Добавить статью
5:52 21 Июня 2013 77904
Города Прииссыккулья глазами средневековых авторов. Верхний Барсхан

Из цикла «Археология и история Кыргызстана. Избранное»

(предыдущая статья)

130621_1

Все проезжающие по автотрассе по южному побережью озера Иссык-Куль восточнее курорта «Тамга» могут прочитать дорожный указатель «река Барскоун». К югу от автотрассы поближе к горам вольготно раскинулось большое село Барскоун. Мало кто знает, что эти названия являются одними из самых древних на территории Киргизии. Для сравнения можно отметить, что топоним «Барсхан » был зафиксирован в письменных источниках несколько раньше, чем топоним «Киев». Впервые его упомянул в своем труде арабский аристократ персидского происхождения, начальник почты багдадских халифов ал-Мутамида и ал-Мутадида Абу-л-Ка-сим Убайдаллах ибн Абдаллах ибн Хордадбех (годы жизни примерно 820-890 гг.). Его книга «Китаб ал-масалик ва-л-мамалик» («Книга путей и стран») в свое время стала этапной. Она открыла блестящую серию средневековых арабских географических сочинений (Крачковский И. Ю. Арабская географическая литература//Избр. соч. т. IV – с. 147-150.). В труде Хордадбеха предельно сухо и официально описаны все известные в мире того времени торговые пути, города и селения, лежащие на густой сети этих путей, с указанием расстояний между ними.

Вот как, например, описана ветвь Великого шелкового пути, пересекавшая с запада на восток Северную Киргизию: «До Асбары 4 фарсаха, до большого села Нузката 8 ф., до большого села Харанджавана 4 ф., до Джула 4 ф., до большого села Сарига 7 ф., далее до столицы (города) хакана тюргешей (ат-туркаши) 4 ф., до Навакета 4 ф., до Кубала 3 ф., затем до Верхнего Барсхана, где проходит граница ас-Сина, 15 дней караванного пути по пастбищам, а почта тюрок (ат-турк) преодолевает это расстояние за три дня» (Ибн Хордадбех. Книга путей и стран / Пер. с араб., комментарии, исследования, указатели и карты Паили Валихановой. - Баку, 1986. - с. 65 (Фарсах = 6 км).).

Ученые давно и неоднократно пытались отождествить данные Хордадбеха с известными развалинами средневековых городов. В большинстве своем они спорны. В настоящее время можно согласиться только с четырьмя идентификациями: Асбара - городище на левом берегу р.Аспары близ с.Каинда; Навакет - комплекс развалин на восточной окраине с. Красная Речка, Кубал (он же средневековый Суяб) - развалины Ак-Бешим близ г.Токмак, Верхний Барсхан – юго-восточное побережье озера Иссык-Куль.

Согласно Хордадбеху, в Верхний Барсхан вела еще одна дорога. Она начиналась в Узгене, пересекала Центральный Тянь-Шань и выводила к Верхнему Барсхану. Позже эти же сведения с небольшими вариациями повторяли многие средневековые географы.

Текст Хордадбеха не позволял с достаточной определенностью представить, что скрывалось под топонимом Верхний Барсхан - город или целая область со многими городами и селениями? Судя по тому, что в округе средневекового Тараза (современный город Джамбул) багдадский начальник почты называет городок Нижний Барсхан, можно полагать, что и Верхний Барсхан - тоже какой-то конкретный населенный пункт. Арабский географ Х в. Кудама ибн Джафар, повторив сведения Хордадбеха о пути в Верхний Барсхан, отметил, что он состоял из целой группы поселений - четырех больших и пяти маленьких (Бартольд в.в. Очерк истории Семиречья // Соч. Т. 2. ч. 1. - М., 1963. - С. 38.).

Это сообщение, перекликаясь с данными Темима ибн Бахра, позволяет полагать, что здесь речь идет не столько о городе, сколько об области с девятью населенными пунктами. В 982-983 ГГ. неизвестным автором было написано замечательное географическое сочинение. Китаб Ху-дуд ал-Алам мин ал-Мaшрик ила-Магриб» («Книга о пределах мира от востока к западу»). В нем упомянуты и города южного побережья озера Иссык-Куль. «Тонг и Талхиза - два селения, расположенные между горами, на самой границе между чигилями и халлухами (карлуками. - Авт.), поблизости от озера Иссык-Куль. Жители воинственные, смелые и доблестные.

Барсхан - город на берегу озера, благоустроенный, богатый. Правитель его из халлухов, однако население держит сторону тогуз-гузов». Тот же неизвестный автор впервые упоминает город на северном побережье озера: «Город назывался Сикуль» (Иссык-Куль). Это был «большой город», «населенный» и «богатый торговый пункт » (Бартольд В.В. Отчет о поездке в Среднюю Азию ... - С. 75; Материалы по истории киргизов и Киргизии. Вып. 1. - М., 1973. - С. 43.).

Уникальные сведения Гардизи позволяют выйти на новый уровень научных представлений об иссык-кульских городах. Прежде всего, мы можем определить сравнительно точное количество населения в таких городах, как Яр и Барсхан. Историки давно установили строгую количественно-пропорциональную зависимость между общим числом народонаселения и числом боеспособных мужчин. Оно равняется 5:1, то есть каждые пять человек жителей города или аила (с учетом женщин, стариков, малолетних и калек) могут выставить лишь одного воина. Oтсюда следует, что в самом западном селении Прииссыккулья - Яре - насчитывалось до 15 тысяч жителей, а в Барсхане - вдвое больше.

Много это или мало? Иными словами, какое место занимали города Прииссыккулья в системе средневековых городов Средней Азии, расположенных на Великом шелковом пути? Если отбросить такие города-монстры, как Самарканд или Мерв, которые в Х-ХIIвв. насчитывали от 100 до 150 тысяч человек населения и занимали площадь до 150 га, то придется признать, что Яр, а тем более Барсхан были очень крупными поселениями для своего времени (Беленицкий А.М., Бентовuч И.Б., Большаков О.Г. Средневековый город Средней Азии. - Л., 1973. - С. 265. Методика подсчета населения города по количеству выставляемых воинов несовершенна, так как остается много неясных вопросов, но если ошибка достигнет даже 50%, то и в этом случае мы получаем вполне определенные демографические данные. Более совершенные методы, основанные на расчетах, связанных с площадью домостроений и общей площадью городов, разработанные О.Г.Большаковым, К.И.Петровым, К.М.Байпаковым, для большинства иссык-кульских городов неприменимы, так как развалины их были уничтожены в результате трансгрессии озера.). Яр по численности своего населения приближался к таким известным торгово-ремесленным городам, как Oтрар, население которого, по подсчетам казахских археологов, колебалось между 15 тысячами и 17 тысячами человек, они занимали площадь в несколько десятков гектаров (Байпаков К.М. Средневековая городская культура Южного Казахстана и Семиречья. - Алма-Ата, 1986. - С. 159.).

Главный город Прииссыккулья Барсхан по численности населения не уступал некоторым столицам периферийных областей. Уж насколько известным был богатый центр Ташкентского оазиса славный город Бинкент, а в нем проживало, по подсчетам одного из самых скрупулезных исследователей О.Г.Большакова, около 23-25 тысяч человек, то есть столько же, сколько и в Барсхане. Бинкент вместе с садами и виноградниками занимал площадь в 1350 гектаров. Очевидно, и площадь города Барсхана была в пределах этой величины.

Если для сравнения взять ближайшие к Иссык-Кулю крупные города Чуйской долины, то Яр по количеству жителей был близок к древним поселениям, известным ныне под названиями Шиш-Тюбе, Степниское, Ак-Бешим, Сокулукское, а Барсхан - к средневековому Невакету (Краснореченское городище) (Беленицкий А.М., Бентович И.В., Большаков О.Г. Средневековый город Средней Азии. - С. 267; Петров К.И. Очерки социально-экономической истории Киргизии VI - начала ХIII в. - Фрунзе, 1981. - С. 162, табл. 1. - Фрунзе, 1981. - С. 162, табл. 1.).

Большой интерес вызывает титулатура правителей иссык-кульских селений. Если в селении Яр находились шатры тексина (скорее всего, тегина, т.е. царского сына, принца) скотоводов-джикилей, то наверняка и все селение находилось в его власти. Тегины были правителями и в других городах Семиречья. Так, в городе Беклилиг, который находился к северу от перевала Ксатек, правил некий Йинал-тегин. Гораздо сложнее обстоит дело с загадочным титулом правителя Барсхана - манак (или манаф согласно чтению одного из крупнейших русских востоковедов В.Ф.Минорского).

Здесь есть над чем подумать. Дело в том, что титул манак (манаф) очень напоминает киргизский феодальный титул манап, который распространился у киргизов в конце XVIII - начале XIX в. и который не был известен у других тюркских народов. Информацию к размышлению могут дать и следующие факты. Еще в середине VIв., в период становления Тюркского каганата, видную роль в проведении его внешней политики играл согдиец Маниах. Имеются обоснованные суждения, что он же был правителем согдийской колонии в Семиречье, а Маниах - не имя, а титул этого правителя (Мокрынин В. П. Византийский историк о согдийцах в Семиречье / / Из истории дореволюционного Киргизстана. - Фрунзе, 1985. - С. 176-177. ).

Таким образом, в VI, XI и XVIII-XIX вв. греческие, персидские и, наконец, русские письменные источники фиксируют титул, не известный у других тюркских народов: маниах - манаф - манап.

Как объяснить столь загадочное явление? Глубокая преемственность? Исторический курьез? Случайность? Дальнейшие научные изыскания (главным образом тюркологов-лингвистов) должны пролить свет на происхождение загадочного титула.

Текст Гардизи позволяет поставить вопрос не только о количественном, но и о национальном составе населения иссык-кульских селений. В Яре, как уже упоминалось, стояли шатры тегина джикилей. Вместе с ним, надо полагать, жили и его домочадцы, слуги, дружина, чиновники со своими семьями, т.е. можно говорить о том, что в селении Яр была какая-то прослойка тюркского населения. Видимо, такая прослойка была и в других иссык-кульских селениях, о чем убедительно свидетельствует древнетюркская руническая надпись, найденная на городище Койсары.

Анализ легенды, приведенной Гардизи для объяснения этимологии топонима «Барсхан», позволяет предполагать там ираноязычное, возможно, согдоязычное население. Иранский историк прямо указывает: «Жители Барсхана происходят от персов, именно жителей Фарса». Далее повествуется пространное предание о том, как Александр Македонский, покорив Иран, взял в знатных персидских семьях заложников, дабы предотвратить вполне возможные мятежи. Отправляясь в поход на Китай, Александр увел и заложников, однако, оказавшись в стесненных обстоятельствах, вынужден был бросить ставших обузой знатных персов на берегах Иссык-Куля. Сыновья персидских вельмож, потеряв надежду вернуться домой, отстроили здесь города на манер городов Фарса, а «местности дали название Барсхан, т.е. повелитель Фарса» (Бартольд В.В. Извлечения из сочинения Гардизи ... - с. 50-51.).

130621_2

1. Тору-Айгыр (Сикуль); 2. Замок Тимура; 3. Барсхан; 4. Дархан; 5. Курменты; 6. Сарыбулун; 7. Тюп; 8. Чигу; 9. Кой Сары.

Едва ли историческая действительность была столь древней и романтичной. Тем не менее, следует заметить, что легенда базируется на вполне реальной исторической основе. Приток иранского и согдийского населения во второй половине VII-VIII вв. в Туркестан - факт известный. Эмиграция части населения, в основном знати, из Ирана и Согда была вызвана арабскими завоеваниями. Весьма показательно, что иссык-кульские города возникли, как отмечено выше, никак не раньше второй половины VII-VIII вв. Именно на VII-VIII вв. как время возникновения города Барсхан указывает еще одна красноречивая деталь легенды, приведенной Гардизи: для постройки города кроме мастеров по изготовлению кирпича и плотников вельможные заложники наняли и живописцев, которые должны были украсить их жилища. Археологические работы в Согде, Уструшане и Тохаристане показали, что в доарабской Средней Азии не только интерьеры храмов и дворцов, но и стены домов горожан были сплошь расписаны полихромными многоярусными панно (Беленицкий А. М. Монументальное искусство Пенджикента. Живопись. Скульптура. - М., 1973. - С. 14-33.).

Легенда об основании Барсхана, как представляется, возникла на Иссык-Куле в среде ираноязычных поселенцев, которые ко времени Гардизи, по истечении более чем 300 лет, еще помнили свои этнические корни, но напрочь утратили память о реальных исторических событиях, вызвавших переселение.

Сведения о Барсхане дошли и до выдающегося среднеазиатского мыслителя Абу-р-Райхана Мухаммеда ибн-Ахмеда ал-Бируии. В своем «Минералогическом трактате», анализируя таинственный сплав «харсини», секрет которого тщательно хранили китайские мастера, ал-Бируни писал: « ... харсини - это тот металл, из которого отливаются колокола в Кашгаре и котлы в Барсхане, расположенном на берегу Иссык-Куля, то есть горячего озера, а также и другие сосуды, очень грубые, но это зависит от мастеров и их искусства, так как то, что из него вырабатывается в Китае, крайне изящно и тонко» (Абу-р-Райхан Мухаммед ибн-Ахмед ал-Бируни. Собрание сведений для познания драгоценностей (Минералогия) / Пер. А.М. Беленицкого. - М., 1963. - С. 244.).

Эпизод, приведенный великим хорезмийцем, несколько приоткрывает завесу времени над жизнью барсханских ремесленников-металлургов. Они вместе с кашгарцами раскрыли тайну сплава, начали выпускать продукцию, которая стала известной на мировом рынке. Беда только, что она не могла конкурировать с изделиями китайских мастеровых. Качество барсханских изделий явно оставляло желать лучшего из-за низкой квалификации ремесленников.

130621_5
Махмуд Газневи, сын Себук-тегина

Письменные источники донесли до наших дней сведения только о двух выдающихся выходцах из Барсхана. Люди они разноплановые, но как один, так и другой, были известны не только в мусульманском мире, но и далеко за его пределами. Один из них - Себук-тегин Насир ад-дин ва-д-дауля. Это был обыкновенный юноша из тюркского племени барсхан, которое кочевало в Прииссыккулье. Он был взят в плен и продан на невольничьем рынке в Хорасане. Купил его видный полководец (спехисалар) Али-тегин, который тоже был тюркского корня. Молодой барсханец стал гулямом (рабом-воином). На этом поприще он проявил выдающиеся способности и вскоре обошел по службе многих своих сотоварищей. После смерти Али-тегина коварный и дальновидный барсханец всеми правдами и неправдами устранил конкурентов и 20 апреля 977 г. был провозглашен эмиром Газны. он только номинально подчинялся правителю Бухары. Однако этому солдату было мало маршальского жезла в ранце. Оказалось, что в нем нaшлось место и для короны. После того, как Себук-тегин одержал ряд блестящих побед в Афганистане и Индии, он совсем перестал считаться со своим ослабевшим сюзереном - эмиром из династии Саманидов. Вскоре караханидские ханы нанесли ряд тяжелых ударов по державе Саманидов и взяли их столицу Бухару.

Себук-тегин воспользовался этим и объявил Хорасан, Афганистан и часть Индии отдельным государством. Простой неверный тюрк, пленный, гулям стал царем. Столицей его была прекрасная Газна. Отсюда и династия, основанная Себук-тегином, стала называться Газневидской. Воцарившийся барсханец никогда не скрывал своего происхождения и даже гордился им. Он часто рассказывал приближенным о своем пленении, о частых и нещадных порках, которым подвергал его работорговец, о тяжком пути на невольничий рынок в город Нишапур. Тем не менее, и тогда нaшлись историки, которые доказывали, что генеалогия этого сына иссык-кульского пастуха безупречна. Он был объявлен благородным потомком и законным наследником древнеперсидских царей. Как знать? Может быть, немалую роль в системе этих лжедоказательств сыграла иссык-кульская легенда о знатном происхождении барсханцев, которую рассказал Гардизи? Умер Себук-тегин в 997 г. Похоронен в Газне (Сведения о Себук-тегине см.: Абу-л-Фазл Бейхаки. История Масуда (1030-1041) / Пер. с перс., введение, комментарии и приложения А.К. Арендса. Изд. 2-е, доп. - М., 1969; Бартольд В.В. Туркестан в эпоху монгольского нашествия / / Соч. Т. 1. - М., 1963. - С. 322-326.).

130621_4
Минарет в Газни

Другим знаменитым барсханцем был один из величайших ученых средневековья - Махмуд Кaшгарский. Правда, он не совсем барсханец. В Барсхане родился его отец. Но Махмуд настолько привержен был «земле предков», что на своей известной круглой карте мира озеро Иссык-Куль и прилегающие к нему регионы обозначил как центр обитаемой земли. К сожалению, мы почти ничего не знаем о жизни ученого. Главный труд всей жизни Махмуда энциклопедический «Диван лугат ат-тюрк» («Словарь тюркских наречий»), написанный в Багдаде в 1072-1074 гг. Он явился плодом его долгих путешествий по всем землям тюркских народов. Книга Махмуда и сейчас является первоклассным источником для изучения филологии, географии, истории, этнографии средневековых тюрков (Кононов А.Н. Махмуд Кашгарский и его «Дивану лугатат-турк.» / / СТ. 1972. № 1; Кляшторный С. Г. Эпоха Махмуда Кашгарского / / СТ. 1973. -М 1. Научно-популярное повествование о Махмуде Кашгарском см.: Газиев А. Во времена Караханидов / / Литературный Киргизстан. -1986. -М 6. -С. 84-98.).

Барсханцы были неробкого десятка и могли постоять за свою независимость. Державу караханидских ханов раздирали постоянные распри. Дело дошло до того, что в борьбу за ханскую корону вмешались женщины. Одна из них, жена Богра-хана, недовольная тем, что наследником престола был объявлен не ее любимый сын, отравила самого Богра-хана и его ближайших родственников. По ее приказу брат Богра-хана, Арслан, был задушен, а главнейшие приближенные и военачальники зарезаны. После этого, как рассказал историк Ибн-ал-Асир, она возвела на престол своего малолетнего сына Ибрахима. Эти события произошли в 1047/48 г. Однако «тянь-шаньской леди Макбет» было мало крови. В конце концов, ханша уничтожила и своего любимца: она отправила сына «с войском к городу, называемому Барсхан, владетелем которого был Йинал-тегин. Йинал-тегин победил и убил его, а войско Ибрахима бежало к его матери» (Материалы по истории киргизов и Киргизии. - С. 59; Караев О.К. История Караханидского каганата (Х - начало ХIII в.). - Фрунзе, 1983. - С. 162.).

Сказанным выше почти полностью исчерпываются известия письменных источников о раннесредневековых городах Прииссыккулья. Их нет сейчас, но они были. В них жили тюрки и иранцы, которые совместными усилиями разгадывали секреты иноземных мастеров, растили хлеба и сады, торговали, писали книги, защищали свой край. Даже те крохи сведений о Барс-хане и барсханцах, которые история донесла до сегодняшнего дня, вызывают у нас вполне законное чувство гордости и уважения к их деяниям, закладывавшим основы современной цивилизации в центре Небесных гор.

130621_3
Озеро Иссык-Куль и монастырь «армянских братьев» на Каталонской карте

К концу XVI в. оседло-земледельческая культура в Прииссыккулье, а следовательно, города и селения, приходят в упадок и исчезают. По крайней мере, историки походов Железного хромца - Тимура, скрупулезно перечисляя даже сколько-либо известные урочища или речушки, где проходили войска этого «гения коварства и жестокости», ни разу не упомянули даже небольшое селение. Исключение составляют г.Иссык-Куль и дворец тюрка на острове. Оригинальным источником является так называемая Каталонская карта, составленная в 1375г. На ней на северном побережье озера обозначен Иссык-Куль с припиской, что там расположен монастырь «армянских братьев» - монахов.

Больше о городах Прииссыккулья средневековые авторы не писали.

Продолжение

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

02-09-2013
Технические приемы орнаментирования средневековой керамики
53153

02-08-2013
Торговая война
25052

26-07-2013
Поиски на дне залива Иссык-Куля продолжаются
26103

19-07-2013
Реквием былой культуре
35306

12-07-2013
Благоустройство средневековых городов Прииссыккулья
44085

05-07-2013
Появление письменности на территории Кыргызстана
99353

28-06-2013
Культура средневековых поселений
51828

14-06-2013
Города Прииссыккулья глазами средневековых авторов
60159

07-06-2013
Сарыбулун - Чигу?
47621

31-05-2013
Кочевники и земледельцы
84012

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×