Добавить статью
4:17 7 Октября 2011
Малоизвестные факты из жизни Курманжан-датки

110928kurmanjan Несомненно, Курманжан-датка относится к тем историческим личностям кыргызов, чья жизнедеятельность наиболее полно и всесторонне изучена. Нам остается только констатировать тот факт, что место и роль «алайской царицы» в истории кыргызов и Кыргызстана огромны, и, к великой радости, она одна из первых по достоинству оценена современными учеными, политиками и общественностью.

Следовательно, в данном случае для нас большой интерес представляют некоторые еще малоизвестные для широкого круга читателей факты жизнедеятельности «алайской царицы».

Курманжан-датка также проявила себя как последовательный политический деятель и человек, владеющий всем опытом, премудростями и тонкостями восточной дипломатии. Об этом ярко свидетельствуют ее взаимоотношения с Кокандским ханством, российскими военно-государственными чиновниками. Еще недостаточно изучены ее отношения с правителями Кашгарии и других городов Восточного Туркестана, который к этому времени находился под властью Цинской империи. Действительно, благодаря своей мудрости и дипломатии, она была известна и в соседних государствах - в Бухарском эмирате, Кокандском ханстве, Китае и Афганистане.

Она заслужила свой авторитет, уважение и популярность как среди народа, так и в Кокандском ханстве, Бухарском эмирате, Туркестанском генерал-губернаторстве Российской империи благодаря своей мудрости, дальновидности, дипломатичности и опыту. Феноменальный жизненный опыт Курманжан-датки является образцом для многих поколений не только Кыр­гызстана, но и региона Центральной Азии.

Первое, став женою знаменитого Алымбека датки в 1832 г., она не сразу начала свою политическую деятельность и стала его опорой, надежным тылом, правительницей его рода и Алая. Это не входит ни в какие рамки традиции кыргызов, поскольку новая келин - сноха никогда сразу после замужества не вмешивалась в мужские дела, не говоря о том, чтобы заниматься политической деятельностью. Долгие годы ее замужества за Алымбеком уходили на создание имиджа, завоевание уважения и авторитета, которые впоследствии и сделали ее Курманжан -даткой, Алайской «царицей», политиком и влиятельным человеком после гибели мужа. Мы полагаем, что в политические игры внутри кыргызских родов и племен Кокандского ханства Курманжан начала входить с середины 40-х г. XIX в. Склонны думать, что она особенно активно включилась в них после смерти мужа в 1862 г., когда ей присвоили звание Датки, а также в ходе и после завоевания Российской империей Кокандского ханства, в том числе и юга Кыргызстана.

Итак, долгие годы шли на приобретение ею своего собственного авторитета, ввиду того, что она была второй женой Алымбека. Ее хорошо обдуманные и последовательные шаги на малой родине Алымбека постепенно привнесла ей заслуженное уважение, почет и славу мудрой жены одного из крупнейшего родоправителя и государственного чиновника Кокандского ханства. После переноса Алымбеком ставки правителя вилайета, политического, социально-экономического и культурного центра, из Андижана в Ош она стала чаще принимать участие в решении многих проблем. Мы полагаем, что именно здесь, в Оше, она добилась большого уважения и авторитета среди горожан Оша и жителей пригородных аилов.

Второе, ее деятельность тесно связана с городом Ош, Курманжан-датка, умная, дальновидная правительница, хорошо понимала, какое огромное значение для кыргызов имеет Ош, как в периоде Кокандского ханства, так и в периоде Российской империи. Она часто бывала здесь, была хозяйкой Ак-Ордо (Белой ставки) Алымбека-датки как при его жизни, так и после его смер­ти. Ак-Ордо Алымбека находилась на месте нынешнего здания Автотреста, ресторанов «Кара-Алма», «Чолпон», областной филармонии и гостиницы «Алай». Именно там Алымбек-датка, а в последующем Курманжан-датка принимали высоких гостей - правителей Бухарского эмирата, Кокандского ханства, Российской империи, Кашгара и Урумчи, а также путешественников, дипломатов, торговцев, военных чинов. Там же принимались важные политические и социально-экономические решения.

И Алымбек-датка, и Курманжан-датка прекрасно понимали какое значение имеет Ош для кыргызов в военно-стратегическом, общественно-политическом, социально-экономическом, торговом и культурном отношении. Именно в городе Ош она удостоилась звания Датки. Это событие вызвало огромное удивление как со стороны исламской общественности, так и российской. Действительно, это был очень редкий случай в истории исламского государства или страны, где доминировал исламский деспотизм. Здесь же ее признали русские военачальники и чиновники Туркестанского края Российской империи.

Третье, как и её муж Алымбек-датка, она, согласно источникам, жила при 8 провозглашенных ханах Кокандского ханства: Алим хане (1798-1810 гг.), Омар хане (1810-22 гг.), Мадали хане (1822-42 гг.), Шерали-хане (1842-44 гг.), Худояр-хане (1844-58; 1862-63; 1865-75 гг.), Малля-хане (1858-62 гг.), Султан сеид хане (1863-65), Пулат хане (1875-76 гг). Особенно активно она проявила себя при Шерали хане, Худояр-хане, Малля-хане, Пулат хане.

Четвертое, известно, что деятельность и авторитет «алайской царицы» по достоинству оценили многие высшие военно-государственные чиновники Туркестанского края Российской империи. В их числе можно назвать русских генерал-губернаторов, военных-губернаторов К. фон Кауфмана, А.Черняева, В.Розенберга, М.Д.Скобелева, Н.Королькова, А.Вревского, А.Н.Куропаткина, С.М.Духовского, Повало-Шыйковского, М.Е. Ионова и других.[1]

Пятое, многие наши соотечественники все еще не знают о том, что она жила в согласии и хороших отношениях при 5 начальниках Ошского уезда Ферганской области из 7. Это первый уездный начальник - капитан М.Е.Ионов в 1876-1888 гг., подполковник Н.Дейбнер - 1889-1892 гг., подполковник Б.Л.Громбчевский в 1893-1895 гг., полковник В.Н.Зайцев - 1895-1906 гг. и полковник А.А.Алексеев в 1906-1915 гг. Все они считались с мне­нием и авторитетом славной дочери Кыргызстана.[2] Кстати, именно они во многом способствовали к представлению ее к наградам Российской империи.

Шестое, заслуги «алайской царицы» должным образом были признаны Россией, оценены официальными властями Туркестанского генерал-губернаторства и империи. Они выражались в виде пожизненных пенсий, именных подарков, вплоть до представления к Большой Золотой медали. До сих пор малоизвестен тот факт, что прежде чем получить большие пенсии и награды русских властей, она получала небольшую сумму пенсии - 25 рублей за счет средств Туркестанского генерал-губернаторства. Об этой пенсии впоследствии сообщала сама «алайская царица»: «…Затем я встречалась с Туркестанским генерал-губернатором Кауфманом, когда он приезжал в город Ош. Он тоже с уважением относился ко мне... Покойный генерал-губернатор с согласия царя ежемесячно выплачивал мне пенсию в 25 рублей. Жаль, что не могу лично выразить ему признательность».[3] Это было первое поощрение, полученное ею от царских наместников. В данном случае от первого генерал-губернатора Туркестанского края К.П. фон Кауфмана (наместника царя с 7 ноября 1867 г. по 25 марта 1885 г.).

Еще об одной малоизвестной странице из истории жизни знаменитой некоронованной «царицы» Алая. Многие не знают, что еще 17 июня 1881 г. специальным Указом Российского императора «кара киргизке Ошского уезда Ферганской области» Курманжан-датке была назначена пожизненная государственная пенсия в сумме 300 рублей в год.[4] А дело было немного иначе. Еще 16 декабря 1880 г. согласно предложению начальника Ошского уезда и военного губернатора Ферганской области Туркестанский генерал-губернатор К.П. фон Кауфман направил специальное письмо Военному министру Российской империи с просьбой положительного решения их представления.

В письме говорилось о том, что Курбан-Джан-Датха имеет огромный авторитет и влияние среди кара-кыргызов, учитывая ее почтенный возраст и влияние, он просил Его высочество государя императора России выделить ей пожизненную пенсию в размере 500 рублей из Государственного казначейства». Письмо дошло до адресата, однако император, ссылаясь на заключение министра финансов, вынес другое решение. С 1 апреля 1881 г. специальным указом Российского императора Курманжан-датке была назначена пожизненная государственная пенсия в сумме 300 рублей в год. Канцелярия Туркестанского генерал-губернаторства о присвоении пожизненной пенсии «алайской царице» свидетельствует следующее: «Начальник главного штаба, отношением от 2 апреля за №168 уведомил генерал-губернатора, что Государь Император, по всеподданнейшему докладу ходатайства Главного начальника края, в 1-й день апреля высочайше соизволил на назначение кара-киргизке Ошского уезда Курбан-джан-датка пожизненной пенсии из Государственного Казначейства согласно заключению Министра финансов в триста рублей (подчеркнуто нами – авт.). Канцелярия генерал-губернатора имеет честь уведомить об этом Ваше превосходительство»[5]

В нашем распоряжении имеется копия документа – «Наградного листа» Курманжан-датки, датированная 25-м сентября 1893 гг., где имеются представление «кара киргизки Ошского уезда Курбанджан Датки Мамат –Биева к Большой Золотой медали на Андреевской ленте для ношения на шее» (Согласно закону Российской империи от 9 июля 1892 г., был решено учредить большую золотую медаль на Андреевской ленте для ношения на шее. Кавалеры Золотой медали на Андреевской ленте для ношения на шее могли быть представлены и к орденам). Это было одной из высших наград Российской империи. К сожалению, данную награду она не получила, т.к. чуть позже начался судебный процесс над ее младшим сыном Камчыбеком по поводу убийства русских таможенников. Военный суд вынес сыновьям Курманжан-датки и их близким сподвижникам приговор: 9 человек - к смертной казни, в их числе Камчыбек - ее младший сын, 6 человек - ссылке на каторжные работы, в их числе ее сыновья – Мамытбек, Асанбек и внук Мырзапаяз, 11 человек были оправданы.[6] Полагаем, что этот случай не позволил ей получить вышеуказанную награду.

Позднее, «…в 1901 г. она была представлена Военному министру Российской империи и получила личный императорский подарок - дорогой перстень с драгоценными камнями из кабинета Его Величества».[7] Архивные документы свидетельствуют, что, учитывая огромный вклад «алайской царицы» в сохранение мира и благополучия в регионе, а также за долголетнее обеспечение безопасности караванной, торговой пути Ош - Кашгар и в связи с 90-летием, император Николай II принял решение одарить ее вышеуказанным «дорогим перстнем».[8] Именно по этому поводу она была представлена самому Военному министру Российской империи А.Н.Куропаткину. Тому самому капитану А.Н.Куропаткину, который принял активное участие в «Военно-научной Алайской экспедиции» генерала М.Д.Скобелева, которая начала свою деятельность 26 июля 1876 г. Целью экспедиции было уничтожение последних очагов восстания во главе с Абдылдабеком, который был ближайшим сподвижником Пулат-хана (Исхака молдо Асан уулу).

В другой раз она получила из императорского дворца дорогие золотые часы. Об этом свидетельствовала канцелярия Туркестанского генерал-губернаторства в своем специальном письме Военному губернатору Ферганской области за №1395 от 29 января 1902 г., которое гласило, что:

«Канцелярия генерал-губернатора имеют честь препроводить вашему превосходительству для выдачи, по принадлежности, золотые дамские часы с изображением государственного герба, с цепочкою, украшенные бриллиантами и розами в 450 рублей, Всемилостивейшее пожалование бывшей правительнице Алая, вдове Курбан Джан Датхе». О том, что вышеназванные дорогие золотые дамские часы «…выручены вдове Курбан Джан Датхе Алимбековой…». Получив данный подарок, «…Достопочтенная старушка, ее сыновья и родичи, представители киргизских родов Адагна (Адыгене – прим. авт.) и Мунгуть (мунгуш - прим. авт.), глубоко обрадованы редчайшей милостью государя императора с коленопреклонной молитвой свидетельствуют свои верноподданнические чувства» - сообщил начальник Ошского уезда полковник В.Зайцев в своем письме от 19 февраля 1902 г.[9]

Интересно, где эти дорогие императорские подарки? Что стало с ними после смерти Курманжан-датки? Ни до проведения юбилейных торжеств в 1991 г., ни в дни их празднований, ни после никто из потомков или историков не говорил о том, где находятся эти ценные подарки. Ведь они являются не только достоянием ее потомков, но и всего народа. Было бы хорошо, если бы они находились на всеобщем обозрении в одном из музеев Кыргызстана. Тогда бы мы убедились в истинных ценностях этих самих дорогих подарках. К сожалению, до сих пор нам ничего неизвестно об их дальнейшей судьбе - в чьи руки они попали и что с ними стало.

Седьмое, согласно данным некоторых ученых, ей было присвоено звание полковника русской армии,[10] что являлось невиданным актом признания ее заслуг. Пока что мы не обнаружили документальных данных подобного акта, следовательно, мы останемся на своих позициях – проверять и перепроверять подобные факты. Однако, если это найдет документальное подтверждение, то Курманжан-датка остается и будет единственной женщиной из числа кыргызок, получившей военное звание офицера, полковника русской армии до сегодняшнего дня.

Восьмое, благодаря мудрости матери, её дети при жизни занимали важные, по тем временам, для кыргызов посты в управлении Ошского уезда Ферганской области: Батырбек - волостной управитель Булак-Башинской волости, Асанбек - Наукатской волости, Маамытбек - Гульчинской волости, Карабек (внук - авт.) - Ак-Буринской волости.[11] По этому поводу генерал-лейтенант Н.Корольков писал: «Семейство Курманжан-датки всегда играло выдающуюся роль в деле административного управления Ошским уездом. Так, из 7 вилайетов этого уезда 4 или 5 должностей волостных управлений были заняты членами семьи Алымбековых».[12] Думается, это тоже было своеобразной данью, знаком уважения, признания авторитета «алайской царицы».

Девятое, это была единственная женщина не только Кыргызстана, но всего региона Центральной Азии, о которой еще при жизни писали штрихи к ее политическому портрету. В числе русской печати, где писали о ней, были «Исторический вестник», «Русский вестник», «Русское слово», «Нива», «Закаспийское обозрение», «Туркестанские ведомости», «Ферганские областные ведомости». А в числе авторов И.П.Ювачев, Б.Л.Тагеев, А.Н.Куропаткин, А.Н.Таубе, Е.Л.Марков, Маннергейм, А.Алексеев и др.[13]

Еще при жизни о ней слагались разные легенды как среди местного населения, так и в русской прессе. Уместно напомнить, что один из русских генералов барон А.Н.Таубе писал о Курманжан-датке, что «Слава ее ума, энергии, справедливости, дальновидности проникла в Семиречье и перешла даже пределы Афганистана, Ирана и Китая».[14] Конечно, приятно слышать и читать такие лестные слова от иноземцев. Однако насчет ее славы в Иране у нас имеются некоторые сомнения, ибо нет никаких исторических данных об этом. О том, что она славилась в Афганистане и Китае, возражений нет, ведь о Курманжан-датке они могли знать через торговцев, путешественников, агентов, да и сама она могла иметь прямые связи с некоторыми тамошними приграничными правителями.

Подводя итоги малоизвестных страниц жизнедеятельности Курманжан-датки, мы хотим отметить следующие моменты. Во-первых, бесспорно, что она является одной из ярчайших звезд политического Олимпа в истории кыргызов, Кокандского ханства и Русского Туркестана XIX в. С большим огорчением отметим, что, несмотря на все ее заслуги, в годы власти Советов ей не нашлось места в исторической литературе и энциклопедиях советского Кыргызстана, где бы по достоинству была оценена ее личность. Правда, были отдельные попытки известных ученых нашей республики отдать ей должное.[15] Между тем, как ни странно, более положительные оценки ее деятельности в те же советские времена появлялись в исторической литературе соседнего Узбекистана. Более того, общественность советского Узбекистана еще в 1981 г. отмечала 170-летний юбилей Курманжан-датки. Узбекские историки оказались на голову выше наших и, не боясь последствий, еще в те времена по достоинству оценили её.[16]

Во-вторых, она сумела показать себя мудрой, дальновидной, хитрой (хитрость - признак достаточного ума) правительницей не только Алайской, но и всей Ферганской долины. Курманжан-датка также проявила себя как последовательный политический деятель и человек, владеющий всем опытом, премудростями и тонкостями восточной дипломатии. Об этом ярко свидетельствуют ее взаимоотношения с Кокандским ханством, Российскими военно-государственными чиновниками. Еще недостаточно изучены ее отношения с правителями Кашгарии и других городов Восточного Туркестана, который к этому времени находился под властью Цинской империи. Действительно, благодаря своей мудрости и дипломатии, она была известна и в соседних государствах - в Бухарском эмирате, Кокандском ханстве, Китае и Афганистане.

В-третьих, несомненна большая заслуга Курманжан в спасении многих жизней кыргызов - участников восстания 1875-1876 гг. после его поражения. Мудрость и дипломатия её заключаются в том, что она понимала силу русского оружия, которая могла бы привести к неминуемой гибели многих борцов за свободу своего народа. Официально она и не выражала своей позиции, но полагаем, что алайские и ошские кыргызы во главе с Пулат-ханом, Абдылдабеком восстали с её благословения.

В-четвертых, Курманжан-датка пыталась сохранить за собой и за правителями ошских кыргызов хотя бы номинальную свободу правления при Российских колониальных властях. Она прекрасно понимала, что прежней полноты, свободы правления при русских властях уже не будет. Однако она добилась того, чтобы и при новом режиме в управлении участвовали кыргызские родоправители. Известно, что первенство власти как в Туркестанском крае, так и на местах, в уездах и волостях, принадлежало русским военным чиновникам, но роль, место и положение кыргызских правителей в обществе учитывалось. Не случайно почти все сыновья Курманжан и Алымбека занимали чиновничьи должности в Ошском уезде.

В-пятых, продолжая деятельность и воплощая в жизнь идеи Алымбека-датки, она придавала очень важное значение Ошу. Будучи дальновидным политиком, она понимала военно-стратегическое, политическое, социально-экономическое и культурное значение Оша как для самих кыргызов, так и для русских колониальных властей. Не случайно маршрут экспедиции А.Н.Куропаткина пролегал через этот город. Поэтому она рассматривала Ош как ставку, хотя на старости лет в основном жила в Мады или на Алае. Думаем, что она и её дети всячески поддерживали и содержали те торговые точки, доходы от которых шли на улучшение и содержание мечетей, медресе и в первую очередь Ак Медресе Алымбека.

Мы с большим удовлетворением отмечаем, что, благодаря исследованиям ученых, общественности, имя Курманжан-датки, преданное забвению в годы Советской власти, было восстановлено в годы независимости Кыргызстана.

111007kurm

111007kurm_2

6 октября 2011 года, г.Бишкек - празднование 200-летия со дня рождения Курманжан-датки.

Байболот Капарович Абытов, доктор исторических наук, профессор, проректор по учебной работе ОшГЮИ

[1] ЦГА РУЗ. -Ф. И. 19. Оп. 1. Д. 3617. Л.1-5. Д.11061. Л.27; ООГАПД. -Ф.50. Оп. 1. Д.112. Л. 14-18, 53.

[2] ООГАПД. - Ф. 50. Оп. 1. Д. 4. Л. 7, 33. Л.5,17; Д.42, Д. 34. Л.1, Д.113. -Л.7,10, Д. 115-а. - Л.25; ЦГА РУз. - Ф. И. 19. Оп. 1. Д.13587. Л.34 Д. 25044. Л.13, 27, Д.24150. Л.1; ООГАПД. - Ф. 50. Оп. 1. Д.. Л. ООГАПД. - Ф. 50. Оп. 1. Д. 4. Л. 7.

[3] Абытов Б. Джолдошева Ж.,Джунушалиев Ж.,Какеев А.,Кененсариев Т., Плоских В.М. Горная царица Курманжан и ее время. –Б., 2002. – С.95.

[4] ООГАПД. -Ф. 50. Оп.1. Д.114. -Л.14.

[5] Абытов Б.К, Жунушалиев Ж.Ж., Плоских В.М. и др. Горная царица… – С.101

[6] ЦГА РУЗ. -Ф. И. 19. Оп. 1. Д. 13587. Л.23-24, 34-35; ООГАПД. -Ф.50. Оп. 1. Д.112. Л. 21,28

[7] ЦГА РУз. –Ф.И. -1. Оп.4. Д. 513. Л.196ООГАПД. -Ф.50. Оп. 1. Д.112. Л. 45-46; Туркестанские ведомости. -1907. -16 февраля. Копия; Алексеев А. Курбанджан-Джан-Датка. – Скобелев, 1907. С. 1-19.

[8] ЦГА РУз. –Ф.И. -1. Оп.4. Д. 513. Л.196.

[9] ЦГА РУЗ. -Ф. И. 19. Оп.1. Д. 7588. Л.30; ООГАПД. -Ф.50. Оп. 1. Д.112. Л. 54-55, 56 обр.

[10] Урстанбеков Б.,Чороев Т. Кыргыз тарыхы...-91-б.

[11] ЦГА РУЗ. -Ф. И. 19. Оп. 1. Д. 3555. Л.2-3; ООГАПД. -Ф.50. Оп. 1. Д.112. Л. 78, 96.

[12] Омурзакова Т. Курманжан датка... -С.145.

[13] Ювачев И.П. Курбан-Джан, кара-киргизская царица Алая //Исторический вестник. -1907. -№12; Тагеев Б.Л. Па­­мир­ский поход //Русское слово. -1897. -№ 176; Он же. Царица Алая //Нива. -1897. -№4; Он же. Через Алай и Памир. - М.,1972; Куропаткин А.Н. Кашгария...; Марков Е.Л. Путевые очерки Кокандского ханства. //Русский вест­ник.-СПб., 1893.-Т.9.-С.35; Таубе А.Н. Алайская царица //Закаспийское обозрение.-1892.-№84; Алексеев А. Курбан Джан Датка //Ферганские областные ведомости. -1907.-№127; ООГАПД. Оп.1. Д.112. Л.45-46.

[14] Таубе А.Н. Алайская царица...

[15] Плоских В.М., Галицкий В.Я. Старинный Ош. -С.57.

[16] Гулям Г. Курманжан - халк мадаткари //Гулистон. -1975.-№ 5; Бабабеков Х. Курманжан - дочь народа //Гулистон. -1975. -декабрь; Это же статья в соавторстве Х. Садыковым опубликована в газете Кыргызстан маданияты. -1975.-11-декабрь; Узбекская Советская Энциклопедия. -Ташкент, 1980. -Т.14. -С.247-248.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

Ош в конце XIX – начале XX века

Об отношениях Курманджан-датки и российских царских властей

Алымбек Датка и Алымкул Аталык: соратники в политике или непримиримые конкуренты?

Государственному флагу Кыргызской Республики – 25 лет

А.Ф.Керенский ким? Кыргыз элинде, жеринде анын атын түбөлүккө калтырууга татыктуубу?

Архивдер түгөнбөс кенч, чыныгы тарыхый мурастар байлыгы

Махмуд Кашгарский - великий энциклопедист, выдающийся ученый-тюрколог

1916 год: Полемика вокруг восстания кыргызов
(продолжение)

1916 год: Полемика вокруг восстания кыргызов

Неординарный государственный деятель – Алымбек-датка Асан бий уулу (продолжение)

Еще статьи

Комментарии
Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком