Добавить статью
11:13 12 Апреля 2018
О происхождении клана Тайбуга

Рассказы о клане Тайбуге интересны тем, что генеалогические предания о нем с одной стороны подтверждали связь племен данного улуса с Сыр-Дарьей и городом Бухара, с другой – существование тесной взаимосвязи между кыргызами, канглы, кераитами и кыпчаками на Алтае. Бухара являлся знаковым городом, как для местного населения Средней Азии, так и для монгольских завоевателей. Согласно местным родословным данным, после покорения города Бухары в 1220 году завершился захват Средней Азии Чингиз ханом. Монгольская империя была разделена между четырьмя сыновьями Чингиз хана – Джучи, Чагатаем, Угедеем и Тулуем. В связи с этим идет новый отсчет в истории народов и кочевых племен данного региона.

По данным источников, Тайбуга был выходцем из Бухары. Согласно документу, найденному В.Д. Дмитриевой, хан Бухары Шах-Мираввал отправил в Западную Сибирь («Изкар юрты») в качестве хана своего сына Тайбуга-бия вместе с группой проповедников в 500 человек. В другом документе «Происхождение аула Сала» рассказывается о Сулайман-бае и его сыновьях, основавших деревни Субра и Сала. Сулайманбай прибыл в Приобье из Бухары вместе с людьми бия по имени Тайбуга Шах-Мурад-угли. Пришельцы заселили г. Искер и Западную Сибирь [49. - С. 40-41.]. По данным источников, в улусе Тайбуга одними из основных племен являлись салжигуты и конграты (конгираты). Согласно источникам, к началу 1430 годов князья вилайата Чимги Тура представляли племена аялы, кунграт, дурман, найман, кушчу и мн. др.

Владение Тайбуги находилось в соседстве с улусом Шибана, сформированном на основе земель Дашти Кыпчака. Улус Шибана охватывал земли центрального и северного Казахстана, а также область между реками Или и Сырдарья. Шибан кочевал на просторах между Уральскими горами и реками Илек и Иргиз, зимой – в районах между Сыр-Дарьей, Чу и Сары-Су [102. - С. 198.]. Следовательно, земли улуса Шибана вплотную подходили к владению канглинцев на Сырдарье и Таласе.

Следует отметить, что история улуса Тайбуга проходила в тесной взаимосвязи с историей Золотой Орды и чингизидов Токтамыш хана, Абул-Хайр хана, Касым хана и др. Улус Тайбуга был последним оплотом Токтамыш хана, где он попытался как-то улучшить свое шаткое положение и вернуться к власти.

Абул-Хайр хан захватил владение Тайбуга и образовал государство кочевых узбеков с центром в Чимги Туре в 1428 году. В эпоху Абул-Хайр хана предводитель мангытов Вакас (Бакас) правил городом Узген. Мангыты играли важную роль в составе войск не только Абул-Хайр хана, но и Шибана (манккыт), Барак хана, а затем Жаныбек хана и Керея. Племена Абул-Хайр хана имели тесные связи с сырдарьинскими канглы и кыргызами. Поэтому владыка Моголистана Есен Бука хан не стал отказывать и разрешил разместиться беглым Жаныбек хану и Керею в долине реки Талас. Позже в 1460 году ханы Жаныбек и Керей, собрав значительные силы, вернулись в свои кочевья на востоке, где сформировали Казахское ханство (1465 г.).

В связи с вышеизложенным целесообразно было бы еще раз вернуться к рассмотрению проблемы об этнической принадлежности и происхождении князя Тайбуга [6. - C.260-272.], происхождение которого связывалось, по некоторым данным, с кыргызами и средневековым городом Бухара .

В средние века город Бухара всегда выступал как торговый центр и город кочевых племен айлинцев, канглы, кыргызов, мангытов, конгратов и др. Бухара имела связь с одним из северных городов Чимги Туре, где правил Тайбуга (и его потомки).

Имелись разные версии о происхождении клана «тайбугидов». Во всех версиях происхождение «тайбугидов» связывалось с Ван ханом кераитов. Согласно одному из них, Чингиз хан после завоевания Бухары, одному из потомков Онг хана Тайбуге подарил земли Иртыша, Тобола и Туры [20. - C. 38-39.] с центром Чимги Торе. По данным источников, улус Тайбуга просуществовал до ХVI века. По мнению Адия Атласова, начиная с 20-х годов ХIII века по XVI век, владением, находившимся между землями Джучи и Угедея, правили потомки Тайбуга хана. Далее он отмечал, что в 1220 году после покорения Бухары один из отпрысков кыргызского хана Мамыка Тайбуга выпросил у Чингиз хана районы Иртыша, Тобола, Ишима и Туры. После его смерти там правили его потомки. Весьма любопытно, что имена исторических тайбугинцев совпадали с именами потомков кыргызского Тайбуги. Например, с 1428 года Сибирским ханством правили Гази бий (1428; по легенде Кожо хан), Мар (Умар, Омар, около 1450-1480; Мархан), Муса бий (1460-1496), Мухаммед (1496-1502; Мухаммед хан), Касым Мухаммед (1502-1530, племянник Ангиша; Анмыш хан), Едигер Касым (1530-1563; Эгдер), Бек-Булат Касым (1555-1558), Сейд Ахмед (Сейтек) Бек-Булат (1583-1588 гг.).

В исторических источниках есть упоминание о хане Махмуд-ходже, чьи владения находились между Тоболом и Ишимом (с центром на берегу реки Тобол). Согласно источникам, он «воевал с представителями эля Тура против тюменей (племен) кунграт и салжигут» [98. – С. 232-238]. В источниках рассказывается и том, что Кучум хан захватил г. Сибирь (т.е. Искер) и убил сибирских князей братьев Едигера и Бекбулата в 1563 году. После этого сын Бекбулата Сейдяк бежал в Бухару. Но, позже в период похода Ермака вновь вернулся на Алтай из Бухарских земель [144. – С. 264].

В научной литературе нет единого мнения по вопросу об этнической принадлежности клана Тайбуга. Одни полагают, что тайбугиды принадлежали кераитам, другие – мангытам (ногайцам), третьи – чингизидам, четвертые – салжигутам, пятые – беркутам.

По мнению Д.Н. Маслюженко, согласно легендам, «тайбугиды обладали не только не менее древними правами на власть …, но даже имели преимущество над потомками Чингисхана» [114.]. В.Д. Дмитриева проанализировала сведения в рукописи «История» о «тайбугидах», где указывается имя их предка и место происхождения. Его звали Тайбуга Шах-Мурад угли. Он был выходцем из Бухары.

Н.Ф. Катанов, изучивший предания сибирских татар, отмечал о делении войск хана Кучума на четыре отряда – Кордак, Туралы, Аялы и Бараба [80.].

Ученые, поддерживавшие мнение о салжигутском происхождении «тайбугидов», основывались на источниках, где один из представителей «тайбугидов» мурза Едигер назывался выходцем из этого клана. В «Чингиз наме» рассказывается о войнах между шибанидом Махмудек ходжа (сын Каанбая, в 1375-1376 гг. правил в г. Сарае) [167. - С. 391; 156. – С. 128.] и мирзой Едигером, сыном бия салжигутского тюмена. Хотя, конечно, в источнике четко отмечается, что «Совместно с представителями эля Тура он воевал против тюменей кунгратов и салжигутов, победив их, смог подчинить [себе] государство» [39. - С. 25.]. Однако Д.М. Исхаков, несмотря на это, даже считал Едигера из клана салжигутов основателем династии тайбугидов. Он же полагал, что два отряда из войска Кучум хана аялы и туралы составляли объединения аялы и жалаиров.

По утверждению Д.М. Исхакова, в пользу принадлежности «тайбугидов» к клану салжигут свидетельствовали «данные о присутствии среди башкир, локализованных на Урале и в Зауралье, подразделений «сальют». В частности, такая группа имелась в составе башкирского племени айлы, находящегося в генетическом родстве с сибирско-татарской группой аялы (род аялы в составе сибирских татар [33. – С. 35; 169. – С. 46; 98. – С. 207.], а также в составе расселенных в Зауралье катайцев». Он полагает, что окончательное формирование северо-восточной группы башкир произошло уже после перехода «Тайбугина юрта» под протекторат Ногайской Орды. Так как, согласно генеалогии башкирских айлинцев, их предки в прошлом проживали «на Сыр-Дарье» [98. – С. 198-199; Он же.99. – С. 171-172.]. Он же имя богатыря и хана айлинцев Сейдаша отождествляет «с именем Тайбугида Сейдяка». По его мнению, Сейдаш и Сейдяк одно и то же лицо.

Однако в составе улуса Тайбугидов могли находиться довольно много племен и объединений, которые находились в подчинении или по воле судьбы участвовали в разных исторических событиях, имевших место в данной стране, в том числе, чулымские тюрки, енисейских кыргызы, кызыльцы, качинцы и т.д. В народной памяти чулымских тюрков, хакасских кызылцев, качинцев сохранились предания об их приходе с берегов Ишима и Тобола [170. – С. 4.]. Следует отметить, что к началу 1430 годов князья вилайата Чимги Тура представляли племена аялы, кунгират, дурман, найман, кушчу и мн. др. Причем, все эти племена наряду с другими входили в состав владения Шейбанидов, а их предводители участвовали в провозглашении Абул-Хайра ханом в 1429 году [66. - С. 175.], а в 1446 году все они в составе войск хана мигрировали в Сыгнак, куда хан перенес свою ставку.

Как нам кажется, племя аялы имело тесные этногенетические связи с племенами кунграт [64. – С. 17. см. таблицу.] и салжигут.

Однако мы считаем, что аргументы Д.М. Исхакова о салжигутском происхождении «тайбугидов» требует дополнительных исследований. Отметим, что согласно генеалогическим преданиям дошедших до нас один из тайбугинцев Сейдяш батыр (Сейдяк Тайбуга) представлен выходцем из племени аялы. Не исключено, что племя аялы могло иметь особое значение и статус среди монгольских племен. Возможно аялы (или ай) могли быть аристократическим кланом кунгратов, куда относилась мать Чингиз хана – красавица Айлун.

В научной литературе считается, что тюркские племена с названием «ай» были потомками юэчжи-тохаров. По мифологическим понятиям их предки были сотворены верховным небесным богом-творцом Ай, или Айа, чьим олицетворением на небе являлась Ай – Луна. Современные буряты считали луну своим богом – творцом Ай Хайр-хан-бурханом.

Здесь же отметим, что еще енисейские кыргызы имели общую тамгу под названием «ай тамга» (в виде полумесяца ☽) [2. – С. 43-45; 15. – С. 105-110; 160-164; 200-205.]. В родоплеменной структуре кыргызов есть крупные племена и объединения – отуз уул, ай тамгалуу солто, ай тамгалуу доолос, ай тамгалуу нойгут, ай баш мундуз, чьи происхождения связывались с Алтаем [15. – С. 105-110; 160-164; 200-205.]. В составе Тарского уезда, основанного на основе бывших земель улуса тайбугидов в Сибири в XVII-XVIII века, упоминались названия волостей Отуз, Тав-Отуз (куулары), Аялы, которые имели сходство с вышеуказанными кыргызскими этнонимами.

Ряд ученых отмечали этническую и историко-культурную связь тяньшаньских кыргызов с башкирскими кыргызами. Р.Г. Кузеев [98, 99.], С.М. Абрамзон [2.], С.А. Мамытов [107.], И.Б. Молдобаев [126; 129; 130; 131.], А.Шмитц [183.] и другие, изучив родословную башкирских кыргызов, выявили ряд сходств в традициях и быте, названиях племен и родов башкирских и тяньшаньских кыргызов. Среди выявленных общих этнонимов в названиях племен отмечали кыпсак, катай, канлы, а в родовых названиях аю, мунаш, барын-табын, кошсы, балыксы, миркит-мин и других. Ученые связывали средневековую историю башкирских кыргызов с Волжской Булгарией, Ногайским ханством, алтайскими кыпчаками и т.д.

Становится очевидным факт существования в средние века в Центральной Азии кыргызского единого этнического пространства от Тувы до Таласа и до Волги, где обитали кыргызы и кыргызообразные племена еще с эпохи Кыргызского Великодержавия. В связи с чем кыргызы и тюрко-огузские кочевники, имевшие общее происхождение, взависимости от ситуации постоянно мигрировали то на юг, то на север, в поисках себе пристанища в землях своих пращур.

Е.Р. Кузеев [98.] писал о миграции башкирских племен бурджанов, усерганов, тангауров, башкиров, сырдарьинских канглы и кыргызов из районов Сырь-Дарьи и города Бухара в нынешнюю территорию Башкирии в VIII-IX века.

С.М. Абрамзон о башкирских кыргызах писал, что родоначальником их считался Коркуд-ата (в других вариантах он Калдар бий или Кандыр бий). Предки их некогда жили «на Бухарской дороге у моря Сыр» [2. - C. 73.]. Далее он же отмечал: «В таблице родоплеменного состава башкир киргизы (кыргыз С.А.) представлены в качестве одного из подразделений рода кесе-табын племени табын, подразделения рода шайтан кудей племени кудей, подразделений родов илекей-ин и кубоу племени мин и в качестве самостоятельного племени кыргыз среди нижнебельских племен башкир западных башкир, с родами танкей и кадыкей. Кроме того, общие с киргизами этнонимы имеются и в названиях племен (кыпсак, катай, канлы – С.А.) и в родовых названиях (аю, мунаш, барын-табын, кошсы, балыксы, миркит-мин и др.» [2. - C.73-74.].

Следует отметить, что в отличие от кочевников башкир, наряду со скотоводством кыргызы занимались и земледелием. Они были мусульманами. Кыргызы сохранили свою самобытность, обычаи, традиции и т.д. Кыргызы жили в различных районах Башкирии: в Бугильминском уезде (сс. Иски киргиз, Ташлы, р. Белая, оз. Татыш), Миякинском уезде (рр. Киргизля, Деме, Коромчай, Мияки, Киргиз-Мияки), а также Агрызском районе (с. Кадыбаш, рр. Бальшая и Малая Кады/Казы) и др. Кыргызы также жили на берегу реки Манашты (т.е. Манасты).

В данном регионе кыргызы жили со времен Хазарского каганата и постоянно включали в свой состав новые группы печенегов, огузов, кыпчаков, кимаков. В конце концов кыргызы здесь смогли образовать нижнебельскую подгруппу башкиров, куда входят роды кыргыз, канлы (пл. канды), еней (корова/пл. енисейских кыргызов), елан (иланджоу/владение енисейских кыргызов), ельдяк (енисейский – чилдег, кыргызский – желден), дуваней (дуван-черик), таз (таз, таздар/пл. нойгут), гирей (кераиты), каршин, уваныш. Практически название каждого из них имело связь с кыргызами [98. - C. 361.].

Следует отметить, что в составе башкиров есть отдельные племена, айле (айлинцы), ельдяк (кырг. желден), которые ранее могли представлять кыргызов, в различных конфедерациях кочевников. В том числе, в улусе Тайбуга. Об этом особенно говорит тот факт, что, по преданию, предки айлинцев и ельдяков пришли в эти места из берегов Сырдарьи. Согласно легенде предки айлинцев переселились из районов Бухары.

В VIII-IX века предки башкирских айлинцев (айле) входили в состав кангаро-печенегов, огузо-кыпчакских племен сырдарьинских и приаральских степей. В IX веке айле переселились на Урал. Род айле (луна) имел родовую тамгу в виде полумесяца (☽). В родоплеменной структуре айлинцев имелись подразделения ай (кырг. ай и ай тамга), айзар, кыргыз, этемген айле, этемген (итэмген), турна (каркыра-журавль), эжек (азык), яманай, бухар и др. Все вышеприведенные названия родов находили свою аналогию в этнонимии тяньшаньских кыргызов. Причем поколения башкирских айлинцев обнаруживались среди сибирских и чулымских татар. В этом же регионе ранее жили и отсюда мигрировали алтайские кыргызские племена с аналогичными названиями ай тамгалуу доолос, ай тамгалуу солто, ай тамгалуу нойгут, айбаш мундуз и другие на Тянь-Шань.

Следует отметить, что исторические источники и этнографические материалы подтверждали, что как салжигуты, так и конграты имели связь с родом (или родовой тамгой) ай (луна), что указывает на существование близких этногенетических связей между последними объединениями. Анализ источников указывает на то, что конгираты и салжигуты являлись одного происхождения. В них конгираты представлены древним объединением, чем салжигуты. Ю.А. Зуев конгиратов рассматривал как одно из древних объединений Западной Монголии. Происхождение салжугитов связывалось с именем прародительницы монголов Алангоа. Согласно генеалогии Алангоа – прародительница золотого рода, якобы после смерти Добун Мерган родила троих сыновей от облика рыжего человека с лучом лунного света, спустившегося ночью через верхнее отверствие юрты. В источнике о предках Чингиз хана рассказывается:

§ 1. Предком Чингис хана был Борте-Чино, родившийся по изволению Вышнего Неба. Супругой его была Гоа-Марал. Явились они, переплыв Тенгис (внутреннее море).

§ 10. Войдя в дом к Добун-Мергану, Алан-гоа родила двух сыновей. То были Бугунотай и Бельгунотай.

§ 17. Долго-ли, коротко-ли – Добун-Мерган скончался. После смерти Добун-Мергана, Алан-гоа, будучи безмужней, родила трех сыновей. То были: Бугу-Хадаги, Бухату-Салчжи и Бодончар-простак.

§ 23. По смерти матери пятеро братьев стали делить между собою имущество. При этом вышло так, что четыре брата – Бельгунотай, Бугунотай, Бугу-Хадаги и Бухату-Салчжи забрали себе все, а Бодончару совсем не дали его доли, считая его глупым и неотесанным и не признавая даже за родственника.

§ 24. «Раз меня и родней не признают, что мне тут делать?» - cказал Бодончар. Оседлал он Орок-шинхула, со ссадинами на спине, с жидким хвостом, наподобие свистун-стрелы, и пустил его куда глаза глядят вниз по течению Онон-реки. «Умереть, так умереть! Живу быть, так быть живу!» - сказал он. Ехал-ехал и добрался до урочища Балчжун-арал. Тут построил он себе из травы балаган и стал жить-поживать» [149. - C. 152-153, 155; 165. - С. 1018].

По Рашид ад-Дину, отцом троих рыжеволосых младенцев Алангоа был Маалих Баяуд. В кыргызских преданиях его звали Малик Кыргызом. Как нам кажется, вожди кыргызов могли унаследовать титул и имя «малик» от хазар, когда алтайские кыргызы находились под влиянием Хазарского кагана. В Хазарском каганате каганы (потомки Булана Манасия I Манасия II, Обадия и др.) носили титул «ха-мелек/малик». В исторических источниках имя вождя алтайских кыргызов обозначалось в различных формах «емке», «эмлак» и они находились ближе к титулу «ха-мелек/ха-малик/е» («емке»). Возможно, одними из усеченных форм «ха-мелек/малик» могли быть этнонимы «кимак» и «емек» («хамлак», «химак», «эмлак», «йемек»). Т.е. Кимаки могли представлять аристократический род алтайских кыргызов.

Большинство ученых считали, что дети Алангоа появились на свет в IX веке. Т.е. в эпоху Кыргызского Великодержавия, когда кыргызы разгромили Уйгурский каганат и включили в свой состав множество огузских, монгольских и других племен. Примерно в это же время появились селджуки-огузы, имя которых можно сравнить с вышеприведенным названием деревни улуса Тайбуга «сала», с монгольскими антропонимом и этнонимом «бухату-салчжи»//«салчи», «жалайир», «ногайским коьбек салду уулу, а также кыргызскими «салучи-булгачи», «солто» и «кыргыл чал» (эпическим). В эпосе «Манас» говорится: «Кырктын башы Кыргыл чал» («Глава сорока витязей Манаса Кыргыл чал»). Как нам кажется, вышеотмеченные термины с корневым словом «сал-» или «чал» исходят к термину «салайар», что означает «руководить», «управлять» [175. – С. 93]. Это особо заметно в эпическом антропониме «кыргыл чал», что буквально переводится как «глава Кыргыл» или «глава сорока витязей Кыргыл». Не исключено, что первоначально было «Кыргыр или Кыргыз».

Следовательно, салжигуты могли быть одним из младших поколений конгиратов, которые представляли потомков Бухату-салчжи, представителя золотого рода. Возможно, имя «бухату – салчжи» (в. «бухатай-салчжи») имело отношение к названию улуса Тайбуга. Отсюда можно полагать, что, во-первых, потомки Алангоа от рыжего человека действительно могли иметь связь с енисейскими кыргызами, занявшими степи Западной Монголии в середине IX века. Во-вторых, возможно, еще на востоке салжигуты имели тесную этнополитическую связь с племенами булгачи и керемучин, которые жили на востоке от енисейских кыргызов. Не исключено, что именно в связи с салжигутами, булгачи стали называться салучи-булгачи. Г.В. Ксенофонтов размещал владение булгачи и керемучинов на гористом и лесистом водоразделе Енисея и Ангары, «на краю страны кыргызов». В источниках более позднего времени, булгачи и керемучины [117. – С.206.] встречались в составе тяньшаньских кыргызов. Здесь же в местности Уч Табын в степях Западной Монголии жили табыны (от монг. «пять»). Один из их представителей Майкы бий (вместе с Калдар бием) был почетным гостем в церемонии коронации Чингиз хана. В VIII-X века табыны входили в состав государства енисейских кыргызов. В составе фуюйских кыргызов сохранился род табындыр. В Минусинской котловине существует область Табынская земля. Ее также называют Кыргызской землей. Этноним «табын» можно сопоставить с первой частью именем мужа прародительницы монголов Алангоа «добун мерген». По преданию, Алангоа имела пятерых сыновей, двух от своего мужа, а троих от миража в облике рыжего человека. В-третьих, улус Тайбуга принадлежал родственным племенам салжугитам и конгратам, которые управлялись аристократическим кланом аялы (айле или ай). Как нам кажется, в данном случае речь идет о предках конгиратов и салжигутов, которые ранее назывались лунным племенем ай или аялы. В монгольских степях предки аялы могли представлять восточную группу енисейских кыргызов, обитавших в стране Кангорай. И, видимо, именно в связи с аялы было сложено генеалогическое предание о чудесном происхождении золотого рода от луча лунного света.

Как нам кажется, аялы были ближе к молодому поколению конгиратов – салжигутам, нежели конгратам. Это наше мнение подтверждает тот факт, что салжигуты входили в число аристократических кланов Золотой Орды и Крымского ханства. Возможно, аялы имели несколько названий. Например, аялы, салжигут и буркут (от тотема или от названия птицы рода).

Следовательно, анализ источников и этнографических материалов позволяет говорить больше об айлинском (или аялинском) происхождении аристократического рода тайбуга.

В VIII-XIII века кыргызы насчитывали шесть владений: Кыргыз, Кяньжоу (Кэм-Кэмджиут), Иланьжоу, Ханьхэна (Капканас) Усы, Анкэла (Ангара) и другие.

Однако, следует отметить, что после переселения киданей в Семиречье княжество енисейских кыргызов становилось одним из самых влиятельных владений на востоке. Кыргызы оказывали большое влияние на Саяно-Алтайский край и Западную Монголию. В монгольскую эпоху кыргызы удерживали Минусинскую котловину и Алтай.

По данным источников в то время кыргызы имели два крупных владения Кыргыз и Кэм-Кэмджиут. Во владении Кыргыз сидел верховный государь кыргызских княжеств. В эпоху Чингиз хана ставка кыргызского владыки Урус инала находилась в местности Еди орун (Семь урочищ) в Минусинской котловине. Северная граница княжества Урус инала проходила в месте впадения Ангары в Енисей, где находился город Кикас (Кыргыз), о котором у Рашид ад-Дина сказано: «Город тот принадлежит к области киргизов» [149. - C. 102.].

Владение Кяньжоу находилось в Западной Монголии. Согласно данным, в «Юаньши» о кыргызском владении Цяньчжоу (Кэм-Кэмджиут) сказано: «эта местность первоначально была местом жительства Ван хана» (Тогрул хана) [25. – С. 108-185.] кераитского. В монгольскую эпоху было переименовано в Кэм-Кэмджиут. Одними из основных владений кыргызов в это время считались две области Кыргыз и Кэм-Кэмджиут, смежные друг с другом и номинально входившие в одно «владение». Длина этих владений – 1400 ли, а ширина составляла половину этого. Название области Кэм-Кэмджиут дано по названиям рек Кэм (Верхний Енисей) и Кемчик Туве.

Рашид ад-Дин отмечал: «Кэм-Кэмджиут – большая река, одною стороною она соприкасается с областью монголов (Могулистан) и одна (ее) граница – с рекой Селенгой, где сидят племена тайджиутов; одна сторона соприкасается с бассейном большой реки, которую называют Анкара-мурэн, доходя до пределов области Ибир-Сибир. Одна сторона Кэм-Кэмджиута соприкасается с местностями и горами, где сидят племена найманов. Племена кори (фули – Т.А.), баргу, тумат и байаут, из коих некоторые суть монголы и обитают в местности Баргуджин-Токум, также близки к этой области» [180. - C. 73-74.]. Далее автор отмечал, что в этих областях много городов и селений и кочевники многочисленны. Титул (каждого) их государя, хотя бы он имел другое имя, – инал, а родовое тех, кто пользовался уважением и известностью в этой области, – иди» [180. - C. 73-74.].

По данным исторических источников, до монгольских нашествий вокруг вышеназванных двух кыргызских областей распологалось множество мелких владений и племен, которые находились в этногетическом, этнополитическом и этнокультурном общении с ними. Например, кераиты, дурманы (дорбоны), икарас, куралас, катакин, конгират, салджиут (салжигут), бахрины, алакчыны, булагачины, керемучины и др.

Согласно Рашид ад-Дину, в начале XIII века ряд племен Прибайкалья дурманы, икарас, куралас, катакин (катаркин, катаган), конгират и салжигут подверглись нападению монголов и вынуждены были покинуть свои насиженные места обитания. В частности, в разделе о татарах Рашид ад-Дин отмечал: «когда племена татар, дорбан (дурманы, четыре рода азов), салжигут и катакин объединились вместе, они все проживали по низовьям рек». По слиянию этих рек образуется река Анкара-мурен. Река эта чрезвычайно большая: на ней живет одно монгольское племя, которое называют усуту-мангун. Граница [его расселения] в настоящее время соприкасаются с [пропущено названия страны]. Та река [Ангара] находится вблизи города по имени Кикас и в том месте, где она и река Кэм сливаются вместе. Город тот принадлежит к области киргизов. Утверждают, что это река [Ангара] течет в одну область, по соседству с которой находится море. Повсюду [там] серебро. Имена этой области: Алафхим, Адутан, Манху и Балаурнан. Говорят, что лошади их [тамошних народов] все пегие [ала]; каждая лошадь сильная, как алагуй четырех годовалый верблюд; все инструменты и посуда [у населения] из серебра. [В этой стране] много птиц [149. - С. 102.].

Любопытно, что вышеприведенные сведения подтверждали информацию из сказания «Гэсэр» (описание событий XI века) о соседстве мангытов и кыргызов при хане Нанчине [44. - C. 62.]. По некоторым данным земля мангытов и онгутов (онхотов) входила во владение Гэсэра. Племена Гэсэр хана, продвинувшись на северо-восток, дошли до бассейна реки Ангары, охватывая районы рек Иркут, Оса и Куда, где и поныне обнаруживаются осколки древних онгутов и мангытов среди бурят. В XVII веке онхотскими татарами называли небольшую этническую группу в Западной Монголии. В составе бурятов их потомки представляли небольшой род онхотов.

По данным исторических источников, мангыты, белые татары (онгуты) и черные татары располагались в бассейне Ангары и ее притоках Осы (Осинский аймак Иркусткой области).

В таком случае, в связи с появлением Чингиз хана на исторической арене определился круг племен, которые еще в то время постепенно стали покидать свои места обитания и переселялись на запад – на Алтай и Семиречье. Это кераиты, дурманы, икарасы, кураласы, катакины, конгираты и салжигуты. Видимо, замыкали мангыты, бахрины, онгуты, черики, кыргызы владения Усы, которые входили в состав улуса Хорчи в эпоху Чингиз хана.

Следовательно, вышеприведенные племена первоначально жили на восточной стороне земель кераитов, но после нашествия Чингиз хана дурманы, салжигуты, конгираты и другие мигрировали на Алтай. Причем, контролируемый кыргызами. Здесь они образовали улус Тайбуга. Видимо, поэтому полчища Чингиз хана не подвергли уничтожению и оставили их улус в покое, в статусе племен нейтральных территорий. Из вышеотмеченных племен интерес представляли дурманы, название которого происходит от монгольского числительного «четыре». По генеалогическим данным дурманы происходили от четырех сыновей Дува Сокура (от тюркск. «сокур-слепой») брата Добун Мергена (мужа Алан Гоа) отделившихся от второго после смерти первого. Оба брата имели тюрко-монгольские имена. В прородителях последних назывались Борджигидай Мерген и Монголджин – гоа. От их сына Тороголджин-баяна, женившегоя на Борогчин-гоа родились Дува-Сокур и Добун -баян. Т.е. генеалогия рода указывает на слияние предков вышеназванных двух братьев (Борджигидай) с монголами (Монголджин-гоа). В составе кыпчаков встречалось племя дурут (четыре), которое представляли алтайскую (кыпчакскую) группу последних (дурманов). Его можно сравнить с ногайскими азами, которые имели тамгу «четырехугольник» и в связи с этим отдельные их группы назывались дорткил-ас, тарту-уллу-ас (в составе ногайцев) и торт тамгалуу азык (в составе кыргызов).

Отсюда можно прийти к выводу, что дурманы могли представлять азов в Прибайкалье. Поэтому, неслучайно, дурманы, конгираты, салжигуты и другие племена, оказавшие сопротивление Чингиз хану, мигрировали на Алтай, ближе к западным землям кераитов или алтайских азов или кыргызов (ай). Т. е в земли, контролируемые кыргызами, где им удалось без особых трудностей сформировать свой улус. В нем салжигуты и конгираты имели особый статус.

Вышесказанное наше мнение подтверждается информацией в «Чингиз наме», где четко сказано: «Совместно с представителями эля Тура он (шибанид Махмудек ходжа – Т.А.) воевал против тюменей кунгратов и салжигутов, победив их, смог подчинить [себе] государство» [39. – С. 25.]. Т.е. в данном случае говорится о союзе господствующей аристократии эля Тура и Махмудек ходжи против салжигутов и кунгратов. Как нам кажется, в данном случае речь идет о представителях аристократического клана улуса, об истинных «тайбугидах», которые вынуждены были прибегать к помощи извне, из-за того, что сами не могли самостоятельно справиться с более могущественными объединениями страны. В связи с этим мы полагаем, что в Чимги Туре представители клана кунгратов и салжигутов являлись даругами улуса, помогавшими аристократической династии в управлении страной.

В «Нусрат-намэ» по поводу улусных даруг говорится, что сразу после завершения коронации Абул-Хайр хана лидеры двух кланов Кирни-Таринчак-бахадур из дурманов и Илин-Ходжа и Суфра-ходжа из ички были объявлены даругами Чимги-Туры. Очевидно, первый управлял войсками, а последние двое, судя по их именам, следили за религиозными делами города [118. - С. 16].

Весьма важно отметить, что исторические источники и этнографические материалы как племя кунграт, так и салжигут связывали с племенем аялы. В одном из источников, хотя и косвенно, но ясно указывается независимое положение клана «тайбугидов» от кунгратов. Источник отмечает, что Бату хан, после завоевания Шибаном Крыма, передал ему за проявленную доблесть во время Западного похода 1236-1242 гг. сорок тысяч сабель: «имена предводителей этих сорока тысяч [таковы]: кыйат Бурулдай бик, затем дед [предок] бика из кунгратов, Тайбуга из буркутов, Тукбука из тюменей» [65. – С. 25.]. Отметим, что в данном случае, возможно, представитель клана Тайбуга назван по названию тотема (беркут). Но, отрадно, что буркуты указаны рядом с родственными кунгратами. О существовании между племенами аялы и кунгратов тесных этногенетических связей может говорить упоминание в генеалогическом предании имени «кунграт» в числе местностей компактного проживания племени айлинцев в стране их пращур («кунграт») в Бухаре. Видимо, о существовании родственных связей между аялы и салжигутами говорит информация источника, где мурзу Едгера связывали с последними (салжигутами).

Отсюда можно полагать, что «тайбугиды» происходили из клана аялы, который имел этногенетические и этнополитические связи с кунгратами и салжигутами.

В связи с вышеизложенным интерес представляет информация Н.Ф. Катанова [79.], где он указывает объединение аялы в числе четырех основных отрядов войск хана Кучума. В родоплеменной структуре башкирских айлинцев есть род сальют (потомки салжигут [98. – С. 196; 39. – С. 25.]. Здесь же отметим, что царевич Сейдяк (Сейдаш, айлинец по башкирским преданиям), после убийства его отца хана Бекбулата, бежал в Бухару. В «Сибирских летописях» о возвращении царевича Сейдяка в Бухару говорится, что царевич Сейдяк «…собрался со всем домом своим и с воинскими людьми», т.е. в сопровождении свиты и большой группы людей, военачальников и т.д. Но, позже «в период похода Ермака вновь возвратился в Сибирь «из Бухарских земель» [144. – С. 48-59.].

Согласно родословной, Сейдаш богатырь принадлежал к клану айлинцев и был ханом этого племени, которое в более древние времена проживало «на Сыр-Дарье» или близ Бухары [98. - С. 198-199.]. Это племя жило вблизи Хорезма, Ургенча, Хивы, Кунграта [99. – С. 171-172.]. Сейдаш был женат на дочери «каракалпакского и киргизского хана» [80. – С. 9-11.]. Затем Сейдаш богатырь бежал в долину реки Миасс (Миач) в Башкирии.

Как было отмечено выше, основателя клана «тайбугидов» звали Тайбуга Шах-Мурад-угли. Несмотря на то, что он был выходцем из Бухары, ему удалось сформировать улус Тайбуга на Алтае. Отдельные сведения С.Ахсикенди об Анга Торе как бы подтверждают наше мнение о связи его происхождения с кланом Тайбуга. Ранее нами было высказано мнение о том, что Тайбуга Шах-Мурад-угли мог быть прототипом моголистанского князя Анга Торе или одним из его потомков [6. – С.260-272.]. Али Йезди Анга Торе относил к племени аркинут. Он отмечен как сын старшего брата Хаджи-бека из рода Аркинут [71. - С. 124]. С.Ахсикенди Кара Ходжа также называл Темир Ходжа и Ай Ходжа. Ж.Сабитов, анализируя данный источник, отмечает, что Анга Торе (Инка Туре) в «Зафар-наме» Шараф ад-Дина Али Йазди назван как сын старшего брата Хаджи-бека из рода Аркинут [71. - С. 124], а сам Хаджи-бек упоминается в 1360 году как соратник могулистанского хана Тоглук-Тимура [71. - С. 20]. Далее он пишет: «Судя по именам из его генеалогий, данного Онг хана можно связать с Он ханом, отцом Тайбуги Сибирского. Присутствующий в генеалогии Инга-торе его предок по имени Мары-бий мог носить имя Умар, по аналогии с другим Тайбугидом Умар-бием буркутом (Мар, сын Ходжи), который считался потомком Тайбуги Сибирского. Таким образом, могулистанский эмир Инга-торе мог быть Тайбугидом, точнее потомком его брата Мары-бия (Умар), если генеалогия из «Маджму ат-Таварих» верна» [153. - С. 577-590].

Как нам кажется, данное обстоятельство позволяет нам уточнить ряд моментов. Во-первых, оно еще раз подтверждает о более древнем существовании улуса Тайбуга на Алтае, по крайней мере, до миграции племен улуса Хорчи бахринов, чериков, кыргызов и других на Тянь-Шань. Т.е. до формирования государства Хайду. Во-вторых, учреждение данного улуса входило в геополитические интересы чингизидов улуса Джучи, которые находились во враждебных отношениях с улусом Чагатая. В-третьих, Анга Торе мог быть прототипом Тайбуга или одним из представителей клана Тайбуга, который использовал переселение племен улуса Хорчи в свою пользу. В-четвертых, вполне возможно, что Токтамыш хан в целях эффективной борьбы с Амиром Тимуром и Моголистаном поддержал одного из представителей клана Тайбуга и консолидировал вокруг него чериков, кыпчаков и алтайских кыргызов.

Однако, С.Ахсикенди называл Анга Торе сыном Кулжыгач Торе. Следотельно, Анга Торе также мог быть потомком одного из лидеров племен улуса Хорчи (чериков или онгутов), которые мигрировали на Тянь-Шань в эпоху Хайду хана, вовлекая в свое движение племена улуса Тайбуга. Отметим, что в родоплеменной структуре чимкентских (казахских) конуратов встречается род кулжыгач, что указывает на существование тесных этнополитических связей между племенами улусов Тайбуга и Анга Торе.

Следует также отметить, что в кыргызской родословной улус Тайбуга упоминается четвертым улусом, добровольно покорившимся Чингиз хану [173. – С. 80]. В кыргызских санжыра имя одного из кыргызских родоначальников Муратая упоминается в связи с бегством народа с востока в Ферганскую долину, опасаясь уничтожения Чингиз хана. Согласно преданию, когда Чингиз хан подчинил себе Саяно-Алтайский край и владения кыргызских правителей Ырыса (Урус инала) и Сабатая, признавших власть монгольского владыки, Долон бий (брат Ырыса) и Муратай (брат Сабатая) бежали на Тянь-Шань, в горы Азирета Айыпа (Андижан) в Ферганской долине. Долон бий обосновался в Андижане. Муратай – в Ходженте. От внука Муратая Ырая произошло племя саяк. В родословных данных предками южнокыргызских (ферганских) племен упоминались Узун Калпак Маатбий, или Узун Калпак Муратай. В кыргызских генеалогических преданиях довольно часто встречается имя Муратай, Бай Мурат Черик, Узун Калпак Маатбий, или Узун Калпак Муратай, которые выступают в качестве имен общих предков народа. Причем, все они жили в городах Ферганской долины, а их имена имели сходство с именем Тайбуга Шах Мурат угли из Бухары.

Отметим, что в поздних версиях эпоса «Манас» содержится много сюжетов, имевших сходство с историей улуса «тайбугидов». В «Манасе» городу Бухара придали важное значение. Хан Жакып, после переселения кыргызов с Алтая в Алай и Андижан, женит Манаса на дочери владыки Бухары Атемира [110. – С. 279-291.]. Кроме того, имена отдельных вышеназванных кыргызских племен (доолос, кесек, тейит, бостон) [110. – С. 53,74, 132.] в качестве союзников Манаса встречаются в поздних версиях эпоса «Манас». Последние, наряду с кыргызскими объединениями думара, окчу, нойгут, кыпчак и другими, обитали в Фергано-Алайской долине [110. – С. 132-133.].

Весьма любопытно, что имя хана Сейдяка и хана айлинцев Сейдаша тождественны с именем кыргызского хана Сейтека – сына хана Семетея и внука Манаса в трилогии эпоса «Манас». В сказании после смерти Манаса его вдова Каныкей вместе со своим новорожденным сыном Семетеем бежит к своему отцу в Бухару. Когда царевич вырос, то он возвратился на родину отца в Талас. Сюжет о его возвращении в Талас описывается очень красноречиво. Семетей возвращается с большой группой сопровождения. Его перекочевка поддерживается и самим небом и природой, всем окружающим миром, зверями, которые его сопровождая следовали в Талас.

Следовательно, из всего вышеизложенного можно сделать вывод, что клан «тайбугидов» происходил из племени аялы, который имел этногенетические связи с племенами конграт и салжигут, которые имели особый статус в улусе. Их представители занимали должности даруги и помогали «тайбугидам» в управлении улусом. Чингизиды оказывали большое уважение представителям клана Тайбуга, считая их потомками Ван хана кераитского. В свою очередь, тайбугиды помогали чингизидам в управлении местными племенами.

(Отрывок из книги Т.Акерова «Маджму ат-Таварих»)

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

Кыргызский этнос был сформирован в эпоху Кыргызского Великодержавия, а история казахского народа начинается с Чингизхана

О происхождении Анга Торе и племен его улуса

Ногайская орда. Мангыты и кыргызы в Золотой орде

Кыпчаки и кыргызская область Каркырахан

Бахрины – союзники кыргызов

Карачаевцы, кумыки, ногайцы и крымчаки и некоторые другие народы Северного Кавказа – это осколки азов – древнего рода кыргызов

При Токтамыш хане кыргызы выступали как одна из ведущих политических сил в Золотой Орде

Улус Хорчи. Изменение этнополитической ситуации на Саяно-Алтае и Тянь-Шане до и после образования государства Хайду

Бату Хан. Золотая орда в борьбе за геополитические интересы

Сочинение С.Ахсикенди «Маджму ат-Таварих» является бесценным источником в изучении истории эпохи этнического возрождения кыргызского народа

Еще статьи

Поделись реакцией: Муж. Жен.
Улыбка
Грусть
Удивление
Злость
Необходимо авторизоваться
Комментарии
Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком