Добавить статью
11:06 25 Июля 2016 20012
Из обрядовой жизни кыргызов начала XX века: Траурные цвета
(21 часть)

(Читать сначала)

(Читать 20 часть)

160725

Траурные цвета

Кыргызы

Каракол

В прежнее время после смерти мужчины старше 50 лет траурный цвет одежды его вдовы был белым; если младше 50 лет, женщина надевала красный или черный жоолук1.

Кыдыр, бугу, Сон-Куль

Траурное одеяние вдовы пожилого человека — все черное; вдова молодого одевается в красное (без элечека).

Саяк, Кокомерен

Вдова покрывает себе голову синим или белым платком... Через лоб он повязан, например, черной лентой.

Саяк, Сон-Куль

Цвет траурной одежды женщины — черный. Один из элементов траурной одежды — черная лента поперек лба. Цвет может быть красным и белым.

Ошский р-н

Черная одежда, черный кылдроуч вокруг кибитки, дверь кошмяная — черная или зеленая.

Кайназар

Темная рубаха, синий или черный платок. Одета в черное или красное.

Тул2 и имущество покойного

Фрунзенский кантон

В кибитке после смерти почтенного человека ставят крестовину, на которую надета его лучшая одежда.

Тогузбулак

Тул. Когда умирает богатый человек, с правой стороны от төр’а3 у края жүк’а, ставят жердь, на которую надевают лучший халат покойника и его шапку — это его изображение, служащее напоминанием о нем. По юрте на натянутых веревках развешаны лучшие вещи (одежда, ткани, украшения); такие вещи можно брать взаймы, если своих не хватает. Все это в таком положении сохраняется до аша.

Ошский р-н

Тул в прежнее время клали во время аша на оседланную лошадь покойника, привязанную к кибитке.

Кайназар

Вдова (в прежние времена) целый год сидела у тула, показываясь только родным.

Ценные вещи покойного при перекочевке также везли открыто.

Солто-карамоюн

Тул — полная одежда умершего, которая вешается на алабакан в кибитке с правой стороны, где хозяин спал4, и стоит до аша.

Кайназар

Тул состоит из шапки и чапана (штаны и сапоги покойного отдают тем, кто обмывал тело), повешенных на щит, справа от жүк’а. Тут же весь конский убор и камчи покойного. Все драгоценные вещи покойного развешаны в кибитке. При кочевании тул везут на верблюде, привязав как вьюк (не вертикально). Верблюда для этого выбирают лучшего из имеющихся в стадах.

Солто-карамоюн

При перекочевках на новое место всю одежду (тул) покойного перевозят на оседланной лошади.

Тул снимают через 7-10 дней после аша, причем режут скотину и готовят угощение.

Казахи

Найман, Средний жуз

Во время аса кибитка умершего украшена всем добром на показ приходящим молиться. Когда гости уезжают, остаются ближайшие аксакалы и уговаривают вдову убрать имущество обратно в сундуки и навести в кибитке обычный порядок. Они принимают участие в этой уборке, давая указания молодежи, женщинам и др.

Жасау — имущество, вещи. Тулдау — вдовство. В течение всего года жасау висит на показ в кибитке; если боятся воров, на ночь его складывают, а днем снова развешивают.

Через определенный промежуток времени к вдове приходят женщины и уговаривают ее привести в порядок свой платок (шарши) и помогают ей в этом.

Найман-садыр

На 40-й день ставят восьмиканатную кибитку (юрту, состоящую из восьми кереге), украшают имуществом покойного, вынув все из сундуков. Вешают три занавеси: на хозяйском месте и в правой нижней четверти кибитки — опущенные, а на төр’е поднятую.

На второй день аса после скачек аксакалы снимают все развешенное имущество и складывают в сундуки, женщины протестуют5. Развешенное имущество называется сеп6. Аксакал, убирающий его, также получает подарок.

На поминках в кибитке покойного развешиваются на веревках все его вещи: одежда, седло, нагайка, оружие — как принадлежность траура, а вдова сидит у постели с распущенными волосами, окруженная причитающими женщинами.

Кыргызы

Обычай находится в настоящее время в стадии исчезновения.

...Если в доме умирает мужчина, и если это, в особенности, глава семьи, то пока не будут справлены поминки..., делается следующее. В доме или юрте умершего отгораживается занавеской угол, где на вертикально поставленную подушку надевают халат покойного, сверху кладут приготовленную для надевания чалму. Это подобие куклы и должно представлять умершего, продолжающего находиться среди своих в ожидании поминок. К уголку, где находится кукла, подходят с почтением. Один касанец (житель селения Касан в Ферганской долине. — Б.К., С.Г.) рассказывал мне, что в кыргызской семье в урочище Тоджер (в окрестностях с.Баястан) он видел такое изображение покойника, хотя прошло уже более года после его смерти. Оказывается, не смогли еще собраться, чтобы сделать соответствующие поминки

Личная лошадь покойного

Сон-Куль

Во время чон аша резали любимого коня умершего и мясо его ели вместе с другим мясом7.

Лошадь покойного пускается на свободу в табун, либо на ней едет (при кочевании) его сын или кто-нибудь из близких родственников в семье. Ее режут последней на аше, при этом читают Коран.

Солто-карамоюн

Собственная лошадь покойного со всем остальным имуществом остается в его ауле, когда вдова выходит снова замуж. Некоторые, однако, режут ее во время аша.

Казахи

Найман-садыр

Лошадь покойника стоит (на 40-й день) оседланная, покрытая его одеждой, с камчой, привешенной спереди, и шапкой, надетой на переднюю луку. Таким же образом она наряжается и при кочевании, а в обычное время ее отпускают в табун. В пути лошадь ведут за поводья. В таком же снаряжении стоит она на привязи и на второй день аса. Аксакалы приказывают взять этого коня и зарезать. Женщины, в ожидании этого, настороже и не отдают коня: держат его руками, как могут, и не отдают. Мужчины силой отбирают лошадь, женщины плачут. С коня снимают все его убранство и режут его у жер ошака. Снаряжение вносят в кибитку.

Качинцы

Прежде после смерти мужчины на его могиле закалывали его коня (на седьмой или четвертый день), шкуру вешали на стоявшую вблизи лесину (например, на кладбище сагайских улусов вешали уздечку), а тушу оставляли на съедение собакам и волкам. Седло иногда клали в могилу с покойником.

Теперь в дни поминок коня покойного держат оседланным во дворе дома, подбросив ему корм, если поминки справляются дома, или ведут на кладбище, если поминки справляются у его могилы (седьмой и 40-й дни), после чего отпускают на волю.

Буряты северные

Приготовив все необходимое к сжиганию покойника (в старые времена), собравшиеся буряты снаряжали коня для покойника, на коня надевали всю лучшую сбрую и лучшее седло. Готового коня привязывали к сэргэ — к столбу для привязывания коней. После этого покойника выносили и сажали на коня, поддерживая его с обеих сторон; коня вел за повод один из участников похорон или слуга покойника, если он у него был.

...Если покойник был так беден, что не имел коня, тогда его несли к месту сожжения на руках. Такой бесконный покойник, по мнению бурят, был осужден всю дальнейшую свою загробную жизнь проводить также без коня; поэтому всякий бурят старался приобрести к смерти коня...

...Потом все оружие и все вещи раскладывали около покойника, а иногда стрелы, лук, копье и прочие вещи ломали; коня покойника убивали, если был слуга, то убивали и его.

Коня умершего шамана Галши убивали; также убивали всех рабов, которых и сжигали на костре.

Траурное оформление кибитки

Кыргызы

Нарын

Туу — значок (знамя), указывающий на то, что в кибитке умер человек. Он состоит из шеста, на который прикреплены хвост яка или жеребенка и кусок белой материи. Его получает впоследствии выигравший первый приз на скачках на аше8.

В случае смерти кого-нибудь, по нижнему краю юрты протягивалась черная лента. Желек — белый платок, который выставлялся снаружи из кибитки на шесте — казкак (копье), установленном внутри и продетом в дыру, сделанную в кошме. Во время кочевания молодой парень несет это копье с желеком впереди, и все женщины, едущие следом, плачут и т.д. Желек сохраняется до аша.

Саяк, Сон-Куль

Желек (платок) — красный или черный, в крайнем случае, белый, если нет другого. Платок, который вывешивается, только если умерший — мужчина.

Ошский р-н

Двери кошмяной кибитки (эшик) окрашены в черный или зеленый цвет, а вокруг кибитки черный кылдроуч (бахрома).

Кайназар

Туу стоит внизу кибитки справа: ак, если покойник был стар, кызыл туу — если молодой.

Туу — копье (найза) покойного, под наконечником которого хвост яка. Во время кочевания его везет близкая подруга вдовы подле нее, в то время как та плачет. После аша туу ломают и сжигают в кемеге, где варили мясо для поминок.

Казахи

Найман-садыр

На 40-й день пику покойника выставляют, проткнув сквозь кошму наружу справа в нижней четверти кибитки, притом, если покойник был старый, с белым платком на конце, если молодой — с красным. Во время перекочевки кто-нибудь из девушек и молодух, едущих впереди каравана, несет найзу (копье).

На второй день аса после скачек аксакалы приходят в кибитку к вдовам и ломают копье.

Сосновое древко копья ломают, взяв изнутри кибитки рукой у верха, другой, ухватив ниже, тянут к себе. Верхняя половина копья падает снаружи и оставляется там на произвол судьбы (идет на топливо), а платок, привязанный к концу копья, берет кто-нибудь из женщин. На могилу копья на ставят. Тому, кто сломал копье, дают в подарок шубу9.

Кыргызы

По сообщению Е.А.Александрова, над юртой покойника в течение целого года висит черный платок.

Казахи

На аше над юртой, где помещается байбиче с детьми..., поднимают знамя умершего; если есть жалованное ханом — то это знамя, если нет — то собственное.


1 О семантике цветов траурной одежды у кыргызов, казахов, таджиков см. Баялиева T.Д. Указ. соч. С. 6 9—70; Писарчик А.К. Смерть... С. 161; Толеубаев А.Т. Указ. соч. С. 105-106.

2 Тул — символическое изображение покойного во время траура (до одного года) в виде куклы (крестовины или подушки, одетых в одежды покойного) — очень древний институт в погребально-поминальной обрядности и известен многим народам мира (Абрамзон С.М. Кыргызы... С. 328-337; Шишло Б.П. Среднеазиатский тул и его сибирские параллели / / Домусульманские верования и обряды в Средней Азии. М., 1975; Басилов В.Н., Кармышева Дж.Х. Указ. соч. С. 259-260; Толеубаев А.Т. Указ. соч. С. 106—112). Предполагается, что «кукла» является вместилищем души покойного (вернее, вместилищем является одежда, в которую она одета) и потому она (кукла) является временным заместителем покойного на земле.

Роль заместителя покойного играют и его копье, выставленное из юрты с траурным «флагом» (см. ниже), и любимый конь, и одежда, развешиваемая в юрте {Шишло Б.П. Указ. соч. С. 249; Толеубаев А.Т. Указ. соч. С. 109). Думается, эту роль играет и траурный посох, на который опираются оплакивающие покойного. На эту мысль наводят следующие сведения: 1) после смерти мужа казашка шила тряпичную куклу, перед которой она ежедневно плачет и причитает, а вечером кладет с собой в постель {Потанин Г.Н. Очерки северо-западной Монголии. СПб., 1883. Вып. IV. С. 99); 2) у хакасов вдова каждый вечер в течение траурного периода укладывала траурный посох рядом с собой {Усманова М .С . Хакасы / / Семейная обрядность народов Сибири. Опыт сравнительного изучения. М., 1986. С. 113).

Возникновение института «временного заместителя покойного» С.М.Абрамзон связывает с культом предков {Абрамзон С.М. Кыргызы... С. 335—337). С ним полемизирует Б.П.Шишло, который считает, что возникновение тула связано не с культом предков, а лишь с идеей страха перед умершим, о чем свидетельствует, по его мнению, уничтожение тула (и куклы, и копья) в годовщину смерти, что означает окончательный разрыв между умершим и живым {Шишло Б.П. Указ. соч. С. 257-258).

Не вступая в полемику, нам, тем не менее, хотелось обратить внимание на аналогию, которую проводит Б.П. Шишло между кыргызско-казахским обычаем преломлять после окончания траура копье и деревянные части тула и сжигать их, и австралийским обрядом преломления костей покойника, после чего дух покойника навсегда возвращается в место пребывания других духов, где ему и следовало находиться (Шишло Б.П. Указ. соч. С. 257).

В связи с этим вспомним, что у многих народов древности было совершенно определенное представление о костях животного и человека: сохраненные в целости (не преломленные и не разрубленные), они имеют способность обрастать мясом и возрождаться. Уничтоженные же кости — верный способ добиться полного небытия животного или человека (Фрэзер Дж. Указ. соч. С. 58 7—588; Традиционное мировоззрение тюрков. II. С. 67—68). Если необходимо было навсегда искоренить вражеский род, то мало было его убить, надо было уничтожить, изрубить его кости. Значит, австралийцы преломляли кости покойного, а казахи и кыргызы (и другие тюркские народы) пику покойного и деревянные части тула, символизирующие костяк покойного с тем, чтобы он (покойник) больше не бродил по земле и не вредил оставшимся живым родственникам. Значит, движущей силой в этих действиях был страх. И в этом Б.П.Шишло был, видимо, прав.

С другой стороны, сжигание костей — это не только полное уничтожение их владельца, но и пережиток древнего способа погребения покойника и единственная возможность отправить душу его с дымом огня наверх (Потапов Л.П. Очерки... С. 373; Традиционное мировоззрение тюрков. II. С. 69). А это имеет отношение к культу предков. Скорее всего, мы имеем дело с контаминацией двух разных причин возникновения данного обряда, а потому правы оба ученых.

3 Т.е. там, где лежал покойник.

4 Видимо, сторона в юрте определяется в данном случае от входа. К.К.Юдахин указывал, что тул устанавливали над местом супружеского ложа (Юдахин К.К. Указ. соч. С. 764), а А.Т.Толеубаев — на самом төр’е (Толеубаев А.Т. Указ. соч. С. 154).

5 Как протестуют они и при переламывании копья, поскольку вещи, как уже говорилось, тоже являются вместилищем души покойного и играют роль временного заместителя покойного. И женщины не хотят расставаться пусть даже с заместителем покойного.

6 Сеп — одним из значений этого слова в современном кыргызском языке является «приданое невесть». О том, что раньше так назывались и личные вещи покойного (которые, как мы видим, так же как и приданое невесты, развешивались для обозрения), знают немногие информаторы. Забылось. Не отмечено это и в словаре К.К.Юдахина. Не случайно Ф.А.Фиельструп поставил в скобках знак вопроса.

7 О роли коня в погребальной поминальной обрядности см.: Толеубаев А.Т. Указ. соч. С. 137-148.

8 Туу — копье покойного или шест с платком на конце не только знак, указывающий на то, что в доме покойник, но такой же временный заместитель покойного, как и одежда его, и тул, и любимый конь. Цвет платка на копье указывает на возраст умершего: белый — значит умер старый или пожилой человек, черный — человек средних лет (т.е. человек с черной бородой), красный — молодой человек (Баялиева Т.Д. Указ. соч. С. 70; Симаков Г.Н. Общественные функции... С. 142; Басилов В.Н., Кармышева Дж.Х. Указ. соч. С. 259; Толеубаев А.Т. Указ. соч. С. 105). Казахский этнограф конца XIX-начала XX в. К.Халиди (1846-1913) о цвете флага пишет следующее: «Если умер молодой человек, флаг делают из красного полотна, если старый, то из белого, если же это был человек средних лет, то флаг делают двухцветный: одну сторону из черного, другую — из красного или белого полотна. Этот знак характерен для простонародья. Представители же сословия тюре водружают флаг в соответствии со своим знаменем: если тюре при жизни носил красное знамя, то после смерти по нем поднимают красное знамя, если же носил белое или синее знамя, то и кончина его знаменуется белым или синим знаменем, причем старые и молодые не различаются. Какого бы цвета ни был флаг, водруженный по покойнику, его называют «кара» —черное, т.е. знак печали, наступления «черного» дня (для утративших близкого)». —Халиди К. Очерки истории пяти восточных народов (Таварих-и хамса-йи шарки). Казань, 1910. С. 492 (Рукописный перевод с татарского Дж.Кармышевой).

Г.Н.Симаков считает, что генетически ту (туг) восходит к мировому древу (Симаков Г.Н. Соколиная охота и культ хищных птиц в Средней Азии. Ритуальный и практический аспекты. СПб., 1998. С. 277).

9 У казахов переломивший копье (а это был заранее назначенный человек) должен был стать мужем вдовы (Толеубаев А.Т. Указ. соч. С. 167).


Читать продолжение

Федор Артурович Фиельструп (19.02.1889-07.12.1933) – российский, а затем советский ученый-этнограф. Один из первых специалистов-этнографов, изучавших кыргызов центрального Тянь-Шаня. Закончил романо-германское отделение историко-филологического факультета Санкт-Петербургского университета. Член Комиссии по изучению племенного состава населения СССР и сопредельных стран Академии наук СССР. Материалы этой Комиссии должны были послужить основой для проведения национального размежевания СССР. С экспедициями он объездил огромную территорию СССР (от Приуралья до Ферганской долины и от Алтая до Кавказа и Крыма). В результате этих поездок ученый собрал большой фактический материал по этнографии различных тюркских народов страны, особенно казахов и кыргызов.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Добавить статью

Другие статьи автора

25-01-2017
Из обрядовой жизни кыргызов начала XX века: Прочие обычаи
(39 часть)
25764

07-01-2017
Из обрядовой жизни кыргызов начала XX века: Игры
(38 часть)
12306

27-12-2016
Из обрядовой жизни кыргызов начала XX века: Развлечения - как проводили шерине 100 лет назад
(37 часть)
17040

21-12-2016
Из обрядовой жизни кыргызов начала XX века: Жертвоприношения, празднества, магические действия
(36 часть)
11565

08-12-2016
Из обрядовой жизни кыргызов начала XX века: «Несчастливые» дни недели
(35 часть)
9469

29-11-2016
Из обрядовой жизни кыргызов начала XX века: Названия месяцев
(34 часть)
25005

18-11-2016
Из обрядовой жизни кыргызов начала XX века: Календарь и астрономия. Новый год
(33 часть)
41853

11-11-2016
Из обрядовой жизни кыргызов начала XX века: Врачевание
(32 часть)
12396

04-11-2016
Из обрядовой жизни кыргызов начала XX века: Земледелие и охота
(31 часть)
20766

26-10-2016
Из обрядовой жизни кыргызов начала XX века: Обряды, связанные с хозяйственным бытом. Скотоводство
(30 часть)
26221

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.

×