Добавить статью
12:27 2 Октября 2015 12026
«Знание, дающее счастье»
(6 часть)

(Читать сначала)

(Читать 5 часть)

К тысячелетию Юсуфа Баласагуни, великого поэта и мудрого учёного

151002_1 Какая же в то время складывалась политическая ситуация в Средней и Центральной Азии, в том числе и в Караханидском государстве?

Абу-л-Фазл Байхаки сохранил рассказ Бируни о среднеазиатских событиях начала V в.х., в котором, в частности, речь идет о караханидских междоусобицах. Сообщается, что хан (или ханы) и элик (илиг) вели борьбу под Узгеном и в 407 г.х. (1016-17 гг.) при посредничестве хорезмшаха Мамуна заключили мир ((Байхаки, 1969, с. 814-815; Бартольд, 1963, с. 338).

Как показывают монеты, в 405 г.х. Мансур ибн-Али определенно провозгласил себя великим каганом и принял титул арслан-хан, т.е. официально разорвал вассальные связи с Тоган-ханом Ахмадом, который отныне должен был считаться лишь младшим каганом. Здесь необходимо заметить, что историки часто путают титулы правителей каганата. В караханидском государстве существовали следующие титулы царствующих особ: тегин, элик (неправ. илек или илиг), бугра-хан (неправ. богра-хан), арслан-хан и, наконец, кара-хан. Это вовсе не были тотемами, как об этом пишут некоторые источники. К примеру, в Википедии сообщается: «После разгрома Уйгурского каганата в 840 году (имеется ввиду разгром Уйгурского каганата кыргызами. – авт.), выходец из знатного рода Эдгиш, который составлял часть племени чигилей, карлукский ябгу и правитель Исфиджаба Бильге-Кюль, который имел прозвище «Кара» («Чёрный» — А. Б.), открыто заявил о своих правах на верховную власть и принял титул «хан» [8][9][10]. Возможно, с этого момента берёт своё начало род Караханидов. [11]

При сыновьях Бильге-Кюля «Кара» Кадыра Арслан-хана (840-893) («Арслан» — лев — тотем чигилей) — Базире Арслан-хане (893-920) и Огулчаке Арслан-хане (893-940) — возобновляются набеги на территорию Мавераннахра».

Далее говорится буквально следующее: «При сыне и преемнике Сатука (Абд ал-Карима) Богра-хана (920-955) («Богра» — верблюд — тотем племени ягма) Мусе ибн Абд ал-Кариме Богра-хане (956-958) в ханстве началась «исламизация». Из арабского языка был заимствован верховный титул правителя — султан ас-салатин (то есть султан над султанами). Но тем не менее, такие тюркские титулы, как каган, илек и тегин не потеряли своего значения».

И самое интересное сообщение следует за двумя предыдущими всего через абзац: «Али ибн Сулейман, приняв титул «Арслан-хан», воцаряется в Кашгаре, а его младший брат — Хасан ибн Сулейман — принимает титул «Богра-хан» и воцаряется в Баласагуне».

Как же получается? Если лев – тотем чигилей, а верблюд – тотем племени ягма, то два брата, Али ибн-Сулейман и Хасан ибн-Сулейман, представители двух разных племен? Или же они не являются братьями? Ответ кроется в неправильном понимании титулов и тотемов. Просто Али, сын Сулеймана, был более высокого ранга, чем Хасан, т.е. во время их правления хан Кашгара усилился и главенствовал над ханом Баласагуна. Такие изменения происходили всегда и везде: в какой-то период усиливался один хан, позже другой, и в соответствии с этим менялись их титулы. Так что бугра-хан, арслан-хан и кара-хан – это титулы правителей, а не имена или тотемы, как часто выдают нам некоторые ученые.

Таким образом, тегин (принц) и элик (владетель) – это титулы дворян, а бугра-хан, арслан-хан и самый высокий титул кара-хан – это ранги правителей.

Однако вернемся к основному нашему повествованию.

Великим каганом Мансур провозгласил себя потому, что захватил столицу каганата Баласагун и заявил претензии на верховную власть в каганате. И если в 403 г.х. Мансур утратил владения в Мавераннахре, то теперь он был признан сюзереном в Таразе, Тункате, Ахсикенте, Ходженте и Уструшане. Итак, монеты 405 г.х. демонстрируют несомненные успехи Мансура, которые в 406 г.х. стали еще большими, хотя начинать ему пришлось едва ли не с нуля. О.Прицак связывал их с болезнью Тоган-хана, засвидетельствованной Ибн ал-Асиром. В рукописных источниках, однако, есть известия о событиях, которые, как представляется, могли явиться более вероятной или, во всяком случае, более важной причиной успехов Мансура.

По данным Утби, Ибн ал-Асира, Ибн ал-Ибри, в конце правления Тоган-хана в его владения вторглась «со стороны Сина» огромная орда неверных и остановилась в 8 днях пути от Баласагуна. Караханидское войско вместе с добровольцами из других стран ислама двинулось на них и преследовало врага 3 месяца, пока не нанесло ему сокрушительное поражение (Бартольд, 1963а, с. 341; Агаджанов, 1969, с. 155). Описанные события Ибн ал-Асир и Ибн ал-Ибри датируют 408 г.х. Эту дату принял, например, О.Прицак (1953, с. 30), М.Н.Федоров же указал, что Ахмад не мог в то время преследовать противника из Баласагуна, уже принадлежавшего Мансуру, и счел сведения о походе Тоган-хана легендарными (1975а, с. 106-107). При этом он не объяснил, как «легенда» могла попасть в труд Утби — современника событий, в целом хорошо осведомленного о караханидских делах. Уж скорее следовало заключить, что ошибочна традиционная датировка войны с неверными, тем более что Ибн ал-Асир в другом месте приводит иную дату — 403 г.х. (Бартольд, 1963а, с. 34, прим. 4), а в сирийской версии Ибн ал-Ибри назван 1325 год селевкидской эры, который приходится частью на 1013, но в основном на 1014 г. н.э., т. е. примерно соответствует 404 г.х. (1945, с. 282)

При таком разнобое трудно сделать уверенный выбор, однако, ввиду очевидной недостоверности поздней даты (408 г.х.), лежащими ближе к истине кажутся две другие — 403 или 404 г.х. И быть может, не случайно на одном из дирхемов 405 г.х. впервые в чекане Абу-Насра Ахмада ибн-Али появляется его новая почетная кунья Абу-л-Музаффар, свидетельствующая, как представляется, о какой-то важной победе («зафар» по-арабски – победа. – авт.). Если считать датой похода против неверных 404 г.х., успехи Мансура в 405 г.х. могут быть легко объяснены: он сумел захватить ряд владений Ахмада ибн-Али, воспользовавшись продолжительным, длившимся не менее полугода отсутствием его самого и его главных военных сил.

Еще более удачным для Мансура был 406 г.х., когда к прежним владениям, где он был признан сюзереном, прибавились Чач (по-арабски Шаш), Илак, Бухара и, очевидно, Саганийан.

В следующем, 407 (1016-17 г.) в борьбу вмешался Кадыр-хан Юсуф и вторгся из Восточного Туркестана в Фергану, где завоевал Узген (дирхемы 407 г.х.). Так нумизматические материалы подтверждают рукописную версию, согласно которой под Узгеном боролись ханы и элик. В том же году враждующие стороны заключили мир.

Судя по тому, что монеты биты в 407 г.х., приходится констатировать, что в 407-408 (1016-18 гг.) власть Ахмада признавалась только в Бухаре и Самарканде. Таким образом, в ходе междоусобной борьбы, протекавшей в 405-407(1014-17 гг.), Ахмад потерял почти все подвластные ему территории, сохранив Самарканд и Бухару. Во всех остальных среднеазиатских владениях Караханидов признавалась верховная власть Мансура ибн-Али.

События 403-407 (1012-17 гг.) затронули практически весь каганат: как теперь выясняется, в них принял непосредственное участие даже владетель Восточного Туркестана Юсуф ибн-Харун. За это время политическая карта владений Караханидов менялась очень существенно, иной раз даже на протяжении одного года.

По данным рукописных источников, Ахмад ибн-Али скончался в 408 г.х. (Прицак, 1953, с. 30]. Тем самым закончилось «троецарствие», когда в каганате было сразу три хана — Тоган-хан Ахмад, Арслан-хан Мансур, Кадыр-хан Юсуф. Продолжалось оно с 405 до 408 (1017 г.). После этого сюзеренные права Арслан-хана были признаны во всех владениях Караханидов.

В пору царствования Арслан-хана только столичный Баласагун (Куз Орду), как и при Ахмаде, находился в полной власти государя, остальные владения обычно (хотя и не всегда) передавались бугра-ханам и эликам. Самым могущественным из них был элик Мухаммад ибн-Али, который в годы смут, наступивших после смерти Насра, тем или иным путем приобрел владения даже более обширные, чем у покойного элика. После смерти Ахмада ибн-Али, т.е. окончательного утверждения в каганате Арслан-хана Мансура, владения Мухаммада несколько сократились.

Крупнейшим после Мухаммада удельным правителем был его сын Ахмад, который выступает вассалом Кадыр-хана Юсуфа. Вассалом Арслан-хана в Илаке в 408-11 и 414 г. х. выступает Бори-тегин, т.е. Ибрахим ибн-Наср.

Как раз в эти времена и появился на свет будущий великий поэт, будущий хас-хаджиб и будущий мудрец Юсуф Баласагуни.

Читать продолжение

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

18-03-2016
«Знание, дающее счастье»
(28 часть)
7943

11-03-2016
«Знание, дающее счастье»
(27 часть)
6503

04-03-2016
«Знание, дающее счастье»
(26 часть)
6654

26-02-2016
«Знание, дающее счастье»
(25 часть)
6875

19-02-2016
«Знание, дающее счастье»
(24 часть)
12621

12-02-2016
«Знание, дающее счастье»
(23 часть)
8452

05-02-2016
«Знание, дающее счастье»
(22 часть)
7088

29-01-2016
«Знание, дающее счастье»
(21 часть)
8189

21-01-2016
«Знание, дающее счастье»
(20 часть)
14158

12-01-2016
«Знание, дающее счастье»
(19 часть)
15225

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×