Добавить статью
12:33 8 Декабря 2015 9398
«Знание, дающее счастье»
(15 часть)

(Читать сначала)

(Читать 14 часть)

К тысячелетию Юсуфа Баласагуни, великого поэта и мудрого учёного

В своих авторских отступлениях Юсуф Баласагуни старается держаться в рамках собственных четко выраженных принципов, которыми он руководствовался, наверное, при работе где-нибудь в канцелярии во дворце (а такое вполне могло быть, потому что ему не сразу же дали звание великого хас-хаджиба – должность министра, без опыта работы в государственной службе). Создавая свое произведение, Юсуф, убежденный в том, что «Наследство живому от мертвого — слово», говорит о вечности своего сочинения.

В народе пословица древняя есть:

«Дар сыну — отцовское имя и честь!»

Сын, имя и честь получая в награду,

В наследстве стократ обретает отраду.

Бессчетны владыке всевластья даянья,

Мой дар — этот свод, «Благодатное знанье».

Дары те не вечны — удел их таков,

А мой будет вечен во веки веков!

Что скопишь, сберешь — все уйдет незаметно,

А слава письмен неизбывна, всесветна! (стихи 110-114)

Разумом, утверждает Юсуф, бог наставил человека к благу и счастью (гл. 6), и Юсуф обращает к «умным и понимающим» (стихи 203-204) свое наставление — «нужные», по его мнению, слова (стих 185).

Творец человека меж тварей отметил,

Чтоб разумом был он и знанием светел.

Умом отличил его, разумом, словом,

Дал облик и сделал в деяньях толковым.

И да стал человек разуменьем велик,

И знаньем он многие тайны постиг.

Кому даровал бог и знанья, и разум,

Того он ко благу наставил наказом.

В науке — все благо, в познаньях — величье,

Даны божьим слугам два высших отличья. (стихи 148-152)

В начале сочинения он говорит, что «просто решил изложить свои мысли» (Юсуф Баласагунский. Благодатное знание, изд. «Наука», 1983, с. 45), и вновь напоминает об этой своей цели в конце произведения (стихи 6501-6502).

Свод его мыслей — «Знание, дающее счастье» должен обучить читающего добру:

Две доблести в муже не знают предела:

Хорошее слово и доброе дело. (стих 181)

Все описываемое в поэме «Знание, дающее счастье» зиждется на основах ортодоксального ислама и морально-нравственных предписаниях шариата — свода уложений, регулировавших юридические и морально-этические отношения мусульман.

151208madylbai Единственный след доисламской идеологии в сочинении — упоминание древнетюркского эпического героя Алп Эр Тонга, которого Юсуф отождествляет с древним легендарным героем Афрасиабом.

Среди тюркских беков есть множество славных,

Славней они многих владык предержавных.

Меж них есть прославленный муж — Алп Тонга,

И всем его слава вовек дорога.

Велик был сей избранный, доблестью славен,

Умом и премудростью был он державен.

И сколько столь доблестных, сильных и властных

Сей мир превращает в навеки безгласных!

Таджики его Афрасиабом зовут.

Когда он возглавил свой подданный люд,

Ему подобало быть мудрым и смелым,

Чтоб власть укрепить над бескрайним пределом… (стихи 276—281)

«Причиной такого отождествления является тот факт, что древнеиранский эпический герой Афрасиаб показан в Авесте как правитель Турана, а у Фирдоуси в «Шахнаме» он — предводитель тюркских племен» (Юсуф Баласагунский. Благодатное знание, изд. «Наука», 1983, с. 520), - пишет С. Иванов и делает ссылку на статью другого ученого X. Короглы. (Имеется ввиду: Короглы Х. Алп Эр Тонга и Афрасиаб по Юсуфу Баласагуни, Махмуду Кашгари и другим авторам. «Советская тюркология», 1970, № 4, сс. 108—115.)

Мы уже говорили о том, что Туран и тюркский мир — это одно и то же, а попытки их раздвоить кроятся в имперских потугах некоторых народов нетюркского или нетуранского происхождения. Про эти геополитические и религиозные проблемы мы поговорим позже, а пока вернемся к образу Алп Эр Тонга, про которого с гордостью пишут и Юсуф Баласагуни, и Махмуд Кашгари.

Неужели умер Алп Эр Тонга,

А скверный (злой) мир остался?

Не отомстило ли ему время (судьба)?

Теперь [вот] разрывается сердце.

Время подстерегло удобный случай,

Протянуло скрытую ловушку (силки)

Бека беков сбило с пути.

Если он [и] побежит, [то] как спасётся?

Дни времени торопят,

Истощают силы человека,

Лишают мир мужей.

Если он [и] побежит, будет настигнут.

Таков ведь его (времени) обычай,

Кроме того здесь – равный удел [всех] (?)

Если мир, прицелясь, пускает стрелу,

Рассекаются вершины гор.

Когда, положив стрелу на тетиву, он (мир) стреляет,

Кто сумеет противостоять [ему]?

Если он (мир), стреляя, целится в горы,

Разрывается сама её грудь.

Беки загнали своих коней.

Горе их изнурило.

Лица их пожелтели,

[Словно] их натёрли шафраном.

Мужи воют, как волки,

Крича, они разрывают [на себе] вороты.

Их голоса звенят, как у поющих.

Они рыдают [и] глаза их застилаются [слезами].

Он зажёг нутро моего сердца,

Разбередил зажившие раны.

Он заставил искать прошлые времена (сожалеть о прошлом).

Дни и ночи проходят в поисках.

Время всё ослабело,

Добродетель стала совсем редкой,

Порочные [и] дурные возросли в числе.

Бек добродетели уходит (исчезает).

Знающие [и] мудрые впали в уничижение,

Мир стиснул их тела (?) зубами.

Плоть добродетели прогнила,

[Её] волокут по земле.

(Перевод приведен из кн. И.В.Стеблева. Развитие тюркских поэтических форм в XI веке. М., 1971, сс. 151-157.)

Так оплакивается Алп Эр Тонга в книге Махмуда Кашгари «Диван лугат ат-турк». Кроме того, в книге всякое упоминание об Алп Эр Тонга сопровождается переводом его как «царь Афрасиаб». Например:

…канд – «город». Так, Кашгар называют урду канд «город проживания», потому что в нем проживал Афрасийаб, находивший приятным его воздух. Это в нижнем Сине.

Было сказано:

калңиз лайу актимиз

кандлар уза жиктимиз

фурхан авин йиктимиз

бурхан уза сижтимиз

Описывая поход на Уйгур, говорят:

«Мы обрушились на них потоком, прошли через их города, разрушили их капища и осквернили головы их идолов».

А ниже есть пояснение:

«У мусульман есть обычай при захвате города неверных испражняться на головы их идолов, чтобы принизить их» (Махмуд ал-Кашгари. «Диван лугат ат-турк», Алматы, Дайк-Пресс, 2005, с. 332-333.).

Только вот не совсем понятно, почему переводчица З.-А.М.Ауэзова пыталась везде заменить тюркскую аффрикату ч арабской аффрикатой ж, отчего смысл хаканийского (бограхановского) текста во многом изменился до неузнаваемости. Зато в пояснении очень четко сказано «испражняться» вместо выглаженного «гадить»…

Читать продолжение

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

18-03-2016
«Знание, дающее счастье»
(28 часть)
7980

11-03-2016
«Знание, дающее счастье»
(27 часть)
6534

04-03-2016
«Знание, дающее счастье»
(26 часть)
6700

26-02-2016
«Знание, дающее счастье»
(25 часть)
6925

19-02-2016
«Знание, дающее счастье»
(24 часть)
12664

12-02-2016
«Знание, дающее счастье»
(23 часть)
8486

05-02-2016
«Знание, дающее счастье»
(22 часть)
7127

29-01-2016
«Знание, дающее счастье»
(21 часть)
8227

21-01-2016
«Знание, дающее счастье»
(20 часть)
14253

12-01-2016
«Знание, дающее счастье»
(19 часть)
15288

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×