Добавить статью
14:30 10 Июня 2016 17890
На крутых перевалах истории. 1993 год: В объятиях кризиса (3 серия)

Смотреть сначала

Смотреть 2 серию

«На крутых перевалах истории» – телепроект, посвященный 25-летию независимости Кыргызстана, который будет состоять из 25 серий, по одной серии на каждый год независимости.

Третья серия фильма:

Девяностые годы – нелегкое десятилетие для Кыргызстана. Но девяносто третий год стал в нем едва ли не самым тяжелым. За прошедший год промышленное производство сократилось на треть. В наступившем году эта цифра будет еще страшнее.
Президент Акаев в январе называет происходящее экономической катастрофой, предлагает принять какие-то чрезвычайные экономические законы. Которые, впрочем, так и не примут.

Зимой 92-93 года в Дубовом парке в Бишкеке внезапно исчезли все белки. Газета «Вечерний Бишкек» высказала версию о том, что они переселились на городские кладбища – там был хоть какой-то корм, так как люди приносили что-то съедобное на могилы покойников. Впрочем, людям найти пропитание было сложнее, чем зверькам.

Кто-то в буквальном смысле голодает, ест одни сухари, а кто-то мгновенно богатеет на распродаже того, что создавалось трудом поколений. 1992-1993 годы – время массовой распродажи металла и другого ценного сырья.

Тащат все – от медных краников кислородных баллонов в инфекционной больнице до бронзовых скульптур в бишкекском Дубовом парке. С тех пор там только каменные изваяния. И, конечно, в первую очередь вывозят металл с предприятий. Курс один – на Китай, через погранпост Торугарт.

Ветераны таможенной службы вспоминают, что в те годы нечистые на руку таможенники с торугартского поста даже не затрудняли себя пересчитыванием денег, просто делили сумки на вес – столько прилипало к рукам…

Выдающийся советский кинорежиссер Болот Шамшиев, поставивший «Алые маки Иссык-Куля» и другие киноленты, теперь не может снимать кино. Его кинокомпания «Салам Алик» тоже вынуждена торговать металлом.

Сам Болот Шамшиев вспоминает: «Я недолго этим занимался, года два. Потом на меня было покушение, меня чуть не убили. Тогда моя мама сказала мне: слушай, ты уже седой человек! Тебе просто неприлично этим заниматься!».

Впрочем, еще одну масштабную постановку в Кыргызстане Шамшиев осуществит в 1995 году, но об этом позже…

А его коллеги по кинематографу в 1993 году испытывают сильное разочарование. Выясняется, что продолжения начатых в нашей стране с помпой съемок фильма «Чингис-Хан» не будет. До этого западные продюсеры набирали тысячи людей в массовку и не скупились на гонорары.

Американо-итальянская компания привлекла в качестве сценариста Толомуша Океева. А звезда Голливуда Ричард Тайсон, не слишком похожий на монгола, взялся играть главную роль.

Вспоминает Александр Федоров, работавший фотографом на этих съемках: «Тайсону каждый вечер глаза подтягивали, чтобы придать сходство с монголами. Хоть какое-то. Райдер у него был, включавший пункт, что ездить будет только на советском лимузине – то есть на «Чайке». Ребята денег не считали, на выбор натуры, например, летали на вертолете, который прямо у гостиницы садился».

В 1993-м выяснилось, что вся история была затеяна ради отмывания денег, и завершать съемки никто не собирается…
Предприятия теряли рынки сбыта, источники сырья. Рвались связи со смежниками. В этой кризисной ситуации очень важную роль играла позиция самих рабочих. Так было на заводе «Физприборы», гордо переименованном в ТНК «Дастан». Он выстоял. Некоторые из заводчан, отдавшие родному предприятию десятилетия жизни, теперь вспоминают те времена с грустью.

Валериан Шахназаров (30 лет рабочего стажа на «Дастане») отмечает: «Сперва распродали запас алюминия, хранившегося на заводских складах, потом встал вопрос – как выжить. Коллектив у нас дружный был, мы всем цехом пошли к директору и попросили разрешения использовать наши станки для выполнения заказов со стороны. Ну, с какими-то выплатами заводу, за электроэнергию и прочее. Он, к счастью, разрешил. А, между прочим, на заводе Ленина, где станков с ЧПУ (то есть, говоря нынешним языком, компьютеризированных) было гораздо больше и лучше качеством, чем у нас, директор отказал своим работникам в аналогичной просьбе. И уже вскоре там ни одного станка работающего не осталось. Выдрали все платы, чтобы из каждой извлечь хоть грамм драгоценного металла».

Эта инициатива рабочих «Дастана» помогла спасти сердце завода – цех со станками ЧПУ, поэтому, когда пошли индийские заказы, предприятие смогло возродиться. К сожалению, такие заводы, как «Дастан», «Майли-Сайский ламповый», «Кыргызавтомаш», которые смогли сохранить, пусть и в уменьшенном объеме, свое первоначальное производство, в Кыргызстане можно было по пальцам пересчитать.

Инициатива трудового коллектива в деле спасения предприятия была важна. Но еще важнее была позиция руководства завода. Было в те годы выражение «красные директора». Кто они?

Бывший директор чулочной фабрики «Байпак» Эркин Бообекова сегодня улыбается, отвечая на этот вопрос: «Да вот такие, как я… Дура, одним словом. Это были люди советского воспитания, с другими совершенно понятиями о дисциплине. И взять у кого-то взятку – это в голове не укладывалось. С другим отношением к работе. Я сама, помню, когда работа заставляла, вот с таким пузом, беременная, ночью по цеху бегала».

Перед распадом Советского Союза чулочная фабрика получила новейшую итальянскую линию. Некоторые коллеги-директора все новое оборудование продали по цене металлолома. Обогатились сами, а производство погубили. Но Эркин Бообекова была воспитана совершенно иначе. «Красный директор». Хотя на помощь государства рассчитывать не приходилось. Скорее, наоборот.

«Когда у страны появились долги перед Узбекистаном за газ, мня вызвал к себе Андрей Иордан из правительства и попросил в государственных интересах отгрузить туда продукции на 10 миллионов сомов, в счет оплаты долга. А мне, мол, вернут… Я отгрузила. А деньги потом возвращала больше пяти лет. Оттуда первые проблемы «Байпака» и начались. 10 миллионов – большие были деньги».

А на дворе стояла другая беда. Весь Бишкек оделся в пуховики и носки, привезенные из Китая. Бообекова вспоминает: «Пришли ко мне женщины, принесли детские носки китайские. Аляповатые такие, яркие. А мы такими красителями никогда не пользовались, у детей от них кожные заболевания начинались… Я пробилась даже в китайское посольство, но без особого успеха. Такая вот «конкуренция» получалась.

Фабрика «Байпак», тем не менее, проживет еще многие годы, и только недавно разделится на несколько цехов, а ее основное здание станет торговым и офисным центром. Ушедшая на пенсию Эркин Бообекова это приняла. Но в здании том, на пересечении Горького и Алма-Атинской, с тех пор не была ни разу…

В стране бушует инфляция. В 1993 году она выйдет на годовой уровень в 1000 процентов! Но есть и другая сторона этой проблемы. Пока в качестве денег используется российский рубль. Но Россия начинает сокращать поставки рублей другим республикам. А вскоре приступает к печати рублей нового образца. То есть готовится вывести новые государства из рублевой зоны.

Россия не спешила уведомить своих партнеров о предстоящем близком конце рублевой зоны. Аскар Акаев позднее рассказывал приближенным, будто об этом случайно проболтался ему на банкете подвыпивший российский премьер Егор Гайдар. Как бы то ни было, перспектива была понятна. Уже Азербайджан ввел свою валюту. На низком старте были соседи. Но все равно такого решительного шага боялись. Бывший тогда премьер-министром Турсунбек Чынгышев вспоминал: «В Жогорку Кенеше была жаркая дискуссия. Феликс Кулов, вице-президент, и депутат Турдакун Усубалиев были категорически против, как и ряд других депутатов. Назвали это экономической катастрофой. Так и спросили, если в результате введения своей валюты будет экономическая катастрофа, то кто ответит? Я сказал, что я и отвечу».

После двухнедельной дискуссии легендарный парламент поддержал решение правительства о введении национальной валюты. Комитет по введению национальной валюты публикует постановление номер 1, в котором, в частности, говорится: «С 10 мая 1993 года с 4 часов утра в Республике Кыргызстан вводится в обращение национальная валюта – сом. Рубли, находящиеся в обращении на территории Республики Кыргызстан, будут обмениваться на сомы. Рубли, рублевые вклады и другие рублевые активы и пассивы будут обмениваться и пересчитываться в сомы до 18:00 14 мая 1993 года по обменному курсу 1 сом – 200 рублей. Любое физическое лицо, являющееся гражданином Республики Кыргызстан, в период с 10 мая по 14 мая 1993 года включительно может обменять один раз наличность на банкноты в сомах».

Новые банкноты были отпечатаны в Англии и доставлены в Кыргызстан самолетом. За несколько дней жители республики обменяли 10 миллиардов рублей. Сомы также были бумажные, монетки появятся лишь в 2008 году.

Сомов поначалу не хватает, в некоторых колхозах, например, выдают зарплату продуктами. Но инфляция несколько поутихла, курс сома к доллару не делает таких страшных скачков, как рубль. Закладывается одна из основ экономического суверенитета страны…

Между тем, в стране бурлит политическая жизнь. В 1993 году количество зарегистрированных партий достигает четырехсот. Их ждет разная судьба. Некоторые – однодневки, другие сыграют судьбоносную роль в истории страны. К последним относится Социал-Демократическая партия Кыргызстана. Она с тех пор превратилась в серьезную политическую силу, и ее история неразрывно связана с историей нашего государства.

Абдыганы Эркебаев, участвовавший в 1 съезде СДПК, вспоминает, что форум прошел в здании Союза писателей, где сейчас располагается АУЦА.

Место для съезда было выбрано потому, что Алмазбек Атамбаев, один из основателей партии, тесно сотрудничал с писательской организацией. На съезде выбрали семь сопредседателей. Но вскоре выяснилось, что у Эркебаева, ставшего ошским губернатором, и у ряда других сопредседателей, занимавших государственные должности, на партийную работу просто нет времени. И Атамбаев был выбран координатором.

Политическая активность растет. Но каковы должны быть правила политической борьбы? И какой должна быть политическая система в целом? Как поделить полномочия ветвей власти? В стране действует старая советская Конституция, не дающая на это ответа. Легендарный парламент ставит вопрос о новом основном законе страны. Текст обсуждали в трудовых коллективах, на сессиях областных и городских советов, в печати. Потом посчитали, что на этих мероприятиях по обсуждению текста основного закона присутствовало около миллиона человек».

Под звуки гимна новую Конституцию, принятую легендарным парламентом, Аскар Акаев подписал на торжественном заседании в здании Филармонии в Бишкеке.

Эту конституцию назовут наиболее сбалансированной в части распределения полномочий между ветвями власти, между президентом и парламентом.

Медеткан Шеримкулов, спикер парламента, вспоминал: «Аскар Акаев сказал вскоре, что к тексту Конституции нужно относиться, как к священной книге, как к Библии или Корану».

К сожалению, как показала жизнь, этой уверенности Аскару Акаевичу хватило не надолго…

Пока страна стремилась вырваться из тисков экономического кризиса, вблизи ее границ возникла новая угроза. Гражданская война раздирает Таджикистан. Его границы с Афганистаном оказываются открыты для проникновения наркотиков и оружия. Россия, Казахстан, Узбекистан и Кыргызстан принимают решение взять под совместную охрану этот рубеж.

Фотографии из личного архива Руслана Мукамбетова

С 1993 года по 1997-й по памирскому тракту проехали около 4000 наших бойцов в составе батальонов, призванных защищать границу Таджикистана. Обратно, к сожалению, вернулись не все.

Полковник Генерального Штаба Руслан Мукамбетов, в 1993 и 1996 бывший начальником штаба нашего батальона на таджико-афганской границе, вспоминает: «Не боевые потери, конечно, были… В первую очередь, от неосторожного обращения с оружием, а также от болезней. Горный Бадахшан был оторван от всего мира, оперативную квалифицированную медпомощь бойцам оказать было сложно».

Наши бойцы также становились жертвами коварной пограничной реки Пяндж — тонули, а некоторые попадали в плен к афганским душманам. Наш батальон, к счастью, не вступал в такие серьезные бои, как 12-я застава Московского погранотряда. Ее гарнизон вырезали душманы. Но условия службы были суровыми. И свой долг наши воины выполняли.

«Часть постов размещалась в землянках, стены их были из камня, потому что с древесиной там проблемы. Был даже случай, когда во время землетрясения на Памире рухнула такая стенка, и наши ребята погибли под завалами», - вспоминает полковник.

Впоследствии накопленный опыт был использован при создании отечественной погранслужбы…

В 1993 впервые в публичном пространстве начнут обсуждать проблемы разработки месторождения золота «Кумтор». Переговоры с возможными инвесторами шли и в 1992 году. Незадолго до новогодних праздников достигается первое предварительное соглашение с канадской уранодобывающей корпорацией «Камеко».

Как признает бывший премьер Турсунбек Чынгышев, конкурса как такового не проводили: «О тендере, о конкурсе еще не было положений в законодательстве… Мы с разными фирмами вели переговоры, например, с иранцами. Потом выбрали лучшие условия со всеми заинтересованными ведомствами. И, конечно. Акаев в этом участвовал. И Борис Бирштейн».

Одним из тех, кто лоббировал интересы «Камеко», был тот самый канадский бизнесмен с темным прошлым, о котором мы говорили в предыдущей серии. Борис Бирштейн. Тогда говорили, что его к Акаеву подвел Чингиз Торекулович Айтматов. Но вряд ли Бирштейна интересовали тогда интересы нашей страны.

Какие условия предлагали остальные компании, участвовавшие в переговорах, были они лучше или хуже «Камеко», мы уже вряд ли узнаем. Аскар Акаев, а он курировал переговоры лично, допустил в тот момент важнейшую стратегическую ошибку. Он решил вопрос в пользу «Камеко» без прозрачного для общества и депутатов тендера. Зародив подозрение в том, что тут присутствовала коррупция.

Акаева уже в 1993 году не понял парламент. Который президент в итоге сломал через колено, только укрепив этим подозрения. И первый криво положенный в фундамент проекта «Кумтор» камень привел к тому, что кривым выстроилось все здание. Это станет понятно позднее, а пока в стране нарастал политический кризис.

Тем более, что к спорам вокруг «Кумтора» добавляется еще и так называемое «золотое дело». В конце 1993 года газеты одна за другой публикуют утечки секретных материалов об отправке за рубеж кыргызстанского золота. Где оно, якобы, исчезает без следа. Депутаты легендарного парламента создают комиссию по расследованию скандала.

Доклад комиссии в полном виде публикует в декабре русскоязычная парламентская газета «Свободные горы». Акаев ей этого не простит, через недолгое время ее закроют.

На что потрачен драгоценный металл в размере 1 тыс. 600 килограммов, осевший в подвале швейцарского банка? Взвешивали ли золото при отправке? Кто-то из чиновников заявил, будто в «Манасе» сломались весы. Под возмущенные возгласы из зала: «У нас даже силос в колхозах взвешивают!».

Турсунбек Чынгышев утверждает, что украсть золото при вывозе было нельзя. Оно перевозилось в стандартных мешках «Кыргызалтына» опечатанное несколькими печатями, с упаковкой в несколько слоев. Но вот кто «крутил» это золото в банке в Швейцарии, кто получал от этого дивиденды? Теперь этого не узнать, но, конечно, кто-то на этом нажился.

Акаев, вынужденный отвечать на неприятные вопросы, предпринимает ловкий, как ему кажется, ход. Появляется на трибуне парламента с израильским автоматом в руках.

Медеткан Шеримкулов, бывший спикер парламента, утверждал: «Акаев достал автомат УЗИ и сказал, что таким оружием мы вооружаем за счет золота Национальную гвардию. Если что-то случится, мы будем отстреливаться! И, знаете, я даже не назову это иронией судьбы, это была трагедия судьбы – точно такие же слова про то, что он будет готов стрелять, с парламентской трибуны позднее скажет и второй президент КР, Курманбек Бакиев. Который, позднее, действительно стрелял».

Депутатов объяснения Акаева не очень устроили. В 2005 году Генеральный прокурор Азимбек Бекназаров внезапно заявит, что золото это в итоге все-таки было похищено. И что он возобновляет расследование. Никаких материалов на данный момент в Генпрокуратуре по этому поводу не сохранилось. Не очень удивительно, учитывая, что в 2010 году здание пережило пожар. Но куда же на самом деле ушло золото?

По нашему запросу в Национальном банке КР нам сообщили, что это золото было зачислено на счета Нацбанка. Правда, в 1993 году. То есть его не похитили, а вернули, когда начал назревать скандал. Что касается закупок автоматов (не для Нацгвардии, как выяснилось, а для охраны президента), то в каком объеме за него заплатили и из каких источников – Турсунбек Чынгышев не знает, это шло мимо него.

Аскар Акаев нашел козла отпущения в виде Чынгышева, отправив из-за «золотого дела» в отставку весь кабинет. Но было понятно, что его решительное столкновение с парламентом впереди – и не за горами.

Как уже было сказано, год 1993 оказался для нашего народа одним из самых трудных. Но также одним из самых продуктивных для становления суверенного Кыргызстана. Первая и едва ли не самая удачная Конституция, собственная валюта, развитие свободы слова. Все это были важнейшие шаги на пути к реальной независимости.

Фотографии из личного архива Руслана Мукамбетова

Продолжение следует

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

03-06-2016
На крутых перевалах истории. 1992 год: Год шока и надежды (2 серия)
38672

30-05-2016
На крутых перевалах истории. 1991 год: Прощание с советской империей (1 серия)
23267

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×