Добавить статью
5:59 14 Июня 2013 60010
Города Прииссыккулья глазами средневековых авторов

Из цикла «Археология и история Кыргызстана. Избранное»

(предыдущая статья)

130614_3

От ведущего рубрики

Последние события, прокатившиеся по Иссык-Кульской области, показывают, что незаслуженно забытый этот край имеет много богатств: и великолепное озеро с прозрачной водой, и золотые рудники, ставшие не то счастьем, не то горем иссыккульцев, и древнейшую историю здешних мест. Так что, публикуя ниже серию статей об этом благодатном крае, хотелось бы напомнить кыргызстанцам и гостям нашей страны: купаясь в зеленой лазури мирных вод, не стоит забывать и о богатейшем наследии, оставленном нашими предками.

Турусбек Мадылбай, лауреат национальных и международных премий, ведущий рубрики «История Кыргызстана и кыргызов»

Еще род людей есть, кто знаньем богат,

Их знанья звездой путеводной горят.

Любезен, учтив, будь с такими людьми,

Хоть малое знанье от них перейми.

Юсуф Баласагунский

Сюань Цзан на Иссык-Куле

130614_2
Сюань Цзан

Восьмого месяца 629 г., смешавшись с толпой слуг, сопровождавшей большой торговый караван, из западных ворот древней столицы Китая Чанъань вышел молодой человек в скромном платье буддийского монаха. С ним было два верных друга - крепкий бамбуковый посох, помогавший не отставать от ходко шагающих верблюдов, и медная чаша для сбора подаяний - единственная его кормилица. Бросая в чашу горсточку проса или кусок лепешки, караванщики и не подозревали, что их нищенствующий спутник является одним из самых светлых умов танского Китая. Весть о нем будет лететь быстрее самых быстрых дромадеров. Монаха с почетом будут принимать владетельные князья и правители городов. Даже гордый и всесильный каган тюрок с уважением выслушает горячие проповеди монаха и с почтением проводит из своей роскошной столицы Суяб на р. Чу.

Через пустыни и оазисы, через горы и реки путник преодолеет многие тысячи километров, дойдет до Индии, впитает всю буддийскую премудрость и через семнадцать лет вернется на родину в зените славы и всенародного обожания. После его смерти даже надменный «сын неба» император Гао Цзун (правил в 650-683 гг.) выделит на его похороны государственные средства и скажет: «Наша страна лишилась сокровища» (Шихуа о том, как трипитака великой Тан добыл священные книги. (До Тан Сянь-Цзан цюй цзии mихуа) / Пер. с кит., вступ. ст. И прим. Л.К Павловской. - М., 1987. - С. 30.). Но это будет потом ...

Один из величайших землепроходцев Сюань Цзан, имя которого современные ученые ставят в один ряд со знаменитыми Марко Поло, Гильомом Рубруком и Плано Карпини, родился в 602 г. близ Лояна (ныне провинция Хэнань). Любознательный, не по годам серьезный и замкнутый мальчик рано пристрастился к наукам, особенно к буддийской философии. В тринадцатилетнем возрасте он уходит в монастырь, где своей ученостью вскоре превзошел всех местных мудрецов. Обладая феноменальной памятью, юноша без труда выучил наизусть и без запинки пересказывал все важнейшие буддийские сутры, чем поразил и изумил не только монастырских собратьев, но и всю округу.

Шутя завоеванная, популярность претила Сюань Цзану. Он ее просто не замечал. Искренне верующего монаха почти физически мучили многие противоречия и спорные вопросы буддизма, которые быстро заметил его острый ум, но разрешить которые еще не позволяли знания. Сюань Цзан решил продолжить образование на родине буддизма - в Индии и обратился за разрешением на выезд к императору. Тот не разрешил. Тогда монах положился на судьбу и отправился без разрешения. Путь его в желанную Индию лежал через пустыню Такла Макан, через высочайшие перевалы Тянь-Шаня, южный берег Иссык-Куля, Чуйскую и Таласскую долины, через Ташкент, Самарканд, Кабул.

Как показали исследования, Сюань Цзан большую часть своего пребывания в Индии провел в монастыре Ниланда (княжество Магадха), где шлифовал свое образование под руководством девяностолетнего главы мира буддийской учености Шилабхадры (Там же. - С. 37.). После пяти лет обучения с громадным количеством книг и кумиров, которые с трудом поднял сильный слон, Сюань Цзан отправился в обратный путь. Его возвращение было триумфальным. Учитывая это, император Тан Цзан (правил в 627-649гг.) не только обласкал ослушника, но даже задним числом выдал разрешение на путешествие, из которого он уже вернулся.

130614_1

Сюань Цзан возвращается из Индии. Роспись пещеры 103 монастыря Цяньфодун в Дуньхуане. Период Высокой Тан (712-765гг). Сюаньзцан возвращается через горы Памира с белым слоном, которого ему подарил индийский царь.

До конца своих дней (умер в 664 г.) Сюань Цзан проделал титаническую работу: он перевел на китайский язык семьдесять четыре буддийских сочинения, восстановил на санскрите по старым китайским переводам в то время уже утерянную в Индии одну из основополагающих сутр, перевел на санскрит главное сочинение даосов т. д. Но главным его трудом стали не многочисленные религиозные книги, а единственное светское сочинение, продиктованное одному из собратьев по вере, в котором он поведал о западных странах. Его путешествие произвело столь сильное впечатление на современников и потомков, что яркую личность религиозного деятеля Сюань Цзана затмил образ героя-землепроходца Сюань Цзана (Шихуа о том, как трипитака великой Тан добыл священные книги. (До Тан Сянь-Цзан цюй цзии шихуа) / Пер. с кит., вступ. СТ. И прим. Л.К. Павловской. - М., 1987. - С. 30. китайского, ВСТУП. СТ. и прим. Л.К. Павловской. - М., 1987 - С. 31.).

Следует особо отметить, что путешествия Сюань Цзана и его последователей значительно обогатили культуру средневекового Китая. До сих пор китайские археологи не устают удивлять научный мир сенсационными открытиями вещественных свидетельств таких путешествий. Недавно при расчистке фундамента рухнувшей древней пагоды в подземном склепе было обнаружено богатейшее собрание уникальных художественных ценностей. Среди находок выделяются позолоченный сосуд в виде спящей черепахи, лакированная посуда, шелковые одеяния с богатым орнаментом. Как утверждают эксперты, среди сокровищ были обнаружены кости пальцев, будто бы принадлежавших основателю буддизма принцу Шакьямуки. Каждая косточка хранилась в футляре, отделанном золотом, серебром, нефритом, хрусталем и благовонным сандаловым деревом. Они были привезены из Индии и переданы храму в танскую эпоху, то есть в ту же эпоху, когда жил Сюань Цзан (Известия. 1987, 5 июня.).

Путешественник Сюань Цзан оставил свой след и в истории Киргизии. Ему принадлежит заслуга первого описания северной ветви Великого шелкового пути, городов, обычаев, населения, нравов при дворе западнотюркского кагана Тон-джабгу (правил в 618-630 гг.), оленьего заповедника Мин-Булак в Таласской долине и многого другого. Сюань Цзану принадлежит и приоритет описания озера Иссык-Куль.

Пройдя через города Восточного Туркестана, которые путешественник подробно описал, он через перевал Бедель достиг высокогорных долин Центрального Тянь-Шаня, где, казалось, не ступала нога человека. Суровый край. Здесь зимой и летом сохраняются первозданной чистоты льды и снега. Тропы труднопроходимы. Свирепый ветер бросал в лицо путникам хлопья снега вперемешку с песком и камнями. На глазах паломника несколько верблюдов вместе с поклажей сорвались в пропасть. Гибли и путники. «Трудно сохранить жизнь», - констатирует Сюань Цзан (Сюань Цзан. Да тан сиюйцзи / / ВЭНЬСЮС каньсин ше. 1955,1, 8а. (на китайском яз.). Авторы благодарят кандидата исторических наук г.п. Супруненко за любезно предоставленный перевод текста.). Наконец, пройдя 400 ли (около 200 км), путник вышел к южному берегу озера Иссык-Куль.

Сюань Цзан приводит сразу три названия озера и все три точно, как удачные эпитеты, характеризуют его сущность: Прозрачное море, Горячее море, Соленое море. Далее следует довольно верное описание его размеров и очертаний: «В окружности его (Иссык-Куля. - Авт.) 1000 с небольшим ли (около 500 км. - Авт.), С запада на восток длинно, с севера на юг узко. Со всех сторон окружено горами, множество потоков [стекает в него]. Цвет воды зеленый, а вкус горько-соленый; воды его бушуют и вздымаются в виде огромных валов. Драконы и рыбы живут в нем, и время от времени всплывают необыкновенные чудовища. Поэтому путешественники, проезжающие здесь, молятся о благополучном окончании путешествия. Хотя водная фауна богата, рыболовством никто не занимается» (Там же.).

Описание озера Сюань Цзаном, точное и конкретное в своей основе, несколько смущает современного читателя упоминанием о драконах и других чудовищах, якобы обитавших в пучине озера. Скорее всего, и сравнительно точные размеры озера, и правильные его очертания сообщили путешественнику местные жители, обильно разбавив свои рассказы легендами. Стоит ли удивляться склонному к чудесам и экзальтации буддийскому монаху VII в., поверившему в иссык-кульских чудовищ, если в наши дни серьезные ученые устанавливают новейшую электронную аппаратуру на дне озера Лох-Несс в Шотландии, чтобы сфотографировать динозавра Несси, якобы дожившего до эры компьютеров?

Покинув берега Иссык-Куля, Сюань Цзан пришел в Чуйскую долину, описание которой он начал с повествования о городе «генерала» Пэйло, подробного рассказа о Суябе (городище Ак-Бешим близ Токмака) и десятке других городов.

А что же города Прииссыккулья? Почему великий землепроходец, описав города Восточнoгo Туркестана и Чуйской долины, ни разу не обмолвился о лежащих между ними иссыккульских городах и поселениях? Можно ли допустить, что Сюань Цзан, помнивший слово в слово большинство длиннейших сутр, забыл о них? Маловероятно. Может быть он, зорко подметив, что даже цвет воды озера и качество тканей, из которых были сшиты одеяния кагана Тон-джабгу, просто не заметил городов Прииссыккулья? Абсолютно исключено.

Отсюда вывод: в первой трети VII в. на северной трассе Великого шелкового пути между Восточным Туркестаном и Чуйской долиной на территории Тянь-Шаня и Прииссыккулья никаких городов не было. Одни исчезли раньше, другие появились позже. А когда же? На этот вопрос мы можем ответить довольно точно - вскоре после того, как здесь побывал Сюань Цзан. Уже в описании дорог VII в. упоминаются город Дуньдо, где-то в Центральном Тянь-Шане, и города Дун, Хэле, и Ечжи, которые располагались вдоль южного побережья Иссык-Куля (Бартольд В.В. О христианстве в Туркестане в домонгольский период. - С. 501; 3уев Ю.А. Китайские известия о Суябе / / Изв. АН Каз ССР. Сер. археол. и этногр. Вып. 3 (14). - 1960. - С. 93-94.).

Очевидно, китайский дорожник составлялся по данным второй половины VII в. Именно это время можно считать началом средневековой урбанизации (развитие городской культуры) Прииссыккулья. У читателя могут возникнуть вполне закономерные сомнения: в первой трети VII в. городов не было, а через каких-то 20-30 лет их стало четыре? Города и поселения в древности и средневековье строились поразительно быстро. Историки походов Александра Македонского упоминают строительство бесчисленных городов, названных Александриями в честь завоевателя, которые росли, как грибы.

Вот что писал Квинт Курций Руф о постройке Александрии-Эсхаты (Дальней) на р.Сырдарье: «Постройка города была выполнена с такой быстротой, что на семнадцатый день после возведения укреплений были отстроены городские дома. Воины упорно соревновались друг с другом, кто первый окончит работу» (История Узбекистана в источниках. С. 126). А площадь города по тем временам была довольно большой. Тот же Квинт Курций отметил, что стены города имели длину в 60 стадиев,т. е. 10-11 км. В раннем средневековье строители были не менее расторопны, чем в древности.

В начале VIII в. арабы захватили славный и богатый город Бухару и, как повествовал историк Мухаммед Наршахи, стали заставлять жителей города принять мусульманскую веру. Те не захотели. Тогда завоеватели приказали всем, кто не желал сменить веру отцов на ислам, покинуть город. Богатые дихканы (в VII-VIII вв. так именовали не крестьян, как позже, а согдийскую родовитую знать) и купцы тотчас же выехали за пределы стен Бухары и неподалеку от нее стали строить замки для своих семей. К удивлению арабов, постройки росли прямо на глазах, и вскоре здесь вырос новый хорошо укрепленный город, каждый дом которого был небольшой крепостью.

Едва ли иссык-кульские строители городов были менее квалифицированы. Нужно помнить и то, что часть из них были переселенцами из Согда, и даже, не исключено, из самой Бухары. В китайских письменных источниках, кроме названий, об иссык-кульских городах больше нет сведений. Да и не могло быть. В 751 г. на реке Талас китайские войска были разбиты объединенными силами арабов и тюрок-карлуков. Вскоре после этого в Китае началась кровопролитная затяжная гражданская война. Китайцам стало не до Средней Азии, в том числе и не до городов Прииссыккулья.

Среди арабских путешественников первым упомянул города Прииссыккулья Темим ибн Бахр, который лично посетил их во второй половине VIII в. Он отметил, что здесь было четыре больших и четыре малых города. В одном из них было до 20 тысяч воинов (Крачковский И. Ю. Избранные сочинения. Гл. IV. М.,Л., 1957, с. 137; Винник Д. Ф. Древние города и поселения на Иссык-Куле. – 35). Это первое, на наш взгляд, упоминание области Верхний Барсхан как вполне сложившейся территориальной единицы. Что представляла собой эта средневековая область?

Продолжение

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

02-09-2013
Технические приемы орнаментирования средневековой керамики
53031

02-08-2013
Торговая война
24985

26-07-2013
Поиски на дне залива Иссык-Куля продолжаются
26043

19-07-2013
Реквием былой культуре
35210

12-07-2013
Благоустройство средневековых городов Прииссыккулья
43972

05-07-2013
Появление письменности на территории Кыргызстана
99165

28-06-2013
Культура средневековых поселений
51688

21-06-2013
Города Прииссыккулья глазами средневековых авторов. Верхний Барсхан
77703

07-06-2013
Сарыбулун - Чигу?
47477

31-05-2013
Кочевники и земледельцы
83810

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×