различных кыргызских племен, которые серьезно тормозили общественное развитие и препятствовали их государственному объединению.1 Хотя межплеменные раздоры являлись характерной чертой всех кочевых народов Центральной Азии рассматриваемого периода, в Кыргызстане они всячески подогревались извне, со стороны более могущественных соседей – Кокандского ханства, Цинской империи и России, которые стремились установить свой контроль над этим важнейшим геостратегическим регионом, где пересекались транзитные межконтинентальные торговые пути.

Об отсутствии единства среди политической элиты кыргызского общества во второй половине XVIII в. относительно внешней политики говорит тот факт, что предводитель северокыргызского племени cарыбагыш Атаке-бий самостоятельно отправляет посольство в Россию, тогда как лидер южнокыргызских племен Кубат-бий устанавливает союзнические отношения с правителями Кокандского ханства.2 Некоторые робкие попытки предводителей северокыргызских и южнокыргызских родоплеменных объединений выступить единым фронтом против усиливающейся агрессии Кокандского ханства закончились безрезультатно. Так, предварительная договоренность между лидерами родоплеменного объединения адигене и северокыргызского племени сарыбагыш о совместном выступлении против захватнической политики Коканда в 1762г. не была реализована из-за внутриполитических разногласий.3

В результате кокандские правители легко справились с небольшим войском южнокыргызских родоплеменных объединений адигене, ичкилик и монолдор под командованием Хаджи-бия, и в конце ХVIII – начале ХIХвв. они уже приступают к захвату северного Кыргызстана. В свою очередь, междоусобные раздоры среди северокыргызских племен также в значительной мере облегчили завоевание северной части страны войсками Кокандского ханства, которое в первой половине ХIХв. сумело установить свой военно-политический контроль практически над всей территорией современного Кыргызстана.4

По мере усиления налогового гнета со стороны кокандской администрации среди предводителей северокыргызских племен созревает идея объединения под руководством одного хана и выступления против господства Кокандского ханства. В результате подобных центростремительных процессов в середине ХIХ века на Курултае представителей основных северокыргызских племен сарыбагыш, бугу, саяк, солто, саруу, кушчу и черик, предводитель племени сарыбагыш Ормон был провозглашен ханом. Однако позже лидеры некоторых племен не согласились с решением Курултая и заявили, что Ормон узурпировал ханскую власть. Поэтому фактически власть Ормон-хана не распространилась за пределы территории расселения племени сарыбагыш.5 По этой причине вскоре разразилась длительная и кровопролитная война между племенами бугу и сарыбагыш, которая стоила жизни Ормон-хана и завершилась лишь в 1855г., когда племя бугу приняло подданство России.

images
 Алымбек Датка

В это же время предводители южнокыргызских родоплеменных объединений адигене и ичкилик стали играть важную роль в политической жизни Кокандского ханства и принимали активное участие в дворцовых переворотах кокандских правителей. По мере усиления влияния кыргызских племен во внутриполитических событиях Кокандского ханства началась жестокая борьба за влияние на кокандских ханов между лидерами родоплеменных объединений адигене Алымбек-даткой и ичкилик Мулла Алимкулом, которая завершилась физическим устранением Алымбек-датки с политической арены Кокандского ханства в 1862г.6

Кокандские власти также пытались использовать лидеров южнокыргызских родоплеменных объединений для укрепления своей власти над северным Кыргызстаном. Это хорошо видно из следующего отрывка из письма кыргызских манапов русским властям Западной Сибири, датированное сентябрем 1853 года: «…хокандский Алымбек прислал к нам письмо с угрозою, что если мы не будем иметь с ним свойства, то он придет к нам и накажет нас оружием».7 Подобное ультимативное требование предводителя южнокыргызского родоплеменного объединения адигене Алымбек-датки, направленное от имени Кокандского хана к предводителям северокыргызских племен, только лишь способствовало ускорению перехода последних в подданство Российской империи. Хотя в данном случае дело не дошло до открытого военного столкновения, но этот политический демарш Алымбек-датки существенно ослабил без того хрупкие связи северных кыргызов с южными кыргызами и окончательно определил дальнейшую внешнеполитическую ориентацию северных кыргызов на Россию.

Отсутствие единого государственного управления, географическая разобщенность и постоянная внутриполитическая борьба между некоторыми влиятельными племенами толкали лидеров этих племен искать опору извне, что использовалось основными внешними игроками региона для установления своего политического контроля над Кыргызстаном. Поэтому в середине ХIХв., когда некоторые северокыргызские племена вступили в подданство Российской империи, южнокыргызские племена оставались еще в составе Кокандского ханства, а отдельные северокыргызские племена находились под протекторатом Цинской империи. Об этом красноречиво свидетельствует сообщение русского путешественника Н.А.Северцова, который побывал на Тянь-Шане в середине ХIХв. и был очевидцем тех судьбоносных для кыргызского народа событий. Характеризуя позицию старшего манапа племени сарыбагыш Уметалы, Н.А.Северцов пишет: «Что касается до киргизских соседей, то Умбет-ала был в одинаковой вражде со всеми: и с русскими подданными – богинцами, и с кашгарскими чириками и с кокандскими саяками».8

Таким образом, влияние внешних, более могущественных соседей являлось одним из основных факторов сдерживания центростремительных тенденций в кыргызском обществе и усиления междоусобной борьбы среди кыргызских племен. Вторая половина ХIХв. была одним из самых драматичных периодов истории всех народов Центральной Азии, в особенности населения Ферганской долины. Дело в том, что в этот период царская Россия активно проводила здесь политику колонизации территории народов Центральной Азии, в результате которой произошло крушение Кокандского ханства. Эти судьбоносные для всего региона политические события резко изменили геополитическую ситуацию в Центральной Азии, где установилась новая политическая обстановка.9

Именно в этот переходный период предводители кыргызских и кыпчакских племен, которые до этого играли решающую роль в политической жизни Кокандского ханства, для сохранения своего прежнего влияния в регионе подняли восстание под предводительством Молдо Искак Асан уулу, более известного в исторической науке под именем Полот-хана. Разумеется, в новой политической обстановке, сложившейся в Центральной Азии в результате завоеваний России, реставрация Кокандского ханства была практически невозможна. Тем не менее, Полот-хан и окружавшие его предводители кыргызских и кыпчакских племен начали ожесточенную борьбу против русских колонизаторов.

111003kurmanjan_1 В передних рядах борцов за независимость кыргызского народа и других народов Ферганской долины был и Абдылда-бек, сын прославленных правителей южного Кыргызстана Курманжан-датки и Алымбека-датки. К сожалению, некоторые страницы судьбы этой незаурядной исторической личности остаются до сих пор неизвестными, так как сведения об Абдылда-беке в основном черпались из русских архивных источников или из устных преданий кыргызов. Поэтому сведения об Абдылда-беке, записанные со слов его современников представляют большое значение. К таковым и относится «Газал-и Абдулла-бек» («Сказание об Абдылда-беке») – героическое сказание, где преимущественно в стихотворной форме описываются последние этапы жизни и деятельности Абдылда-бека. Рукопись этого сказания в 1954г. была сдана в Отдел рукописей Академии наук Кыргызстана Абдыкалыком Чоробаевым, учеником известного поэта Тоголока Молдо (Байымбет Абдырахманов), где хранится под инвентарным номером 1566.

На последнем листе этой рукописи обозначена дата написания (это может быть и дата переписки) – 1904г. Автором рукописи является Молдо Саймаке сын Кабыла. К сожалению, прямых указаний в самом произведении на то, что именно он является автором сказания, не имеется, также отсутствует информация о том, что указанная дата является годом создания произведения, а не переписки.

В советской историографии этот ценный исторический источник не упоминался в научных трудах по исследованию истории Кыргызстана ХIХв. По нашему мнению, основной причиной этого явилось освещение борьбы Абдылда-бека против колониальной политики царской России в регионе.

Как известно, в советскую эпоху историческая наука страдала своей односторонностью и особым пристрастием при освещении этой проблемы. Это выражалось в том, что колониальная политика самодержавной России в отношении Центральной Азии на словах осуждалась, а на деле такие поэты как Арстанбек, призывавшие к борьбе против русской колонизации, а также политические деятели, непосредственно участвовавшие в этой борьбе, как Балбай, Абдылда-бек объявлялись сторонниками феодальной идеологии и реакционными личностями.

Такая трактовка истории оправдывалась теорией классового подхода при изучении исторического прошлого, но фактически для скрытия истинных целей колонизации царского режима и жестокостей российских войск в отношении туземного населения. Именно поэтому личности, отстаивавшие идеи национальной независимости, не вписывающиеся в универсальную схему теории классовой борьбы, клеймились ярлыком «буржуазный националист», и их имена начисто вычеркивалось со страниц истории.

Несомненно, для достоверного освещения таких исторических событий требуется наличие исторических документов, отражающих героизм этих личностей. В этом плане «Сказание об Абдылда-беке», написанное или переписанное Саймаке Кабыл уулу, представляет большое значение как исторический источник в исследовании борьбы кыргызов под предводительством Абдылда-бека против российской колонизации Туркестанского края.

Теперь вкратце остановимся на содержании сказания. Описанные в нем события условно можно разделить на три части. В первой части произведения рассказывается о поражении Абдылда-бека от войск царской армии и о его бегства из своего отечества в Афганистан.10 Здесь приводятся ценные сведения о погибших или оставшихся на родине его сподвижниках. Например: Назар-косе из рода кызыл-аяк, Байыз-автабачы, Хожамберди из рода конурат, Калча, Ийбак-корбашы, Токтогазы, Молдо Кубат, Хасан-жарчыбашы из рода толойкон, Абдырасул, Юнус-эшик ага, Мамасадык-саркер, Назар-корбашы из рода кодогочун и др.

Во второй части сказания говорится о прибытии отряда Абдылда-бека в Афганистан, описываются маршруты их движения из Алайской долины до Кабула. Например, Абдылда-бек, отправляясь из Кара-Коля до Кабула, прошел через Бадахшан, Кундуз, Балх, Таликан, Таш-Коргон и Совакенд. В этом же разделе рассказывается об отправлении посольства Абдылда-бека к эмиру Кабула Шерали в составе Асанбека и Алибека и об обстоятельствах их встречи с эмиром Шерали (Шер Али-хан).

Как известно, Шер Али-хан занял престол Афганистана в начале 70-х годов XIXв., когда в стране начались междоусобные раздоры. Борьба развернулась между наследником престола Шер Али-ханом и его сводными братьями Мухаммед Афзал-ханом и Мухаммед Азам-ханом. Междоусобные войны предоставляли британской администрации Индии широкие возможности для закулисных интриг в Афганистане. С целью оказания нажима на Шер Али-хана британские власти предоставили политическое убежище в Индии Мухаммед Азам-хану, который при поддержке англичан набрал военный отряд и вступил в открытую борьбу против законного правителя.

Подобная политика Великобритании в отношении Афганистана способствовала развитию междоусобных распрей, что расшатывало афганское государство изнутри. Тем не менее, в результате решительных действий в конце 1868г. Шер Али-хану удалось закрепить за собой эмирский престол, а к 1869г. он полностью установил свою власть в стране.11 Теперь перед Афганистаном открылись некоторые перспективы в области экономического и политического развития. Вскоре, однако, это мирное развитие было прервано из-за новой угрозы нападения британских агрессоров.12

Подготавливая прямое вторжение в Афганистан, британские власти стремились отрезать его от возможной помощи с севера, из-за Аму-Дарьи, где в это время укреплялось влияние России. Уже в 1869г. Англия поставила перед царским правительством вопрос об установлении «нейтральной зоны» между британскими владениями в Индии и контролируемыми Россией областями Средней Азии.

Вышеуказанное сообщение источника об установлении дипломатических связей кыргызов с Афганистаном имеет большое значение в изучении вопросов международных связей Кыргызстана в рассматриваемый период. До сих пор подобные сведения не встречались ни в одном из известных нам исторических источников. Между тем, в таких эпических произведениях кыргызского народа как «Манас» и «Курманбек» есть сведения о разносторонних связях кыргызов с Афганистаном.

Таким образом, в рассматриваемом источнике мы впервые находим подтверждение о дипломатических связях кыргызов с Афганистаном, которые нашли отражение в упомянутых эпосах кыргызского народа. Действительно, Шер Али-хан в 1869–1879 г. был правителем Афганистана и поэтому переговоры посольства Абдылда-бека с Шер Али-ханом не вызывают сомнений в том, что они состоялись в последние годы его правления.

Судя по содержанию рассматриваемого сочинения, миссия посольства Абдылда-бека к Шер Али-хану, очевидно, преследовала двоякую цель – получить политическое убежище в Афганистане Абдылда-беком и его сподвижниками, а также заручиться поддержкой Шер Али-хана в борьбе кыргызов против царских колонизаторов.

111003kurmanjan_3 Однако, как установлено, в это самое время Шер Али-хан вел активные дипломатические переговоры с представителями России с целью получения военной помощи против своих соперников внутри Афганистана. Наряду с этим, Шер Али-хан стремился заручиться поддержкой России в борьбе против британских притязаний и в начале июня 1876г. направил письмо в Ташкент, в котором уверял, что дружба афганского владетеля с могущественной и сильной Россией никогда не разъединится. Налаживание русско-афганских отношений имело большое моральное значение для Шер Али-хана и стимулировало его сопротивление настойчивым попыткам Великобритании подчинить Афганистан своему господству.13 Поэтому вторая задача миссии посольства кыргызов к Шер Али-хану была заранее обречена на провал и Абдылда-бек не получил запрашиваемой поддержки со стороны Афганистана.

В следующем разделе сказания приводятся содержания наказов Абдылда-бека своему младшему брату Омурбеку перед его возвращением на родину в сопровождении ряда своих сподвижников. Здесь следует отметить, что несколько листов рукописи отсутствуют. Очевидно, на этих листах содержались ответные слова Омурбека, обращенные к Абдылда-беку перед отъездом в Кыргызстан, о чем свидетельствуют последние строки из его речи, сохранившиеся на уцелевших страницах рукописи.

В этом же разделе сказания содержится стихотворный рассказ о родоплеменном составе кыргызов, проживавших в Алайской долине. Среди них упоминаются такие родовые названия как кыпчак, тейит, жору, баргы, сабай, тооке, мунгуш и др. Очевидно, что представители этих племен составляли основной костяк войска Абдылда-бека, откуда также происходили его ближайшие сподвижники Асан, Момун, Кары-Мурза, Акимбек и другие лица, имена которых упоминаются в сочинении.

Материалы этого сочинения частично подтверждают информацию И.Ювачева о том, что Абдылда-бек после установления мирных отношений алайских кыргызов под предводительством своей матери Курманжан-датка с представителями царской администрации Туркестанского края не захотел возвращаться на родину и решил совершить паломничество в Мекку. По словам И.Ювачева, Абдылда-бек умер по пути в Мекку и его тело по кыргызскому обычаю перевезли на Алай и с почетом похоронили в местности Гульча. Однако, по мнению Х.Н.Бабабекова, Абдылда-бека убили по указанию колониальных властей России из-за боязни, что после паломничества в Мекку его авторитет мог бы еще больше подняться, и он смог бы поднять новое восстание кыргызских племен Алая против царской администрации в Ферганской долине.14

Исходя из вышеизложенного, можно отметить, что Абдылда-бек, сын алайской царицы Курманжан-датки был одним из смелых и талантливых руководителей народно-освободительного движения не только Кыргызстана, но и всего Туркестанского края во второй половине XIX века. Он предпринял отчаянные шаги в целях реализации идеи своего отца Алымбек-датки по созданию независимого суверенного государства всех кыргызских племен. Однако геополитическая ситуация в Туркестане той эпохи, где главенствующую роль играла такая могущественная держава как Российская империя, не позволяла претворить в жизнь эту вековую мечту кыргызского народа.

В заключение можно отметить, что материалы сочинения «Газал-и Абдулла-бек» имеют большое значение для пересмотра устоявшейся в советской исторической науке концепции «добровольного вхождения Киргизии в состав России», а также вопросов о переселении кыргызских пелемен в афганский Памир и об истоках дипломатических связей Кыргызстана с Афганистаном. Сочинение Мулла Саймаке представляет большой интерес и для изучения исторической лексики кыргызского языка и истории письменной литературы кыргызского народа в ХIХв.

Анварбек Мокеев, доктор исторических наук, профессор

1 История Киргизской ССР в пяти томах. Том первый с древнейших времен до середины ХIХв. Фрунзе, 1984. С. 490.

2 Там же. С.484-486, 492.

3 Там же. С.493.

4 Как явствует из сообщений Ч. Валиханова, кокандские правители для укрепления своей власти над кыргызскими племенами умело использовали их религиозные чувства, и все налоги с них взимали под видом сбора зякета. См:Ч.Ч. Валиханов. Записки о киргизах. Собрание сочинений в пяти томах. Т.2. Алма-Ата, 1985. С.79. По свидетельству академика В.В.Радлова, который в середине XIXв. лично побывал на Тянь-Шане, кокандская администрация взимала с кыргызов следующие налоги:1) тунлук закат(налог с юрты)-одна овца с каждой юрты; 2) алал закат(налог со скота)-одна голова с каждых 50 голов скота; 3) харадж(налог с урожая)-три овцы с каждого гумна; 4) кроме того периодически взимался военный налог в размере одной золотой монеты(тилла) или 3 овцы с юрты. Причем все эти налоги всегда взыскивались насильно. См.: В.В.Радлов. Из Сибири. Москва, 1989. С.352-353

5 Талып Молдо. Кыргыз тарыхы. С. 518–519.

6 История Киргизской ССР…С.517-518.По мнению узбекистанского академика Х.Н.Бабабекова главной причиной устранения с политической арены Кокандского ханства Алимбек-датки стала его стремление объединить всех кыргызских племен и создать независимое от Кокандского ханства государство. См.: Х.Н.Бабабеков. Восстание киргизов под руководством Алим-бека// Алайская царица в исследованиях узбекских ученых. Ташкент-Бишкек, 2011. С.126-128.

7 История Киргизской ССР… С. 561.

8 Северцов Н. А. Путешествия по Туркестанскому краю и исследование Горной страны Тянь-Шаня. СПб.,1873. С. 233.

9 Бабабеков Х.Н. История завоевания Средней Азии царской Россией в секретных документах. Ташкент, 2006. С. 27-39.

10 Более подробно о борьбе Абдылда-бека с отрядами генерала М.Д.Скобелева в Алайской долине см.: Тагеев Б.Л. Памирский поход. Воспоминания очевидца. Исторический вестник, июль 1898; Ювачев И.В. Курбан-Джан-датха. Кара-киргизская царица Алая. Исторический вестник, 1907. С.966-967.

11 Раштия С.Г. Афганистан дар гарн-и ноздах( Афганистан в девятнадцатом веке). Кабул, 2010. С.254-265.

12 Халфин Н.А. Провал британской агрессии в Афганистане (XIX в. — начало ХХ в.). Москва, 1959. С.158-159

13 Там же. С. 170.

14 Бабабеков Х.Н. Абдулла-Бек сын царицы Алая// Алайская царица в исследованиях узбекских ученых. С.107-115.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

К вопросу о происхождении и значения политической титулатуры енисейских и алтайских кыргызов «ажо» и «иди»

Новый взгляд на вопрос о происхождении сарт-калмаков

Еще статьи

Комментарии
Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком